Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава одиннадцатая. Робби собрал тарелки. Керри была, мягко говоря, не в восторге от бобов и тостов на завтрак





 

Робби собрал тарелки. Керри была, мягко говоря, не в восторге от бобов и тостов на завтрак. Когда Робби шел на кухню, входная дверь распахнулась, вошел Микки.

– Всем привет, – поздоровался он, не забыв при этом улыбнуться и моргнуть. – Хорошо, что вы дома, а то я опять потерял ключи.

На самом деле у Микки не было ключей, хотя Ванесса время от времени говорила, что даст их ему. Он стал неотъемлемой частью семейства Лэмсдонов с тех пор, как ему исполнилось десять лет и его мать снова вышла замуж.

– Вот чего нам не хватало, – с сарказмом заметила Керри, встав с места и проходя мимо Микки. – Ко всем нашим проблемам, – она посмотрела в спину Робби, – еще и ты.

– Да ладно тебе, Керри. Разве так надо приветствовать друзей?

– Привет, Микки, – сказал Робби.

– Насколько я слышу, дела идут не особенно хорошо.

– Да, ты правильно все услышал, – сказала Керри, возвращаясь из кухни со стаканом воды.

Робби рассказал Микки обо всех событиях, пока Керри стояла с мрачным видом у окна и пила понемногу из стакана.

– М‑да, серьезно тут у вас все. Мне казалось, что Клер весьма высокого мнения о себе, она не пошла бы никуда с кем ни попадя… Жаль, я ничего не знал, а то пришел бы еще вчера вечером. Я застрял на идиотском дне рождении этого и смог вырваться только час назад из объятий тетушек и дядюшек.

Робби и Керри знали, что этот означал отчима Микки.

– Ну, особо помочь было нечем, – сказал Робби. – Когда мы вернулись из больницы и забрали детей, осталось напоить их чаем и уложить спать. Хотя какой уж тут сон.

Он покачал головой, словно только сейчас до него дошло, что Клер не просто пропала, что она в страшной опасности.

– А этот Брэд, – сказал Микки, – вы‑то сами его раньше видели?

– Мы даже и не слышали о нем, – фыркнула Керри, – пока малышка Эмма не рассказала нам, что у Клер есть парень. И вот что я скажу тебе, а потом ей, когда увижу. Наша Клер – лживая стерва, и я просто вышибу ей мозги, когда доберусь до нее.

Микки поспешно кивнул. Он представил себе хорошенькую Клер, ее светлые волосы, ее фигурку, которая уже начала формироваться, но он побаивался Керри, особенно когда она была как разгневанная фурия.



Керри отвернулась от окна.

– И вот что еще. Как только закончатся занятия в этой чертовой школе, я дождусь Кэти Джекс и вытрясу с нее всю чертову правду. Вряд ли бы Клер ушла, не сказав никому ничего. Я уверена, что она так не сделала бы.

– А как ваша мама? – спросил Микки, стараясь сменить тему. Он знал, что если уж Керри завелась, то ее хватит надолго. Но эта тема тоже не настроила Керри на мирный лад.

– Там тоже что‑то неладно. Он все бормочет о каком‑то долбаном Хозяине. И я разузнаю, кто это…

Робби прервал ее.

– Хочешь чашку чая? – спросил он у Микки, направляясь в сторону кухни. – Я думаю, что так или иначе все образуется.

– Нет, спасибо, Робби, даже видеть его не могу, – ответил Микки.

Керри снова отвернулась к окну и покачала головой.

Микки прошел за Робби на кухню.

– У вас деньги есть?

– Ну, до завтра мы протянем, а потом сниму деньги с книжки.

– Просто если у вас совсем туго с деньгами, тут есть один тип, он мог бы купить у вас книжку. Потом пришлось бы просто заявить в полицию, что вы ее потеряли, и получить новую в отделе социального обеспечения.

– Ни за что! – резко сказала Керри у него за спиной. Микки вздрогнул. Он и не заметил, что она тоже на кухне. – Мама с Сандрой пытались сделать это в прошлом году на Рождество, помнишь?

– Ах да, – сказал Микки.

– Им это еле сошло с рук. Приходили из отдела, занимающегося жульничествами. И с тех пор матери приходилось постоянно врать им. Это была дурацкая затея. Они обе после этого чувствовали себя по‑идиотски. А деньги им пришлось вернуть.

– Ладно, но вам точно хватит до завтра? – Микки вытащил из кармана десятифунтовую банкноту. – Могу дать в долг. Их мне дала тетушка Бренда.

Робби было уже собирался отказаться, когда Керри ловко выхватила банкноту из руки Микки.

– Спасибо, Микки, ты настоящий друг.

Тот засиял от похвалы.

– Ну ладно, я ухожу. Я вообще‑то должен был встретиться с Келом у суда пару часов назад.

– Он снова за старое? – спросила Керри, вздернув бровь.

– Да. Как обычно. И я более чем уверен, что судье приплачивают эти старики из дома на холме, потому что он постоянно посылает Кела туда отрабатывать наказание. Дешевая рабочая сила, сама понимаешь.

Робби засмеялся:

– Да, это удобно.

Робби подошел провожать Микки. Когда он вернулся, Керри уже надевала ботинки.

– Куда, Керри?

– Пойду схожу к Сандре. Я видела, она вернулась домой пару минут назад. Она с мамой давно знакома, так что она‑то и сможет мне кое‑что рассказать. Мы многого не знаем про мамино прошлое, там было и плохое. Я просто чувствую это. Самое время узнать о ней побольше. Да, черт все подери, сколько дерьма нам досталось! Так не бывает без причины.

Робби шагнул в сторону, пропуская сестру к выходу. Подойдя к двери, она повернулась:



– Ты помнишь те ночные кошмары, которые у тебя раньше были? Они снова начались, верно? Я слышала, как ты кричал прошлой ночью, и позапрошлой тоже.

– Да у меня уже их лет сто не было. – Робби отрицательно покачал головой. Он ненавидел, когда ему напоминали о кошмарах, потому что иногда, проснувшись посреди ночи, когда все остальные спали, он готов был клясться, что все это было наяву. Эти кошмары казались слишком реальными, чтобы быть просто снами.

– Не ври мне, Робби, ты все равно никогда этого не умел! – воскликнула она. Потом добавила задумчиво: – Одно из моих первых детских воспоминаний – я просыпаюсь от твоего крика посреди ночи.

Робби посмотрел на нее, на огонь, потом в окно, на дверь и снова остановил взгляд на Керри. Она все еще требовательно смотрела на брата.

Робби сглотнул, а потом сказал:

– Они становятся все страшнее, Керри, не представляю, сколько еще я смогу выносить это. Иногда я просыпаюсь ночью весь в поту.

– Боже мой, Робби, почему же ты мне все не рассказал? – Она покачала головой, с трудом пытаясь поверить в то, что услышала. – Когда это все закончится, мы с этим разберемся. – Керри обняла брата и тут же развернулась к двери. – Все, я пошла и не вернусь, пока не узнаю, что за дьявольщина здесь творится.

Когда дверь захлопнулась, Робби подошел к окну, глядя, как она переходит дорогу. Керри – гладиатор. Как же он жалел, что не родился таким же отважным, как его сестра.

 

Керри открыла дверь и вошла в дом Сандры. Дом был ярким, просторным и невыносимо чистым и аккуратным. Чуть ли не везде на полу лежали зеленые ковры – любимый цвет Сандры. Большая часть мебели также была зеленого цвета. Стены же были кремовых тонов. Даже бесчисленные цветы, которые занимали все свободное пространство, должны были быть только зеленого цвета. Муж Сандры, Том, работал водителем‑дальнобойщиком, и он любил говорить, что и дома чувствуешь себя, словно по‑прежнему едешь по какой‑нибудь проселочной дороге.

– Это я! – крикнула Керри, миновав холл и входя в гостиную. Она хмуро посмотрела в сторону кухни, откуда тут же вышла Сандра, вытирая руки о зеленое кухонное полотенце.

– Привет, Керри, – поздоровалась Сандра, приветливо улыбаясь. – Все в порядке?

– Нет, черт подери, все как раз не в порядке. И мне кажется, что ты знаешь о некоторых вещах, которые мне хотелось бы узнать.

Сандра покраснела:

– О чем ты говоришь, Керри?

Керри пыталась успокоиться. Конечно, не стоило начинать со скандала, это не лучший способ убедить Сандру рассказать все, что ей известно, просто Керри была на пределе.

– Ты знаешь. Я уверена, что знаешь. Когда мы были в больнице, мать бормотала о каком‑то Хозяине, и мне показалось, что она знает, кто мог увезти нашу Клер, и… и… и ты же знаешь нашу мать уже давно. Ради бога, Сандра, она же твоя лучшая подруга, и я просто не знаю, у кого еще могу что‑нибудь спросить. Я хочу знать, что произошло, потому что это может быть как‑то связано с исчезновением Клер.

– Не будь дурой, Керри. – Сандре было не по себе. – Как может быть связано с Клер что‑либо, что случилось много лет назад, если и вправду что‑то было?

Керри села на мягкое кресло у камина, сделала вид, что греет руки, а потом повернулась к Сандре:

– Я не выйду отсюда, пока не узнаю, что произошло тогда.

Сандра внезапно обратила внимание на то, как выросла Керри. И она прекрасно понимала, что ей не удастся соврать или как‑нибудь уйти от допроса Керри. Она тихо сказала:

– Я не могу, Керри, я не должна это рассказывать. То, что ты хочешь знать, должна рассказать твоя мать, лично.

– Врачам пришлось вырубить ее, верно? Она закатила эту чертову истерику, когда узнала о Клер… – Голос Керри сорвался, но она смогла подавить всхлип. – Она орала на всю больницу как сумасшедшая. Что‑то об этом Хозяине. Что это за чертов Хозяин?

Сандра села в кресло напротив Керри. Она нервно мяла руками полотенце и смотрела на девочку перед собой, но все же не могла посмотреть этой девочке в глаза.

– Прости, Керри, но я могу потерять жизнь из‑за этого. – Она покачала головой. – Я не могу тебе ничего рассказать.

Керри пристально смотрела на нее.

– Если ты мне сейчас ничего не расскажешь, тогда я пойду в полицию и сообщу им о том, что у тебя есть информация, которую ты скрываешь. Сандра, пропала моя сестра. Черт тебя подери, ей всего тринадцать. Да она ни разу в своей жизни не ночевала вне дома. Ты же всегда была нам как родная тетя, ты должна сказать мне, что ты знаешь.

Сандра сделала глубокий вздох и взглянула на Керри. Да, Керри такая же, как Ванесса, в ней был тот же запал. Теперь Ванесса была сломлена, и довольно давно. Весь ее запал сгорел из‑за этого проклятого Хозяина, но Сандра наблюдала, как росла Керри, и прекрасно осознавала, что за этим пылом скрывалась твердая натура, что она никогда не отступится, пока не узнает хоть что‑то. И Сандра решилась, поняв, что ей уже некуда деваться.

– Хорошо, я расскажу тебе то, что ты хочешь знать, но, поверь мне, я сама не знаю многого.

– Ладно, для начала и это сойдет.

Сандра подумала немного, а потом начала говорить:

– Твоя мать в молодости была вылитая ты, Керри, она была очень привлекательна. Впервые мы встретились, когда она вышла замуж за Большого Робби и переехала жить сюда. Конечно, можно сказать, для нее это было падение по сравнению с прежней жизнью. Однажды я ездила с ней к ее родителям, до того, как они погибли в автокатастрофе. Они были очень богатыми людьми…

– О них я знаю все, – прервала Сандру Керри.

– Я рассказываю как могу. Или вообще буду молчать, – резко ответила Сандра.

Керри стиснула зубы и кивнула.

– Она могла выбрать любого, но выбрала Робби. И они были очень счастливы, Керри, они были созданы друг для друга. Потом Робби потерял работу – не по его вине, просто фирма, в которой он работал, прогорела. – Она немного помолчала, погрузившись в воспоминания. – Он взял денег взаймы у каких‑то плохих людей, это может случиться с любым…

– Я не понимаю. Кто этот Робби? – прервала ее Керри.

Сандра выглядела сбитой с толку, но потом до нее дошло, что Керри вообще ничего не знала о прошлом своей матери.

– Он отец твоего брата, Робби. Они были женаты. У нее всегда на камине стояла свадебная фотография. Потом она убрала ее, чтобы остальные дети не чувствовали себя неполноценными.

– Но я всегда думала, что мы с Робби…

– Брат и сестра. Насколько я знаю, это вполне вероятно. Но только мать знает, как было на самом деле.

Керри затихла на секунду.

– Она никогда не говорит о наших отцах, ни о ком из них. Она даже не упоминала этого при Робби. Когда бы я ни спрашивала ее, она сразу меняла тему и начинала говорить о чем‑то постороннем.

Сандра кивнула, потом улыбнулась и продолжила свой рассказ:

– Я знаю, Керри, она рассказывала мне о твоих расспросах. Я была у них в доме, когда эти люди пришли забрать свои деньги. Мой муж был на работе, дети спали, я зашла к ним, чтобы поболтать до утра. И тут появились эти люди. Поверь мне, это было ужасно. Я ничего не могла сделать, когда они вытащили Робби, Ванессу и ребенка из дома. Один из них, не Хозяин, а огромная куча навоза, держал маленького Робби под мышкой. Ребенок кричал и брыкался от страха, но этот большой ублюдок даже не обращал на него внимания, он просто кинул малыша в машину. Я помню еще третьего типа, он был даже больше лысого. В общем, он сказал второму, чтобы тот был поаккуратнее с ребенком. Потом они сели в машину и уехали. Мне же поставили синяк под глазом, и третий сказал мне, чтобы я держала рот на замке, или…

– Разве никто не слышал шума?

– Ну, дернулась пара занавесок, но было так темно, да к тому же шел дождь. Вдобавок ко всему в ту ночь перегорели три фонаря. На следующий день приехал электрик и ввернул лампочки, но это было, когда твоя мать с маленьким Робби уже вернулись. Только вот Большого Робби с ними не было.

– Боже мой! – Керри не могла в это поверить. Как что‑либо подобное могло произойти с ее собственной семьей? Казалось, что Сандра рассказывала сюжет фильма. – Ну а кто же этот Хозяин? И что случилось с Большим Робби?

Сандра подняла руки:

– А вот этого я не знаю. Все, что я помню, так это то, что Хозяин стал ухаживать за твоей матерью. Он хотел, чтобы она стала его любовницей. И если бы она так сделала, долг был бы погашен.

У Керри от удивления был открыт рот. Потом сказала:

– Черт! Прямо сценарий для фильма. Никто, кем бы он ни был, не может заставлять других делать такие вещи!

Сандра печально покачала головой:

– Керри, милая, ты ведешь себя уже почти как взрослая, я даже забываю, что ты еще так мало видела. Поверь мне, в этом мире полно разных психов, и некоторые из них заставляют все крутиться вокруг себя. Насколько я знаю. Хозяин просто помешался на Ванессе. Он посылал ей цветы, шоколад, дорогие духи… и, знаешь, это пугало. Но твоя мать отсылала все обратно.

– Но почему она не пошла в полицию?

– И что бы она там сказала? Что Хозяин посылал ей подарки, что он хотел переспать с ней? Керри, разве ты не понимаешь, что движет миром?

– Ну, я не дура. Но это неправильно. Так не должно быть. Это… это просто какой‑то больной мир.

– Да, конечно. Знаешь, Большой Робби ничего не мог поделать, после того как стал безработным. Как только он находил работу, через пару дней его уже увольняли. Но им всегда помогали какие‑нибудь друзья, так что семья не голодала.

– И все это происходило до моего рождения?

– Ага.

– Почему же они не переехали? Они могли уехать и жить где угодно. Я бы уехала куда‑нибудь, где этот Хозяин никогда бы не нашел меня.

– Поверь мне, Керри, этот Хозяин нашел бы твою мать где угодно. Деньги развязывают языки, детка, не забывай об этом. Черт его подери, этот ублюдок мог даже почту контролировать. Пособия по безработице часто пропадали, и в результате Большого Робби вызвали в отдел социального обеспечения и заявили, что он обманщик и что ему больше не стоить рассчитывать на пособие.

– Ну а что же с ним все‑таки произошло?

Сандра вздохнула. Этот ребенок был готов прокопать туннель до Австралии, чтобы узнать то, что хочет.

– Я знаю одно – их увезли той ночью троих, а вернулись только двое. На следующий день Ванесса заявила о пропаже мужа в полицию. Но с того момента, что бы она ни пыталась сделать, чтобы поправить дела семьи, все просто валилось из рук. Ей в открытую плевали в лицо. Никто в Хоктоне не давал ей работу. И если она начинала где‑нибудь работать, ее увольняли через несколько дней. Как раньше ее мужа. – Сандра свернула полотенце в аккуратный маленький квадрат и посмотрела Керри в глаза. – Милая, твоя мама с тех пор всегда жила в страхе. Всегда боялась и будет бояться. Да, впрочем, я тоже побаиваюсь, хотя никогда и не встречалась с Хозяином.

– Но ты же сказала, что была у них в доме, в ту ночь.

– Керри, приходили его шестерки. Такие люди, как Хозяин, никогда не делают грязную работу сами. Он послал чудовищ, чтобы запугать нормальных людей. – Она вздохнула и продолжила: – Ну, и это все, что я знаю. Не так уж и много, хотя… Ванесса знает что‑то о теле, которое недавно нашли. Это очень сильно ее напугало – она смотрела репортаж об этом по телевизору и после этого сразу попала в больницу. Теперь ты знаешь столько же, сколько и я.

– Но где он живет? Как его зовут?

– Ты меня вообще слушала? Я же сказала тебе, что не знаю его имени, и даже знать не хочу. И тебе не советую.

– А вот я очень хочу, – возразила Керри.

– Керри, успокойся. Послушай, милая. Он плохой, очень плохой человек, и он заправляет здесь всем. Никто не видел его. Некоторые так и не верят, что он вообще существует, но те из нас, кто с ним сталкивался, очень даже верят. Я помню, пару лет назад за ним начал охотиться какой‑то коп. Теперь он мертв. Копы даже не смогли защитить своего человека.

Керри сидела и смотрела на огонь. Когда наконец она взглянула на Сандру, ее голубые глаза были печальны.

– Как человек может разрушить жизнь другому и уйти от ответственности? Это же неправильно. Так не должно происходить.

Сандра уставилась на полотенце, словно это были ее семейные драгоценности, нервно раздумывая, не сказала ли она чего лишнего. Наконец она спросила у Керри:

– Что ты собираешься делать?

Печаль тут же исчезла из голубых бусинок, и в них появилась прежняя сталь.

– Я скажу тебе, что я собираюсь сделать. Сначала я собираюсь найти нашу Клер, потом этого чертова Хозяина, и мне плевать, кто он такой. Но для начала я схожу в школу и вытрясу всю правду из Кэти Джекс. Я так ее встряхну, что она будет счастлива рассказать мне все, когда я ее перестану трясти. Может, жизнь Клер зависит от этой мелкой лживой стервы.

– Керри, – возразила Сандра, – ты должна пообещать мне, что будешь осторожна. Ты же всего‑навсего ребенок, а дети часто пропадают.

– Не тебе мне рассказывать.

Сандра прикусила нижнюю губу и обернула полотенце вокруг рук.

– Прости, Керри, я сказала глупость. Пожалуйста, пообещай мне, что будешь осторожна.

В ответ она услышала, как захлопнулась входная дверь.

 

Даррен отдал мисс Хетчет свое задание. Он написал каждую строчку очень аккуратно, но она все равно придирчиво вглядывалась в них. Потом мисс Хетчет задала ему написать сочинение о двигателях внутреннего сгорания. Будто она не видит, что у него болит рука. Он почти беззвучно прошептал своему соседу Кенни: она, наверное, не знает, что люди уже давно побывали на Луне, и теперь лучше зубрить что‑нибудь про ракетные двигатели.

Но она все же услышала. Да она услышала бы даже, как мышь пищит в подвале. В результате ему приходится стоять у доски, хотя перемена шла уже минут пять.

– Даррен Лэмсдон, – она говорила с ним, словно он еще не дорос даже до ее костлявых коленок, – этот мальчик в понедельник пытался продать тебе наркотики?

Он чувствовал себя как космонавт, оторвавшийся от космической станции и теперь улетавший в открытый космос. Учителышца довольно сильно ткнула его в ребра.

– Какой мальчик, мисс?

– Ты сам прекрасно знаешь, о каком мальчике я тебя спрашиваю, – наступала она. – У которого все лицо в кольцах. Обычно он бывает с другим, у того лицо напоминает пиццу.

Лицо‑пицца! Даррен чуть не подавился, стараясь унять смех.

– Ну? – не отставала она.

– Нет, мисс, – держался Дарен. Ее, наверное, стукнуло по голове, еще тогда, в эру двигателей внутреннего сгорания. Неужели она совсем не представляет, что с ним произошло бы, если бы он заложил ей тех ребят?

– А вот мне кажется, что он пытался продать тебе наркотики, Даррен.

– Нет, мисс, – снова сказал он. Он пытался не поддаваться панике. Желудок вдруг довольно громко заурчал. Если она не отвяжется, придется остаться без обеда.

Ему все же пришлось еще выслушать десятиминутную лекцию о вреде наркотиков, как будто мать лично не накачала его жуткими историями на эту тему. Наконец он все‑таки избавился от училки. К счастью, Милли из столовой, соседка Дарена по улице, оставила ему тарелку еды – Кенни предупредил ее, что Даррен задержится. Он наспех проглотил мочалистую капусту, пюре, искусственный бифштекс, пластиковую морковку, торопясь на футбольное поле, повозиться с мячом. Да, играл он сейчас паршиво, но ему удалось довольно долго набивать мяч ногой, может, потому, что он представлял себе вместо мяча голову Стиви.

Когда настало время идти домой, его желудок снова стал урчать, но уже не от голода, а от мыслей о том, что могло ждать его за воротами школы.

Большие часы над доской отсчитывали секунды, и Даррен не мог оторвать взгляда от мисс Хетчет. Никак нельзя, чтобы его снова оставили после занятий. Надо убраться из кабинета в ту же секунду, как прозвенит звонок. Если он окажется один на улице, когда все разойдутся, у него вряд ли останется шанс уйти от Стиви целым и невредимым.

Наконец прозвенел звонок, и он был свободен. Даррен быстро протиснулся между другими детьми и поспешно направился прямо к своему шкафчику. Черт, он умудрился уронить ключи. Трясущимися руками Даррен начал шарить по полу раздевалки, быстро наполнявшейся детьми. Дважды кто‑то наступал ему на пальцы, но в конце концов Даррен ухватился за связку.

– С тобой все в порядке? – раздался сзади голос Кенни.

– Да‑да. – Даррен открыл дверцу и торопливо надел на плечи рюкзак. – Мне надо идти, ладно? Надо навестить маму. Увидимся утром. – Он быстро ушел, а Кенни все стоял и смотрел ему вслед.

Но Даррен выбежал из школы не первым. Кое‑кто опередил его. И теперь этот «кое‑кто» был прижат за горло к стене железной хваткой Керри. Даррен быстро посмотрел по сторонам. Врагов поблизости не было. Тогда он сосредоточил все свое внимание на сцене, разворачивавшейся перед ним. Керри была рядом, и его страхи уступили место любопытству.

Лицо Кэти уже начало синеть.

– Керри, ты задушишь ее.

– Я так и сделаю, если она не расскажет мне того, что я хочу знать.

– Эй, мне кажется, она не сможет это сделать. Ты же душишь ее.

Керри немного подумала и ослабила хватку. Кэти закашлялась и стала потирать горло.

– Ну, теперь, идиотка, говори, кто он и откуда. И еще, как он выглядит. Побыстрее.

– Он блондин, – все еще кашляя, сказала Кэти. – Его зовут Брэд. Я больше ничего не знаю.

Керри злобно посмотрела на нее. Вряд ли эта информация могла помочь. Но вдруг Даррен подал идею.

– Она же очень хорошо рисует, – сказал он, показывая на Кэти.

– Что ты там лопочешь? – Керри в недоумении взглянула на Даррена.

– Кэти, она может рисовать портреты.

Перепуганная Кэти тут же согласно закивала.

– Это все ее картины висят в комнате у нашей Клер? Она нарисовала их? Значит, она может нарисовать и этого парня!

Керри одобрительно посмотрела на Даррена, потом развернулась к Кэти, которая в страхе зажмурилась:

– Ну, чего ты ждешь? Нарисуй его.

Кэти торопливо порылась в сумке и достала альбом для рисования. Она села, прислонившись спиной к стене, и начала рисовать, делая длинные линии. Вскоре на бумаге появилось лицо Брэда. Она даже подписала внизу рисунка «Брэд».

– Это он. – Она отдала рисунок Керри. – Можешь не сомневаться.

Керри выхватила рисунок из рук Кэти и стала всматриваться в него. Спустя минуту она прикусила верхнюю губу и посмотрела на Кэти, которая уже поднялась с земли:

– Ты что, сдурела? Это же тот красавчик, ну, как его, который играл в «Титанике».

– Да, я знаю, он правда похож. Ты думаешь, почему Клер втюрилась в него? Клянусь, это и есть Брэд.

Керри свернула рисунок и сунула в карман.

– Если, не дай бог, ты мне врешь… – Она оставила предложение недосказанным, но Кэти и так все поняла.

– Честно. – Она прижала руку к сердцу. – Это он. Все жутко ревновали, когда видели, что Клер ходила с ним. Он чертовски симпатичный.

Керри хмыкнула, словно все эти смазливые парни были недостойны ее.

– И что ты еще знаешь?

Кэти пожала плечами:

– Знаю, что он из Сайт‑Шилдз, я точно помню, как он говорил нам это. Хотя не уверена, что он все живет там. Он как‑то упоминал что‑то о своей бабушке, но после того, как мы встретились в первый раз, он вообще не разговаривал со мной.

– Клер говорила о том, что она хотела сбежать с ним?

– Нет. Она никогда не говорила об этом. Только…

– Только что? – спросила Керри, уже вытянув руку, чтобы схватить Кэти за горло.

– Клер сказала мне, что он брал ее с собой на фотосессию. Она была вне себя от восторга. Клянусь жизнью матери, она никогда не собиралась сбежать с ним.

– Ладно. Нарисуй еще один рисунок. – Она повернулась к Даррену: – Сходи забери девочек.

Даррену очень не хотелось покидать то место, где стояла его сестра, несмотря на то, что он несколько раз оглядывался по сторонам и ни разу не заметил своего мучителя. Он все еще стоял, переминаясь с ноги на ногу.

– Иди! – обозлилась Керри. – Не то они начнут беспокоиться.

У Даррена не осталось выбора, и он пошел за сестрами. Не прошло и двух минут, когда он уже притащил девочек к тому месту, где стояла Керри. Кэти закончила второй рисунок, и Керри достала первый из кармана, чтобы сравнить их. Да, это один и тот же парень.

– Хорошо, – сказала она через пару секунд. – Ты уверена, что это он, а не тот чертов тип из фильма?

Кэти уверенно кивнула:

– Это он.

– Ты давала рисунок полицейским?

– Нет, они же не попросили.

– Да, это в их стиле.

– Что ты теперь будешь делать, Керри? – спросил Даррен, смотря через ее плечо на рисунок. – Я же сказал тебе, что она хорошо рисует.

– Один я отнесу в участок. А ты пока отведи девочек домой.

– Ой! – Даррен быстро огляделся по сторонам. – А ты не можешь сходить с нами?

Прежде чем Керри ответила, Эмма чихнула, вытерла нос о рукав и сказала:

– Я хочу есть!

– Эмма, Робби дома, и он испечет вам пирог.

– Ага, – улыбнулась Сьюзи. Пирог будет с начинкой из солонины, мелко нарезанной картошки и лука. Она очень любила его. – Пойдем, Даррен. – Она взяла его за руку и потащила в сторону дома.

Против Керри и двух голодных сестер не попрешь, решил Даррен. Лучше не спорить и делать то, что велела Керри.

Когда они ушли, Керри повернулась к Кэти и сделала то, что раньше почти никогда не пришло бы ей в голову. Она извинилась.

– Прости, если я сделала тебе больно, Кэти, просто, когда ты сказала, что ничего не знаешь, я увидела, как ты покраснела… Я очень сильно волнуюсь за Клер и маму.

– Я тоже очень сильно беспокоюсь, Керри. Она моя лучшая подруга, и мне очень не хочется, чтобы она пропала насовсем.

Керри кивнула.

– Ладно. Я пойду и дам копам один из рисунков. Если спросят, ты нарисовала только один, поняла?

– Конечно, Керри. – Кэти была так счастлива, что ее вычеркнули из списка врагов Керри, что была готова согласиться на что угодно.

 

Картер приоткрыл дверь и заглянул в комнату для допросов. Люк и Лоррейн как раз решили перекусить после тяжелого утра. Лоррейн почти доела двойной чизбургер и картошку фри, а Люк выбрасывал остатки булки от двух своих биг‑маков в мусорную корзину.

– Простите, босс, но сестра пропавшей девочки из Сихиллса очень хочет вас видеть. Она сильно настаивает и не собирается уходить.

Лоррейн вытерла рот:

– Все в порядке, мы уже закончили, впусти ее.

Спустя несколько секунд Керри вошла в комнату. Лоррейн улыбнулась ей, а Люк встал и пододвинул Керри стул.

Она покачала головой и резко начала говорить:

– Я пришла узнать, что делается для скорейшего нахождения моей сестры.

– Сразу к делам, Керри? Мне это нравится. Пока что новостей нет, но мы делаем все возможное.

– То есть ничего не делаете, – угрюмо сказала Керри.

Лоррейн глубоко вздохнула и подумала, каково пришлось бедной девочке.

– Сегодня в шесть часов вечера мы начнем во второй раз обходить дома, чтобы получить хоть какую‑нибудь информацию. Мы делаем все, что в наших силах, и мы очень серьезно относимся к данной проблеме. Я могу пообещать тебе, что мы не оставим это дело, пока не найдем всех.

– Ну и когда же это произойдет? – Голос Керри становился громче. – Когда будет уже слишком поздно? – Она практически выкрикнула последнее слово.

Люк заметил, что Керри сжала руки в кулаки. Он легонько положил ладони ей на плечи и надавил на них:

– Давай, Керри, сядь.

Керри села, сильно выдохнув, словно из ее легких вышел весь воздух. Она пристально посмотрела на Лоррейн.

– Вот. – Она достала рисунок из кармана и кинула его на стол. – Посмотрите на это. И вы называете себя копами после этого? Вы даже не смогли получить его портрет!

Лоррейн взяла бумагу и развернула ее. Она нахмурилась, когда увидела милое лицо на бумаге. На секунду она почувствовала раздражение. Как этому ребенку удалось достать портрет парня, которого они искали? Потом она почувствовала воодушевление. Раз есть фоторобот, все становится гораздо проще, это реальный шанс спасти девочек.

– Кто это? – спросила она, надеясь, что Керри ответит на вопрос, который мучил ее уже так давно.

– Это он. Парень нашей Клер. Кэти Джекс нарисовала его. Она клянется, что верно нарисовала его. Его зовут Брэд. Она бы нарисовала его вам сразу, если бы вы попросили.

Ни Лоррейн, ни Люк не пропустили того сарказма, с которым была сказана последняя фраза. Люк как раз думал, долго ли Лоррейн будет терпеть такое к себе отношение. Потянувшись за рисунком, он взял его из рук Лоррейн и внимательно изучил, а потом даже присвистнул:

– Тот, кто нарисовал это, должен работать у нас. У этого человека просто дар, наши сотрудники просто детский сад по сравнению с ним.

Лоррейн кивнула.

– Отправь это сразу же в другие участки. Лучше этого нельзя и представить.

Люк вышел из комнаты, а Лоррейн сцепила пальцы вместе и посмотрела на Керри с возросшим уважением. Неправильно истолковав этот взгляд, Керри посмотрела на Лоррейн довольно агрессивно.

– Ну что ж, – сказала Лоррейн чуть погодя. – Я не собираюсь вступать с тобой в соперничество, Керри Лэмсдон, поэтому ты можешь больше не ерепениться передо мной.

Керри была ошарашена, но только на секунду. Блондинистая стерва. Да кто она такая, чтобы так выражаться! Она же коп.

– Вы не можете так со мной разговаривать!

Лоррейн наклонилась вперед:

– Ты так расстроила меня, Керри. Если бы ты только знала, сколько людей сидели на этом самом месте и говорили слова, которые ты только что произнесла. Я ожидала от тебя, учитывая твой живой ум, чего‑то более оригинального.

– Ну да, – снова ухмыльнулась Керри. – А как вам вот такая оригинальность? Вы, конечно же, уже знаете, что это парень из Сайт‑Шилдз? Ну что? – Довольная тем, что поставила копа на место, Керри скрестила руки на груди.

Теперь уже Лоррейн выглядела ошарашенной.

– Ну, – сказала она, – ты неплохо потрудилась. Хорошо. – Лоррейн взмахнула руками. – Давай начнем сначала, а? Давай поговорим о том, как тебе удалось все это разнюхать и как ты узнала, что он из Сайт‑Шилдз.

Керри немного подумала, о том, стоило ли ей говорить о Хозяине. И о том, что, как ей казалось, ее мать знала что‑то о человеке с шестью пальцами на ногах. Она решила не рассказывать. Мать была на грани смерти, и, кроме того, она хотела разузнать о прошлом своей матери сама, прежде чем копы начнут везде копаться. Хотя Лоррейн ей нравилась. Она не так лезла в ее личную жизнь, как это делают другие полицейские. Надо все же рассказать им немного. Причем дать им такую информацию, которая не навредит никому.

– Кэти Джекс, которая нарисовала картинку, сказала, что он из Сайт‑Шилдз.

– Кэти Джекс, да? – Лоррейн подумала, что было бы неплохо заехать к Кэти Джекс. Девочке можно было пригрозить тюрьмой за сокрытие информации и после этого вытянуть из нее гораздо больше.

Лоррейн встала и улыбнулась Керри.

– Ну, тогда спасибо, Керри. – Она протянула ей руку. – Ты нам очень помогла. Если повезет, мы, конечно же, благодаря твоей помощи, найдем этого Брэда гораздо раньше, чем думали.

Керри смотрела на вытянутую руку. Она понимала, что от нее хотели избавиться как можно быстрее, и ей это абсолютно не нравилось. Ну, она хотя бы встряхнула копов. Пока и это сойдет.

Она пожала руку Лоррейн. Улыбка Лоррейн была искренней, это доказывали и потрясающие голубые глаза детектива.

Керри слегка улыбнулась в ответ, это была первая улыбка, которая удалась ей за последние два дня. Два дня. До нее внезапно дошло, что Клер уже не было с ними очень долго. Клер, которой было всего тринадцать, и она никогда до этого не ночевала вне дома. Внезапно у Керри подкосились ноги, и она буквально рухнула назад на стул.

Лоррейн тут же рванулась к девочке и положила руку ей на плечо. Эта Керри пыталась сохранить свою семью, заботилась о братьях и сестрах, защищала их как могла, беспокоилась о матери, делала все возможное, чтобы найти свою маленькую сестру, хотя Клер могла уже быть мертва. Лоррейн осознала, что у этой девочки было больше сил, чем даже у нее самой. Дай бог преодолеть все трудности, которые ей приходилось переносить.

– Я обещаю тебе, Керри, мы сделаем все возможное, чтобы найти вашу Клер, – мягко сказала она.

Керри смахнула слезу:

– Почему же вы тогда еще не высылаете копов на поиски Брэда?

– Расспрашивать людей лучше вечером, когда люди вернутся с работы.

– Работа! В Сихиллсе? Вы что, шутите?

– Керри, ты прекрасно знаешь, что у многих людей в Сихиллсе все же есть работа, и даже те, у кого ее нет, выходят из дому, чтобы просто пообщаться друг с другом или пройтись по магазинам. И мы обходим каждый дом не только в Сихиллсе, но и в Хоктоне. А теперь тебе стоит вернуться домой, твоему брату наверняка нужна помощь с детьми. И я обещаю, что мы сразу сообщим тебе, как только у нас будет какая‑нибудь информация.

Понимая, что ей здесь больше нечего делать, что она уже высказала все, что хотела, и что несмотря ни на что ей понравились полицейские, с которыми она общалась, Керри кивнула. Она еще раз посмотрела на Лоррейн и поняла, что могла доверять ей. И еще оставались места, куда она хотела бы наведаться. Например, Сайт‑Шилдз. Она сама узнала об этом, и там могло оказаться еще больше информации. Керри встала и пошла к двери, но, когда она уже взялась за ручку, дверь распахнулась навстречу.

Парень в форме, весь усеянный веснушками, чуть не сбил ее с ног, ворвавшись в комнату.

– Простите, простите! – сказал Картер, протянув руку, чтобы она не упала.

– Все в порядке, – пробормотала Клер и проскользнула мимо него.

Он закрыл дверь за Керри и развернулся к Лоррейн.

– Умная девчонка, а? – сказала ему Лоррейн. – Только с ее помощью мы получили этот рисунок.

– Я как раз по этому поводу. Хотите – верьте, хотите – нет, но у нас уже есть первые результаты. – Он расплылся в улыбке до ушей.

– Выкладывай, что у тебя, – велела Лоррейн, сдерживая ответную улыбку, иначе он тут же начал бы махать хвостом, если бы он у него был.

– Кажется, старшая из пропавших девушек – Джейд – подруга дочери Уотсона из Ньюкасла. Эта подруга как раз навещала отца, когда пришел факс. Она клянется, что это тот самый парень, с которым Джейд встречалась на протяжении всего прошлого месяца.

Лоррейн уже улыбалась, не менее широко, чем Картер.

– Я догадывалась. Можно гарантировать, что все три парня – на самом деле один и тот же человек. Если мы найдем его, найдем и девочек.

Картер был рад, что на этот раз принес хорошие новости, и все еще улыбался.

– Но для чего это все, Картер? – спросила Лоррейн, и улыбка исчезла с его лица. – Проституция? Продажа на органы? У какого ублюдка находятся эти девочки? – Лоррейн была уверена, что этот Брэд, он же Билли, или как там его еще зовут, был шестеркой. И у него есть босс. Какой‑то очень большой человек. Именно его и хотела заполучить Лоррейн.

– Простите? – спросил Картер.

Она подняла руку, призывая к молчанию, и подошла к окну. Мог ли это быть тот же Хозяин? Тот, который оставался в тени все эти годы. Тот, на которого охотился Стоун. Хозяин, о котором боятся даже упоминать.

Картер молча уселся на стул.

Лоррейн выглянула из окна и смотрела, как Керри направилась в сторону Хоктона. Спустя секунду в том же направлении поехал большой лимузин. У Лоррейн не было никаких оснований связывать это с Керри.

 






Date: 2015-12-12; view: 141; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.032 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию