Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. — Она исчезла! — взволнованно сказала Илона, королева лесных фей, своей дочери, появившись перед ней из облака пурпурной дымки





 

— Она исчезла! — взволнованно сказала Илона, королева лесных фей, своей дочери, появившись перед ней из облака пурпурной дымки.

Лара подняла глаза.

— Доброе утро, мама, — сказала она. — Кто исчез?

— Марцина! Марцина пропала! Я отправилась в Фейревью, чтобы обсудить с ней нечто важное, но ее там не оказалось, Лара. Она была там еще два дня назад, как говорит ее старый слуга, но уже следующим утром исчезла.

— Колгрим! — в ту же секунду воскликнула Лара. — Она у Колгрима. Он знает, как я люблю ее. Он похитил ее, чтобы обменять на Ниуру.

— Чтобы жениться на ней?! — Илона была возмущена.

— Нет, нет. Книга Правления предрекла Ниуре стать его избранной невестой.

— Он может причинить Марцине вред? Ведь он не знает, что она его сестра.

— Альфриг знал это и, вне всякого сомнения, рассказал об этом Колгриму. Поэтому он и действовал так стремительно. Нет, он не причинит ей зла, — сказала Лара. — Но могу тебя заверить, мама, что у него уже созрел какой-то коварный план. Он хочет вернуть Ниуру как можно скорее, потому что лихорадка сезона размножения вот-вот охватит его. Чем сильнее его возбуждение, его безумие, тем могущественнее будет ребенок, чья жизнь зародится в лоне Ниуры. Он не может ждать.

— Ты должна немедленно отправиться к нему! — сказала Илона.

Лара не смогла сдержать смеха.

— А ты думала, я смогу ждать. Да, я сейчас же нанесу Колгриму визит, чтобы выяснить, каковы его условия, и решить, каким образом мы можем задержать его, — сказала она. — Расскажи Калигу, куда я отправляюсь. Я не задержусь надолго в Темных Землях.

И она исчезла в облаке лавандового тумана…

— Матушка! — широко улыбнулся Колгрим, едва она появилась в его зале. — Как это мило с твоей стороны — посетить меня.

Сделав шаг навстречу, он взял ее руку и поцеловал ее. Лара обжигала его взглядом.

— Где Марцина? — без лишних слов потребовала ответа Лара.

— Моя сестренка? — сказал он, по-прежнему улыбаясь.

Лара на мгновение замолчала. Этот момент настал. Момент, когда спустя многие годы правда раскрылась.



— Да, где твоя сестра? — утомленно проговорила она. — Я знаю, что ты не причинишь ей вреда, Колгрим, но я точно знаю и то, что она у тебя.

— Она прелестная девочка, — сказал он. — Я намерен завоевать ее доверие и склонить на сторону Тьмы. Ее кровь разделена поровну, мама. И решение принимать ей самой. В конечном счете она все равно будет моей.

— Никогда! — воскликнула Лара. — Ты не сделаешь ее душу темной, не завладеешь ею, Колгрим. Моя дочь полна света. И так будет всегда.

— У меня те же корни, та же кровь, мама. В равной степени темная и светлая, однако темная восторжествовала во мне. Я сын своего отца. Я мог бы быть сыном своей матери, но ты оставила меня и разрушила жизнь отца. — Он осыпал ее обвинениями. — Книга Правления нарекла тебя его избранной и единственной, и он действительно любил тебя.

— Ах, Колгрим, неужели ты еще не понял, что Книгой Правления, так же как и мной, манипулировали представители магического мира, чтобы я стала парой твоего отца и родила ему сына. Чтобы совершить предначертанное, он лишил меня памяти, а когда принцы-тени узнали, что мои воспоминания восстановились, я сделала то, что должна была сделать. Я разделила ребенка в своей утробе, и их стало двое. Это было нужно для того, чтобы посеять хаос в Темных Землях. После того как близнецы родились, я сбежала обратно в свой мир, где воспоминания о том времени были сокрыты, чтобы я не сошла с ума. Я была женой другого человека. И у меня были дети, которым я была нужна.

— Ты была нужна и мне! — В его голосе было страдание.

Впервые Лара видела искреннее чувство в том, что он говорил. Она была удивлена.

— Твоему отцу от меня нужно было только одно. Наследник. Я родила ему двоих. Но он все равно не смог оставить меня в покое. Он пытался вытянуть из глубин моей памяти спрятанные там воспоминания, так что в конце концов мунин был вынужден восстановить их все. И с тех пор я несла это тяжкое бремя, зная и помня о тех месяцах, проведенных в Темных Землях с твоим отцом, Колгрим, и ты даже представить себе не можешь, какую боль это причиняло мне, — рассказывала ему Лара.

— Ты просто взяла и исключила нас из своей жизни, — снова стал обвинять ее Колгрим.

— Да, — Лара была честна с ним, — потому что если бы я не сделала этого, то сошла бы с ума. Я презирала твоего отца и ненавидела его за то, что он сделал со мной здесь в Темных Землях, а потом и на равнине снов, но я никогда не отрицала того, что родила двух крохотных мальчиков и бросила их на произвол жестокой судьбы. Но твой отец никогда не отпустил бы ни тебя, ни Колбейна, а я не могла остаться.

— Ты хотя бы любила нас? — с подчеркнутой откровенностью спросил он.

— Я не могла позволить себе любить вас, — честно ответила она.

Он кивнул.

— Верни мне Ниуру, и я отдам тебе Марцину. Однако не стану обещать тебе, что не буду пытаться заполучить ее в союзники.

— Ты будешь пытаться, но тебе это не удастся, — с уверенностью сказала Лара. — Марцина — мое дитя, Колгрим, и она принадлежит Свету. Что же касается Ниуры, поскольку я знаю, что ты не обидишь свою сестру, я подожду некоторое время, прежде чем вернуть тебе невесту.



Его прекрасное лицо вдруг потемнело.

— Ты же знаешь, что она должна быть со мной уже сейчас, — многозначительно произнес он. — Свадьба должна состояться уже очень скоро. И ты знаешь причины.

— О да, я знаю, — чуть улыбнувшись, сказала Лара. — Но ведь сын есть сын, Колгрим. Разве ты так не думаешь?

Молодой Повелитель Сумерек с горьким сожалением покачал головой.

— Мама, милая мама, — начал он. — Как же ты меня недооцениваешь. Да, мне несколько не хватает могущества за пределами Темных Земель, это правда, но мои силы возрастают с каждым днем. А здесь, в моем собственном замке, моей мощи нет предела. Неужели ты думала, что все будет так просто — у меня Марцина, у тебя Ниура, и мы совершим благородный обмен. Нет, все не так просто. Если я верну тебе мою сестру до свадьбы, ты сможешь найти способ спрятать ее, снова украв у меня Ниуру. Я этого не допущу. Я верну Марцину только после моей свадьбы в Хетаре, а она должна состояться уже через несколько дней. Пойдем, — он пригласил ее жестом, — я покажу тебе, что будет, если ты не вернешь мне Ниуру в срок. Марцина спит, и мы ее не напугаем.

Они вышли из зала и, пройдя несколько поворотов, вошли в длинный коридор, освещенный факелами, закрепленными вдоль каменных стен. В конце коридора он остановился перед единственной маленькой деревянной дверью. Он взмахнул рукой, и стена вдруг стала прозрачной, и перед ними предстала комната. Заглянув в нее, Лара заметила, что она очень уютно обставлена, и увидела свою дочь, мирно спящую на красивой высокой кровати. Колгрим направил указательный палец на комнату, и все ее стены и даже пол и потолок сделались полупрозрачными.

— Это стеклянный куб, — сказал он, — очень прочно прикрепленный к моему замку. Он парит над бездонным ущельем, которое отделяет мое жилище от Дома удовольствий. Если вдруг магия, что держит комнату, потеряет силу, эти покои рухнут в ущелье.

— Но ты не можешь причинить ей зла! — взмолилась Лара. — В вас течет одна кровь, не только моя, но и вашего отца, опомнись, Колгрим!

Он притворно улыбнулся.

— С ней ничего не случится, но, падая все глубже и глубже в бездонную бездну, она встретит вечность в этом стеклянном кубе. Я очень сомневаюсь, что какая бы то ни было магия — твоя, моя или принцев-теней — сможет уберечь ее, когда комната начнет свое падение. Но, безусловно, ты можешь попытаться спасти ее. Или ты можешь немедленно вернуть мне Ниуру. Я не лишен рассудка, а потому даю тебе день на принятие решения, — сказал он.

— Ты чудовище! — закричала Лара, глядя в его прекрасное лицо.

Она повернулась, чтобы увидеть Марцину, но стена уже вновь была каменной.

«О мама, возвратись туда, откуда ты пришла. Услышишь зов, коль захочу, чтоб рядом ты была», — безмолвно произнес Колгрим заклинание.

 

— Любовь моя! — Калиг поймал Лару, когда она буквально упала в его руки, рыдая. — Что случилось? Что произошло? Лара, не молчи!

— Лара, почему ты так горько плачешь? — присоединилась к расспросам Илона.

— Он истинный сын Колла! — всхлипывала Лара. — Его отец гордился бы им.

— Марцина у него? — спросил Калиг. — Ну конечно же у него, и взамен ее он хочет получить Ниуру. Мы можем задержать его, любовь моя. Ведь он не причинит зла Марцине, ты же знаешь.

Лара проглотила подступивший к горлу ком. Она преодолела страх, который Колгрим вселил в ее сердце и душу. Затем она поведала своим матери и возлюбленному о своем визите к Колгриму.

— Он не знает жалости и милосердия. Он без колебаний обречет мою дочь на вечные муки.

— Но можно ли верить ему? Верить, что он вернет ее, если мы пойдем на его условия? — вслух рассуждала Илона.

— А разве у нас есть выбор? — сказала Лара. — Но я верю, что, получив свое, он освободит Марцину. Он хочет восторжествовать, переманив ее на сторону зла и причинив мне боль. Он намерен выиграть эту новую войну за Хетар. Я должна хотя бы попытаться предупредить Палбена. Должна заставить его выслушать меня.

— Он не станет слушать тебя, — сказал Калиг. — Завтра у Палбена появится вторая жена. Ею станет еще одна из внучек Груджина Агасферуса. Ее зовут Дивша. Твой правнук умен, любовь моя. Теперь он сможет публично заявить о своей кровной связи с Повелителем Сумерек, так как он не знает, что она была у него и прежде.

— Если Хетар и Темные Земли объединятся посредством семейных уз, что же будет с Терой? — запереживала Лара. — Разве у Груджина Агасферуса не три внучки? Что насчет третьей девушки? Если она еще не замужем, я могла бы организовать подобный союз с Терой. Старший сын Кадарна не женат. Ведь Ануш предсказывала, что однажды я объединю все три мира, не так ли? А если все три мира будут связаны семейными узами, тогда, возможно, нам удастся помешать Колгриму погрузить все вокруг в его проклятую Тьму, — с возбуждением рассуждала Лара. — Все трое буду заняты тем, чтобы победить двух остальных и править полновластно.

— Да, возможно, — медленно проговорила Илона, но в голосе ее было мало убежденности.

Калиг знал, Лара не успокоится, пока не сделает все возможное для осуществления своего плана. И все же она не сможет изменить тот рок, что предназначен этому миру. Тем не менее, пока Лара сама не убедится, что все окончательно потеряно, она не станет двигаться вперед и не смирится со своей судьбой.

— Тебе нужно действовать быстро. Кадарна будет нелегко уговорить. Ты ведь знаешь, он не признает нашего магического мира, — напомнил ей принц.

— Тогда тебе придется отправиться со мной и убедить его в том, что он существует, — настаивала Лара.

Калиг согласился, кивнув.

— Я тоже отправлюсь с вами, — сказала Илона. — Мы должны принародно ослепить этого глупого смертного, чтобы он не мог более отрицать того, что видел собственными глазами.

Лара рассмеялась.

— Именно это он и делал каждый раз, когда я использовала магию. Он скажет, что во всем виноват отравленный воздух или испорченный сыр.

— Не в этот раз, — сказал Калиг. Лара была не права, но он собирался помогать ей и делать все, что в его силах, пока она сама не признает своей ошибки. — Ты должна выглядеть соответствующим образом, — предупредил он. — Пусть фея выглядит прелестно — принять ее им будет лестно.

В тот же миг Лара оказалась облаченной в великолепное платье из золотой материи, украшенное драгоценностями. Ее длинные золотистые волосы были собраны в тонкие косы, в которые вплетались изящные золотые и серебряные нити, украшенные крошечными сверкающими драгоценными камнями и жемчужинами. Ее голову стягивала узкая золотая лента с овальным изумрудом в центре. Илона слегка взмахнула рукой, и между лопаток Лары вдруг выросли легкие переливающиеся крылья.

Лара усмехнулась.

— Мама, ты никогда прежде не давала мне крыльев, — сказала она.

— Видишь ли, у смертных свои представления на этот счет, — сухо ответила Илона. — И сегодня мы будем им угождать.

И на ее спине тотчас тоже появилась пара перламутровых крыльев. Илона была одета в платье из шелка королевских пурпурного и золотого цветов. Ее золотистую голову венчала золотая корона, указывавшая на ее статус.

Калиг облачился в свои белоснежные брюки и белую, усыпанную драгоценностями тунику. На его темноволосой голове была маленькая чалма, в центре которой сиял кроваво-красный рубин, обрамленный тремя яркими перьями. За широкий пояс был заткнут небольшой золотой кинжал, рукоять которого была инкрустирована алмазами. Белый атласный плащ, отороченный золотом, вдруг воспарил в воздухе и сам лег на широкие плечи Калига. Темные кожаные сапоги обхватывали ногу до колена.

— Думаю, теперь мы готовы, — подытожил он.

Великий принц-тень кивнул слуге, и тот принес хозяину отражающую чашу. Калиг вгляделся в нее и сказал:

— Они в большом зале дворца доминуса празднуют день рождения Кадарна. Илона, ты отправишься первой?

— Безусловно, милорд, — ответила королева лесных фей с лукавой улыбкой.

 

Балки под потолком большого зала во дворце доминуса Кадарна внезапно затряслись от раската грома, с которым среди гостей появилась Илона.

— Приветствую тебя, дорогой родственник, — сказала Илона.

Последовал второй удар, и появилась Лара.

— Кадарн, — сказала она, кивнув.

И наконец, буквально из воздуха в зал шагнул Калиг.

— Милорд. — Он поклонился, эффектно взмахнув плащом.

Тишина была почти осязаема. Все, кто пришел отпраздновать день рождения Кадарна, замерли, в изумлении открыв рты. То, что они видели, противоречило здравому смыслу и не могло происходить наяву. Конечно, им всем это казалось лишь зрелищным представлением. Но было в зале несколько человек, которые все еще верили в магию, и для них происходящее было невероятным чудом. Они вспомнили эту волшебную троицу и жаждали знать, что привело их сюда и что должно произойти.

— И как вы объясните все это, господин доминус? — спросил Калиг Кадарна. — Быть может, отравлен воздух? Тогда скорее откройте окна и двери, но только мы по-прежнему будем здесь. Быть может, вы все что-то съели сегодня вечером? Даже если вы избавитесь от остатков пищи в ваших организмах, мы все еще останемся перед вами. Что ж, отрицайте то, что видите своими глазами, господин Кадарн, сын Амхара, внук Таджа, правнук Магнуса Хаука. Посмотри на нас и скажи, что мы не существуем, — сказал Калиг в повелительном тоне глубоким низким голосом, который гулко разнесся по залу, застывшему в полной тишине.

— Кто вы? — спросил Кадарн, голос его дрогнул.

— Я принц-тень Калиг, — последовал ответ. Он заставил Илону сделать шаг вперед. — А это твоя прапрабабушка Илона, королева лесных фей. Свою прабабушку домину Лару, вдову Магнуса Хаука, ты знаешь.

— Но это невозможно, — слабым голосом проговорил Кадарн. Он испытал такое облегчение, когда Лара покинула Теру. Ведь теперь он мог низвести ее до мифического персонажа. Но вот она стоит перед ним с двумя своими сообщниками, и ему крайне сложно утверждать, что они не существуют.

— Протяни руку, смертный, и прикоснись к нам, — сказал Калиг. — Мы реальны. Пришло время признать это. Мы пришли, чтобы помочь вам, так как Тьма снова нависла угрозой над миром.

Кадарн даже не пошевелил рукой.

— Нам не нужна помощь, — холодно ответил он.

— Стоило мне жить столько лет, чтобы увидеть однажды доминуса не только упрямого, но еще и глупого, — сказала ему Лара. — Так вот знай, магия существует, а ты лишь напыщенный дурак! И пока ты занимаешься своими делами, Хетар и Темные Земли объединяются и создают альянс против тебя. Повелитель Сумерек женится на хетарианской девице аристократических кровей. Верховный Правитель берет кузину этой девушки в качестве второй жены. Чтобы противостоять этому судьбоносному союзу, несущему вам гибель, твой сын, Ваклар, должен жениться на Йамке, внучке крупного хетарианского представителя знати Груджина Агасферуса.

— Ваклар женится на порядочной девушке из Теры, — сказал Кадарн.

— Кадарн, ты что, не понимаешь? — продолжала Лара. — Хетар и Темные Земли подчинят Теру своей власти. Ты и весь твой народ станут их рабами. На Теру надвигается угроза вечной Тьмы!

Ваклар сделал шаг вперед. Он поклонился незваным гостям.

— Я еще ни с кем не обручен, — сказал он своему отцу. — Если то, что говорит домина Лара, правда, тогда нам надлежит воспользоваться ее советом, отец и господин мой.

— Ваклар, эти создания, что сейчас стоят перед нами, не существуют, не могут существовать. Они рождены твоим воображением, находящимся под действием какого-то вещества.

Лара молниеносно взмахнула рукой и дала доминусу Кадарну пощечину. Сухой звук удара разнесся по залу.

Кадарн прижал ладонь к щеке и закричал:

— Арестовать эту женщину! Она посмела ударить самого доминуса!

— Кадарн, если бы я не существовала, я не смогла бы ударить тебя, — тихо сказала Лара. — И ты бы не почувствовал боли, и не осталось бы следов моей ладони на твоей щеке, но, кажется, все это есть на самом деле. — В ее руке появилось маленькое зеркало. — Видишь?

Кадарн впился взглядом в зеркало. На щеке были явные следы ее пальцев. Ваклар едва сдержал смех. Доминус Кадарн, заметив это, бросил на него уничтожающий взгляд.

— Я готов признать, что вы существуете, — сказал он троице стоящих перед ним гостей. — И тем не менее вы, несомненно, какая-то аномалия из прошлого, которая преследует нас в этом зале.

Принц Калиг рассмеялся.

— Да, мы действительно не раз посещали этот зал и раньше, но мы определенно не призраки, господин доминус. — Он протянул ему руку. — Вот, возьмите мою руку и убедитесь, что я из плоти и крови, так же как и вы. Домина Лара жаждет помочь вам, Кадарн, доминус Теры. Она всегда действовала в интересах Теры. И теперь она желает вам только добра.

— Она красивая? — неожиданно спросил принц Теры Ваклар. — Эта хетарианская девушка?

— Я не видела ее, — честно ответила Лара.

— И кто же она такая, раз вы считаете необходимым, чтобы я на ней женился?

— Ее дед — самый богатый и влиятельный человек в Хетаре, — объяснила Лара. — У Груджина Агасферуса три внучки. Одна выходит замуж за Повелителя Сумерек. Другая станет второй женой Верховного Правителя Хетара. Если Теру не сбросят со счетов, ты должен жениться на третьей. Тогда Хетар, Тера и Темные Земли, все будут связаны кровными узами. Это жизненно важно для Теры — закрепить эту связь между мирами.

— Тогда я сделаю это, — сказал принц Ваклар.

— Но я не давал тебе разрешения на женитьбу, — возразил доминус Кадарн. — И женишься ты только на порядочной теранской девушке.

— Отец, ты что, не слушал их? Неужели ты позволишь, чтобы Хетар получил такое преимущество над нами? Когда двое образуют союз, третий, как правило, становится объектом презрения и грязных споров, — ответил принц Ваклар отцу и снова повернулся к Ларе: — Богатое ли у невесты приданое?

Лара улыбнулась:

— Несомненно, но тебе придется убедить ее деда, что именно ты предназначен ей. Твой двоюродный дядя Амрен знает больше меня.

— Я не могу допустить, чтобы мой наследник жил в Хетаре! — вновь вмешался доминус Кадарн.

— Он вернется домой из Хетара, вместе со своей невестой, — пояснила Лара.

— Она во всем должна стать настоящей теранской женой! — продолжал доминус.

— Она станет. Хетарианские жены очень покорны, милорд, — ответила Лара.

— И как же вы организуете этот брак?

— Твой сын отправится с нами, — заговорила Илона. — Твои брат и дядя непременно получат приглашения на свадьбу Верховного Правителя. Они возьмут с собой наследника престола Теры, как личного представителя его отца. Палбен будет этим очень доволен. В конце концов, вы родственники, даже если вы успели позабыть об этом.

— Мы с Палбеном родственники? Но как это возможно?! — удивился доминус.

— Его бабушка, принцесса Теры Загири, и твой дед, доминус Тадж, были братом и сестрой, — объяснила Илона. — Как можете вы быть так невежественны, когда речь идет о вашей собственной истории, Кадарн? — Она презрительно усмехнулась.

Все собравшиеся жители Теры завороженно слушали и следили за происходящим. Отныне Кадарну нелегко будет отрицать существование магии, после того как они стали свидетелями этой беседы между своим доминусом, его наследником и этими необыкновенными созданиями. Однако те, кто хорошо его знал, были уверены, что он будет продолжать делать это. Кадарн ненавидел признавать, что не прав.

— Его одеяние не соответствует положению, — сказала Илона, глядя на Ваклара. — Он одет совсем не по-королевски. — Она взмахнула рукой над принцем Теры, и на нем вдруг появилось облачение темно-синего бархата, расшитое золотом. — Что вы на это скажете? — спросила она Калига и Лару.

По залу прокатился вздох изумления.

— Слишком строго, — сказала Лара, переглянувшись с Калигом, — тебе так не кажется, любовь моя? Он молод и довольно красив. Он должен выглядеть богато, изысканно и благородно, но без показной роскоши. Как вам нравится это? — Теперь Лара взмахнула рукой, и одеяние Ваклара превратилось в небесно-голубую тунику ниже колен, украшенную драгоценными камнями. Рукава и подол были оторочены светлым мехом. На ногах его были кремовые чулки, расшитые золотом. — Это цвета Магнуса, и, мне кажется, они больше подходят ему. Девушка влюбится в него с первого взгляда, — добавила Лара с улыбкой.

— А ее дед непременно оценит облачение, которое выдаст в нем человека богатого и благородного, — заметил Калиг.

— У него должны быть волнистые волосы, — сказала Илона. Она провела рукой по темно-золотым волосам Ваклара, и они стали волнистыми, а один завиток, выбиваясь из пряди, упал на лоб. Выглядело это весьма привлекательно. Королева лесных фей оглядела молодого человека с ног до головы. — Ему не хватает серебряных пряжек на туфлях, — сказала она, и они появились. — И короткой бархатной накидки. — Она тотчас укрыла его плечи. — Вот так! Теперь он готов.

— Готов? Готов к чему?! — раздраженно спросил Кадарн.

— Над городом уже восходит солнце, — объяснила Лара. — Ваклар отправится с нами, на свадьбу его родственника, Верховного Правителя Палбена Второго, милорд.

— Вы сошли с ума?! — Кадарн уже кричал. — Посмотрите за окна этого зала! Там царит ночь, до рассвета еще далеко.

Илона утомленно покачала головой.

— Как он может быть таким невеждой? — обратилась она к друзьям. — Ведь Магнус был так мудр и прозорлив.

— Тера снова вернулась в прежние времена, — ответила Лара. — Как ты думаешь, мама, может, Ваклару не хватает цепочки с подвеской?

Илона критически осмотрела принца Теры.

— Да, пожалуй, ты права, милая. Пусть цепь украсит принца грудь, с ней всех прекрасней, друг мой, будь.

— О, так гораздо лучше, — сказала Лара, как только на шее принца появилась тяжелая золотая цепь с подвеской из драгоценного камня.

Доминус смотрел на все происходящее широко раскрытыми глазами, словно завороженный. Калиг подошел к нему:

— Хетар и Тера находятся в одном и том же мире, мой господин, но в разных его концах. Следовательно, когда в Хетаре день, в Тере ночь. Солнце не может освещать обе половины нашего мира одновременно.

Кадарн кивал, медленно и с трудом пытаясь осознать, что говорил принц-тень.

— Тогда как вы доберетесь до города в срок, ко времени празднования? — рискнул он спросить у Калига.

— Мы используем нашу магию, — тихо ответил принц-тень. — Не волнуйтесь, мой господин. Мы вернем вашего сына в целости и сохранности через несколько дней.

Он взмахнул своим плащом, укрыв им Лару, Илону и молодого принца Теры, и перенес их в прекрасный особняк в Золотом районе города, где Амрен жил со своей женой-хетарианкой уже много лет.

 

Кларинда, жена Амрена, вскрикнула от неожиданности, когда в зале, где они с супругом завтракали, внезапно появилась эта четверка.

Бывший посол Теры поднялся поприветствовать нежданных гостей.

— Добро пожаловать в мой дом, бабушка, — сказал он и поцеловал ее руку.

— А он обучен манерам, — отметила Илона, осматривая Амрена с головы до ног.

Она подумала, что в молодости он, должно быть, был очень привлекателен. Но и теперь она находила его изысканным и почти безупречным.

— Это твоя прабабушка королева Илона, — представила Лара. — А это младший сын Таджа, мама.

Амрен поцеловал руку Илоне.

— Бабушка, я думал, это ваша сестра, — сказал он, одарив Илону обворожительной улыбкой.

— Он еще и очарователен, — с умилением пробормотала Илона.

— Это принц-тень Калиг, — продолжила Лара, — и я уверена, вы узнали своего племянника Ваклара.

— Да, безусловно. Я вижу, вы лично позаботились о его гардеробе, — одобрительно сказал Амрен. Он повернулся к жене: — Ты можешь закончить завтрак без меня. Я должен переговорить с нашими гостями с глазу на глаз. Пойдемте со мной, — обратился он к гостям и быстрым шагом сопроводил их в комнату, стены которой были уставлены книгами, а окна выходили в просторный зеленый сад. — Присаживайтесь, присаживайтесь, — пригласил он, — и расскажите, почему вы здесь.

— Сегодня Палбен женится на внучке Груджина Агасферуса. Завтра Повелитель Сумерек берет в жены еще одну девушку из этого семейства. Незамужней остается еще одна их сестра. Вы должны помочь мне организовать женитьбу этой внучки Груджина Агасферуса и сына и наследника доминуса. Таким образом Хетар, Тера и Темные Земли будут объединены кровными узами. Никто не будет иметь преимущества над остальными.

— Но я знаю, что у нас уже есть родственная связь с Палбеном, — осторожно произнес Амрен.

— Но Палбен не знает этого, и вряд ли признает сей факт. Его знания о своих корнях столь же скудны, что и знания Кадарна, — сказала Лара. — Мы должны создать новую связь. Оставшаяся без высокопоставленного жениха, одна из трех внучек Груджина должна быть в ярости оттого, что ее обошли. Она наверняка уже осыпала жалобами свое семейство. Предложение принца Теры короны третьей внучке должно привлечь этого самого крупного представителя знати города. Это принесет еще больший почет его Дому. Уверен, что господин Колгрим заплатил за Ниуру весьма высокую цену, а Палбену хватило хитрости взять другую внучку Груджина своей второй женой, связав себя, таким образом, с Повелителем Сумерек Колгримом. Если Тера останется в стороне, что помешает Хетару и его новому союзнику вторгнуться в наши земли и поработить наш народ?

— Вы правы, — глубоко задумавшись, согласился Амрен Хаук.

— Не поднимайте шума вокруг этого, Амрен. Получите разрешение Палбена просить руки еще одной внучки Агасферуса сегодня, пока он в хорошем расположении духа в связи с новообразовавшимися семейными связями. Завтра Повелитель Сумерек женится на Ниуре и увезет ее в свой дворец сразу же по окончании свадебной церемонии. И они не покинут замка, пока он не убедится, что она ждет ребенка. Все его внимание будет сосредоточено на этом, и Ваклар спокойно женится на своей невесте. Колгрим хочет погрузить во Тьму весь наш мир, Амрен. Но его собственные законы запрещают причинять зло своим кровным родственникам. Возможно, у нас есть шанс остановить его, заключив этот тройственный союз.

— А что, если нам это не удастся? — спокойно спросил Амрен. — В отличие от своих брата и племянника я знаком с историей наших миров, бабушка. Я знаю все битвы, что вы проиграли и выиграли. Но я чувствую, что на этот раз все иначе. Но в чем именно дело?

Его лазурно-голубые глаза ничуть не угасли, хотя ему было уже за семьдесят. Они напомнили Ларе глаза Магнуса.

«Скажи ему, — беззвучно посоветовал Ларе Калиг. — Скажи ему всю правду».

«Мы не можем полностью доверять ему, — также неслышно ответила Лара. — Он сделает то, что будет в его собственных интересах, Калиг».

«Кронан сказал, что Хетар обречен, — напомнил ей Калиг. — Но быть может, у нас есть хотя бы маленький шанс снова спасти его, хотя, честно говоря, я даже не знаю, с какой целью».

— Ты многого не знаешь, Амрен, и в большую часть этого ты, как мне кажется, не поверишь, — улыбаясь, сказала Лара. — У колдуна Юси было две наложницы — Йорун и Улла. Обе они были беременны, когда он отослал их прочь, не столько чтобы защитить их самих, сколько чтобы уберечь своих потомков в их утробе. Йорун отправилась в Темные Земли и родила сына Юси, который и стал основателем династии Повелителей Сумерек. Улла нашла приют в Хетаре, где произвела на свет дочь, которая вышла замуж за представителя дома Агасферуса. С тех пор одна женщина в каждом поколении наследует магические силы, которыми Юси наградил Уллу. В этом поколении этими силами обладает Ниура. И Колгриму нужны эти силы.

— И когда он получит их, — медленно проговорил Амрен, — он станет всемогущим. Да, я все понял, бабушка. Но и в прошлом силы Повелителей Сумерек были велики, но не безграничны. Отец Колгрима, Колл, должен был жениться на ком-то из мира магии, чтобы у него родился столь могущественный сын. Бабушка, вы знаете, кто мать Колгрима?

— Я его мать, — сказала Лара.

— Вы?! — На прекрасном лице Амрена было написано потрясение. — Но как…

— Меня похитили и лишили моих воспоминаний. Мне сказали, что я жена Колла. В магическом мире это было тщательно спланировано, ибо моим назначением было посеять хаос в Темных Землях. Когда мою память восстановили, я уже ждала ребенка. Мне объяснили мою миссию в этой большой игре. Используя свою магическую силу, я сделала так, что детей стало двое, и родила Коллу близнецов. Такого никогда прежде не случалось. После я вернулась в свой мир. Колл с тех пор исчез и больше не появлялся. Его канцлер спрятал близнецов, чтобы никто не смог причинить им вреда. Они росли, не зная, кто они на самом деле. Потом одна из дочерей Колла узнала тайну, отыскала их, рассказала им обо всем и настроила друг против друга. Она хотела править Темными Землями сама, но в конце концов Колгрим победил и ее, и своего брата Колбейна. Это было более ста лет назад, Амрен. Тогда как раз умер Магнус Хаук, а твой отец Тадж стал доминусом Теры.

— Магнус Хаук знал о том, что произошло? — спросил ее Амрен.

Лара кивнула.

— Я никогда не умела хранить от него секреты, — сказала она. — Что же касается всех остальных, кто жил в нашем мире, из их памяти это воспоминание было удалено. Мы хотели мира, а Колгрим был слишком молод для трона, что могло привести к большим проблемам.

— Но теперь это не так, — сказал Амрен. — Почему бы просто не отменить свадьбу?

— Палбен не согласится на это, — ответила Лара.

Амрен задумался на мгновение и затем сказал:

— Да, не согласится. Выгодное положение Хетара и его самого имеет для него слишком большое значение. — Он смотрел на Лару, и в глазах его было искреннее восхищение. — Я сохраню все ваши тайны, бабушка. То, что вы поделились ими со мной, большая честь для меня.

Лара с благодарностью кивнула ему.

— Ты с честью служил на благо Теры, Амрен. Я горжусь тобой и знаю, что Магнус Хаук тоже гордился бы тобой, так же как и твой отец, мой сын Тадж. Не забывай о своем наследии, что бы ни случилось. Тера всегда была на стороне Света. Так пусть так же остается и впредь.

— И Хетар тоже, — ответил он. — Они не плохие люди, бабушка. Просто они становятся совершенно безрассудны, когда есть возможность извлечь какую-то выгоду, прибрать что-нибудь к рукам.

Лара закивала, соглашаясь.

— Время и возраст сделали из тебя хорошего человека, — заметила она.

— Или, быть может, кровь феи, что течет в моих венах, — с лукавой улыбкой ответил он.

— Возможно, — рассмеялась Лара.

— Если вы двое уже закончили обмен любезностями, — нетерпеливо вмешалась Илона, — то позволю себе заметить, что нам предстоит сделать сегодня очень многое.

— Я возьму с собой на свадьбу Ваклара, — сказал Амрен, — и прослежу, чтобы его представили всем, с кем ему необходимо познакомиться. Нужно известить о его прибытии его дядю Кадока. Я немедленно отправлю ему волшебное послание. — Он повернулся к жене, которая только что появилась в дверях комнаты. — Кларинда, дорогая, проследи, чтобы принца Ваклара накормили, прежде чем мы отправимся на празднование.

— А остальных людей? — спросила женщина, с явным беспокойством осматривая Лару, Калига и Илону.

Королева лесных фей обожгла взглядом бедную женщину.

— Что значит — остальных людей, — раздраженно сказала она. — Я не человек, я королева фей, если ты не знаешь, глупая смертная женщина.

Раздался раскат грома, и Илона исчезла в облаке пурпурной дымки.

Жена Амрена вздрогнула, отшатнулась и прислонилась к дверному косяку, чтобы не упасть.

— О бог мой! — сорвалось с ее губ, и теперь взгляд ее был прикован к Калигу и Ларе.

Принц-тень подошел к Кларинде и галантно взял ее под руку.

— Пожалуйста, не бойтесь нас, миледи. Мы здесь лишь для того, чтобы помочь вам. — Он подвел ее к принцу Ваклару. — Позвольте вам представить внучатого племянника вашего мужа, наследника престола Теры принца Ваклара. Ваше высочество, это ваша двоюродная тетушка, леди Кларинда. Она позаботится о том, чтобы вы могли чувствовать себя как дома, прежде чем отправитесь на свадьбу Верховного Правителя.

Ваклар изысканно поклонился и поцеловал руку леди Кларинды.

— Чрезвычайно рад знакомству с вами, тетушка, — сказал он.

Мягкий голос и адекватное поведение принца-тени успокоили леди Кларинду, и она снова овладела своими мыслями и даром речи.

— Ваше высочество, — обратилась она к Ваклару, присев в реверансе.

— Дорогая тетушка Кларинда, — с открытой улыбкой сказал Ваклар, — мы ведь одна семья, к чему все эти реверансы.

— Ах нет, милый мальчик, — ответила женщина. — Нельзя, чтобы о хетарианской леди достаточно высокого положения, такой как я, когда-нибудь сказали, что она позабыла о своих манерах в присутствии королевской особы.

Она подвела племянника к столу и позвала слуг, чтобы они незамедлительно организовали для него трапезу.

— Мы оставим вас, чтобы вы могли заняться тем, что должны сделать, — сказала Лара Амрену.

— Как мне найти вас, если понадобитесь?

— Просто произнеси слова: «Бабушка Лара, услышь мой глас, оставь насущное — приди ко мне тотчас» — и я сразу приду. — Лара положила ладонь на руку внука. — Спасибо тебе, — сказала она и исчезла в облаке лавандового тумана.

Амрен моргнул от неожиданности. Ее способ перемещаться всегда заставал его врасплох. Он огляделся в поисках принца Калига, но принца-тени уже не было. Амрен Хаук усмехнулся сам себе. Как же он был глуп! Как глуп был весь его народ, отрицая магию! Магия существует. И она завораживает.

 

Едва возвратившись в Шуннар, Лара обратилась к Калигу, стоявшему подле нее:

— Мне кажется, мы положили хорошее начало нашей кампании, милорд. Мы снова нанесем поражение Повелителю Сумерек и всему его роду. Я не позволю Тьме одержать победу! Не позволю!

Принц-тень заключил ее в объятия.

— Ты очень отважная фея, любовь моя, — сказал он ей.

«Она действительно смелая, — думал он. — Однако в этот раз ее усилия напрасны. И все же Лара была не из тех, кто слепо смирится с судьбой, ведь она была оптимистичным созданием, полным света и надежды».

Он гладил своей большой ладонью ее мягкие золотистые волосы. Скоро начнется массовое переселение, и все магические существа начнут покидать Хетар, оставляя его таким уязвимым перед лицом наступающей Тьмы. Калиг всей душой хотел, чтобы было иначе, но тем не менее Хетару предстояло принять тот рок, который он сам начертал для себя. Однако он подозревал, что Лара будет бороться, пока не наступит печальный конец. И вот тогда они отправятся в объятия Вселенной. Его прекрасная фея поможет ему создать новый мир. Она будет лить слезы по Хетару, но в то же время вновь будет счастлива, потому что они будут вместе.

Лара посмотрела в его красивое, почти безупречное лицо.

— Ты глубоко задумался о чем-то, — сказала она, чуть улыбнувшись. — Я почти слышу, как крутятся колесики и шестеренки в твоей голове.

— Ты разработала весьма хитроумный план, любовь моя, — сказал он ей. — Если нам удастся женить Ваклара на третьей внучке Груджина Агасферуса, то связь между Хетаром, Терой и Темными Землями будет нерушимой по крайней мере на протяжении жизни еще одного поколения. Колгриму это не понравится. Уверен, он собирался столкнуть Хетар и Теру друг с другом, таким образом ослабив их. Однако теперь, любовь моя, ты должна вернуть ему его невесту Ниуру. У нас мало времени, и, если ты не сделаешь этого, он не замедлит свершить свою месть, используя Марцину.

— Я знаю, — ответила Лара. — Я отправлюсь к нему прямо сейчас. А ты оставайся, он не причинит мне зла.

И она внезапно исчезла из его объятий.

 

— Мама! — Колгрим взирал на нее со своего трона. — Теперь ты скажешь мне, где я смогу найти Ниуру, чтобы уже завтра стать ее мужем?

— Отдай мне Марцину, и я скажу, — ответила Лара. — Ты знаешь, моему слову можно верить, Колгрим. Ты не сможешь навредить своей сестре, согласно собственным законам.

— Позволить покоям, в которых она заключена, рухнуть в бездну означает только то, что ты никогда больше не сможешь увидеть ее. Она и сама не сможет освободиться, так как я наложил на комнату заклинание. Ее магия бессильна внутри ее. Так где сейчас Ниура?

— Она спрятана в таком месте, где ты не сможешь ее найти, Колгрим. Немедленно освободи Марцину, и Ниура снова окажется невредимой в своей постели. Очень скоро к ней придут, чтобы разбудить к свадьбе ее кузины и Верховного Правителя, — сказала Лара ровным голосом, но сердце ее бешено билось.

Лара и ее сын отчаянно боролись против силы воли другу друга, и фея знала, что Повелитель Сумерек очень не любит проигрывать подобные состязания. Особенно неприятно было бы проиграть женщине. Она улыбалась, лишь подзадоривая его.

Колгрим рассмеялся.

— Отлично, — сказал он. — Очень скоро твое умение влиять на этот мир ослабнет, а потом пропадет и вовсе. Власть будет только моей, милая матушка. И сейчас я могу позволить себе быть великодушным.

Небеса вокруг тронного зала Колгрима из светло-серых стали превращаться в черные. Тучи сгустились, поднимался ураганный ветер. Вдалеке послышались гулкие раскаты грома и засверкали ломаные линии молний.

— Приди ко мне, Марцина!

И девушка вдруг появилась прямо между матерью и своим братом.

— С тобой все в порядке? — спросила Лара свою младшую дочь, юную фею, обняв ее.

Марцина выглядела словно одурманенной.

— Что произошло? — спросила она.

Лара взяла ладонями лицо дочери.

— Марцина, посмотри на меня. Постарайся сконцентрировать взгляд на моем лице. Ты все еще в полусне. — Она взглянула на Колгрима. — Немного не рассчитал с сонным заклинанием, Колгрим?

Фиалковые глаза Марцины стали проясняться.

— О боже! — воскликнула она. — Да, я пришла, чтобы увидеть своего брата, подвластного Тьме. Ты сердишься, мама?

Лара вздохнула.

— Ты самая пылкая и темпераментная из всех моих детей, — сказала она. — Да, я сержусь, но я испытываю и чувство облегчения.

— Колгрим не причинил бы мне зла. Ведь мы с ним одной крови.

— Он не задумываясь нарушил закон, убив свою единокровную сестру Циарду, — напомнила Лара дочери.

— Циарда была глупа, мама, а я нет, — дерзко ответила Марцина.

— Итак, я, со своей стороны, выполнил условия нашей сделки, как насчет тебя, мама? — с ядовитой улыбкой спросил Колгрим. — Когда ты выполнишь свое обещание?

— Взгляните в свою отражающую чашу, мой господин, — велела ему Лара.

Колгрим подошел к сосуду из черного оникса, провел над ним рукой и увидел, что Ниура просыпается в своей постели. На ней была только тончайшая ночная сорочка, и ему были видны ее груди. Его член под одеждой мгновенно стал твердым. Скоро эти спелые груди будут принадлежать ему и одному ему доставлять удовольствие. Он наблюдал, как две служанки вбежали в спальню Ниуры, а за ними и ее мать.

Взглянув на Лару, Колгрим спросил:

— Как я могу удостовериться в том, что это правда?

— Тебе придется поверить мне, Колгрим, — сказала она. — Пойдем, Марцина.

— Я в любой момент могу снова вернуть ее в заточение, — сказал Колгрим.

— Конечно, но и я могу сделать то же, — сказала Лара, и они с Марциной скрылись из вида.

Колгрим усмехнулся. Его мать была великолепным противником. Он почти сожалел, что в этот раз он победит в борьбе Света и Тьмы. А когда он одержит эту победу, то все ее силы и власть будут принадлежать ему. Однако она была у него в долгу за то, что бросила их с братом, когда они были младенцами. Оставила на воспитание вероломным великанам и злому вольфину. Да! Ее магические силы станут его силами. И когда это произойдет, он заставит свою мать любить его так же, как она любила детей, которых родила Калигу, Вартану и Магнусу Хауку.

Он знал, что волшебные создания, населявшие Хетар, уже планируют свое отступление. Они понимали, что этот мир будет принадлежать ему. Но его мать не покинет Хетар. Лара любила этот мир и, должно быть, была уверена, что сможет спасти его, так же как когда-то спасла и от его отца. Она останется в нем. Он был совершенно убежден в этом. Да, Лара останется. И если будет именно так, то Марцина, его маленькая сестренка, тоже останется с ней.

— Милорд.

Колгрим опустил глаза и увидел своего канцлера.

— Что такое? — раздраженно спросил он.

Повелитель Сумерек был недоволен, что прервали его размышления.

— Милорд, вам нужно готовиться к возвращению в город, чтобы успеть к свадьбе вашего родственника, Верховного Правителя, и госпожи Дивши. Палбен назначил вашу свадьбу с госпожой Ниурой на послезавтра. Вы останетесь в городе до этого срока?

— Да, я останусь там, — ответил Колгрим. — Хочу вкусить всех удовольствий, что может предложить мне Хетар, ведь очень скоро я стану женатым человеком.

— Не стоит ограничивать себя в удовольствиях из-за женитьбы, милорд, — ухмыльнулся Альфриг.

Колгрим зловеще рассмеялся.

— Я и не собираюсь, — парировал он. На мгновение он задумался и стал расспрашивать канцлера: — Должен ли я сразу же зачать ребенка Ниуре, или сначала дать ей привыкнуть ко мне? Ведь она девственница.

— Но кроме того она хетарианка, — сказал Альфриг. — Как только она познает сладость чувственных утех, то будет испытывать неутолимую жажду этих удовольствий. В этом деле важен вопрос времени. До сезона размножения осталось совсем мало времени. У вас есть всего несколько дней до того момента, когда вы должны будете зачать своего единственного наследника.

Колгрим кивнул:

— Я согласен. В любом случае она очень скоро наскучит мне. И как только докажет свою способность иметь детей, я смогу покинуть свое супружеское ложе. Ничто не должно помешать ей произвести на свет этого ребенка. — Темно-серые глаза Повелителя Сумерек смотрели на канцлера в упор. — А ты предаешься утехам, Альфриг? — спросил он старого гнома. — У тебя есть жена?

— Вот уже много лет прошло с тех пор, как умерла моя жена, милорд, но у меня есть три милые наложницы, которые служат для этой цели и ублажают меня, — ответил канцлер. Ему было несколько неприятно вторжение хозяина в его личную жизнь. Но этим Колгрим и отличался от прежних Повелителей Сумерек. — Милорд, — напомнил он хозяину, — мне распорядиться, чтобы Драг упаковал ваши вещи?

— Да, и напомните ему, что мое свадебное облачение нужно перевозить крайне осторожно, — сказал молодой Повелитель Сумерек.

Он снова подошел к отражающей чаше из оникса, в которой увидел, что Ниура уже готовилась к свадьбе кузины. Она сидела за туалетным столиком, с восхищением глядя на свое отражение в зеркале, в то время как служанка расчесывала ее длинные светло-рыжие волосы. Он заметил в ней признаки тщеславия и улыбнулся. В лице ее была необычайная чистота, но Колгрим видел в ней отблески темной силы, и его это радовало и возбуждало. Он был таким существом, чьи сексуальные желания не могли быть удовлетворены только одной женщиной. Ниура надоест ему, он знал это. Однако он полагал, что она будет ему прекрасным другом и компаньоном.

 

Ниура улыбалась своему отражению. Она чувствовала, что за ней следит еще одна пара глаз. И несомненно, это был Колгрим. Всего через два дня она станет его женой, и она едва могла дождаться этого момента. И пусть ее кузина Дивша гордится собой и хвастается тем, что станет второй женой Верховного Правителя. Дивша думала, что ее положение будет гораздо выше, чем статус жены Колгрима. Дивша полагала, что только Хетар существует и имеет значение. Но она жестоко ошибалась. И очень скоро ей предстояло узнать об этом.

— Хватит! — сказала она служанке, убиравшей ее волосы. — Мне уже пора навестить мою дорогую кузину, невесту. Как ты думаешь, ей понравится мое платье?

— Она просто умрет от зависти, — ответила служанка, — так как все взгляды сегодня будут обращены к вам, миледи.

Ниура рассмеялась.

— Именно так и должно быть, — сказала она, чрезвычайно довольная собой, и про себя подумала: «Ведь совсем скоро я буду властвовать над всеми мирами, и Дивша будет кланяться мне».






Date: 2015-06-05; view: 92; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.038 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию