Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Возрастные аспекты развития уверенности в себе





 

Анализ настоящего состояния проблемы уверенности в психологии свидетельствует о том, что в ее понимании существуют некоторые теоретические разногласия. Это обусловлено, в первую очередь, сложностью и многогранностью самого феномена, а также раскрытие и проявление его через другие понятия, такие как смелость, решительность, застенчивость, самооценка, воля [3, С. 134]. Отсюда и свободное использование понятия «уверенность» разными авторами. К ним относится и уверенность как мера поведения, и как вероятностная характеристика, связанная с оценочной деятельностью человека, и как состояние в той или иной мере выражающее черты характера человека, а также как состояние, которое возникает при оценке результативности своих действий и формировании самооценки по отношению к своим возможностям.

В основе формирования механизмов уверенности человека лежат его «Я-схемы», процессы воспитания и научения, свойства нервной системы. Уверенность интерпретируется как психологическая характеристика, отражающая отношение субъекта к неопределенности.

Уверенность как полифункциональный конструкт рассматривается и как свойство личности, и как состояние.

Такой подход к пониманию уверенности, по аналогии с изучением тревожности, представляется правомерным. Известно, что Р. Кеттелл (1960) и Ч. Спилбергер (1966) изучали тревожность и как свойство, и как состояние. Состояние уверенности в отечественной психологии описывается, как правило, в контексте осуществления деятельности. К.А. Абульханова-Славская признает влияние личности и ситуации (хода деятельности) на уверенность. В этой связи рассматриваются уверенность в себе как личностная черта и уверенность при решении задач разных когнитивных уровней (сенсорного и знаний).

Уверенность в себе – составная и неотъемлемая часть психологического конструкта «уверенность». Уверенность в себе может рассматриваться как личностная и как личностно-регулятивная черта.

Психологическая структура уверенности в себе включает: ядро – веру в самоэффективность, эмоциональную составляющую – смелость/застенчивость, поведенческую составляющую – инициативу в социальных контактах.



Уверенность в себе – стабильная личностная характеристика, обусловленная такими качествами как мотивация достижений, волевой самоконтроль, низкая тревожность. Взаимосвязь уверенности в себе с результатами деятельности является неоднозначной. Некоторыми авторами делается вывод о более высоких результатах у более уверенных в себе испытуемых, другие не выявляют таких взаимосвязей, либо считают их не такими однозначными. Уверенность в себе может быть обусловлена ментальными репрезентациями, чувством контроля и саморегуляцией.

В качестве некоего психологического феномена «уверенность» занимает внимание психологов уже больше половины столетия. Рост интереса к данной проблеме был вызван тем, что в последнее десятилетие исследования уверенности стали носить междисциплинарный характер и распространились на экономику, политику и другие сферы жизни человека, где важную роль играет вероятностное прогнозирование. В связи с этим феномен «уверенность» в большей степени исследовался в рамках проблемы принятия решения. Отечественные психологи в основном занимались изучением уверенности студентов и школьников в себе и своих знаниях в соотношении с успеваемостью. Но, несмотря на развитие исследований этого феномена, нужно отметить, что выраженного подхода, определенной школы в изучении уверенности, а также четкого и всеми принятого понятия уверенности на сегодняшний день, как в отечественной, так и в зарубежной психологии не сложилось.

И.Г. Скотникова обозначает два основных направления исследований уверенности в российской и зарубежной науке: уверенности в себе (self confidence) и уверенности в правильности своих суждений (confidence), которые составляют (подобно направлениям изучения тревожности) исследования личностной и ситуативной уверенности, констатируя при этом, однако, что «развитых традиций, выраженного подхода, определенной школы в изучении уверенности в российской науке не сложилось» [21, с. 52].

В отличие от идеи онтологической уверенности, возникшей в рамках гуманитарной парадигмы психологии, уверенность в себе наиболее активно исследовалась в русле естественнонаучной традиции, поведенческого подхода с помощью создания опросников, диагностирующих навыки социального поведения, проявления уверенности в различных ситуациях и сферах деятельности и т.д. В отечественной психологии она в настоящее время изучается В.Г. Ромеком. Приводя целый ряд конструктов уверенности в себе, известных в западной социальной психологии, лежащих в основании существующих диагностических методик, он делает вывод о рыхлости и недостаточной ясности соответствующего концепта, а соответственно, недостаточной надежности средств диагностики уверенности в себе. Различая ситуативный и личностный аспекты уверенности в себе, В. Г. Ромек считает, что за ситуационно изменчивыми проявлениями уверенности в себе лежит вполне стабильная характеристика, обозначаемая во многих языках мира соответствующим выражением.



Уверенность в себе определяется В.Г. Ромеком как обобщенное отношение к собственным социальным навыкам поведения, формирующееся на основании оценок и самооценок. «Поведенческий репертуар, складывающийся из отдельных навыков и стереотипов, образует фундамент уверенности (неуверенности). Прочность, качество и широта этого фундамента служат основанием для когнитивных оценок поведения со стороны близкого окружения или самооценок поведения и его результатов. На когнитивном уровне – а это второй уровень нашей схемы – разворачивается целый ряд процессов, которые сказываются на уверенности в себе. Когнитивные процессы, так или иначе, связаны не только с поведением, которое дает для них почву, но и с эмоциональными процессами. Любая – позитивная или негативная – оценка приобретает некоторую эмоциональную окраску, а любая эмоция, в свою очередь получает когнитивное толкование. Эмоциональные процессы образуют третий уровень нашей объяснительной схемы. Собственно, все эти три уровня результируются в той неуловимой комбинации качеств, которую люди называют уверенностью (неуверенностью) в себе» [20, с. 9].

Эмпирический конструкт уверенности в себе В.Г. Ромека, таким образом, включает 3 компонента, соответствующие обозначенным уровням регуляции поведения, Полюса когнитивного компонента собственно уверенности в себе, по мнению автора, образуют феномены, близкие по смыслу к «самоэффективности» (Л. Бандура) и выученной беспомощности (М. Селигман). Эмоциональный компонент составляет «социальная смелость – застенчивость», а поведенческий – обозначен как «инициатива в социальных контактах».

Рассматривая проблему уверенности можно определить, что в настоящее время к пониманию уверенности имеются разные подходы, где она рассматривается как чувство, состояние, качество и свойство личности.

Так, одни исследователи (Р.М. Загайнов, О.А. Черникова и др.) рассматривают уверенность как чувство. Этим особо выделяется переживание, чувствование и осознание личностью своих возможностей в предстоящих действиях.

Другие, как волевое качество. Так, П.А. Рудик выделял общие волевые качества, объединяющие и цементирующие решительность, смелость, инициативность и настойчивость. Таким общим волевым качеством им названа уверенность. Он пишет, что уверенность в своих действиях и возможностях должна быть постоянным компонентом воли спортсмена, без нее спортивная деятельность не может быть эффективной.

В.А. Иванникова и Е.В. Эйдмана утверждают, что имеются волевые качества как частные (ситуативные) характеристики волевого поведения и волевые качества как постоянные (инвариантные) характеристики волевого поведения, т.е. как личностные свойства. По этому поводу они пишут: «…если у человека формируется устойчивое (пусть даже ложное) представление о своей правоте во всех делах и суждениях, о своей способности разрешить любую ситуацию и справиться с любым делом, т.е. устойчивая высокая самооценка своих возможностей и высокий уровень притязаний, то такой человек независимо от реального владения ситуацией будет часто проявлять в поведении настойчивость и другие волевые качества. Если же эти устойчивые образования подкреплены реальными возможностями человека, тогда можно говорить о волевых качествах не просто как о частных характеристиках поведения, а как, о его инвариантах, т.е. личностных свойствах» [16, C. 25].

В.И. Селиванов (1982) ранее изложил близкую позицию, где говоря о смелости, он подчеркивает, что личность может проявить смелость на уровне психических состояний, еще не обладая качеством смелости, и что «смелость, как и другие волевые качества, такие как решительность, уверенность, настойчивость, становится свойством личности, когда она не связана с той или иной конкретной ситуацией и становится генерализированным способом поведения личности во всех ситуациях, где требуется оправданный риск, чтобы добиться успеха»[16, С.27].

Аналогичного мнения придерживается Е.П. Щербаков, относительно уверенности, как качества личности. У него имеются следующие заключения, где внимание акцентировано на самооценке личностью своей подготовленности. Самооценка возможностей является относительно постоянным элементом структуры личности, так как она базируется на ее качествах и свойствах, которые в определенный возрастной период имеют относительно устойчивый характер. Личность переживает свои волевые качества.

Как состояние решимости характеризует решительность, так и переживание уверенности в повторяющихся условиях образует личностное качество уверенность. Однако, свойства и качества функционируют посредством психических состояний. Последние по своей природе подвижны, зависят от жизненных обстоятельств и могут иметь относительно устойчивое выражение. Таким образом, между психическим состоянием личности и волевым качеством существует прямая логическая связь и уверенность рассматривают как активное волевое состояние, которое часто является одной из характерных черт людей с сильной волей.

Иную позицию занимает Е.Ю. Сосновикова (1975), которая считает, что волевое состояние не тождественно воле и волевым качествам, так как волевое состояние может быть пережито и безвольным человеком. Впервые волевые состояния стал обсуждать Н. Д. Левитов. Он весьма осторожно назвал главу в своей книге, посвященную этим состояниям: «психические состояния в волевой деятельности человека». Он говорит здесь о состояниях волевой активности и пассивности, о решительности и нерешительности, об уверенности и неуверенности, о «борьбе мотивов» как сложном и типичном волевом состоянии и даже о раскаянии.

Однако, Е.П. Ильин пишет, «уверенность» или «неуверенность», не являются волевыми состояниями, которые характеризуют процесс оценки ситуации, прогноз успеха или неудачи, т.е. связаны с информационной стороной психической активности человека, с его интеллектуальной деятельностью.

«Неуверенность – это сомнение, уверенность – отсутствие сомнений в необходимости осуществления какой-либо деятельности или в том, что произойдет ли то или иное событие. Это вероятностная характеристика, связанная с оценочной деятельностью человека, которая может, при значимости желаемого результата деятельности, вызвать у человека определенные состояния (тревоги, решимости-нерешимости, радостного предвкушения и т.д.), но сама состоянием не является. Таким образом, такие свойства, как уверенность – неуверенность, являются лишь причинами, вызывающими какое-либо состояние, и то не во всех случаях. Так, О.В. Дашкевич упоминал также о том, что неуверенность может быть также и свойством личности, если у человека имеется неадекватная заниженная самооценка своих возможностей или для него характерны повышенная внушаемость, навязчивость мыслей, эмоциональная неустойчивость.

О волевых состояниях говорят В.И Селиванов и В.К. Калин. В.И. Селиванов определяет эти состояния как «класс психических временных состояний, которые являются оптимальными внутренними условиями личности, способствующие преодолению возникших трудностей». А.Ц. Пуни считает, что уверенность представляет собою компонент психического состояния, длительность которого может колебаться в очень значительных пределах (от секунд до многих дней). В состоянии психической готовности он выделяет не просто уверенность, а трезвую уверенность в своих силах». Рассматривая психическое состояние мобилизационной готовности (А.Ц. Пуни, Ф. Генов) охарактеризовали его как довольно устойчивое, направляющее сознание человека на достижение высокого результата, и готовность бороться с любыми трудностями во время предстоящей деятельности. При этом, психологически мобилизационное состояние характеризуется переводом из долговременной памяти в оперативную информации, необходимой для эффективной деятельности, активизацией мыслительных процессов (ускорением оперативного мышления) созданием у себя уверенности в успехе. Важно при этом, чтобы уверенность не перерастала в самоуверенность, В.А. Зобков, например, показал, что спортсмены добивались лучших результатов, когда уровень их уверенности в успехе составлял в среднем 70% от максимального. В связи с этим он выдвинул тезис об оптимальном уровне уверенности как о критерии прогноза успеха.

В свою очередь, наличие определенной доли неуверенности свидетельствует об адекватности отражения человеком трудностей предстоящей деятельности. В то же время, при завышенной или заниженной уверенности, как правило, неадекватность уровня притязаний, которые приводят к неполной мобилизации (в одном случае из-за того, что человек не считает необходимым «выкладываться», а в другом случае – потому, что он считает такую мобилизацию невозможной или бесполезной) [2, С. 39].

Дальнейший анализ литературы показал, что в том или ином виде проблему уверенности в себе, доверия к себе и к своим способностям можно обнаружить во многих психологических теориях, так или иначе касающихся психологии личности. Однако, как психологическое понятие «уверенность в себе» появилось сравнительно недавно в связи с задачами психологической коррекции и психотерапии.

Экспериментальному изучению уверенности в себе предшествовала практика «тренинга уверенности» в клиниках неврозов и в обычных больницах. Первым серьезно занялся этой проблемой Андре Сальтер, главный врач клиники неврозов в США. По мнению Сальтера причиной неуверенности может быть преобладание процессов торможения над процессами возбуждения, приводящие к формированию тормозной личности, не способной к открытому и спонтанному выражению своих чувств, желаний и потребностей. Он предположил, что у не уверенных в себе индивидуумов заторможенный тип личности развился в процессе научения, когда их наказывали за нежелательное, неадаптивное поведение. Сальтер выделил и описал шесть характеристик здоровой и уверенной в себе личности, это - эмоциональность речи, экспрессивность и конгруэнтность поведения и речи, умение противостоять и атаковать, умение не «прятаться» за неопределенными формулировками, неприятие самоуничижения и недооценки своих сил и качеств, способность к импровизации.


 








Date: 2015-07-01; view: 562; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.009 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию