Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Принцип экономической целесообразности





Первое, что задает направленность действий всех представителей бизнеса, что роднит множество непохожих друг на друга людей, ситуаций и действий - это их следование канону экономической целесообразности. Канону, который естественно вытекает из природы самой деятельности, поскольку его серьезное нарушение объективно лишает человека возможности заниматься этим видом деятельности.

Подчеркнем сразу, что принцип экономической целесообразности рассматривается нами не как фактор, тотально определяющий все мысли и поступки бизнесмена, но как некоторый "ограничитель снизу". Ведь бизнесмен может руководствоваться в своей деятельности множеством различных мотивов, ориентироваться на самые разные важные для себя ценности, но в конечном счете он не может себе позволить, чтобы принимаемые им по тем или иным мотивам решения оказывались экономически нецелесообразными в такой мере, чтобы представлять собой угрозу существованию его дела.

Но именно этот принцип легко трактуют иначе, когда о бизнесе пишут, что целью его является "жажда наживы", "погоня за прибылью", "выжимание прибавочной стоимости", "сугубая ориентация на выгоду" и тому подобные вещи. На наш взгляд, это именно тот случай, когда, как утверждает Поль Маккэл, "идеология бизнеса затемнена предшествующими исследованиями политической идеологии и пропагандой. Лживость идеологии свойственна гораздо больше политике, чем бизнесу" (135, с. 62).

Однако зададимся простым вопросом: кто-то же в этом мире должен действовать экономически целесообразно? Потому что, когда этого долго не происходит, - и мы это хорошо уже знаем, - социальные и этические последствия могут быть весьма и весьма печальны.

Попробуем, тем не менее, разобраться с некоторыми из типичных идеологических обвинений. Бизнес часто обвиняют в том, что в погоне за наживой он готов переступить через человека и общество; что для него нет ничего святого, что в войну он наживается на войне, в период стихийных бедствий - на бедствиях; что при любом удобном случае он готов производить недоброкачественные товары, которые ставят под угрозу здоровье или благосостояние людей, что он завышает цены на продукцию, что он использует методы навязывания товаров, использует практику искусственного устаревания товаров и прочее, и прочее.



Согласимся, что можно найти десятки подтверждающих эти факты примеров. И все же при этом постараемся не занимать классической позиции, когда за деревьями не видно леса, и рассмотрим ситуацию в более широкой перспективе.

Начнем с простого - погони "капиталиста" за наживой, готовности всучить гнилой товар, клятвенно уверяя при этом, что он - лучшее из того, что есть в мире. Даже самый мимолетный взгляд в историю предпринимательства покажет вам, что такими ситуациями была пресыщена торговля античности, средних веков и нового времени, когда, к примеру, между русскими и английскими торговцами шла серьезная разборка по поводу того, кто из них больше шельмует при заключении сделок. Однако несомненно, что количество подобных историй неуклонно сокращается по мере приближения к нашим дням. Причина? Экономическая нецелесообразность. Можно было бы ссылаться на десятки высказываний отечественных и заморских купцов, бизнесменов и предпринимателей, в один голос утверждающих, что честное ведение дел выгоднее, чем жульничество и обман. Но вместо этого заметим, что такому сдвигу содействовали и вполне объективные экономические причины. С выгодой для себя обмануть человека, как правило, удается только один раз. И поэтому, пока торговля представляла собой, главным образом, перемещения с места на место заезжих купцов, офеней и им подобных, было экономически целесообразно заниматься обманом покупателя. Как только торговля оседала на одном месте, обрастала постоянными покупателями - обманывать их становилось невыгодно. А по мере интенсивного нарастания плотности конкуренции в бизнесе, с начала ХХ века, прежде всего в связи с развитием информационной среды, когда известие об обмане в одном конце света могло быть моментально распространено по всему миру, строить бизнес на основе обмана стало явно экономически нецелесообразно для подавляющей массы предпринимателей.

Несколько более сложно обстоит дело с другими обвинениями бизнеса, особенно теми, которые звучат со стороны государства и политики. Это - обвинения в настойчивом лоббировании своих интересов, стремлении к монополизации, уклонении от налогов и т.п. Нетрудно заметить, что за всеми перечисленными формами поведения тоже легко усматривается принцип экономической целесообразности. Но кроме того, в отношениях бизнеса и политики важно учитывать и еще два обстоятельства, которые серьезно влияют на оценку этичности действий тех или иных бизнесменов.

Во-первых, в бизнесе существует весьма примечательная поговорка. "Там, где речь заходит о суммах свыше 500 миллионов долларов, кончается бизнес и начинается политика". Иными словами, тогда перестают действовать каноны, этика и правила игры бизнеса и включаются каноны, этика и правила игры политической деятельности. То есть человек, пробивающий через государство проект монополизации отрасли, размещения крупных заказов для своих производств и т.п., действует уже не по законам бизнеса, но по законам политических игр. И прямая обязанность государства - ограничить возможности такого воздействия, устанавливая строгие и действенные законы, регламентирующие лоббистскую деятельность, противодействующие образованию монополий, уходу от налогов и т.п.



Теоретически, в идеальной схеме взаимодействия бизнеса и государства, бизнес должен активно выполнять свою функцию новатора и организатора производства, функцию распределения благ и услуг, а государство - выполнять функцию большого Общества защиты прав потребителя. Ведь государство, по определению, и должно действовать, в первую очередь, как представитель, защитник и выразитель интересов своих граждан. На практике, однако, политики часто используют силу бизнеса в своих интересах, и в то же время, памятуя известный тезис "держи вора", с легкостью готовы обвинять предпринимателей там, где, по большому счету, начинается сфера их собственной ответственности.

Возьмем примеры из прошлого - тезис о роли бизнеса в развязывании мировых войн. Нет сомнения, что у определенной части влиятельных бизнесменов был свой интерес в интенсивном развитии военного производства, поставках оружия и продовольствия. Нет сомнения также, что кто-то из них активно лоббировал свои интересы в правительстве. Однако согласимся, что ни один бизнесмен не может объявить войну другому государству. Это - исключительная прерогатива политика.

В существующей сегодня российской действительности та же ситуация не менее ярко проявляет себя и с налогами. Бизнес получает тысячи громких обвинений со всех сторон в том, что он обкрадывает свое государство и граждан, не платя налоги, и лишь специализированные статьи время от времени который год подряд устало повторяют, что действующие в стране налоги не меньше чем втрое перекрывают все допустимые для выживания бизнеса нормы. Но дело не только в размерах налогов, но и в том, как устроена налоговая система. А ведь это устройство – самая что ни на есть прямая забота государства.

Популярная московская газета, например, ссылаясь на одного из видных политических деятелей, рассказывает историю о том, как премьер-министр попросил принести ему список всех действующих на территории страны налогов. Через час на стол премьера легла папка с длинным-длинным списком. Прочитав его, премьер спросил – это все? И получил ответ: здесь только основное, полный список может быть готов не раньше, чем через несколько дней,,, В любой стране мира, замечает газета, эта история звучала бы как анекдот. Но тем, кто живет в этих условиях, отнюдь не до смеха.

Владелец действующей сети магазинов, нервно посмеиваясь, рассказывал следующую историю. "Меня всегда беспокоила эта нелепая ситуация с необходимостью все время укрывать налоги и жить с ощущением, что ты постоянно нарушаешь законы. В какой-то момент я сказал себе, что надо всерьез готовиться к новым временам, когда наконец-то утвердят хоть сколь-нибудь разумный Налоговый кодекс. И я решил потренироваться - один из своих магазинов сделал образцовым. По нему было дано строгое указание - все делать максимально законно и выплачивать все мыслимые и немыслимые налоги, какими бы огромными они ни оказались. Бухгалтер у меня очень толковый, все понял, и мы стали так работать. Несколько месяцев я терпел по этому магазину просто фантастические убытки - реальные, не на бумаге. А потом пришла налоговая инспекция. И что вы думаете? Из всех проверенных магазинов они со страшной силой оштрафовали именно этот, образцовый магазин, сославшись на какое-то задним числом подписанное постановление, да еще накрутив на штраф пеню почти за год. С остальными - все нормально. И что, вы думаете, мне нужно продолжать такие эксперименты?"

Заметим, что в приведенном случае, наряду с принципом экономической целесообразности, не менее важным внутренним ценностным стержнем в поведении данного бизнесмена выступает и его стремление к "законопослушности". Об этом как-то неловко говорить, но вообще-то подобные социально значимые ценности гораздо более распространены в среде бизнеса, чем это традиционно описывается в идеологизированной прессе. Причем это характерно для всех стран. Так, Раймон Баумгарт приводит в этой связи данные опроса 1700 читателей журнала "Harvard Business Review", популярнейшего издания для бизнесменов, из которого следует, что 94% респондентов рассматривают неограниченную максимизацию прибыли в бизнесе как аморальное действие. И только 15 % опрошенных согласились с высказыванием: "Все, что позволяет делать хороший бизнес, этично...". (Легко увидеть, что последнее утверждение - лишь парафраз известной максимы: "Цель оправдывает средства"). Из этих и ряда других полученных в опросе данных Р. Баумгарт делает следующий вывод: "Руководители бизнеса гораздо больше, чем это обычно принято считать, озабочены социальной ответственностью бизнеса. Они рассматривают свои корпорации как микрокосм общества, в котором они функционируют" ( цит. по 110, с. 97).

С совершенно иной стороны подтверждает этот тезис и В.Г. Рябков на примере Японии. "В Японии после II мировой войны основными собственниками приватизируемого имущества стали самураи и ремесленники. Почему? Первые являются патриотами страны, людьми с высокими моральными принципами, а вторые - профессионалы своего дела и честные работники…" (73, с.47).

Легко заметить, однако, что принцип экономической целесообразности и социальная ответственность бизнесмена во многих ситуациях - как и в рассмотренном только что примере - могут оказаться противоположно направленными векторами поведения и, следовательно, не всегда легко совмещаются. Это ставит бизнесмена в довольно сложную ситуацию выбора, которую каждый разрешает по-своему. Кто-то запрещает себе думать о социальной ответственности и легко находит аргументы в поддержку своей "эгоцентрической" позиции, кто-то, наоборот, может чрезмерно увлечься социальными проектами и забыть о развитии своего дела.

Так произошло с руководителем некогда процветавшей торговой компании, который в определенный период своей жизни увлекся спонсорской деятельностью, начав финансирование одной из спортивных команд. Переживания за дела команды, поездки с ними на состязания, вид торговой марки фирмы, нанесенной на форму и оборудование спортсменов, настолько воодушевляли его, что он практически перестал посещать свою фирму. Результат не замедлил сказаться через несколько месяцев - финансовые потрясения оказались настолько губительными для его компании, что она так и не смогла от них оправиться.

Этот случай приведен нами в связи с тем, что, обосновывая этичность и "благородство" бизнеса, многие авторы любят приводить примеры активной и масштабной благотворительности, которой занимаются многие бизнесмены. Некоторые их оппоненты, без особой опоры на факты, но с активной убежденностью язвительно замечают, что эта деятельность является для бизнесмена лишь попыткой замолить грехи нечистой совести. Оставим на совести тех и других их убеждения. Мы ничего не имеем против благотворительности, хотя и считаем, что основная форма социальной "благотворительности" бизнесмена - это не спонсорская помощь и не меценатство, а создание рабочих мест, высокая оплата труда (по результату!), внедрение инноваций и прочая повседневная работа бизнеса. Что же до всего прочего, то это - дело вкуса каждого. Главное, чтобы при этом не нарушался баланс экономической целесообразности, тонко подмеченный в самом бизнесе в виде такого афоризма: "Хозяин берет из прибыли, вор - из себестоимости". Ведь деньги в бизнесе зарабатываются не только ради того, чтобы делать из них другие деньги. И когда у бизнесмена появляется отчетливый результат его труда, свободная прибыль, - его святое право тратить ее так, как он считает необходимым.








Date: 2015-05-09; view: 337; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию