Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Категории для описания людей





Когда нас просят описать людей, которых мы хорошо знаем, какие терми­ны мы используем? Подумав о друзьях, мы обнаружим, что подбираем особые слова для их описания и что иногда мы группируем людей по типам; мы гово­рим, что друг обладает такими-то характеристиками или он относится к тако­му-то типу людей. Встречаясь с незнакомыми людьми, мы также проявляем чувствительность к их определенным характеристикам и описываем их в опре­деленных терминах. В одних случаях эти воспринимаемые нами характеристики более или менее нейтральны, в других — они имеют сильную ценностную на­грузку. Так, например, можно описать кого-то в терминах физических свойств (высокий, румяный, угловатый), которые могут и не выражать ценностных предпочтений, либо в терминах черт личности (честный, добрый, враждеб­ный), как правило, в значительной степени ценностно окрашенных.


X СО


V I


■он»


О


Таблица 14.1. Примеры категорий, описывающих ситуации, свойственныеДженнифер


Категории ситуаций


Примеры ситуаций


Черты ситуаций


Чувства


Действи я


 


Домашние-взрыво­опасные

Школа, работа — дав­ление, побуждающее к работе

С друзьями или в оди­ночестве

Неопределенные


Мать дуется на меня. Че­стно предупреждаю роди­телей об уходе из дома. Мать отказывается от по­дарка. Кто-то еще прихо­дит домой расстроенный. Должна участвовать в ра­боте класса. Должна дей­ствовать на работе. Непра­вильно выполняю работу в незнакомом месте.

С друзьями — без про­блем. С друзьями — про­блемы. Одна.

Приехала домой из Фи­ладельфии. В толпе. Еду в автобусе на занятия. Хочу уйти из дома и уехать в Филадельфию. В незнако­мом месте.


Эмоциональные, сер­дитые, взрывоопас­ные, возбуждающие

Требующие, угрожаю­щие, давящие, нелов­кие, бросающие вызов, вызывающие стыд, рав­нодушные

Эмоциональные, дели­катные, дружелюбные, великодушные

Двойственные, неопре­деленные, равнодуш­ные, игнорирующие


Гнев, внешнее давление, вовлеченность, незащи­щенность, безрадостность



Внимание к себе, ощуще­ние вызова, ранимость, неловкость, ощущение давления, тревога

Заботливость, обеспоко­енность, комфорт, мелан­холия, печаль

Подавливаемые чувства, меланхолия, печаль, оди­ночество, фрустрирован-ность, смущение


Сенситивные, обеспокоен­ные, заботливые, смущен­ные, сдержанные, не навяз­чивые (не компульсивные)

Осознаваемые, контролиру­
емые, амбициозные, целе­
направленные, навязчивые
(компульсивные), хладно­
кровные, реактивные, усерд­
ные, непротестующие.
Заботливые, обеспокоен­
ные, эмоциональные, вов­
леченные, проницательные,
реактивные.

Сосредоточенные на чем-то, отчужденные, спокой­ные, осознанные, контро­лируемые, хладнокровные, интровертированные


Источник: Pervin, 1976. © 1976, Американская психологическая ассоциация. Печатается с разрешения.


496 Глава 14. Когнитивно-информационные подходы к личности

Люди различаются терминами, которые они используют для описания ок­ружающих, и способами организации этих терминов, но все стремятся как-то упорядочить информацию о других людях. Учитывая многообразие людей, с которыми приходится сталкиваться, и многообразие их поведения в разных ситуациях, такое упорядочивание информации оказывается совершенно необ­ходимым, если мы хотим придать какой-то смысл и стабильность миру, с ко­торым сталкиваемся. В главе 8, посвященной пятифакторной модели личност­ных черт, мы рассматривали, какими могут быть обобщенные категории лю­дей — интроверты и экстраверты {Экстраверсия), невротики и эмоционально стабильные люди (Невротизм), ответственные и безответственные люди {Со­знательность) и т.д. А рассказывая об иерархической организации черт лично­сти (глава 7), мы рассматривали то, какие субкатегории черт личности может иметь каждая из этих категорий, а затем и то, какие конкретные реакции обра­зуют нижележащий уровень иерархии.

Все эти разноуровневые категории представляют собой как бы общие знаме­натели, характерные для категориальных систем огромного числа людей, но ин­дивиды очень сильно различаются по тем категориям, которые они используют: по содержанию этих категорий и по сложности их организации. Между прочим, это как раз то, что пытался показать Келли в своей теории личных конструктов (глава 10). Иными словами, в то время как теория черт личности открывает общие категории, применяемые для описания людей, и характеристики, используемые для конкретизации этих категорий, теория личных конструктов пытается открыть индивидуализированные способы категоризации людей.

Я (self) и Я-схема.В предыдущих главах этой книги подчеркивалась важ­ность понятия Я для личности. В то же время надо признать, что не все теории придают этому понятию серьезное значение и были времена, когда понятие Я вообще было в опале. В начале когнитивной революции этому понятию не уде­лялось должного внимания, непросто было вписать его в компьютерную мо­дель. Затем Маркус (Markus, 1977) сделала шаг, который подтолкнул многих начать исследования в этом направлении.



Маркус предположила, что Я — это понятие, или категория, подобная дру­гим понятиям, или категориям, и что люди формируют когнитивные структуры, отражающие их Я точно так же, как они это делают в отношении других явлений. Подобные когнитивные структуры назвали Я-схемами.Например, один человек может иметь Я-схему зависимости—независимости, которой другой человек не обладает, или Я-схему вины—невиновности, которой нет у других. Как отмеча­лось в главе 5, некоторые индивиды могут считать какие-то стороны своего Я мягкими, податливыми, тогда как другим людям они кажутся жестко фиксиро­ванными (Dweck, Chiu & Hong, 1995), а для третьих может вообще не существо­вать Я-схемы, соответствующей категориям податливость—жесткая фиксирован-ность (т.е. они асхематичны (лишены схемы) в отношении данного понятия).

Я-схемы в соответствии с когнитивным представлением о Я — это когни­тивные обобщения в отношении себя, сделанные на основе прошлого опыта, которые упорядочивают и направляют процесс переработки информации, так или иначе связанной с Я. Понятия или параметры, которые мы используем для определения самих себя (например, умный—неумный, общительный—интро-


Когнитивные структуры



вертированный, напористый—ненапористый, храбрый—трусливый), — все это Я-схемы. Как и от других схем и понятий, так и от Я-схемы зависит, будет ли человек обращать внимание на некоторую информацию, как она будет струк­турироваться и насколько легко будет запоминаться.

Например, индивид с Я-схемой независимости ведет себя отлично от того индивида, который обладает Я-схемой зависимости, и оба они отличаются от индивидов, Я-схемы которых вообще не связаны ни с зависимостью, ни с независимостью. Маркус действительно продемонстрировала, что люди со спе­цифической Я-схемой, такой, как зависимость или независимость, с легкос­тью перерабатывают релевантную информацию, извлекают из памяти соответ­ствующие факты поведения и сопротивляются фактам, противоречащим их Я-схемам. Другими словами, как только мы создали способы думать о самих себе (наши Я-схемы), так у этих схем появляется сильное стремление к само­сохранению — через избирательное внимание, избирательное запоминание и через склонность к избирательному согласию с тем, что говорят о нас окружа­ющие. Другими словами, можно говорить о наличии влияния Я-схемы и, более того, о наличии тенденциозности, направленной на подтверждение собствен­ного представления о себе.

Недавнее исследование показывает, что Я-схема имеет отношение не толь­ко к процессу переработки информации, но и к действию, в данном случае — к сексуальному поведению и романтическим отношениям. В этом эксперименте исследователи проверяли гипотезу о том, что женщины, имеющие различные сексуальные Я-схемы, будут перерабатывать межличностную информацию по-разному и по-разному будут вести себя в сексуальных и романтических отноше­ниях (Andersen & Cyranowski, 1994). Женщин просили оценить себя по списку из 50 прилагательных, 26 из которых (например, раскованная, любящая, ро­мантическая, страстная, непосредственная) служили для формирования Шка­лы Я-схемы сексуальности. Так как соответствующие прилагательные были как бы упрятаны в длинном списке, испытуемые не подозревали о существовании специальной шкалы, считая, что на самом деле перед ними стоит задача оце­нить себя по всем 50 пунктам. Женщин также просили ответить на вопросник, предназначенный для того, чтобы выявить наличие сексуального опыта и ро­мантических отношений. Было четко обнаружено, что женщины, имеющие высокие значения по Шкале Я-схемы сексуальности, особенно те, у которых были позитивные Я-схемы сексуальности, проявляли большую сексуальную ак­тивность, переживали большее сексуальное возбуждение и получали большее сек­суальное наслаждение, а кроме того, были более способны включаться в роман­тические любовные отношения по сравнению с женщинами, получившими низ­кие оценки по данной шкале. Авторы пришли к заключению, что схемы сексуальности, определяемые как когнитивные обобщения сексуальных аспектов своего Я, значимо коррелируют с сексуальными эмоциями и поведением.

Делая акцент на понятие Я, информационно-процессуальные подходы име­ют в виду множество Я-схем, а не одну-единственную Я-схему, и основу для множества Я-категорий, а не для одной-единственной Я-категории. Другими сло­вами, здесь мы имеем дело с тем, что названо семейством Я, а не с единственным Я (Cantor & Kihlstrom, 1987). В соответствии с этой точкой зрения, каждый из нас


498 Глава 14. Когнитивно-информационные подходы к личности

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

ИСТОЧНИКИ ВЫСОКОЙ САМООЦЕНКИ У МУЖЧИН И ЖЕНЩИН: КАК РАБОТАЮТ Я-СХЕМЫ?


Различаются ли мужчины и жен­щины по своим Я-схемам? Джозефе, Маркус и Тафароди (Josephs, Mar-kus & Tafarodi, 1992) думают, что да. Их работа проливает свет на природу тендерных различий в Я-концепции, а также иллюстрирует, как работают Я-схемы — как они организуют и на­правляют процесс обработки инфор­мации, касающейся Я.

Основная идея этого исследования заключается в том, что культура обес­печивает нас нормами подобающего (т.е. считающегося правильным) для представителей того или иного пола поведения и мужчины и женщины ус­ваивают и представляют эти нормы в своих Я-схемах гендерно-подобающе­го поведения. Каково содержание та­ких схем? Широкий обзор литературы позволил предположить, что одним из важных компонентов этих схем оказы­вается то, в какой мере мужчины и женщины считают себя разделенны­ми или, наоборот, связанными с дру­гими людьми. Мужчины скорее всего будут иметь «индивидуалистские», «не­зависимые» и «автономные» схемы самих себя, а других индивидов они будут представлять не как часть себя, а как отдельных и отличных от свое­го Я. Женщины, напротив, скорее бу­дут иметь «коллективистские», «соеди­ненные» и «связанные с другими» схе­мы самих себя, и отношения с другими они будут воспринимать как базовые элементы своего Я.


Джозефе и его соавторы далее высказали гипотезу, согласно кото­рой наше самоощущение должно за­висеть от того, насколько успешно мы соответствуем своим схемам гендер-но-подобающего поведения. Так, для мужчин мысль о себе как о независи­мом и уникальном должна вести к вы­сокой самооценке; для женщин, на­оборот, к высокой самооценке дол­жна вести мысль о себе как о связанной с другими. Чтобы проверить эту идею, Джозефе и его соавторы провели три исследования. В исследовании № 1 испытуемых просили указать процент людей, которые имеют такие же, как и они, способности и умения. Как и ожидалось, мужчины, имеющие вы­сокую самооценку, по сравнению с мужчинами, имеющими низкую са­мооценку, и по сравнению со всеми женщинами в целом чаще восприни­мали себя как людей, которые обла­дают значительно более высокими, чем у других, способностями.

Исследование № 2 опиралось на идею, что чем лучше у кого-то па­мять на особые виды информации, тем важнее эти виды информация для его Я-схемы. Испытуемых обучали «кодировать», или ассоциировать, слова или с самими собой, или с другими людьми, важными для ис­пытуемых. Как и предполагалось, женщины, имеющие высокую само­оценку, по сравнению с женщина­ми, имеющими низкую самооценку,


Когнитивные структуры



 


и по сравнению с мужчинами в це­лом имели лучшую память на слова, которые они закодировали через ас­социации с другими людьми. Эти ре­зультаты соответствуют исходной ги­потезе: предположительно, женщи­ны, высоко ценящие себя, имеют лучшую память на слова, относящи­еся к другим людям, потому что от­ношения с другими важны, или Я-ре­левантны, для них.

И наконец, в исследовании № 3 изучались реакции на угрожающую ин­формацию о Я. Испытуемые заполняли якобы личностный тест и затем полу­чали придуманную экспериментатором обратную связь о своих а) индивиду­альных достижениях и б) о достиже­ниях в межличностных отношениях. Как и ожидалось, когда мужчины, имеющие высокую самооценку, по­лучили негативный результат тести­рования своих индивидуальных дости­жений, они компенсировали эту уг­розу своей самооценке, заявляя, что улучшат свой результат в следующем тесте. Подобным же образом, когда женщины, имеющие высокую само­оценку, получили негативные резуль­таты тестирования навыков межлич-


ностного общения, они компенсиро­вали эту угрозу своей самооценке, прогнозируя улучшение в следующий раз. Эти факты показывают, что и мужчины, и женщины чувствуют уг­розу свой самооценке, когда они не могут соответствовать своим Я-схемам. Но содержание этих схем различает­ся: независимость и индивидуальные достижения являются более важны­ми для мужчин, а связи с другими и взаимозависимость являются более значимыми для женщин.

Сведенные вместе, результаты этих трех исследований демонстриру­ют, что тендерные нормы влияют на то, как у нас формируется самооцен­ка. Исследования также показывают, как Я-схемы определяют способы об­работки информации: как мы срав­ниваем себя с другими (эксперимент № 1), какую информацию мы запо­минаем (эксперимент № 2) и как мы компенсируем угрожающую инфор­мацию (эксперимент № 3). Это все важные когнитивные процессы, в которых наши Я-схемы играют реша­ющую роль.

Источник: Josephs, Markus & Tafarodi, 1992.


бывает очень разным, пребывает во множестве мест, встречается со многими людьми. И поэтому у нас есть много зависящих от контекста Я-концепций, каж­дая из которых имеет свой набор характеристик. Некоторые характеристики этих контекстуальных Я будут пересекаться между собой, а другие будут различаться. Возвращаясь к табл. 14.1, мы увидим, что у Дженнифер есть Домашнее Я, Школьно-производственное Я, Я с друзьями и Неопределенное Я. С каждым контекстуальным Я связана группа ситуаций, чувств и действий. Ее различные Я содержат несколько пересекающихся характеристик, а также несколько раз­личающихся. Возможно, если перейти на более высокий уровень обобщения, то мы обнаружим Хорошее Я (Good Self) и Плохое Я (Bad Self), причем первое характеризуется ситуациями, в которых она озабочена делами друзей, а послед­нее — ситуациями, в которых она хладнокровна и обособлена. Таким образом, каждый из нас располагает семейством Я, содержание и организация которых


500 Глава 14. Когнитивно-информационные подходы к личности

уникальны. Внутри этого семейства Я может быть прототипическое Я, т.е. Я-кон­цепция, о которой мы говорим: «Это то, что Я есть на самом деле». И внутри этого семейства Я могут быть и туманные, неясные Я, или те части нас, в отношении которых мы не уверены, как они соотносятся с другими Я.

Короче говоря, информационно-процессуальный подход предполагает, что Я можно рассматривать и подвергать эмпирическому исследованию так же, как и все остальные категории, отдавая дань его особой потенциальной значимости в функционировании человека. В этом смысле данная позиция похожа на предполо­жение Келли о том, что если на Я смотреть как на конструкт, то оно оказывается частью системы конструктов человека. Однако, обращаясь с Я как со схемой в рамках информационно-процессуального подхода, сторонники когнитивной пси­хологии личности получают возможность сопоставлять свои исследования с дру­гими исследованиями, выполненными в других областях когнитивной психоло­гии. Это дало и продолжает давать важный материал для дальнейшего продвиже­ния в психологии личности (Banaji & Prentice, 1994).






Date: 2015-05-09; view: 161; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию