Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Принципы международного уголовного права





В международном уголовном праве выделяют основопола­гающие и специальные принципы.

Основополагающие принципы были заложены в Уставе Нюрнбергского трибунала, развиты во Всеобщей декларации прав человека и окончательно сформулированы в Международ­ном пакте о гражданских и политических правах. Общепринято, что данная группа принципов носит императивный характер. Вы­деляют следующие основополагающие принципы:

Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого чело­века. Оно охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

В странах, которые не отменили смертной казни, смерт­ные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие пре­ступления в соответствии с законом, который действовал во вре­мя совершения преступления. Каждый, кто приговорен к смерт­ной казни, имеет право просить о помиловании или смягчении приговора.

Смертный приговор не выносится за преступления, со­вершенные лицами моложе 18 лет, и не проводится в отношении беременных женщин.

Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию.

Каждый человек имеет право на свободу и личную не­прикосновенность. Никто не может бьггь подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не может быть лишен свободы иначе как на основаниях и в соответствии с законом.

Каждому арестованному сообщаются при аресте причи­ны ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявленное ему обвинение.

Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или со­держания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде.

Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности.

Все лица равны перед судом. Каждый имеет право на рассмотрение любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела компе­тентным, независимым и беспристрастным судом.

Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет дока­зана согласно закону.



Никто не должен быть судим вторично или наказан за преступление, за которое уже был окончательно осужден или оп­равдан в соответствии с законом.

Никто не препятствует преданию суду и наказанию лю­бого лица за любое деяние, которое в момент совершения явля­лось уголовным преступлением.

Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо преступления вследствие какого-либо действия, ко­торое согласно действовавшему в момент совершения внутриго­сударственному законодательству или международному праву не являлось уголовным преступлением.

Многие из данных принципов Международного уголовного права предусмотрены в национальном уголовном праве, что под­тверждает неразрывную связь международного и внутригосудар­ственного уголовного права.

Специальные принципы Международного уголовного права были кодифицированы и закреплены в части III Статута Между­народного уголовного суда. К ним относятся следующие принципы:

1. Принцип ответственности только за деяние, признанное преступлением нормой международного уголовного права. Уго­ловная ответственность наступает за деяние, признававшееся преступлением нормами международного уголовного права на момент его совершения. Международный уголовный суд может рассматривать дела только о преступлениях, совершенных не ра­нее 1 июля 2002 г., однако это не исключает уголовного разбира­тельства по делу виновного лица другим международным судом или национальным судом государства.

«Нет преступления без указания на то в законе». Никто не может подлежать ответственности, если деяние на момент со­вершения не признавалось преступлением (Пакт о гражданских и политических правах 1948 г.). Если деяние является преступным в соответствии с другой нормой международного уголовного пра­ва до вступления в силу новой нормы, то оно подлежит квалифи­кации по той норме, которая действовала на момент совершения деяния (преступление «геноцид» до вступления в силу Статута должно быть квалифицировано в соответствии с Конвенцией о предупреждении преступления геноцида 1948 г.). При анализе данного принципа следует также учитывать существующее в ме­ждународном уголовном праве «правило о сомнениях», согласно которому любое сомнение в возможности или правильности ква­лификации по нормам международного уголовного права должно быть истолковано в пользу обвиняемого лица. Исключением яв­ляются преступления Второй мировой войны, поскольку в период привлечения к ответственности военных преступников данные правила еще не были приняты мировым сообществом.

Принцип индивидуальной ответственности. Ответствен­ности по международному уголовному праву могут подлежать только физические лица, достигшие 18 лет. Однако существует несоответствие в возрастном цензе субъекта ответственности по международному и национальному уголовному праву. Согласно УК РФ предусмотрена ответственность за преступления против мира и безопасности человечества с 16 лет. В нормах междуна­родного уголовного права практически нигде не указывается на минимальный возраст субъекта преступления. Поэтому в силу понимания положения о толковании любого сомнения в пользу лица, такое лицо не может нести ответственность по междуна­родному уголовному праву. Следовательно, данный субъект мо­жет быть привлечен к уголовной ответственности национальным судом.



Принцип неотвратимости уголовной ответственности. Виновное лицо подлежит ответственности независимо от того, предусматривается ли национальным уголовным законодательст­вом ответственность за совершенное деяние или нет. Данный принцип, закрепленный в Статуте Международного уголовного суда, сложно реализовать государствам, предусматривающим первостепенное действие норм национального уголовного зако­нодательства (например, Россия), поскольку по национальному закону нет основания привлечения лица к уголовной ответствен­ности. Помимо этого, возникает еще один вопрос - данные стра­ны обычно закрепляют запрет выдачи своих граждан другим го­сударствам, на территории которых было совершено преступле­ние. Следствием такого различного закрепления основ привлече­ния к уголовной ответственности является проблематичность для Российской Федерации ратифицировать Статут Международного уголовного суда.

Принцип «лицо, признанное виновным по международно­му уголовному праву, может быть подвергнуто наказанию, оп­ределенному нормой международного уголовного права». По­скольку большинство нормативных международных актов не со­держат ни вида наказания, ни его размера при реализации этого принципа возникает проблема. Исключением является только Статут Международного уголовного суда. В то же время нормы международного уголовного права допускают возможность при­менения национального уголовного права. С другой стороны, применение данного принципа можно рассматривать только в рамках деятельности Международного уголовного суда.

Принцип недопустимости ссылок на официальный ста­тус и приказ. Многие международные преступления являются результатом государственной политики правящих кругов, зачас­тую совершаются должностными лицами, в том числе первыми лицами государства. Данный принцип закреплен в ст. 7 Устава Нюрнбергского трибунала, в Уставах по бывшей Югославии и Руанде, Римском Статуте. Согласно последнему его положения применяются в равной мере ко всем лицам без какого бы то ни было различия на основе должностного положения. На ответст­венность официальных и должностных лиц не влияет наличие у них каких-либо иммунитетов от уголовной ответственности, пре­дусмотренных как в международном, так и в национальном зако­нодательстве. (Так, английский суд не принял во внимание нали­чие парламентского иммунитета бывшего чилийского диктатора А. Пиночета, обвиненного в совершении ряда военных преступ­лений.) Данный принцип подразумевает равенство всех лиц.

Составной частью данного принципа является ответствен­ность командиров и других военных начальников за совершение преступлений по международному уголовному праву. Согласно последнему военные командиры или лица, эффективно дейст­вующие в качестве военных командиров, подлежат ответственно­сти за деяния, преступные по международному уголовному пра­ву, если те совершены силами, находящимися под его эффектив­ным командованием, властью или контролем (ч. 1 ст. 28 Статута). Данные лица используют свой юридический статус, при этом са­ми непосредственно своими действиями могут и не совершать того, что подчиненные им лица выполняют их приказы и распо­ряжения. (Военный командир несет ответственность за действия своих подчиненных - когда он должен был знать, что вверенные ему силы совершают преступление, но не принял всех мер в пре­делах своих полномочий для предотвращения или пресечения его совершения.)

Международно-правовые акты в регламентации ответствен­ности за исполнение незаконного приказа исходят из концепции «умных штыков»: лица, совершившие преступление при испол­нении явно для них незаконного приказа, должны подлежать уго­ловной ответственности; а начальник должен нести ответствен­ность за совершенные преступления при исполнении отданного им незаконного приказа в любом случае.

В принятых в последнее время документах международного уголовного права содержится перечень обстоятельств, освобож­дающих исполнителя приказа от уголовной ответственности. При этом должны быть соблюдены следующие требования: исполни­тель был обязан исполнить приказ правительства или начальника; исполнитель не знал, что приказ был незаконным или сам приказ не носил незаконного характера. Смягчающим обстоятельством является факт исполнения приказа под страхом серьезных отри­цательных последствий для себя или своей семьи. Освобождение исполнителя приказа от ответственности по международному уголовному праву не означает автоматического освобождения лица, отдавшего такой приказ.

Исключение из данного принципа предусмотрено ч. 2 ст. 33 Статута - приказ о совершении акта геноцида или любого пре­ступления против человечности всегда расценивается как явно незаконный. Следовательно, исполнитель такого приказа не мо­жет освобождаться от ответственности ни при каких обстоятель­ствах.

7. Принцип неприменения срока давности. Принцип дейст­вует в отношении военных преступлений и преступлений против мира и безопасности человечества. В 1968 г. была принята Кон­венция о неприменимости срока давности к военным преступле­ниям и преступлениям против человечества, которая закрепляет рассматриваемый принцип. Однако на сегодняшний день, следу­ет внести изменения либо в Конвенцию, либо в Статут Междуна­родного уголовного суда. Эти изменения должны конкретизиро­вать составы международных преступлений, на которые сроки давности не будут распространяться. Данное нововведение необ­ходимо, поскольку национальными законодательствами госу­дарств по-разному рассматривается группа международных пре­ступлений и действие в отношении них сроков давности. Необ­ходимо создание единого правила о сроках давности в отноше­нии международных преступлений, поскольку это позволит ре­шить ряд вопросов, возникающих в теории и на практике.

 








Date: 2015-08-15; view: 962; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию