Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Образы зверей





Героический эпос станет более понятным, если глубже понять окружение человека, как наше производное.

Разводное, разношерстное царство зверей, разноголосое, разноперое царство птиц населяет обступающие человека леса, луга, поля, реки. Живое слово отразило мельчайшую подробность, до прозрачности все особенности этого мира, отражающего все нюансы сути человека. Мы — люди, можем понять себя через этот зависимый от нашего сознания мир, прочитать нужно только более мудро наследие нашего народа, легко оставленного в сказках–преданиях, песнях, пословицах, загадках, поговорках, образах народно–прикладного творчества. Величаво–спокойно идет в них сказ о таинственном мире, выступающем из дымки веков. Это богатырский Дух Оратая — Даждьбога — Микулы Селяниновича, дышащего Духом с Матерью–Землею. Облетая на крыльях живучего слова светло–русский простор, переходя из одних сказов, песен, поговорок и загадок в другие, видоизменяясь сообразно с воззрением, бытом–обиходом народа, приобретали они пестро цветную окраску. Никакие рогатки–заставы не смогли перегородить этого речения, не смогли заказать путь–дороженьку, идущую из сердца в сердце.

На Руси самые большие и сильные животные — очень красивые, умные. Их любит, уважает народ. О медведе, волке сложено немало сказок, загадок, их образы живут в образах былинных богатырей. Раскопки на берегах Волги говорят о том, что в этих краях когда–то жили и слоны, и зебры, но народ не оставил в памяти о них след. Даже такие красивые животные, как уссурийский тигр или рысь, не оставили следа в сказах, преданиях.

В образах растений, птиц, животных, живущих в сказах, былинах, песнях, вышивке, кружевах, росписи, резьбе и др. видах творчества открывается Творец, отражена любовь человека к проявлению вездесущего вселенского Духа.

Цельность божественного Духа человека живет в окружении своими составными элементами, т.е. состояние определенного растения, птицы, животного несет определенный элемент (дух) человеческой природы, более того, не является самостоятельным от природы человека, а есть отражение его эмоциональных выплесков.



Священными животными были конь, вол. Символом жизни, опорой того, чем был дух Отчизны, был конь. Это сила, несущая Свет разума. Солнце выезжает на колесе, запряженном огнедышащими конями. Бык — это сила Солнца. На православных иконах мы можем видеть красный ромб, символизирующий четыре стороны света и по углам изображение орла, быка, льва и священной книги знаний. Египетский сфинкс, у которого голова льва, крылья орла и ноги быка, отражает светопоклонение. В древней русской песне пели наши предки когда–то знаемое, поют ее и современники, хотя глубина остается сама при себе:

Под небом голубым

Есть город золотой

С прозрачными воротами

И яркою звездой.

А в городе том сад,

Все травы да цветы,

Гуляют там животные

Невиданной красы.

Тебя там встретит огнегривый Лев

И синий Вол, исполненный очей,

С ними золотой Орел небесный,

Чей так светел взор незабываемый.

Пчелы у славян считаются священными, отражая чистоту бескорыстия, трудолюбия, организованности, знания своего места в Природе. Все, что они делают, разумно, свято, опрятно, свое дело делают и никому ничем не мешают. А сколько пользы дают!

Дуб — сила Перуна, ясень — наша сторона, которую росичи называли Ясуней. Клен и липа— состояние союза семейного: клен имеет благодетельную силу, это дерево величается во время великих праздников, лист клена имеет целительное свойство. Священными деревьями были орех, береза, говорящая о чистоте, нежности, кротости Матери–Природы.

Все животные, все, даже самые мельчайшие существа, отражают состояние людей. Разрываясь на составные, выплескиваются энергетические волны нездоровых качеств людей: жадность и лень, самодовольство и стяжательство, страх, лицемерие, которые предопределяют появление нехороших животных и растений. И не животные предвещают голод, пожары и другие стихии, а природа предупреждает, что люди наплодили нездоровые качества в себе, усилили плохое в своем окружении — в животном мире.

Наши волшебные сказки усиливают хорошее в людях. Сосредотачивать внимание на больных качествах — это усиливать их, утверждать фиксацией образ в своем теле и в теле тех, кому рассказывается нехорошее. Детям нужно читать сказки, загадки, пословицы на развертывание действия, вводя в энергетический пласт животворящих начал в природе. Они есть в ноосфере Земли, нужно только занавес отодвинуть, а еще точнее — просто вывести ребятишек на воздух без нахлобучек, условностей — в хорошее, светлое вечное! Телепередачи заполонены любованием, подражанием. Обезьяны, крокодилы, змеи и пр. врываются в резонансные волны, воспринимаемые людьми. Перед человеческим же лицом должно стоять все самое лучшее, что есть в природе, Это значит, что отпустить “зверя” надо внутри себя, как это сделал Иван–царевич.

Волшебные сказки — это древний, более природный пласт мышления народа, сказки о животных — это сказ о времени, в котором поплелась за человеком зависимость. Например, сказка о глупости волка, оставившего хвост в проруби, не совсем адекватна сказу об истинной силе и дивной красоте волка. Сказки — это временное мнение о каком–то предметном событии, и не следует нагружать сознание детей сведениями о пороках людей. Сказки о зверях — это сказы, басни для взрослых о конкретных ситуациях.



Все превращения в сказках — это перетекание сил из одного начала в другое во всем многообрааии природы, ее волшебных превращений: то юноша, обучившись у чародея, теперь улетает от него, оборачиваясь соколом, бежит борзою собакой, скачет жеребцом. Жеребец, пойманный и запертый чародеем в неволе, сбрасывает узду, оборачивается гончим псом, за ним гонится волк, затем пес перекидывается медведем, волк — львом, медведь улетает белым лебедем, а теперь уже лев за ним ясным соколом. Река течет, в нее падает молодец лебедем и оборачивается ершом, чародей соколом гонится за ним щукою. Ерш выскакивает из воды, оборачивается кольцом, его находит царевна, снимает и роняет его, оно рассыпается на зернышки, чародей уже петух, клюет его, одно укрывает царевна ножкой. Золотое зернышко, семечко превращается в молодца, он соколом на петуха налетел, развеял перья его по свету.

Мудрый педагог, научившись видеть в сказках реальную действительность, введет детей в мир этих чудных превращений, и ребенок, попадая в ту или иную ситуацию, сможет жить по своему разумению, быть в ней быстрым конем, зорким ясен соколом, сильным буй–туром, смелым волком, быть и себе, и людям зернышком и рождать в себе все новое, встречать зори, выходить в чисто поле, светить звездочками, наливаться яблочками в райском саду своей сторонки... Ребенок, узнавая, что можно вести в Природе разговор, сердцем начнет прислушиваться к говору птиц, зверей, рыб и сможет научиться понимать их речи, говорить с ними. Древние считали, что в дни зимних святок домашние животные говорят между собой, а пчелы во всякое время могут общаться с маткой. Если человек по настоящему заговорит с животными, птицами, деревьями, мы сердцем сможем услышать ответ в свисте ветра, в шепоте листьев, в плеске волн, пении птиц, реве животных. Но таинственный разговор доступен лишь вещим людям.

Народ мало говорит про все царство звериное, птичье огулом — у него о каждом на особицу: “Знают и зверя по шерсти: как человеку человека по обличью не распознать?” “По когтям да по зубам зверей знать, а человека по глазам видать!” Но есть и строгое определение и сознательно справедливое понимание того, что звери относятся друг к другу сообразно качествам, которые они взяли от человека бессознательно, но человек, как разумная сущность, часто поступает как зверь — эмоционально. “Зверь зверю — человек, человек человеку — зверь!” “Зверье трескучее(порскучее) — Божье стадо!” “Пастух всем зверям — Егорий!” “Без Егория и зверю с голоду пропасть” “Хранит бог и дикого зверя!” “У бога всякого корму много: Бог наделил — кого хлебцем, кого хлебушкой — не за что ему и зверя лесного обделить: ни хлебом, так травой накормит, травы кто не ест — другим зверем, птицей!” Эти пословицы говорят о великой сознательной любви народа к своему миру.

Конь

В давних сказаниях в образе коня и звездный полет, и ветры буйные, облетающие всю “подсолнечную — всю подселенную” от моря и до моря. Громовой гул — ржание небесное. “Стукотит, гуркотит — сто коней бежит!” “У матушки жеребец — всему миру не сдержать! У матушки коробья — всему миру не скатать!” — жеребец и дороги.

В нашей Отчизне есть могучий энергоемкий пласт знаний, наработанный реальным жизненным опытом. Входя в эти знания через слово, за которым сильномогучие образы, мы можем быть защищены сами, защитить других. Мощный пласт древних истинных знаний — это богатырский конь, стоящий на цепях в глубокой пещере. Он может унести через леса и горы туда, куда направит его смелая рука умного богатыря. Этого коня дал Даждьбогу сам Праотец Сварог.

“Призвала Рось Сварога небесного. Трое суток тот камень обтесывал, бил по камню горючему молотом. Так родился Даждьбог Тарх Перунович. Его ноженьки все серебряные, его руки — в червоном золоте, и горит во лбу Солнце Красное, а в затылке сияет Месяц, по косицам его — звезды частые, за ушами его — зори ясные.

И сказал тогда Праотец Сварог:

Нужен конь Даждьбогу прекрасному, чтобы бегал быстрее ветра, чтоб летал он быстрее птицы, чтобы мог тот конь целый год скакать! Ты ступай, Даждьбог, ко высоким горам, ты ступай к пещере глубокой. За двенадцатью дверями железными, за двенадцатью запорами медными в той пещере прикован конь. Разломай те двери железные — конь услышит тебя и сорвется с цепей, удержать тогда ты коня сумей!

И пошел Даждьбог ко высоким горам, и нашел пещеру глубокую, стал разламывать дверь железную. И услышал Даждьбога в пещере конь и,заржав, сорвался с цепей своих, и хотел на волюшку вырваться. На коня вскочил удалой Даждьбог, обуздал его и оседлывал.

И спросил Даждьбог:

“Кто меня сильней? И хитрей меня? Есть быстрее ли конь — моего коня?”

В конюшне при храме Световита стоял белый Световидов конь, без единой темной волосинки, на котором выезжал только главный волхв. Если конь — олицетворение несущей идеи был так бел, то можно представить в какой светлой чистоте держали наши предки свои помыслы — чтобы и волосинки темной не было. Гриву и хвост не свивали — Конь был свободен. Не должно было и частою ездою унижать белого коня. Объезжал его только главный волхв, глава рода. Это был конь, служивший для прорицания. Перед какой–либо угрозой, битвой волхвы приходили утром в конюшню к коню и смотрели в каком он виде: уставший ли, потный или бодрый. Если конь был в пене, изнурен, то волхвы говорили, что битве быть трудной. Порой даже отодвигались походы или битвы. Перед воинским походом коня, украшенного зелеными ветвями, проводили через копья, воткнутые в землю, накрест одно к другому. Если конь, перепрыгивая, поднимал правую ногу, то это было счастливым предзнаменованием. При благоприятном предзнаменовании приступали к замышленному, если же конь спотыкался, то намерения оставляли, советовались.

Конь, кон, конец — древнерусское “начало”, “обычай”, “предел”, “очертание”. Слова с подобной основой подобное значение имеют во многих языках, в том числе и в индийском. “Молодой”– ср. ирл. “происхожу”, “возникаю”. Конь — опора, дух предков, Отчизна! Лошадь — слово не русское — “ложь”. Быстрота движения называется людьми птицей, конем, санями, стрелою, ветром, рыбкой. Быстрота претворения задуманного на основе силы заслуг олицетворяется с конем. Все едино во Вселенной, хотя и неповторимо. Солнце мчится на белом коне в золотой колеснице, а человек его к этому побуждает, и круг его действий разнится по силе мысли, разворачивающейся во времени и пространстве. Кони — это дни и то, чем они заполнены — это энергетика содеянного, а не математический отчет времени. Во многих сказах — светлая сила выезжает на белом коне, неведомая на вороном. На белом коне мчит Златокудрый Световид, затем Светлояр — Ярила. На вороных конях мчит Стрибог — ветер перемен, и все буйные ветры — стрибожьи внуки. Само Солнце — то “небесный конь”, объезжающий Небо, то златокудрый Бог, то златоволосая Богиня или царевна, разъезжающая в золоченой карете, запряженной парой светоносных — белых или бриллиантовых, а то и огнепламенных коней.

Конь считался на Руси созданием Белбога — стихий света и, когда человек начал поляризовать мир, Чернобогом — стихией теней. Белый конь — детище Белбога, вороной — детище Чернобога. Обежит белый конь — день на дворе, вороной конь обежит — ночь пришла. “Ни стуку, ни грюку — сивый конь на дворе!” В сказке мимо Василисы Премудрой, идущей добывать огонь, едут молча три прекрасных всадника: первый — белый, и конь под ним белый, и сбруя на коне белая — стало рассветать. Так проехал мимо нее молча красный всадник — встало Солнце, затем темный всадник — Яга рассказала девице, что это были день ясный, Солнце Красное и Ночь темная. Если бы девица не к бабе Яге, старой Йоге шла, а искала это внутри круга своих действий, она бы не разделяла жизнь на день и ночь и не проехали бы мимо прекрасные солнечные дни. Едут дни не спеша, видеть их красоту, их движение — не пройти бы человеку по жизни мимо дней золотых. Сколько людей пожалело о том, что молодость прошла.

Кони выводили не только смену дня, но и пору года. 12(25дека бря, грудня) Солнце поворачивает на Лето и наряжается по–праздничному: в сарафан и кокошник — смотрится в цветущую пору. Едет Солнце Зимой на белых конях, Стремительный бег дней, наполненность их смыслом — это Отцом данные кони. Несутся белые кони добрых перемен, высокие горы перемахивая, дремоту лесов жарким пламенем дыхания своего освежая. Крестьяне, например, примечали, что погода часто меняется в весеннюю или осеннюю пору: “Весна да Осень ездят на пегой кобыле”. У славянских народов на Сивом коне появляется Сивый бог к Зиме. Встреча Сивого — Рода, Деда была самым знаменательным событием. Его ждали у каждых ворот, возле которых стояли снеговики с носом — Ярилой, а на голове бездна — ведро (ведро без дна). На воз выносили дары Сивому все лучшее, что родила Земля благодаря прошедшей Зиме, ее силам.

На тройке белых коней мчит Красавица Зима. На белом коне возвращается Весна– Жива, едет коляда в “малеваном возочку”. Когда шло хмурое время, пели, что ехала коляда на “вороном”.

На Купалу, при повороте на Зиму, Солнце выезжает из своих чертогов на трех конях — серебряном, золотом и алмазном, пляшет, рассыпая далеко вокруг свои лучи. Солнце и впрямь то“присаживается”, то “приподнимается” — как пляшет.

Буйные ветры, бегущие облака, грозовые тучи, сверкающие молнии, отражающие быструю перемену состояния Природы на Земле — это и есть переменные кони.

У батюшки жеребец

Всему миру не сковать,

У матушки столечник

Всему миру не сорвать,

У сестрицы ширинка –

Всему миру не скатать.

Батюшка — Бог, жеребец — ветер, мысль, столечник (скатерть) — снежные покровы на Земле, сестрица — сердечность, ширинка (платки) — дороги.

Слова конь и кон — это действительно однокоренные слова, означающие в словесных языках коня как состояние,”достигающее предела”, до конца, полностью, свершение. Танец кондачек — это движения, отражающие динамизм, полет, смелость, резвость, характерные и для состояния коня; “с кондачка” — “наскоком”; конки — это ледяные, устроенные у реки жерди для катания, благодаря катанию на которых человек становится смелым, сильным, быстрым в решениях и их осуществлении. Даже слово коньяк из этой группы слова, как крепкий напиток, настоянный в дубовой бочке. Но в духовном древе понимание напиток — это знания.

Конь — это знания, это Отчизна, вековые заслуги предков, одухотворенное жизнетворчество народа, неукротимый полет времени, наполнение несущими Свет деяниями. Все это и есть Земля, мчащаяся во Вселенной. Северную Полярную Звезду называют Прикол–звезда, на Руси — Кол–звезда, в Киргизии — Темир–козик, что означает “железный кол”. Прикол — это железный кол с кольцом, к которому привязывают коня на аркане, если хотят пустить его погулять. Три маленькие звездочки четвертой величины из группы Малой Медведицы, идущие дугой в сторону от Полярной звезды, киргизы понимают за аркан, идущий от Прикола. Следующие за ними две звезды второй и третьей величины считают за двух иноходцев. А семь больших и малых звезд, составляющих группу Большой Медведицы — за семь караульщиков. Росы о Большой Медведице говорят Воз, Возница, в некоторых местах — Стожары. Как бы не свершала Земля свое верчение, а Полярная звезда — ее Прикол всегда на одном месте. По ней ориентируются путешественники в море, степи, лесу. Вектор Северного полюса Земли направлен на Полярную звезду, летящую во Вселенной. Ладу росичи называли конем.

Полуконь — Полкан охранял солнечных коней Световида, коней богов Солнца или богов–Громовержцев. Полукони: Конек–горбунок, Сивка–бурка.

Сивка–Бурка — это сам Род Седой, Сивый. Это та энергия человеческих чувств, что очень сильно струится сивым серебром, но пока незаметно, т.к. мчится на невероятных скоростях в теле, вокруг тела и вокруг Вселенной. Предмет этого разговора мало известен современнику, но вполне доказуем и хорошо известен древним, т.к. ими и рожден. Бурка, бурая, рудая, руда — это кровь, которую рождает энергия мысли, которую мысль влечет по жилам — рекам — речам для свершения действа, клубком серебристой, блистающей, сияющей, вибрирующей энергии мысли является человек в своей природной активности, заслуженной его родом в веках. Бурка, бур, бурение и есть волновой спиралевидный поток жизни, которая и есть — крылатые кони с серебряной шерстью, с золотой гривою, золотым хвостом. Это снег, это кобылица, обегающая каждый день весь белый свет: как пьет она — на море волны ходят, как чешется — вековые дубы падают. Образы Сивки–Бурки и других богатырских коней через сказки поддерживают в народе высоту сознания. Эти знания сохранились, пролетели через многие века из уст в уста, из глаз в глаза, из сердца в сердце потому, что за словами энергоемкая образная сила, Явь событий: “Конь бежит — Земля дрожит, из очей искры сыплются, из ноздрей дым столбом, из заду головешки валятся”. А как садится на коня сильномогучий богатырь и бьет его по крутым бедрам, добрый конь осерчается, от Сырой Земли отделяется, поднимается выше лесу стоячего, что потяже облака ходячего, из ноздрей огонь пышет, из ушей дым столбом, следом горячие головешки летят, горы и долы промеж ног пропускает, малые реки хвостом застилает, широкие — перепрыгивает. Или: “Зашумели ветры, заблистали молнии, затопали копыта, задрожала Земля — и показался конь из коней, летит, как вихрь, из ноздрей пламя, из очей искры сыплются, из ушей дым валит...”

Былины об Илье Муромце — Перуне, который есть исток и начало человеческого мужества, но который, попав в зависимое положение, ведут сказ о том, что свою идею, свою опору настоящий богатырь пестует сам. Не перебирает русский человек, что лучше, а принимает в Природе информацию о текущих событиях с мудростью древней и преобразует жизнь сознательными делами.

Пошел Илья в раздольице чистое поле.

Видит: мужик ведет жеребчика немудрого,

Бурого жеребчика косматенького,

Покупал Илья того жеребчика,

Что запросил мужик, то и дал;

Ставил жеребчика в сруб на три месяца,

Кормил его пшеном белояровым,

Поил свежей ключевой водой;

И прошло поры– времени три месяца,

Стал Илья жеребчика по три ночи в саду поваживать:

В три росы его выкатывал,

Подводил ко тыну высокому,

И стал Бурушко через тын перескакивать,

И в ту сторону, и в другую сторону

Тут Илья Муромец седлал добра коня, зауздывал,

Брал у батюшки, у матушки

Прощеньице–благословеньице

И поехал в раздольице чисто поле.

Бурого коня дедового седлает и Добрыня, снаряжаясь выручать княжну молодую Забаву, украденную Змеем. Каждое слово о снаряжении Добрыни — это ведический смысл разворачивающихся событий, не имеющих временных границ — это программа действий, в которых должно быть задействовано все самое лучшее: знания, упорядоченность действий, осторожность, мягкость и строгость, опора на духовные традиции:

И вставал по утру ранешенько,

Умывался да он белешенько,

Снаряжался да он хорошохонько.

Да йдет он на конюшню на стоялую,

А берет в руки узду он да тесьмяную,

А берет он дедушкова да ведь добра коня.

Он коня Бурка питьем медвяным,

Он поил пшеной да белояровой,

Он седлал Бурка в седелышко Черкасское,

Он потнички да клал на потнички,

Он на потнички да кладет войлочки,

Клал на войлочки Черкасское седелышко,

Всех подтягивал двенадцать тугих подпругов,

Он тринадцатый–то клал ради крепости,

Чтоб добрый конь–то с под седла не выскочил,

Добра молодца в чистом поле не вырутил,

Подпруги были шелковые,

А шпеньки у подпруг все булатные,

Пряшки у седла да красна золота —

Тот шелк не рвется, да булат не трется,

Красно золото не ржавеет,

Молодец–то на коне сидит да сам не стареет.

“Данило Игнатьевич и его сын Михайло Данилович”.

Идея отца и сына по житейски природно звучит в былине. Мягко доверительно народ говорит о том, что Владимир отказался от Даждьбога, Перуна, называет народ нового Бога Данилой т.е. данным. Богатырь Данило уходит в монастырь замаливать грехи, а на арену в тяжкую для Отчизны годину выходит сын богатыря Михайло. Христианство принесло свои идеи, но дух народа возродил и в них своего Перуна в сердцах богатырей. “Узнал неверный царь о том, что нет уже в Киеве могучего богатыря Данилы, двинулся под Киев несметными ордами”... Мало поддержки богатырю от монастырского угодника, но все же крикнул отец вдогонку: “Вернись мой сын! Возьми мое благословение. Слушай, что скажу тебе. Как выедешь в чистое поле да будешь близ большого холма, крикни сколько хватит голосу: “ Приди сюда, Бурушка, конь добрый! Служил ты батюшке моему верою–правдою — послужи теперь мне, Михайлушке”, прибежит к тебе на голос Бурушка. Как будешь ты стоять на высокой горе — отмерь от Бурушки пять аршин и разрой землю на том месте: в земле найдешь для доброго коня золотую богатую збрую.”. Эта быль всегда, во всякое время актуальна. Сивка Бурка — Сивый Род всегда придет на помощь разуму, внемлющему Небесам.

Опору в жизни ищи сам в себе, ее несет богатырская сила воды на Земле. Человек родился из нее, вышел из нее, она — Дух Земли, неразрывное, неотделимое. В ней огонь жизни, молодость, красота. Этот Огонь жизни в источниках и реках, и народ уподобляет ему быстрый бег коня. Глубокие места в реках называют быстрицами. “Що бiжить без повода?” — Ответ: “Вода!” “Между гор бежит конь вороной” (ручей, река среди крутых берегов). “Бежит конь промеж гор — скубом сбит, ковром покрыт”, (река подо льдом).

Резонанс с божественными силами природы, с идеей, несущейся златогривым конем, поможет выскочить из горячего в холодное, а из холодного — краше прежнего, чтобы жить поживать и добра наживать — добра сердечного, заслуг перед богом и людьми. Ветры — это колебания в мышлении людей, создающие бури в обществе, молнии — сверкание увлекающей идеи, которая проносится над дебрями сознания, перепрыгивает речи — разговоры.

А головешки сжигают тлен, возжигают огонь жизни в тех, кто рождает светом мыслей дневные события. Нравственность — это и есть тот конь, который помогает искупаться в горячем молоке Небес. Сама небесная корова поит наших звездных коней своим молоком — это Млечный путь, к которому мчится из нашего сердца одухотворенная природой мысль, и снова освещенная Духом Святым, возвращается в сердце, подавая ему радостную весть Творца.

Вечная сила заслуг Перуна — его конь под стать богатырю, он помогает во всех битвах с лютыми змеями: “Не столько богатырь мечом рубит, сколько конем топчет” или “Много богатырь мечом рубит, а вдвое того его добрый конь копытами побивает”. “Куда конь повернет — там улица”.

Если хитрые люди пытаются поднять силу изумрудного змея — старые знания, опаляют ими мозг, русский богатырь топчет змея копытами коня. Русский человек всегда почитал Бога в себе превыше всего, а себя — человека — сыном Рода, Богочеловеком и возносился мыслями чистыми, лучистыми, сияющими к Роду, Творцу, к Отцу Сыном. Между ними был Дух Святой, а не змей. И сам Даждьбог, и его внуки — правнуки — сыновья Кия — богатыри русские находят жеребцов или внутри гор, или в глубоких подземельях, которые веками стоят за двенадцатью железными дверями, за двенадцатью железными замками, на двенадцати цепях прикованные. Когда своих коней по подсказке самого Рода находят богатыри, кони их сразу признают, их топот и ржание потрясает все царство. Богатырские кони мудрые, вещие. Порой они сами подбегают к добрым молодцам на распутье дорог и предлагают сослужить службу верную: они не только уводят своих богатырей от ворогов, стерегут покой хозяина, приводят его к источникам с живой водой. Неизменный спутник сильно–могучего русского богатыря вместе с ним охраняет Русь от великой наносной беды. Кони эти “верные”, “добрые”, “борзые”, “товарищи в поле ратном”, и у каждого богатыря — под свою особую стать. “Ретивой” конь Ильи Муромца “осержается”, прочь от Земли отделяется: он и скачет выше дерева стоячего, чуть пониже облака ходячего”. О Добрынином статном коне сказители говорят особенно ласково: “ Как не ясный сокол в перелет летит: добрый молодец перегон гонит...” Куды конь летит, туды ископыть стает, и мелки броды перешагивал, и речки широки перескакивал, а озера — болота вокруг ехал!” А под копытами Святогорова коня и крепкая Мать–Сыра–Земля дрожмя дрожит. Откормлен конь Алеши Поповича, “завидущего бабьего прелестника”. У Оратая–пахаря Микулы Селяниновича лошадка “соловенька”. Изо всех коней в сказках выделяется “Сивка–бурка, вещий каурка”.

Кони богатырские Богом наделены не только необыкновенной силой–мочью, но и вещими голосами, разумением, помогали богатырям в одержании побед. Неизменный спутник богатырей русских — “добрый конь — стоит подле раненного товарищем в поле ратном”, бьет копытом, будто вымолвить хочет:

Ты вставай, вставай, удал–добрый молодец!

Ты садись на меня, своего слугу,

Отведу я добра молодца на родиму сторону,

К отцу, матери любимой, роду–племени,

К малым детушкам, молодой жене!

Услыхал удал–молодец таковы слова, вздохнул глубоко, растворилась его рана смертельная, пролилась ручьем кровь горячая, завещает ему передать молодой жене, что женился он “на другой жене”, “ взял за ней поле чистое”, что “сосватала сабля острая, положила спать”.

Богатырский конь питается огнем, жажду утоляет росою или медовой сытью. Роса называлась небесным медом. Конь богатырский несет на себе живую и целющую воду, ударом копыт выбивает родники и ключи. В народе жили легенды о выбитых копытом богатырских коней родниках, над которыми ставили часовенки. Это все — знания, одухотворенная сверху мысль! Эти морские кобылы все выходят и выходят из глубин вод. Купаясь в их горячем молоке, добрый молодец становится могучим статью, красивым лицом. “Сани бегут, самокатки бегут, оглобли стоят” — река и берега. Молоко сказочных кобылиц — это дожди, живая вода.

Все ведические праздники связаны с благодарениями силам Неба, проливающихся дождями, на всех праздниках было обливание водой. В воде — сила, которая и есть наш конь, этот конь, вещий, одарен мудростью, даром предвидения, потому что неразлучен с громом, дождем, что в народе всегда было связано со знаниями о высшем разуме и небесных вещаниях. В наше время человек, принимающий благодатную силу воды, мороза возвращает себя к первородным истокам и начинает осознавать, кто он и кто в нем, кто Бог и где Он. Конек–горбунок, богатырские кони — все это есть здоровая, движущая историю, неумираемая идея жизни. Потомки песнотворцев, сказителей донесли до нас знание того, что на коне на Руси не пахали, именуют его в сказаниях и песнях “крыльями человека”. Поэты любят крылатого пегаса, считая его силой поэтического вдохновения. На Земле существует множество различных преданий о кентаврах — людях–конях. Наскальные рисунки — это всегда очень емкая передача знаний древними людьми, которые они хотели сохранить в веках. Художники последней тысячи лет изображали целые полотна батальных сцен схваток кентавров со всадниками или похищения ими красавиц. Тему, конечно, выбрали художники по своему разумению, главное — предания о кентаврах, которые сохранила человеческая память.

Заря–заряница так прекрасна в своем сиянии, которое исходит от ее платка. Развернет его она, и воссияет все Небо, даже звезды ясные померкнут пред ее красой. Месяц — это то, что уводит человека в Навь(в наваждение). Он захотел украсть у Хорса жену Заряницу. Круговерть годового цикла человека на Земле, который он наработал в стремлении взять блага от Земли, украли у человека душу — Зарю, без которой нет и Солнца, сияющего из сердца. Украсть Месяцу Зарю–Заряницу помог Китоврас, который скакал по снежным вершинам кавказских гор, упираясь в самое Небо. Он горы раскалывал. Жена у Китовраса — русалочка, а слабость у Китовраса вино и хмельной мед — зависимость человечества. На Васильевских вратах Покровского собора ХVIв. изображен крылатый Китоврас а в Георгиевском соборе в Юрьев–Посольском, ХIIв. изображен Китоврас с зайцем. Заяц — сердечность и этот образ связан с Ярилой и Велесом — Богами, рождающими земные блага. Китоврас, сражающийся с Семарглам– Солнцем, у которого он украл Заряницу, изображен на рельефе церкви в Студенице Сербия. Этот сюжет о Китоврасе есть лишь в славянских ведах. А.Асов в книге “Мифы и легенды древних славян”. М. 1998г.приводит факты о существовании множества сходных мировых преданий о кентавре, а также о строительстве храма на горе Алатырь в преданиях разных народов. Это и есть мир овеществленный, вышедший образами из сознания человека.

Ты скажешь не город — языческий храм;

Цветами, парчей все украшено там...

Раскинулся город как рай перед ним,

Пленяя невиданным блеском своим...

Сокровища всюду: там клад золотой,

Здесь лалы и жемчуг слепят красотой...

В алмазных уборах, нарядны, стройны,

Красуются девы свежее Весны.

Этот храм для Хорса, Китоврасу помогла воздвигнуть птица Всевышнего Гамаюн. Может быть, речь идет о стране Меру, что была за Бореем на Соловецких островах, и о сказочно красивых людях–Богах, которые жили и не умирали?

Был построен храм

На семи верстах,

На восьмидесяти

Возведен столбах –

Высоко–высоко в поднебесии.

А вокруг храма

Посажен Ирийский сад,

Огорожен тыном серебряным

И на всех столбах стоят свечки,

Что во веки не угасают:

Был тот храм длиной

Шестьдесят локтей,

В поперечину — двадцать

И тридцать — ввысь.

Были в храме окна решетчатые,

Были двери в храме чеканные.

Был внутри он обложен золотом

И каменьями драгоценными,

И двенадцать дверей

И двенадцать окон

Были камнями

Изукрашены;

Сердолитом, топазом,

Изумрудом;

Халкидоном, сапфиром с ясписом

И яписом,

Геацинтом, агатом

И аметистом;

Хризолитом, бериллом

И ониксом.

Оживали на стенах храма

Птицы каменные и звери,

Поднимались к небу деревья,

Травы вились, цветы цвели.

Подобный храм семиты строили с Соломоном, кельты с кентавром Мерлином, иранцы — со слугами Белого Дива. Описание подобного храма и окружающего его города есть в “Шан–намэ” Фирдоуси (Кей–Кавус 11371–11386). Это писание взято им из книги магов — любедов. А. Асов предполагает, что Алатырь — это Эльбрус на Кавказе. Это говорит о том, что полюс Земли, мог быть на Кавказе–Китоврасе. И там могли жить люди, идея жизни которых предопределяла комплекс энергосостояния Земли и ход ее в Море — Окияне.

Известны словестные памятники “О китоврасе, баски и щуны”, “Повести о Соломане и китоврасе”, ходившие по русским деревням и сохранившиеся в фрагментах.

При раскопках Новгорода в 1953 году найдена деревянная колонна, сплошь покрытая плетеным, резным узором. В центре узора два круга, в одном изображение птицы, в другом китовраса (кентавра). Это похоже на изображение Земли, так мы видим изображение глобуса, но здесь не предметно–конкретное озображение Планеты, а сущности Лады, летящей во Вселенной, вдохновенное время которой — летящий конь и вещая птица.

Мудрость вещих коней — это птицы–мысли, крылья здоровых, практических идей, это память разумного тела, связанная с Триглой. Конями, птицами называли и наши предки, и другие народы технику, на которой прилетали из других миров жители Вселенной. Объекты, называемые НЛО, видят слетающими с орбиты Земли, их фиксируют на видео, фото. А они, может быть, прилетают за сгустком энергии, которым является вода. Это тоже крылатые кони, находящие источник жизни — Землю, ее Воду! О них есть следы в древнейшем эпосе всех народов.

Веды: “И вот Сварог, который создал нас, сказал Арию:

“Сотворены вы из праха земного. И будут про вас говорить, что вы — сыны творца, и станете вы как сыны творца, и будете как дети мои, и Даждьбог будет отцом вашим. И вы его должны слушаться, и он вам скажет, что вам иметь, и о том, что вам делать, и как говорить, и что творить. И вы будете народом великим, и победите вы весь свет, и растопчите роды иные, которые извлекают свои силы из камня, и творят чудеса — повозки без коней, и делают разные чудеса без кудесников.” Есть следы памяти о технике в сводедревних знаний — библии.

Может быть это и не техника, в том понимании, как мы ее знаем, а покровы, энергетическая оболочка, выращенная сущностью человека, как, например, гриб. Если рвутся некоторые в космос, о котором П.К. Иванов сказал, что это пустое ведро, то, очевидно, потому, что не допускают мысль о том, что во Вселенной есть более здоровая мера бытия. Когда–то за Бореем (Баренцевым морем) была страна Меру, и к ней на свою родину Гиперборею мчал Аполлон — опаленный Солнцем на своей золотой колеснице. Так предания рассказывают нам о том, что природная мысль помогает существиться природной идее и земляне не новички в плавании в межзвездном пространстве.

Легенда о Фаетоне имеет своеобразное отражение и в русской версии. Наш народ помнит и эту трагедию. Был у Хорса и Заряницы сын Денница. Говорили, что он сын Месяца, но Заряница считала его сыном Хорса. Месяц — это приземленные идеи, уводящие от света, разделившие мир на день и ночь, а сон — это смерть. Это разделение описывается как просьба Денницы к отцу Хорсу в доказательство, что он его сын, разрешить прокатиться по звездному Небу к трону Всевышнего. Опечаленный Хорс сказал, что если он мечтает увидеть там дворцы и храмы, то прежде он увидит звериные лики: Корову, грозного Рака, свирепого Льва, Скорпиона, Щуку. Отец учил сына разборчивости в Природе, но не послушал Денница, сел в колесницу Солнца, кони Хорса понесли по Небу, сжигая Небо и Землю. На Земле загорелись леса, вскипели моря. Мать Земля взмолилась, что гибнут ее дети и внуки, и Сварог запустил в Денницу перуны–молнии. И упал Денница близ острова Буяна.

Буря воет и гром грохочет;

Солнце Красное не встает.

Вдоль по морю по тихой зыби

Тело Сокола лишь плывет.

Целый день не поднималось Красное Солнышко, и лишь пожары светили, Заряница с дочерью Радуницей облетели всю Землю, отыскали тело Денницы и похоронили под ольхой и осиной в чаще леса. Их жаркие следы под лучами жгучего Солнца застыли янтарем. Этот янтарь есть во многих украшениях, одни украли их у Земли, чтобы свой дворец украсить, другие его из этого дворца вытащили. Чьи это потомки, позарившегося на заслуги Творца? День, свет, коня люди превратили во время, когда добывают земные утехи.

У славян так емко сохранилось ведическое понимание образа, что была даже клятва, сберегающая честь человека в свете многих столетий: “Клянусь конем!”, “ Конь слухае не батiжка, а дружка”, “Держися за гриву, бо за хвiст не вдержишся!”, “Конь гуляет по воле”, “Доброму коню хватит доброго слова”.

На застежках для плащей изображалась сама Макошь — Мать–Природа, она же Лада, Судьба. Ее руки постепенно переходят в птиц, крылатых коней, это проекция наших дел, которые летят как облака, осуществляя идею нашей жизни — это сам Лад. Такие крылатые кони до сих пор живут в ручной вышивке, особенно на рушниках. В западнославянских колядках широко известен мотив потопления в море табуна коней, среди которых особенно выделялся чудо–конь. В свадебных обрядах, которые проигрывали связи сил Вселенной, моделировали дальнейшее течение жизни, коню отводилось особое место — предназначение несущейся вольной силы любви:

Ти бери коника за уздухну,

Ти веди коника у стаенку,

Да ти дай конику да овса с водой...

“Ковш по воду ходил”, Зимой на Масляную, означало, что снег — живая сила, вода, из него дает масло — соки жизни. На сани ставили ладью с мачтами и парусами — ветрилом из рушников, расшитых цветами. Кони несли эту ладью в воды — в Лета, в летенье — в Лето, в Небо. Ковш, волновая линия его изгибов отражает ладью, несущуюся по воде, это и время, энергия, несущаяся в вечности идея жизни. Сам ковш, очень нарядный, красивый, отражает видение образов красоты времен — самой жизни, радостной в миропонимании народа, Землю– Ладу, плывущую в Океане Мирозданья. Росичи делали его по подобию корабля или ладьи — это те же крылатые кони: голова коня, бока–крылья. На прялках изображался конь в упряжке и пузатые, как бы полные сани или ковш–ладья, У коня тоненькие, как ниточки, ноги. Это не материализованный конь, а лет побуждения, являющегося движущей силой, энергией. Это движение Хорса — хоровода событий, являющихся временем Солнца. Время и веретено — понятия синонимичные. Кони — мысли взлетают в Небо, двигают мироздание, в этом выражена независимость росов от Неба — они сами творили, раздвигали его во времени и пространстве!

В три года парнишку сажали на коня. Деревянного коника– каталку вырезал родной батюшка или дедушка, братец или старшой братец вводили ребятню через игру в мир природной яви. Или глиняный конек со всадником — Богом тоже поднимал стремление ребенка до Небес, родил в его сердце Бога, силу, надежду, веру, что окружение защищает, помогает. Игра с коником поднимала великие творческие силы из предковых глубин души, которые потом во всей жизни разворачивались осуществлением идеи жизни. С ранних лет у ребят в каждой семье конь и собака были любимыми животными.

Коня так любили, почитали, так берегли душевную связь с ним, что долгое время на Руси коня старались не продавать, а выменивали, отдавали коня вместе с “уздой–узами”. Узда направляла дыхание коня — направление его жизни, в этом он вырастал, формировался как особь. Поэтому каждый нормальный человек, расстающийся с конем, хотел, чтобы его чаяния, надежды, взлелеянные в коне, хорошо послужили другому человеку, чтобы и коню было славно, и новому хозяину. Только при таком условии сохранится сила бывшего хозяина, здоровье коня, который любит своего хозяина.

31августа — день хранения коней. Это след от праздника Световида, когда к храму на белых конях приезжали все вожди родов, пригоняли лучший скот. Этот день был днем благодарения Природе за то, что исполняет выпрошенное. В Масляную полетели кони в Лето, и вот теперь их ход замедляется, вершатся труды. В этот день выставляли лучших коней, были молодецкие состязания на коньках — “скакалки — скачки”, одаривали заслуженных людей, совершали обмен. Осталась из веков традиция служить молебен. Коней в этот день не запрягают, не взнуздывают. К этому дню их холят, купают, украшают гриву лентами, цветами, лоскутами. Когда–то каждая девушка, женщина плела–вила ленту с умыслом, с молитвой на здравие, удачу, победу всаднику. Эту ленту коню в гриву вплетали. Теперь больше для красы не только гриву, хвост косой заплетают, ведут к молебну. Целесообразие — лучшая мера всему. А велось такое любование конями потому, что это умнейшее, красивейшее животное очень чувствует человека. Отбор пород коней ведется по высочайшим меркам, хотя задачи ставятся более развлекательного характера. Но в хозяйствах увеличивается поголовье коней–помощников. И все больше по дорогам деревень видим мы запряженного коня. Только бы не ожесточилось человеческое сердце, а становилось добрей. Животные так любят человека и мы должны помнить об этом, любить и холить их, чтобы быть здоровыми.

Вспомним Световидова белоснежного коня, служившего вестником. В его покрове не должно быть и одной не белой шерстинки. На коне Световида выезжал только главный волхв. Тонко чувствующее состояние людей животное отражало его своим поведением. Перед серьезными событиями, например, боями, походом, рано утром выводили коня и смотрели, как он выглядит: если в поту, значит поход предстоит быть трудным. Этот конь был вестником тех идей, которые носились над Землей, излетая из дум людских. Или другая его служба: совершив моление, просьбу к Световиду, волхвы вели оседланного коня от ворот храма, места молений, к четырем копьям, которые держали поперек его хода и смотрели, какой ногой конь сначала переступит и не споткнется. Если переступал правою, то это сулило удачу. Иногда отменяли поход, если конь спотыкался, но если подходить к приметам более сознательно, а так и было в более ранние времена, то они не пугать должны, а наострять мысль, чтобы она летела, искала причины в настроении людей, которое отразилось в состоянии коня: идея ли похода неверна, выбор сотенных или еще что. Чтобы мысль была верна, испрашивали ее остроты у Родомысла.

Множество примет жило на Руси с тех поседевших от времени времен, когда народ ведал, что состояние чуткого коня — это общее состояние Природы. Эти знания бережно сохранялись через обрядовое отношение к коню Световида. Конь за двенадцать дней чувствует Весну, свадьбу. Ржет конь — к добру, ногою топает — к дороге, фыркает в дороге — к доброй встрече, втягивает ноздрями воздух дорожный — дом близко. Закидывает голову — к долгому ненастью, валяется по Земле — к теплу–ведру. Споткнется конь при выезде со двора — лучше, по словам “старых людей” отменить выезд, чтобы не было худа, распряжается в дороге, хочет освободится от подпруг — быть беде неминуемой. Конь чувствует на себе “лихую годину”, что “будет тяжко работать”, что и сейчас отмечают на Черниговщине, где очень любят коня, и где даже в разгар работы техники на деревне сохранили коня, связь с его чуткой природой. Предчувствие конем беды можно увидеть по многим приметам: “Проломився кiнь вороний на широкiм мостi”, “Кiнь води не пьэ, вiн на неi дуэ!”

Девушки тоже гадали на коня. Конь — это животное, рожденное мужской силой и в ней ветер перемен, вольный дух просторов степей, дальних дорог, устремлений. Девушка, получившая природное здоровое воспитание, отношение к мужскому духу держит в сердце адекватное его природе. А коню любезен крепкий мужской дух, молодецкий голос: весело скакать с добрым смелым седоком. Добрый сильномогучий конь дает сесть на себя лишь доброму седоку. Здесь оживает и истинное значение слова добро. И вот девушка садится на коня, а глаза коня закрыты. В какую сторону ведут мысли девицы, туда и конь пойдет и, знать, туда замуж она пойдет. А если во двор пойдет, значит думать следует, почему: то ли обольщается и нафантазировала, то ли далек еще мил друг, нет взаимопритягательной силы, то ли слишком домашние ее думами владеют и нет воли в ее мыслях.

Как жених приезжает смотреть невесту, девушки–подружки бегут к коню жениха и ударяют его: если конь вздрогнет, то сватовство пойдет на лад!.. Почему?

Как на этом озере да

Молодец коня поил он,

Молодец коня поил да,

Красной девушке наказал он:

Красна девушка–душа, да,

Сберегай моего коня,.ой,

Сберегай моего коня, да,

Чтоб не сорвал повода он,

Повода шелковые, да,

Узды золоченые, ой.

Хомут, снятый с потного доброго коня, надевали на больного лихорадкой и силища коня передавалась в болящего, говорили, что всю болезнь снимало. Ведающие люди говорили, что вода из ведра, недопитая добрым конем, имеет большую лечебную силу: ею умывали, обливали недужего, сбрызгивали одежду, жилье с причетом. Голова коня играла ведическую роль в обрядах, например, при новоселье. Верный друг уходил вместе с хозяином, когда хоронили очень заслуженного человека. Возрождение слова “знатного”, т.е. знающего столько, что его все знали, имеет значение в снятии завесы с тайн захоронений. Через ритуальные захоронения люди пытались сохранить в веках модель мировоззрения для связи живущих с энергопластом, который наработали предки. Связь между сильными людьми была столь энергоемка, что уход лидера означал мучительное угасание очень любящих людей и животных. Добровольно уходили с любимым мужем знатные жены, верные воины. Для коня без хозяина тоже было невозможно существование. В глазах живых он должен был остаться такой же прекрасной и верной частью богатыря. Через предметы передавалась связь корней, знания, являющиеся генетической основой. До сего века на плетне или частоколе, огораживающим подворье, могли висеть черепа верных друзей — коней, отслуживших этому роду, что сохраняло через их вид в памяти потомков силу предков в тех или иных деяниях. Череп коня закапывали под конек, развешивали на кольях ограды.

Долго еще в деревнях жил обычай вешать череп коня на частокол двора, как помощь, оберег верного друга и после его смерти. Археологи находят за пределами раскопанных городов кладбища коней — это говорит о том, что коня на Руси на еду не забивали, c почетом хоронили коня за добрую службу.

На Руси пахали только на быках, но века многое переменили на Доброй Руси, и стал конь пахарем. “Не пахарь, не кузнец, не плотник, а первый на селе работник!”, “Наш Богдан не богат, но тороват: трех себе дружков нажил: один поит, другой кормит, третий добро охраняет (корова, конь, собака)”. Весной–летом до поздней осени коню работа: пахота, бороньба, сев, косьба, сноповоз. Зимой — извоз начинается. Поддужный колокольчик, веселящий и душу ездока и подбадривающий коня, известен на Руси своим особым звоном. Выезжая в дорогу, дорожные люди просили у Бога помощи. “Призывай Бога в дорогу, а Николу в путь!” Сколько песен сложено о дорогах, о конях. Самые лучшие запевалы на Руси были ямщики и песен больше них никто не знал. Как тут не вспомнить послов древней Руси, идущих с гуслями или корабельщиков, поющих в море, успокаивающих Природу–Мать своим пением — повестью о цели своего путешествия. Открытостью в Природе, как к Матери, как к любимой девице и сохраняет себя человек на всех путях–дорогах. О том, что конь — воплощение опоры в подвигах, слышится во многих изречениях: “Вся надежда — верный конь!”, “Конь под нами, а Бог с нами!”, “Господи, помилуй коня и меня!”, “Конь не выдаст — смерть не возьмет!”, “Добрый конь из воды вытащит, из огня вынесет!”, “Счастливый на коне, бесчестный — без!”

Множество изречений сохранил народ, но они уже отголосок более плотного, материального мира. В образах, отчетливо видна душа народа, добрая, заботливая, но уже не одухотворенная идеей. “От хозяйского глаза и конь добрый!”, “Хорош конь — счастлив и детина!”, “Не накормлен конь — скотина, не пожалован молодец, сиротина!”, “Конь тощой — хозяин скупой!”, “Добрый конь не без седока, а с седоком не без корму!” Ряд изречений говорит, что идея жизни не вперед мчит, а спотыкается о препятствия, народ живет в назиданиях, оправданиях, “Одним махом поля не покроешь!”, “Выше меры и конь не прянет”, “Пахать — паши, да не оглядывайся, погонять — погоняй, да остерегайся!”, “Одними деньгами добра коня не укупишь!” Сказы о добрых конях и изречения последних веков отражают явное опускание духа в материю: “С чужого коня, хоть посреди грязи долой!”, “На коне сидит, а коня ищет!”, “Кабы на добра коня не спотыкачка, кабы на хорошего работника не худа привычка — цены бы им не было!” Самая крылатая молвь: “Старый конь борозды не портит!” “В худого коня корм тратить — что воду лить в бездонную кадушку”.

Конь по древнейшему произношению “комонь”. В народных песнях звучит это слово: “подошлю куманей, чтоб увели комоней!”, на “комонях” разъезжала боярыня Масленица. Лошадь — слово татарского происхождения и есть песни, пословицы, подтверждающие, что народ в одном месте сливает эти понятия, в другом явно различает: “Кляча воду возит, лошадь пашет, конь — под седлом!”, “Ах, ты, конь мой, лошадь добрая”.

Если приходит беда, то народ явно связывает это с потерей удали: “Пропал конь — так и оборонь в огонь!” “Есть множество грустных изречений о том времени, что низведение на Руси идеи жизни народа до добычи пропитания, народ потерял свое главное богатство — душу и в коне уже видел лишь пахаря, кормильца и терял его: “Безлошадный дом — убогая семья!”, “Без коня — не хозяин!”, “Есть на дворе лошадка да конек — и сыт, и одет!”, “Без хлеба с голоду помрешь, без коня — и с хлебом намыкаешься горя!” Лишиться коня в крестьянской семье великое горе: даже больше было в народе, чем пожар. Плакали женщины, голосили над павшим конем, называя его “кормильцем”, “родимым”, другими ласковыми именами: “Ой, что–то мы, горькие, станем делать! На кого, кормилец, ты нас покинул?! Пойдем по миру с сумою... Намыкаемся мы горюшка, насидимся без хлебушка — со малыми детушками... Кто нам пашенку запашет? Кто полосыньку взборонует?... , Ты пашенку водил легше перушка, бороздочки–то бороздил — любехонько! Твои быстры ноженьки не знали устали: помнил ты все пути да все дороженьки. Побежишь — не угнаться ветру буйному...” — такой хватающий за душу сердечный плач над павшим конем, явно представляющий мир нашего обиженного народа, описал А.А. Коринфский в деревнях на Руси прошлого века.

Тур

Сам щедрый Ярило — это Тур! С этим понятием связана энергия быстро движущейся стремительной силы напора: “Ярый Тур” — храбрый, “Яр–Тур”, “буй–тур”. Тур — удалые молодцы, витязи, могучие князья святорусской Земли, богатыри ее!

Буй “храбрый, отважный”, в родственных языках “самый сильный”, “обильный, многочисленный”, в лит. “стая, множество, отряд”, что могло родиться из знакомства с силой славянских воинов, которых называли “буи”, “туры”. Мы говорим “буяние молодости”, “буйные коровы”, “буйствует” и т.п.

Бык, укр. бик, др.рус. быкъ, сербохорв. бик, словен bik, чеш. вук, стар. викатi, лтш. “звучать, гудеть”, словен. bukati “мычать”, далм. “бик”, тюрк. “бик”, кельт. “корова”. Вол, укр. вiл, похожее звучание и в других славянских языках. В других языках подобное слово употребляется в значении животного, с помощью которого идет передвижение, например, норв. “олень”, удм. “кобыла”, коми “вол”. Волокно — это то, что растет, буяет, волочится. Нить Световита — это волокно. Тур, др.рус. туръ, слов. “Тур”, в др.слав. яз. — то же, др.прусск. “зубр”, латыш. “бык”, гот. “бык”, т.е. тур — это сила.

От этого слова пошло и “турниры” как меряние силы. В древности было безграничное приятие тех или иных сил в Природе. Например, ребенок не ставит между теленком или другим животным и собой барьер. Тур в состязаниях — это проявление силы партнера. Отсюда и “тур” в играх. Тур, как сила личности в слове “турба” — лицо человека, морда животного, арханг., олонецк.). “Тур–ба?” — “силу” видишь? (удивление), сюда же и “турбан” или “тюрбан” как выражение удивления при виде человека в чалме. Чалма закручивается спиралью, усиливая энергетические потоки. Росичи, видевшие это, удивлялись, что свою силу человек поддерживает таким образом.

Экскурс в этимологию родного языка немного приоткрыл нам рождение понятий силы, мощи, того, почему сильномогучих былинных богатырей певец называет “буй”, “тур”. Природный синоним — “вол”, “волна”, “волнай”, т.е. “иди, плыви с силой”. Слово “бик” тоже синоним — это “бить”, “обычай”, “бичать” утверждать голосом. Былина, быль о Вольге Святославовиче рассказывает о том, как Вольга со своей дружиной пошел в поход, чтоб предотвратить войну индейского царя против Киева... говорит Вольга дружине: — “Удалые молодцы... нет ли меж вами такого человека, который обернулся бы гнедым туром да сбегал в Индейское царство, поразведал, что замышляет царь Салтык?”

Низко кланяется Вольге дружинушка, словно травка ветром к земле пригибается, говорит:

“– Нет у нас другого человека, кроме тебя, Вольга Святославович”. Обернулся тут Вольга гнедым туром с золотыми рогами и побежал к Индейскому царству: первый прыжок сделал — на версту ушел, а со вторым и вовсе из вида скрылся. Обернулся потом Вольга ясным соколом, прилетел в Индейское царство, сел на косящатое окошечко царских палат белокаменных и слышит...” В “Слове о полку Игореве” князь называется “буй–тур”.

Былины о славных русских богатырях говорят “буй–тур”. Во многих севернорусских сказаниях живут образы туров и турицы, стремящихся к острову Буяну, что на Порее:

Да бежали туры во синее море,

Да спускались туры в море по брюхо,

Забивали туры морду по уши,

Доставали туры ключевой воды;

А напившись туры в море поплыли.

Переплывши туры Океан — море,

Переплывали туры на Буян — остров,

Там встречала их родная матушка,

Молодая турица златорогая,

Златорогая да одношерстная.

Мы видим повесть об оси Земли, т.е. ось — это волна общественного сознания, двигающего планету, направляющего течение ее в Мировом Океане.

Корова — это состояния отдачи Вселенной, ее готовности к служению. Кора Земли, богиня Кора — это дева, девушка. В русских обрядовых песнях сохранилось нарицание невесты коровой, а коровай — это невестин хлеб, т.е. хлеб девичьего целомудрия, цельности ее натуры, взлелеянной родом, как выражение его благосостояния. На нем все символы расцвета жизни. А “Каравай, каравай, кого хочешь выбирай!”– Не о рождении ли силы — могуты эта всеми нами любимая детская игра? Хоровод — это и корогод, коровод, корона(венок) — это все состояния завершения цикличного хода событий, являющихся и динамикой этих событий.

Небо — это буй, тур, жена его турица. Облака — это туры, а громы — это голоса борющихся между собою туров. От этого слово “турниры”.

Тур, яр — могучий лесной бык, был огромен: в холке бык достигал почти 2–х метров. Был он черный с белым “ремнем” — полосой вдоль хребта, а “турицы” были гнедые — темно–рыжие с черными хвостами. Охота на тура была подвигом. Сам Перун, гуляя по белу свету, принимает облик тура. Обычай приносить в жертву быка ведется с тех пор, когда в Природе было такое состояние, что 20 июля из лесу к людям на призыв выходил тур.

Человек и тур вступали в состязание. Убить умное, сильное и грозное животное издалека стрелой ли, ножем на еду древние не могли бы и подумать. Это были честные состязания, мерение силой. Человек утверждал свое первенство в природе, и животные принимали это в честном поединке. Мы теперь знаем о битвах зверей, птиц, рыб за свои права, за свою территорию. Человек держал свои права на Земле через знания о том, что представляет дух каждого животного и растения, и они с радостью служили своему старшему брату. Если в честном поединке богатырь заваливал тура, то пока его “кровь горячая” хранила силу, он срезал белую полосу со спины сильно–могучего тура. Такой пояс придавал силы, мощи в поединках. Когда богатырь выходил в таком поясе, всем была понятна его мощь. Люди стали убивать их, чтобы взять их силу, и туры перестали появляться.

Олень

В русском эпосе есть еще один быстроногий герой — золоторогий олень. Олень связан с культом рожаниц, рожавших на Небе “оленцов малых”. На писанках изображены оленцы в круговерчении времени в центре снежинки. Арии вышли из ледников и цветок жизни и связь с Небом в них сохранил холод. Вышивка, резьба по дереву изображает пару оленей, смотрящих друг на друга, как истинная живая энергия. Если конь — это огонь, то через образ оленя народ хранит в генетической памяти, что Полярный круг — это холод, но это и связь с Небом. Образ северного оленя и быка в преданиях слились в образ тура — оленя. В древнерусском языке долгое время бытовала поляризация слова “олень” — “елень” от слова “ель”, “елка”. Вспоминает народ, что элины — это есть те, кто живет среди елей: елень — это животное, тоже живущее среди елей. Елань — “лесная прогалина, луговая равнина”, “лань” — дикая коза. На Урале во многих вариантах ходили сказы об олене, лани, из–под копытца которых сыпались самоцветы, только это был дар особо заслуженным людям.

В свадебной песне поется об олене:

Не разливайся мой тихий Дунай!

Не заливай зеленые луга;

В тех лугах ходит оленюшка,

Ходит олень золотые рога.

Мимо ехал свет Иван–господин,

“Я тебя, оленюшка, застрелю,

Золотые роженьки изломлю!”

Не убивай меня, свет Иван–господин!

В некое время я тебе пригожусь:

Будешь жениться — на свадьбу приду,

Золотым рогом весь двор освещу,

В терем взойду, всех гостей взвеселю.

В русских свадебных песнях этот образ один из высокочтимых:

Ой, был я у Дуная на бережке...

Шел олень в воду, а сам взыграл...

Ой, на правом бедре млад светел месяц,

Ой, на левом бедре Красное Солнышко,

Ой, на супротив оленя Заря утренняя,

Ой, по оленю частые звезды.

В купальских песнях тоже живет олень. Иван Купала венчается с Землею, когда тепло, жарко, все купается в красотах, подаренных талой водой, но эту свадьбу уготовил олень, принявший на свои рожки холод Зимы. Это более всего понятно северянину, для которого каждое облако — это олень, мчащий колесницу Громовика. Мчит олень ее до тех пор, пока в Перунов день “отмочит свой хвост”. С этим поверьем связаны поверья и славян и германцев.

Во многих преданиях олень представлен везущим по Небу колесницу Перуна. Сила у древних россичей была такова, что в обычае, назовем, состязаний были 3–х суточные бега за оленем. Очевидно, истоки этих преданий идут из тех времен, когда росы жили в полосе ледников и вынесли знания о том, что сила Перуна в человеке идет от холода. Множество преданий у других народов тоже говорят о “солнечных оленях”. Тяжелые бронзовые топоры, найденные на Руси при раскопках, украшены резным орнаментом профилей оленей, львов, в вышивке ткани живет этот образ. Маска оленей надевалась на голову коней при захоронениях.

Очевидно, что он сохранился с тех пор, когда наши предки жили за Бореем на Северном полюсе. Через этот образ хранится генетическая память о Севере, как источнике жизни. Космогоническая мотивация этого образа прослеживается в древней песне, пели которую и на Руси, и в Болгарии:

Сделал его Бог оленем

С ясным Солнцем на челе,

С месяцем на груди,

С частыми звездами по телу.

Пес

Пес Переплут (переплетение корней Рода) — покровитель русских моряков, это сам Перун — Бог морей и океанов, он же Стрибог, ранее он же пес Семаргл, который изображался с огненной гривой. Быстрота движения Вселенной — Стрибог. Эта быстрота полета, движения, перемещения в сутки коня — борзый, собаки — борзой. Пес Семаргл — огонь быстроты реакции, в этом полете сознания сохраняющей, предохраняющей от влияния извне. С утерей ведического значения этого образа и заполонением восточными символами этот образ в прикладном творчестве переродился в изображение льва. В архитектурно–скульптурном ансамбле городов он охраняет врата, вход, и в этом видны отблески того, что пер — это гавань, вход, ворота — порт.

Русское слово пес образовано от “пер” — летение, движение, охрана. В древних языках — это состояние в Природе “страх”, “рыжий”, а затем уже и “страж скота”, “собака–овчарка”, “бить ключем”, “песага” — неугомонный человек в творчестве. Древнерусское, старославянское овъ...овь “этот, тот”. Подобное значение имеет в славянских языках древ.перс. обиден, “за один день обиденник”, беззаботный, как ребенок, человек. Так что овечка в понимании росичей — это беспечность, недальновидность, а овчарка — это пастух овец. Нужна в определенной мере строгость, чтобы сохранить себя в цельности, но не быть расчетливым, загадывать на завтра. Доброе за утро уготовит добродетельное, но строго–справедливое сегодня.

Быстрый бег пса — это сила, бор, борение, бо“рзый — это конь, борзо“й — пес. Ветр — это тоже рыскающий пес. Сербы говорят “Брз као пес, као птица” (Быстр, как пес, как птица). В русских преданиях, о которых говорил Афанасьев, жили воспоминания о прожорливых великанах с песьими головами и называли их песиголовцами. У многих народов были мифы о двух или одноглавых великанах — псах. На Руси ходил и рассказ о том, что в походе на Восток Александр Македонский в числе многих чудовищ встретил кинокефалов — людей с песьими головами. Он загнал их в горы и заключил в пещеры.

Слово “собака” заимствовано с ср.–иранского заbaка и употреблялось в летописях для обозначения того, кто ругается, в функции “распущенный человек”, в др.–индийском зро — собака.

“Четыре четырки, две растопырки, седьмой вертул”. Сторож, страж, строжить, строгость. Пес человеку верный друг, и волк обходит его сторонкой. Человеку без пса в хозяйстве не обойтись. Он в человеке готовность, настороженность, бережливость к тому, что человек приобрел трудом. Народ очень много говорит о необыкновенном чутье пса, особенно о верности, привязанности, даже большой любви, собачьей неприхотливости. По собачьему лаю узнавал о человеческом жилье, сбившийся с дороги путник, по нему загадывали в Зимние Святки девицы: “Гавкни, гавкни, собаченька, где мой суженый!” В народе говорили, что нельзя бить пса: и он был человеком, да обращен в пса за прожорливость. Пса не следует кликать, звать человеческим именем. Своими повадками он явно показывает состояние человека — то, что внутри него, может быть, пока неосознанно: если качается пес из стороны в сторону, стоя на ногах, быть хозяину в пути; конь от кошки сохнет, от пса добрит, поэтому пса брали с собою в дорогу; воет пес, опустив морду вниз, копает яму под окном, значит, переживает — быть в доме покойнику; воет, морду подняв, к пожару — тоже чувствует какое–то неуравновешенное состояние людей; траву ест поблизости — к дождю; жмется к хозяину, смотрит в глаза — к близящемуся ненастью; мало ест, много спит — к ненастной погоде; на снегу валяется — к вьюге; катается — к дождю и снегу; собаки играют — к свадьбе; не ест после больного — дни его сочтены; если хлюпнуть на пса этой еды и он слизывать начнет — больной поправится, если отряхивать начнет — не подняться уже человеку. Воет на дворе пес — подушку перевернуть и сказать: “На свою голову!” Кто после пса съест — горло распухнет, нужно следить за детьми, которые любят угощать своих четвероногих друзей. Чтоб собака не сбежала, у нее вырывают клок шерсти на загривке и закладывают под порог; чтоб не сбесилась — ее щенят протаскивают сквозь колесную ступицу. Пса можно целовать в морду, а не в шерсть, кошку — наоборот. Некоторые псы под каждым глазом имеют по белому пятну, их называют “двоеглазками”, этими “глазами”, они видят плохое в людях, т.е. эти животные более прозорливые, чуткие на примечательные силы, какие есть в Природе, но в большей мере они присущи человеку. Пес, как и все другие животные, лишь отражает то, что есть в нас. Отношением к животным человек очень явно себя показывает в Природе. В зимние Святки народ освящал свои взаимоотношения с домашними животными, выражая память от предков, что наше окружение — мы же, но вне нас.

Большую услугу оказывали четвероногие друзья в походах, путешествиях и войнах. Северные лайки — веселые сильные и смелые помощники оленеводов. Это тоже очень древняя порода псов, живущих среди людей в естественных условиях. В Карпатах есть памятник сербернару, спасшему от снежных завалов десятки людей. Есть единственный памятник псу, помогавшему в ВОВ. Это были санитары, приносящие раненым перевязочные материалы, фляжки с водою, сообщающие девушкам–санитарочкам, где лежит раненый. А сколько их, доверчивых добряков, бросилось под танки врага с бутылками, наполненными горючей смесью! В партизанских землянках они зализывали раны партизанам за неимением антисептиков. Уважение у людей вызывает помощник кинолога, помогающий в следственной работе. Но на то, что их натаскивают на наркотики, обрекая на мучения и что их в лабораториях заставляют страдать люди, повинные в том, что развили на себе болезни, в Природе есть ответ. Она будет помогать своими силами тому, кто безвреден ей, а другим у нее уже сил не станет использовать ее на плохое.

Животные — это же семя человека, только выветрены человеком из себя. Сейчас мода на разговоры о реанкарнации и некоторые с умилением смотрят на животных, как на перевоплощенных, о себе говорят, что когда–то кем–то из животных были. Были Человеком,








Date: 2015-10-18; view: 416; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.063 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию