Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Пеки и я XII. РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ СЕМИОТИКАМИ В СОСТАВЕ ФУНКЦИЙ 253





0на выходит за пределы самого типичного акта коммуникации — общения двух индивидов. Между тем одна из древних и важных функций разных семиотик человеческих сообществ состояла имен-до в консолидации, т.е. в объединении с целью укрепления.

Коллективный характер жизни человечество унаследовало генетиче­ски — от приматов. Не только в обезьяньих стадах, но и у других обще­ственных животных (волчьих стаях, колониях моржей и др.) сообщество создается благодаря разделению функций между отдельными осо­бями и группами особей. Вершину социальной иерархии занимает во­жак, и в сообществах животных вырабатываются демонстрационно-ри­туальные (а не симптоматические) знаки, функция которых состоит в закреплении и поддержании сложившейся иерархии. Вожак и его самка с детенышами занимают лучшие места на стоянке, съедают лучшие кус­ки коллективной добычи, им оказывают знаки покорности, а вожак иногда демонстрирует свою власть — не только «делом» (предводитель­ствуя в охоте или защите), но и иконически — устрашая демонстратив­ным рыком или шлепком строптивых (см. п. 35).

95■

Этническая и национально-государственная символика.В человеческих сообществах древнейшие объединяющие семиотики были связаны с общими ритуалами, в том числе с культами царей-богов (или полубогов) и царей-жре­цов. Семиотика, которая укрепляла власть жреца (вождя, царя), была многоканальной, разнообразной и исключительно устойчи­вой. Знаки монаршего достоинства, верховной власти хорошо из­вестны исторической науке; многие из них до сих пор актуальны.

Семиотика царской власти включала (включает) особую одеж­ду и украшения (мантии, бармы1, золотая цепь, перстни, пояса и др.), особый головной убор (венец, корона, в России — шапка Мономаха и др.), особое место восседания в знаковых ситуациях — на троне, под сенью герба, флага, штандарта, в тронном зале, где трон нередко располагался на специальном возвышении, и т.д.; особые атрибуты власти (регалии) — держава (державное яб­локо2), скипетр, меч; в Средние века — кроме того, печать, ключ; в некоторых традициях — зеркало, ятаган и др.



Семиотично также окружение монарха (недаром возникло вы­ражение Короля играет свита). Первоначально это были охрана, слуги, советники, герольды. Со временем их функции становились

1 Бармы (от др.-польск. Ьгата 'украшения на руках или ногах Ш№ )
золотое оплечье с нашитыми христианскими изображениями и драоц~
камнями; византийские императоры и русские цари в XIV-XVII вв. надевали
бармы во время коронации, торжественных выходов и приемов.

2 По сведениям В.В.Похлебкина, под яблоком фактически часто имели в
виду гранат, который считался символом совершенства и божественного дара
(см.: Похлебкин 1995, 535).

 


254 Часть четвертая. СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА ЗНАКОВЫХ СИСТЕМ

 

все более условными, символическими; эскорты охраны (из всад^ ников, позже — мотоциклистов, кораблей, самолетов-истребите­лей) превращались в почетные эскорты; пажи и фрейлины стано­вились важны прежде всего как знаки пышности и величия двора. Особо удачные марши или песенные восхваления становились гим­нами. Знаки, связанные с властью монарха, со временем в той или иной мере входили в национально-государственную символику.

Однако круг консолидирующих национально-государственных символов существенно шире собственно государственной симво­лики и атрибутики. В него включаются символы, которые испод­воль формируются веками общей истории народа —- в ее не только общегосударственном, но и личностном, человеческом, семейном преломлении. Именно совместная общая история делает группу людей народом. Коллектив людей образует отдельный народ в той мере, в какой обладает этническим самосознанием. Этническое са­мосознание как необходимый и достаточный признак этноса (народа) всегда имеет определенное знаковое воплощение. Этническое самосознание входит в обыденное (повседневное) сознание людей. Оно не наследуется генетически и даже не «впи­тывается с молоком матери», но начинает формироваться рано, до школы или в первые школьные годы. «Этнические различия не мыслятся, а ощущаются по принципу: это мы, а все прочие — иные» (Л. Н. Гумилев). В исторические времена минимум этни­ческого самосознания отдельного человека заключается в том, чтобы знать имя, название своего народа (этноним1). Самоназвание наро­да является важнейшим этнообразующим знаком-символом в сис­теме этнонациональной и/или государственной символики.

В феномене этнонационального самосознания народа следует различать два аспекта: 1) содержание сознания, которое присут­ствует в содержании различных семиотик и текстов (в семиотиче­ском смысле), в общенародном языке (если он имеется), в обы­денном сознании, в содержании школьных учебников, произве­дений литературы и искусства, продуктов СМИ, идеологии и др. и 2) концентрированное выражение наиболее значимой части указанного содержания в определенном наборе знаков-сим­волов.

Содержание этнического самосознания образуют следующие его основные пласты, или компоненты: а) опирающееся на язык,



1 Этноним-самоназвание иногда не совпадает с внешним этнонимом, т.е. с названием данного народа, принятого у других народов (в других языках). На­пример, основное население Германии называет себя Deutsch, а во всех славян­ских языках соответствующий современный этноним связан с корнем *пет- (РУС* немцы); в английском языке соответствующий этноним — German. Во времена Московского государства великорусы называли себя этнонимом русские, но к западу от границ государства их называли mosckovitae, московиты, московцы.


но не сводимое к нему обыденное сознание и ментальность наро­да (то, что иногда называют «здравым смыслом», или «народной философией»); б) представления большинства людей (данного народа) об общности своего прошлого, настоящего и будущего; в) общие (или близкие) представления о пантеоне народных ге­роев и выдающихся личностей в истории народа и в его настоя­щем; г) общеизвестный в основном всему народу корпус вер­бальных и невербальных текстов (фольклорно-мифологических, произведений национальной классики, общеобразовательной учеб­ной литературы; знаменитые и популярные произведения разных искусств — архитектурные ансамбли, памятники, песни, полот­на изобразительного искусства, кинофильмы и т.п.).

Круг знаков-символов, которые в концентрированном виде представляют этническое самосознание и укрепляют сплоченность народа, существенно уже, но зато они глубже укоренены в обще­народном сознании; по сути, это опора народного самосознания. К таким знакам-символам относятся: а) самоназвание народа (эт­ноним) и свой лингвоним (имя своего языка); б) национальный орнамент, флаг, герб, традиционный национальный костюм или хотя бы знаковый атрибут традиционного быта или убранства (вро­де клетчатой мужской юбки шотландцев или русского самовара); национальные виды спорта; национальные блюда и напитки; об­разы предметов, животных, получивших, в силу преданий или каких-то памятных событий, известность {русская печь, галльский петух у французов, слуцкие пояса у белорусов, саксонский конь (и конёк на крыше) в Саксонии, «Колокол Свободы» в Филадельфии и ~р.); в) главные национальные святыни: главный город и его главный храм, архитектурные ансамбли, монументы (московский Кремль, лондонский Биг Бен, вашингтонский Капитолий, париж­ская Эйфелева башня, киевский Крещатик); г) имена и образы ми­фологических, фольклорных или исторических героев, образы знаменитых людей, прославивших народ (Иван-дурак, Илья Муро­мец, Александр Невский, Жанна д 'Арк, «отцы-основатели» США, Муму, Анна Каренина, Остап Бендер, дядя Сэм, Микки-Маус1).

Микки-Маус — мышонок, удачливый герой популярнейших мультфильмов Уолта Диснея. В фельетоне «Лед и пламень (К юбилею народного избранника)» (1998) Татьяна Толстая живописует то негодование, которое охватило всю Амери­ку» когда случайно достоянием гласности стала мимолетная насмешка одной аме­риканской спортсменки над Микки-Маусом. На защиту «национальной мыши» встали Не только «простые труженики», но и профессора и студенты: «Не троньте мышь!— звенящим голосом крикнула студентка, сжимая кулачки <... > «Национальная гордость, никому не позволим!» <...> «Дисней— это наше детство!» <...> «Микки-Маус— основа нашей демократии, цементирующий раствор нации» и т. п. Ирония писательницы не вещает, однако, видеть семиотическую суть дела: Микки-Маус — это действитель-Но один из сильнейших символов-«якорей» американизма, вот уже более 70 лет пРивязывающий к американскому образу жизни массовое сознание Америки.


 

256 Часть четвертая. СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА ЗНАКОВЫХ СИСТЕМ

Если у народа есть свое государство1, то значимые национальные символы сливаются или переплетаются с государственными — такими как официальное название государства, флаг, герб, гимн, символы воинской славы, государственные праздники, ордена и медали, почетные звания и титулы; впечатляющие церемонии, парады и т. п. ритуалы (вроде смены почетного караула под бой курантов у Мавзолея в Москве в недавнем прошлом или нацио­нальных гвардейцев в старинных ярких мундирах в Лондоне у во­рот королевского дворца и т.п.).

Если государство однонациональное, то в сознании людей на­циональная и государственная символика в той или иной мере объединяются. Власть заинтересована в поддержке со стороны граж­дан, поэтому в той или иной мере заботится о престиже государ­ственной символики и, шире говоря, о своем семиотическом об­лике (имидже) в глазах граждан. Многие действия, организаци­онные мероприятия государственной власти выполняют и утили­тарную, и знаковую функции. Таковы, в частности, обмен дипло­матическими представительствами (что подчеркивает важность признания мировым сообществом новообразованного государства и ущербность «самопровозглашенного», но не признанного госу­дарства); особое внимание (и особый бюджет) к архитектурному облику столицы государства, резиденциям главы государства и парламента; эмиссия собственных денег (обычно с важнейшими национально-государственными символами); военные маневры, в которых сочетаются боевая учеба и демонстрация силы, и т. п. Национальные и/или государственные символы глубоко вхо­дят в сознание отдельного человека и в коллективное сознание народа, причем в сознании человека эти знаки укоренены не толь­ко «в голове», но и «в сердце» (т. е. в правом полушарии головного мозга, связанном с прямым чувственно-наглядным восприятием действительности и эмоциональной жизнью индивида). Нацио­нальная символика концентрирует в себе коллективное нацио­нальное самосознание, т.е. представление народа о себе как об отдельном и едином человеческом сообществе, со своим мироведением, своей историей, своей славой. Информационное богатство национальной символики и психологическую суть вну­шающей силы «главных знаков» народа раскрыл Пушкин:

Москва... Как много в этом звуке Для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!

1 Ситуация отнюдь не преобладающая: на земном шаре около 2000 народов (этносов), что более чем в 18 раз превышает число отдельных государств (по данным на 1 сентября 1998 г., в состав ООН входило 185 государств).









Date: 2015-07-25; view: 434; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.007 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию