Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ГЛАВА





 

Шерлоку снилось, что он борется с гигантской змеей. Ее тело было с бочку толщиной и состояло из сплошных костей и мускулов, а плоская треугольная голова заканчивалась зубастой пастью. Они боролись в воде, но во сне вода была густой и темной, словно патока. Змея медленно обвилась вокруг него и начала душить, пытаясь сломать ему ребра, но густая жидкость ей мешала, и Шерлок, упираясь руками и ногами, все‑таки сумел разжать смертоносные кольца. Но когда он попытался уплыть, его движения были такими медленными, что змея догнала его и снова начала обвивать своим телом. И это повторялось бесконечно: он вырывался, а змея его душила.

Когда Шерлок наконец проснулся, ему казалось, что проспал он целую вечность. Во рту и в горле у него пересохло, и язык прилипал к нёбу. А еще он умирал с голоду.

Через некоторое время Шерлок почувствовал себя настолько лучше, что смог сесть, не опасаясь, что его вырвет. И то, что он увидел, мгновенно заставило его забыть о жажде, голоде и тошноте.

Он лежал в кровати с расшитым балдахином. Подушки были мягкими, пуховыми, а стены были обшиты дубовыми панелями. Лакированный пол покрывал изысканный ковер.

В этой же самой комнате он проснулся после того, как его ударили по голове во время боксерского матча на ярмарке.

Но как это возможно? Барон Мопертюи сбежал из дома, вывез все вещи. Разве мог он так быстро вернуться? Да и зачем?

Шерлок скатился с кровати и встал на ноги. Он провел ладонью по лицу и с удивлением обнаружил какой‑то сухой налет вокруг носа и рта. Ему сразу же захотелось стереть с себя эту дрянь. Это было темное, волокнистое и немного липкое вещество, пачкающее руки.

Шерлок вспомнил тряпку, которую прижали к его рту. Может, она была пропитана каким‑то препаратом? Наркотиком, с помощью которого его усыпили? Похоже на то.

А как же Вирджиния? Вспомнив о ней, Шерлок так разозлился, что от сонливости и тошноты не осталось и следа. Что случилось с Вирджинией? Если кто‑то ее обидел, он…

А что он может сделать? Убить обидчиков? Сейчас ему вряд ли это удастся.



Нужно собрать информацию. Понять, что происходит и почему. И только тогда можно будет что‑то изменить.

Шерлок подошел к окну и отдернул шторы, рассчитывая увидеть снаружи сухую красноватую землю и ряды ульев – вид, который открывался из этой комнаты в прошлый раз. Но, выглянув на улицу, он в испуге отшатнулся от окна.

Неподалеку от дома виднелся песчаный берег, а от него тянулись пенные барашки волн до самого горизонта. Небо ярко синело. Где‑то вдалеке Шерлок различил парус.

Он зажмурился и начал думать. Неужели галлюцинация? Возможно, и так, решил он, но в его последнем сне про змею и густую воду было что‑то странное и нелогичное, и он понимал, что все это ему снится. А сейчас все происходящее казалось ему реальным и совершенно отчетливым.

Может быть, пейзаж за окном и был пейзажем, то есть тщательно прорисованной картиной, изображавшей песчаный берег, море и синее небо? Шерлок снова открыл глаза и присмотрелся. Вдалеке над волнами кружили маленькие белые точки: это чайки планировали в восходящих потоках воздуха. Нет, не картина. Все, что происходит за окном, совершенно реально.

А раз в окрестностях Фарнхема моря нет, значит, он не в Фарнхеме, а возможно, уже и не в Англии. Начальник дока говорил, что судно идет во Францию. Отсюда и холмы на горизонте. А обстановка? Возможно, барон Мопертюи всего лишь человек привычек и желает, чтобы его окружали знакомые вещи, где бы он ни находился. Если тот особняк под Фарнхемом – не дом его предков, то, возможно, он просто воссоздал в нем обстановку своего настоящего дома. Может, именно так выглядит его французское… шато?[18]Так, кажется, свои поместья называют французы?

Довольный тем, что смог найти объяснения вещам, которые любого могли бы сбить с толку, Шерлок даже не оглянулся, когда раздался щелчок замка и дверь распахнулась. Он уже знал, кого сейчас увидит: двоих лакеев в черных бриджах, черных чулках, черных жилетках, черных коротких камзолах и черных бархатных масках с прорезями для глаз. Совсем как в прошлый раз.

Холмс сосчитал в уме до десяти и только потом обернулся. Он оказался прав наполовину: двое лакеев действительно стояли по обе стороны двери, но с ними был и третий человек. Казалось, он заполнил собой весь дверной проем: такое у него было могучее телосложение. Его руки по толщине можно было сравнить с бедром обычного человека, ноги и вовсе походили на дубовые стволы, а ладони были размером с приличную лопату. Но самым примечательным в его внешности была голова. Совершенно лысая, но исчерченная такой густой сеткой красноватых рубцов, что с первого взгляда казалась покрытой волосами. Одет он был в длинный коричневый кожаный плащ поверх мешковатого серого костюма, и в этом просторном плаще он казался настоящим великаном.

– Тебя хочет видеть барон, – произнес он голосом, похожим на скрип мельничных жерновов.

– А что, если я не хочу его видеть? – невозмутимо откликнулся Шерлок.



Двое лакеев переглянулись, но лысый лишь покачал головой:

– Желание барона – закон. Желания всех остальных не имеют значения.

– А если я откажусь идти с вами?

– Тогда мы тебя отнесем.

Шерлок понимал, что ведет себя по‑детски, но ему хотелось показать, что он не собирается покорно подчиняться и что у него есть собственное мнение.

– А если я вцеплюсь в дверной косяк?

– То мы сломаем тебе пальцы. – Лысый улыбнулся, но веселья в его улыбке не было. Он просто оскалил зубы, словно тигр, готовящийся к прыжку. – Барону нужно, чтобы ты ответил на его вопросы. Значит, тебе понадобится голова, чтобы ты мог думать и говорить, и грудная клетка, чтобы дышать. Без всего остального ты сможешь обойтись. Так что выбирай сам.

Шерлок помедлил немного, чтобы доказать себе, что у него есть выбор и что он этим выбором воспользовался, а потом направился к двери. Лысый не сходил с места, пока Шерлок не приблизился к нему вплотную, и только потом повернулся, освобождая проход.

– Меня зовут мистер Сурд, – сказал он, когда лакеи вслед за Шерлоком вышли из комнаты в коридор. – Я служу барону. Что бы он ни приказал, я это выполняю. Если он захочет мадеры, мой долг – наполнить ему бокал. Если он захочет твою голову на блюде, мой долг – отрезать ее и подать. Для меня это не удовольствие и не тяжелая обязанность, а обычная работа. Ты меня понял?

– Понял, – ответил Шерлок. – Это вы били меня плетью, когда я встретился с бароном в прошлый раз? Вы прятались в темноте?

– Обычная работа, – повторил лысый. – Но мне приятно, когда я делаю ее хорошо.

Коридор наверху был точно таким же, как в доме под Фарнхемом, и, спускаясь по лестнице, Шерлок еле удерживался от того, чтобы не начать выискивать на полу следы подков. Это не тот дом. Это другой дом, который просто выглядит точно так же.

У двери комнаты, в которой Шерлока в прошлый раз допрашивал барон Мопертюи, стояла Вирджиния. По обе стороны от нее рядом с массивным шкафом из тикового дерева возвышались два дюжих лакея.

– Как ты? – спросил ее Шерлок.

– Мне снился какой‑то странный кошмар, – сказала она. – Как будто я ехала на Сандии, а потом она понесла. Мы мчались и мчались по бесконечной равнине. – Девушка вздрогнула, словно пытаясь стряхнуть с себя это воспоминание. – А тебе тоже что‑то снилось?

– Змеи, – коротко ответил Шерлок.

– Чем они нас опоили? У меня все никак в голове не прояснится.

– Я думаю, что это лауданум – спиртовая настойка опия. Мои родители давали его сестре. Я помню этот запах. Настойку из маков делают.

– Из маков? – хмыкнула Вирджиния. – Терпеть их не могу. Какие‑то траурные цветы.

Мистер Сурд протиснулся мимо них и распахнул дверь в комнату, где ребят дожидался барон. Громила жестом велел им входить.

В комнате, как и в прошлый раз, было темно. С одной стороны массивного стола стояли два кресла, противоположный его край был погружен во тьму. На окнах висели тяжелые шторы, не пропускавшие солнечного света, а на небольшом участке стены, который удалось разглядеть Шерлоку, были развешены старинное оружие и щиты. У другой стены Шерлок заметил полный набор доспехов с мечом. Они были поставлены таким образом, что казалось, будто внутри находится живой человек.

Мистер Сурд знаком велел пленникам сесть. Шерлок собрался было воспротивиться, но глаза великана хищно блеснули, словно он ожидал неподчинения и даже хотел его, чтобы в наказание нанести Шерлоку какое‑нибудь увечье. Так что юный Холмс уселся в кресло, Вирджиния устроилась рядом.

Мистер Сурд и четверо лакеев отошли в сторону, скрывшись в тени.

Сначала было тихо, если не считать легкого поскрипывания дерева и трения друг о друга веревок, которое Шерлок слышал и в прошлый раз.

Затем зазвучал тихий голос, похожий на шелест сухой листвы на ветру:

– Ты продолжаешь вмешиваться в мои планы, хотя ты всего лишь мальчишка. Из‑за тебя мне пришлось покинуть один из своих домов.

– Похоже, ваши дома обставлены одинаково, – сказал Шерлок. – Но почему? Вы любите, чтобы вас окружали одни и те же вещи, к которым вы привыкли?

Последовало долгое молчание, и Шерлок уже решил, что сейчас из темноты выскочит кончик плети и хлестнет его по лицу, но неожиданно барон ответил:

– Когда я нахожу то, что мне нравится, я не вижу причин терпеть что‑то другое. Обстановка и оформление этого дома, система управления… как только я нашел наилучший вариант, мне захотелось воссоздать его везде, куда бы я ни отправился. Меня это… успокаивает.

– Поэтому ваши лакеи носят черные маски? Благодаря им создается впечатление, что, где бы вы ни оказались, вас окружают одни и те же люди?

– Весьма проницательно.

– И мы сейчас где, во Франции?

– Ты узнал пейзаж? Да, этот дом находится во Франции. Вы проспали все то время, пока вас везли сюда на судне, а затем в карете.

– А как же мистер Сурд? – поинтересовался Шерлок. – Ведь он один такой?

– Мистер Сурд незаменим. Куда бы я ни поехал, он едет за мной.

– И вы барон Мопертюи?

– Ты снова меня удивляешь. Я даже не представлял, что мое имя так широко известно.

– Я… его выяснил в результате расследования.

– Очень умно. Я серьезно. Могу лишь похвалить твои способности сыщика. А что еще тебе удалось выяснить?

Вирджиния сжала его руку, чтобы остановить, но Шерлок уже почувствовал прилив гордости за свои достижения: за факты, которые ему удалось собрать, и за картину преступления, которую он начал складывать из отдельных фрагментов. Он убедил себя, что Мопертюи должен узнать о разоблачении его преступного замысла.

– Я знаю, что вы разводите пчел и что ваши пчелы привезены из‑за границы и они гораздо более агрессивные, чем обычные европейские. А это значит, что вы держите их вовсе не ради меда, а ради их жал. Вы хотите, чтобы они калечили или убивали людей. – Мозг Шерлока бешено работал, сопоставляя факты и делая выводы о таких вещах, о которых раньше он лишь смутно догадывался. Амиус Кроу хотел научить Холмса этому и учил по мере возможностей, но только барон Мопертюи воспринял его всерьез. Барон слушал юношу так, будто его умозаключения были чем‑то очень важным, а не ответом на высосанную из пальца загадку о лисах и кроликах. – А еще у вас была фабрика по пошиву одежды – военной формы. – Шерлок на мгновение умолк. Было что‑то еще, какой‑то логический вывод, который напрашивался сам собой, но Шерлоку никак не удавалось его нащупать. – Ваш работник… кажется, его звали Уинт… украл часть одежды и держал ее у себя дома. Его насмерть закусали пчелы. У нас в поместье работал садовником еще один человек, который раньше шил одежду в Фарнхеме, я полагаю, на вашей же фабрике. И он тоже умер от укусов пчел. Может, он тоже присвоил себе какие‑то вещи? Украл их у вас? – Туман, окутывающий последнее звено логической цепочки, наконец рассеялся, и Шерлок с видом победителя продолжил: – Значит, на этой одежде было какое‑то вещество, привлекающее пчел! Когда эти вещи хранятся в ящиках, они безопасны, но если их надеть, прилетят пчелы и изжалят любого, кто носит эту одежду!

Вирджиния стиснула его руку до боли, но Шерлок не обращал на нее внимания.

– Те люди, возле склада в Ротерхите, говорили о доставке ящиков в Рипон, Кольчестер и Альдершот. Во всех этих городах размещены военные гарнизоны. Если одежда поставляется в военный гарнизон, значит, это солдатская форма. Вы что, заключили правительственный контракт на поставку формы солдатам британской армии? Они наденут эту форму, вероятно, перед отправкой в Индию, а потом… – Мысли Шерлока неслись галопом, и неожиданно все кусочки головоломки встали на свои места. Его отец. Альдершот. Индия. Военная форма. – А потом вы выпустите пчел, и они нападут на каждого рядового, сержанта и офицера британской армии, – еле слышно добавил Шерлок, придя в ужас от собственных выводов.

– Тысячи загадочных и неотвратимых смертей, – прошелестел голос барона с дальнего конца стола. – Разрушительный удар в самое сердце Британской империи, и нанесут его скромные пчелы, те самые, которые дают вам мед к вечернему чаю. Как иронично.

– Но почему? – Шерлок не мог выбросить из головы ужасную картину: его отец с распухшим от укусов лицом, задыхаясь, падает на землю, но пчелы продолжают его жалить.

– Почему? – Голос барона не стал громче, но неожиданно в нем появилась злоба, которой не чувствовалось раньше. – Почему?! Потому что ваша жалкая маленькая страна убеждена в своем величии и благодаря этой иллюзии смогла завоевать полмира. Трудно найти на карте более мелкое государство, чем Англия. Это остров размером с булавочную головку. Он такой крохотный, что ни одному картографу ни разу не удавалось вписать название вашей страны в его границы. И при этом вам хватает наглости, безрассудства и самонадеянности свято верить в то, что вы можете править миром. И мир вам это позволяет! Удивительно! Но есть еще люди, военные, которые сумеют вас остановить. Границы Британской империи следует сузить, чтобы другие страны смогли вздохнуть свободнее и получить больше жизненного пространства. Я – один из таких людей. Немцы, французы, американцы, русские – они готовы объединиться, чтобы ограничить ваши территориальные запросы. Вы же не остановитесь, пока вся карта мира не будет окрашена в цвета британского флага, а мы не остановимся, пока не сотрем эти цвета со всей карты, оставив вам лишь ваш крошечный островок. – Он помолчал. – Ну и, возможно, Британский Гондурас.[19]Британский Гондурас можете оставить себе.

– То есть вы собираетесь уничтожить всю британскую армию одним ударом?

– Не столько одним ударом, сколько распространяющейся эпидемией, поражающей только военных. Эти пчелы, как ты знаешь, очень агрессивны и защищают свою территорию. И они очень быстро размножаются. Вещество, которым мы пересыпали форму, впитается в кожу солдат и будет выделяться с потом. Как только пчелы почувствуют запах – сразу же нападут. Когда мы выпустим пчел из их новых ульев, они за несколько месяцев пролетят через всю Британию, жаля до смерти всех военных, которые попадутся им на пути. На следующем этапе нашего плана мы выведем еще больше пчел на тайных пасеках по всей Европе. Страх, ужас, паника станут нашими самыми действенными союзниками. Солдат будет косить загадочная болезнь. И Британия займет то место, которого заслуживает, – место третьеразрядной страны.

– Но как же те двое погибших – ваш работник и садовник моего дяди? Они ведь не были частью вашего замысла?

Из тьмы донесся какой‑то скрипучий звук.

– Я знал, что некоторые из работников крадут вещи с фабрики, но спускал это им с рук. Это моя ошибка. Один из ульев опрокинула лошадь, и пчелы вылетели на свободу. Они одичали, а потом почувствовали запах вещества с украденной формы и начали нападать на людей. Мистеру Сурду пришлось поймать матку и заманить на нее весь оставшийся рой. Весьма опасное задание.

– Обычная работа, сэр, – возразил мистер Сурд из дальнего конца комнаты.

У Шерлока перехватило дыхание от дерзости этого плана. И каким бы отвратительным он Шерлоку ни казался, в нем не было заметных недостатков. Если пчелы действительно так агрессивны, как утверждает Мопертюи, и если военную форму успешно развезут по разным гарнизонам, план сработает. Сработает!

– Мой брат вас остановит, – спокойно сказал Шерлок. Это была его последняя надежда.

– Твой брат?

– Мой брат.

Из тьмы донесся шепот. Шерлоку показалось, что он различает голос мистера Сурда.

– Ах, – произнес Мопертюи своим шелестящим голосом, – тебя ведь зовут Шерлок Холмс. Значит, твой брат Майкрофт Холмс. Умный парень. Мы уже заметили, что он может представлять для нас определенный интерес. Похоже, ты пошел в него.

– Я послал ему телеграмму о том, что сейчас происходит, – заверил его Шерлок так спокойно, как только смог.

– Нет, – возразил барон. – Не посылал. Если бы послал, тебе не пришлось бы самому следить за моим судном. Майкрофт Холмс отправил бы на это задание собственных агентов.

Собственных агентов? Только сейчас Шерлок понял, насколько велики возможности Майкрофта.

В дальнем углу снова зашептались.

– Но все равно нам придется как‑то уладить проблему с твоим братом, – продолжил барон. – Если он так же умен, как и ты, то сумеет раскрыть наши замыслы и помешать их исполнению. Он умрет через несколько дней после тебя, а может, даже в тот же день. Если бы было возможно, я постарался бы убить вас одновременно, потому что очень ценю точность. И вашим родителям не пришлось бы тратиться на отдельные похороны.

Только сейчас Шерлок понял, во что ему обойдется тщеславие. Ему так хотелось показать, какой он умный, что он изложил барону все свои выводы и похвастался перед ним возможностями Майкрофта, – и теперь барон убьет их обоих.

– Я уверен, что ты рассказал мне все, что знаешь, – сказал Мопертюи, – и я удивлен тем, как много тебе удалось выяснить. В будущем нам придется действовать осторожнее. Благодарю тебя.

– А почему Лондон? – выпалил Шерлок, понимая, что сейчас все закончится и у них с Вирджинией уже не останется шансов спастись. – Почему, прежде чем отправить сюда ульи, вы перевезли их в Лондон, а не в Портсмут или Саутгемптон?

– После твоего побега нам пришлось начинать действовать раньше установленного срока, – прошептал Мопертюи. – У нас не было свободного причала в Портсмуте или Саутгемптоне, а судно стояло в Лондоне. Везти ульи в Лондон было не очень удобно, но другого выбора не оставалось. А теперь ты мне больше не нужен… как и эта девочка, которая сидит рядом с тобой. Я собирался использовать ее для того, чтобы заставить тебя отвечать на вопросы, но мы без этого обошлись. Похоже, заставить тебя умолкнуть гораздо труднее, чем разговорить.

Шерлок повернулся к Вирджинии, чувствуя, что его лицо горит от стыда, но она ему улыбнулась:

– Ты избавил меня от пыток. Спасибо.

– Пожалуйста, – машинально ответил Шерлок, хотя и понимал, что особой его заслуги в этом нет.

– Мистер Сурд, – снова донесся из тьмы шепот барона Мопертюи. Хотя он и говорил очень тихо, его голос был прекрасно слышен в каждом углу комнаты. Это был голос человека, привыкшего командовать. – Нам нужно ускорить претворение нашего плана в жизнь. Отдайте приказ. Выпустите пчел из форта. Когда они доберутся до берега и полетят вглубь страны, форму уже раздадут солдатам. И воцарится хаос!

 








Date: 2015-07-27; view: 130; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.013 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию