Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Лекция XVIII. СЕМИОТИКИ ИСКУСНОГО СЛОВА... 365






 


зывают запросто, а не только в специальных ситуациях. И слушать их может кто угодно. Совсем иначе сообщался рассказ, обладавший маги­ческим значением, т.е. миф, даже в тех случаях, если это не общепле­менная святыня, а миф индивидуальный, нечто вроде словесного лич­ного амулета.

В. Я. Пропп приводит слова исследователя культуры североамерикан­ских индейцев о том, каким образом в начале XX в. индейцы передава­ли амулет преемнику.

«Каждая такая церемония и каждая пляска сопровождались не толь­ко своим ритуалом, но и рассказом о происхождении его. <...> Такие рассказы были обычно личной собственностью держателя или владель­ца узелка или пляски и, как правило, рассказывались немедленно пос­ле исполнения ритуала или во время передач собственности на узелок или на церемонию его следующему владельцу. <...> Таким образом, каждый из этих рассказов был эзотерическим. Вот отчего с величайши­ми трудностями что-либо похожее на этиологический рассказ как це­лое может быть получено. <...> Запрещали и соблюдали запрет не в силу этикета, а в силу присущих рассказу и акту рассказывания маги­ческих функций. Рассказывая их, он (рассказчик) отдает от себя неко­торую часть своей жизни, приближая ее этим к концу. Так, человек среднего возраста однажды воскликнул: "Я не могу тебе сказать всего, что я знаю, потому что я еще не собираюсь умирать". Или, как это выразил старый жрец: "Я знаю, что мои дни сочтены. Моя жизнь уже бесполезна. Нет причины, почему бы мне не рассказать всего, что я знаю"» (Пропп [1946] 1986, 355-356).

Сказки о животных развились из мифов о животных — путем «циклизации повествовательного материала вокруг зооморфного трикстера1, теряющего сакральное значение» (Костюхин 1987, 54). Как и в истории волшебной сказки, трансформация мифов в сказки о животных состояла в утрате ритуально-магического значения таких рассказов, зато в развитии их эстетических, игровых, по­знавательных функций.

Этиологическая значимость мифа уступала место более про­стому и реальному знанию повадок зверей, за которыми, однако, со временем все более стали просвечивать типы человеческих ха­рактеров (хитрая лиса, жадный и глупый волк, простодушный медведь, болтливая сорока, трусливый заяц и т.д.). Комические мотивы (шутки, насмешки, передразнивание) всегда свидетель­ствуют о позднем характере мифа или сказки. «Классическая» мифология целиком серьезна, комическое возникает лишь на последних этапах перехода мифа в фольклор.



1 Трйкстер (от англ. trickster 'обманщик, ловкач') — термин фольклористики; в поздних мифах это первобытный плут, он противостоит, неудачно подражает и мешает культурному герою. К таким персонажам восходят Лиса в русских сказ­ках, Ворон и Койот в мифологии американских индейцев.


Былинам верили, сказкам — нет, но их любили и прислушива­лись к их мудрости, более ценной, чем достоверность: Сказка — дожъ, да в ней намек, добрым молодцам урок.

В сказочной традиции складывались специальные показатели неправдоподобия (шутливо-абсурдистского, алогичного характе­ра). Чаще всего они встречаются в присказках-зачинах или в кон­цовках сказок. Ср. зачин русской сказки, записанной в 1930-х гг.: В невкотором царстве, в невкотором государстве, в том, в котором мы живем, под номером сядьмым, иде мы сядим, снег горел, соломой тушили, много народу покрутили, тем дела не ряшили.

132 Фольклорные жанры, восходящие к культо-■ wfc« вым действам и мистериям.В разных религиях инвариантное содержание главных или праздничных ритуалов во славу Бога состоит в воспроизведении (рецитации жрецами/свя­щенниками или разыгрывании участниками мистерии) основно­го мифа традиции. Например, в Древней Индии накануне зимне­го солнцеворота жрецы рецитировали космогонический миф. В Древ­нем Египте и Древней Греции разыгрывали мистерии об умираю­щем и воскресающем божестве (Осирисе в Египте и Дионисе в

Греции).

В средневековой Европе в предрождественских кукольных пред­ставлениях, а потом и в школьных театрах ставили сцены из жиз­ни Христа: вертеп (пещера) в Вифлееме, чудесное рождение мла­денца в воловьих яслях1, поклонение волхвов, посрамление царя

Ирода.

Культовые действа (мистерии и рецитации), их диалогичность и событийность дали начало нескольким диалогическим фольк­лорным жанрам — драме (что засвидетельствовал еще Аристо­тель2), загадкам (см. пп. 132.1), некоторым духовным стихам и сказ­кам (пп. 132.2).

1 Отсюда восточнославянские народные названия кукольного театра — бат-
лейка, вертеп, яселъки.

2 В IV главе «Поэтики» говорится, что трагедия и комедия «возникли с само­
го начала путем импровизации», «первая — от зачинателей дифирамба, вторая —
от зачинателей фаллических песен, употребительных еще и ныне во многих го­
родах» (Аристотель 1957, 51). В дионисийских мистериях дифирамбы распевались
ватагой, изображавшей козлоподобных сатиров (входивших в свиту Диониса),
поэтому их куплеты назывались трагедиями (греч. tragodia дословно 'козлиная
песнь'). Словом комедия называли песни, которые пел хор деревенских жителей,
чествующих бога виноделия и всего растущего Диониса (от греч. коте 'деревня,
село; поселяне'; komos 'веселая процессия поселян во время дионисийских праз­
днеств с музыкой, пением и плясками'; komodia дословно 'песня веселых посе­
лян (в дионисийской процессии)'). Усиление элементов драмы в дионисийских
мистериях связано с выделением из хора отдельных актеров и ростом диалогич-
ности в песнопениях обоих ватаг.




366 Часть пятая. ЗНАКОВЫЕ СИСТЕМЫ КУЛЬТУРЫ

132.1 Древнейшие загадки как мифологический катехизис1.В отличие от современных загадок самые древние загадки не были отдыхом, игрой, забавой, развлече­нием, необязательным балагурством, шуткой или насмешкой. Как показали культурологические разыскания В.Н.Топорова, Вяч.Вс. Иванова, Т. Я. Елизаренковой (в свою очередь связанные с идеями А.Н. Веселовского, О.М.Фрейденберг), древнейшие загадки brahmodya (дословно 'произнесение священных истин5) составляли словесную партитуру особой магии и ритуала. В веди­ческой традиции (XV—XI вв. до н.э.) этот ритуал, включавший диалог в виде обмена загадками, совершали жрецы в пред­новогоднюю ночь. Неделя самых длинных ночей в году пережива­лась как критическая точка годового цикла, когда жизнен­ные силы мироздания как бы истончаются, «срабатываются», Хаос побеждает Космос, и неизвестно, возродится ли свет, «и только особый ритуал перехода может заново воссоздать Космос со все­ми этапами его становления» (Елизаренкова, Топоров 1984, 30).

В ведийском ритуале встречи нового года, в жреческих загадках и от­гадках воспроизводились космогонические представления древних индийцев. Согласно мифологии, творение мира происходило по воле (слову) бога Брахмы: отделяются земля и небо, первоначально слитые в мировом яйце; мир создается из огромного тела первочеловека и первожертвы Пуруши, с множеством глаз, голов, рук, ног. Части тела Пуруши становятся элемен­тами мироздания: его дух стал луной, глаз — солнцем, дыхание — вет­ром, пуп — воздушным пространством, голова — небом, ноги —- землей, уста — священной рекой Индрой и огнем и т.д. Из частей тела Пуруши был сформирован также социальный организм: его рот стал брахманами (жрецами), руки — воинами, бедра — земледельцами, ноги — самым низшим сословием (о Пуруше см.: Топоров 1992[а]).

Вот эти мифопоэтические отождествления элементов мира и элемен­тов тела первочеловека и были содержанием древнейших индоевропей­ских загадок и отгадок. Так в сознании участников обряда и, шире, на­рода устанавливалась и воспроизводилась сакральная иерархия главных сущностей ведического Космоса. При этом отгадки отнюдь не были «ра­циональным» или интуитивным решением задачи, т.е. действитель­ным отгадыванием. Отгадки существовали как данность, в качестве ком­понента сакрального знания о мире. Цепь загадок — другая половина этого знания; и все вместе в урочный час звучит у алтаря, дабы про­длился миропорядок, отображенный в ритуальных формулах.

Ниже приводится фрагмент ведийских ритуальных загадок и отга­док в переводе авторов исследования (см.: Елизаренкова, Топоров 1984, 19-20).

1 Катехизис (греч. katechesis 'устное наставление') — 1) книга, содержащая краткое изложение христианского вероучения в форме вопросов и ответов; 2) из­ложение основ какого-либо учения по вопросам и ответам.









Date: 2015-07-25; view: 71; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию