Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Служба безопасности, кабинет Яльсикара. 5 page





- Немного, - кивнул Шон. - И еще я бы очень хотел попасть в душ.

- Конечно. Ну что, он так и не признался?

- Не-а. Пока под арестом сидит в СБ, думает. Яльсикар снова хочет допрашивать его через три часа. Он словно железный, - покачал головой Уорд.

- Да, он такой, - рассеянно сказала Альбумена, ведя его вглубь своего жилища. Ее тон показывал, что она не станет обсуждать с ним Бьякку. Что ж, это и понятно. Да и не нужно. Он вовсе не собирался использовать эту встречу для получения сведений о своем начальнике или других повелителях стихий. Хотя и не сомневался, что эта женщина могла бы рассказать немало интересного.

Но было ясно, что пока их отношения не предполагали подобной откровенности. На миг ему стало неприятно, когда Шон подумал, что она и в грош его не ставит, относится к нему ненамного уважительнее, чем к спящим: годится в качестве мальчика для постели, но не подходит на роль серьезного собеседника. Но потом он одернул себя - с какой стати она должна доверять ему, если они знакомы без году неделю? И при чем тут его возраст или социальный статус?

Она провела его в душ, и Шон быстро сполоснулся, в буквальном смысле смывая с себя усталость. Он даже не помнил, сколько дней уже работал почти без передышки. В реальности это было бы невозможно, поскольку требовался сон, а здесь - сколько угодно. Вновь одеваясь, он подумал, как здорово, что в Первом не пачкается одежда. Его форма выглядела и пахла так, будто только что была выстирана, просушена и отглажена. Пройдя по коридору, он вошел в столовую, где его ждала Альбумена.

- Ух, красота какая, - сказал Шон вслух, осматриваясь по сторонам. Дизайн столовой его восхитил. Все было в дереве, кругом изящная резьба. Стол казался просто шедевром этого ремесла. У него была изогнутая форма, и он даже не сразу понял, что это форма кренделька, вроде тех, что подают к пиву. Места, обозначавшие прорези, были выполнены из более темного дерева. А ножки вырезаны в форме колосьев. Панели на стенах изобиловали картинами сельской жизни, изображениями еды. Кресла, тоже деревянные, казались простыми, но идеально сочетались со столом и окружающей обстановкой.



- Здесь, кажется, все по-другому тогда было, - припомнил он.

- Да, я тогда только переехала... от Ксеара.

Альбумена сидела, закинув одну точеную ножку на другую. На ней было какое-то восхитительное, воздушное платье из тончайшей полупрозрачной ткани, изящно лежащей слоями так, что под ней то и дело мелькали то округлые хрупкие плечики, то загорелые крутые бедра и казалось, что вот-вот откроется и более интимная картина. Но это был обман зрения - все самое интересное было надежно прикрыто, и Шон невольно разозлился на этот наряд, сшитый специально, чтобы морочить голову мужчинам.

- Твое платье не от Ка Лье, случайно? – пробормотал он.

- Что? - не поняла Альбумена.

Шон спохватился, потряс головой:

- Ничего, извини. Так ты жила с Айи? После возвращения? - спросил он, опускаясь на кресло напротив и отводя взгляд, сосредотачиваясь на беседе.

- Ну, куда-то надо было деться. Он разрешил мне пожить с ним пару недель.

- Но вы ведь с ним не были близки? - решился спросить он.

- Нет, Шон. Между нами давно все кончено, - спокойно ответила Альбумена.

- Это хорошо. Я, честно говоря, не готов конфликтовать с Айи.

- Я понимаю, - рассмеялась она. - Ты будешь есть или как?

Шон посмотрел на стол и только теперь заметил, что с краю под красивыми рушниками явно стояли тарелки.

- Еще как буду, - с энтузиазмом сказал он и потянулся к еде.

- Так забавно... в прошлый раз ты тоже был очень голоден, - сказала Альбумена, когда Уорд наполнил тарелку холодными закусками и пирожками.

- Я с трудом помню, что тогда было, - признался он.

- Я тебя покормила, убедила, что ты на свидании, что мы с тобой давно знакомы. А потом ты отнес меня в спальню. А дальше ты знаешь.

Альбумена смотрела на него очень весело, и на ее лице явственно читалось легкое нетерпение. Шон не спеша изучал ее взглядом, сосредоточенно пережевывая пищу.

- Это твоя настоящая внешность?

- Почти. Рост, разумеется, в реальности не такой.

- Ты ведь можешь менять ее, когда захочешь?

- На самом деле нет, - повелительница стихии усмехнулась.

- Почему?

- Потому что это способствует быстрой встрече с Ксеаром без предварительной договоренности, - улыбнувшись еще шире, пояснила она. – Крылья – единственное исключение.

- Я думал, у повелителей стихий больше свободы.

- Дело не в ограничении свободы. Просто Айи чувствует изменения в мирах и беспокоится об этом. Его можно понять. Если каждый станет менять, что хочет, воцарится хаос.

- Но ведь внешность менять разрешено.

- Да, но в специальных центрах. Иначе служба безопасности не сможет это контролировать.

- Зачем службе безопасности контролировать повелителей стихий? - не понял Шон.

- Да не в нас дело, - уже немного раздраженно процедила Альбумена, и он невольно подумал, что характер у нее и правда нелегкий. Вот сейчас она уже демонстрирует ему недовольство его глупыми вопросами. Уорд втайне улыбнулся: строит из себя бог знает кого, а контролирует себя плохо, будто девочка. - Просто если мы начнем так делать, то и другие захотят, кто в пятом мире. Начнется опять нудеж в прессе. Закон должен быть один для всех, или это не закон.



- Ясно.

Он решил пока ее больше не бесить. А то еще, глядишь, и выгонит, а он уже настроился снять с нее это чертово платье.

- Ты не хочешь есть? - спросил он, запивая вкуснейший пирожок с рисом, потом отодвинул тарелку и встал, подходя к ней.

Альбумена покачала головой, как-то оценивающе глядя на него снизу вверх, задрав голову. Уорд подошел вплотную - она сидела боком к столу, опираясь на него локтем. Острый носок ее туфельки коснулся стрелки его форменных брюк. Она перевела взгляд на эту туфельку, потом снова посмотрела на него. Шон едва не рассмеялся. Она фактически экзаменовала его, демонстративно отказываясь от какой-либо инициативы. Ее лицо почти ничего не выражало, кроме легкого любопытства. Вот ведь язва.

Он тоже придал своему лицу непроницаемое выражение, в его намерения не входила добровольная сдача. А может, она просто чувствует себя неудобно из-за того, что сама пригласила его? И хочет вновь почувствовать себя женщиной, которую соблазняют? Он вгляделся в ее лицо, пытаясь докопаться до истины. В конце-концов в изумрудно-зеленых глазах мелькнула неуверенность, и тогда он наклонился, взял ее на руки и легонько поцеловал.

Она немедленно ответила, обняв его за шею.

- Тебе придется еще раз показать мне, где спальня, потому что я не помню, - пробормотал он, уткнувшись носом в ее ключицу.

- Иди прямо по коридору... теперь направо. Пришли.

Перед ними открылось полутемное огромное и прохладное помещение с огромной кроватью, и Шон положил ее на шелковое покрывало. Альбумена еще в столовой убрала себе крылья, и теперь посмотрела ему в глаза, делая то же самое.

Он сел рядом и наклонился, коснулся ее мягких губ, погладил по волосам, наслаждаясь первыми легкими прикосновениями опытных, нетерпеливых рук. А потом она притянула его к себе и начала жадно целовать, и он стал ласкать ее смелее. В голове Шона пронеслось, что эта женщина все же не в состоянии уступить инициативу или хотя бы просто проявить терпение. Альбумена занялась пуговицами его рубашки, но Шон поймал ее за руки, насмешливо улыбаясь:

- Я сам. Не спеши. Я никуда не денусь.

- Я тебя уже очень долго хочу, - пробурчала она, облизнув губы. Он хмыкнул, потянул вверх подол ее платья. Готовность, с которой она помогала снимать свой соблазнительный наряд, вновь насмешила его.

- Американец, прекрати ржать. Я не знаю, как в Штатах, а у нас в Германии это в постели не принято, - она стукнула его кулаком по плечу.

- А у нас не принято драться. Если только не хочешь получить сдачи, - он легонько шлепнул ее и вновь начал целовать, уже более жадно и требовательно, а потом потянул с ее бедер трусики.

Его ладонь скользнула с ее живота ниже, и Альбумена тихо застонала. Шон, словно завороженный, смотрел в ее глаза – их зелень потемнела, когда он коснулся ее там подушечкой пальца. Наблюдение за ее глазами неожиданно захватило его. Они оба тяжело дышали, она тихо застонала, когда он ввел два пальца внутрь, где она была уже достаточно влажной, чтобы его принять. А в ее глазах явно читалось нетерпение.

Он даже не знал, почему медлит – просто ему было приятно подольше сводить ее с ума. Наконец, Альбумена протестующе царапнула его спину ногтями, и Шон тоже разделся. Он умел это делать за считанные секунды, даже лежа. Ему самому уже так хотелось эту женщину, что стало даже боязно. Он снова посмотрел в ее затуманенные глаза и на этот раз утонул, уже ничего не соображая. Кроме того, что ее восхитительное тело принадлежало ему в этот миг, и это было правильно, но он хотел бы получить от нее больше.

Он коснулся губами ее губ, но тут она отстранилась, прикусив его нижнюю губу - ее маленькие аккуратные ноздри раздулись, в глазах читалось уже не просто нетерпение, а злость на него за медлительность. Шон ухмыльнулся – что за женщина? Его глаза тоже вмиг потемнели, из них почти испарилась нежность. Он переместился, подмяв ее под себя, и полностью обездвижил ее руки и ноги, чтобы не смела больше его подгонять и командовать. А потом наклонился, жестко сминая губы своим ртом, надавив так сильно, что ощутил вкус крови.

Когда их глаза вновь встретились, она облизала губы и тихо выдохнула:

- Пожалуйста… Ну, пожалуйста…

- Да пожалуйста.

Шон рывком вошел в нее, наполняя сразу до конца – грубоватым и не терпеливым движением. Никогда раньше он не овладевал так ни одной женщиной, тем более в первый раз. Альбумена вскрикнула, но через секунду прижалась лишь крепче, вновь царапая его, так как он неосторожно отпустил ее руки. Она провоцировала и требовала еще, явно испытывая его. В ответ он сильнее придавил ее к кровати, усилив свои движения внутри нее. Он впервые в жизни чувствовал, что готов даже сделать женщине больно, лишь бы ее подчинить. И это было страшно и сладко одновременно – он почти потерял контроль.

 

 

19.

Получив возможность немного передохнуть, Лей Ситте первым делом перенесся домой и с наслаждением стоял под душем минут тридцать. И только там, под теплым паром, мягко очищающим все его тело и, казалось, даже мысли, агент вдруг понял, что смертельно устал. Ему до тошноты надоело чужое уродливое тело, бесконечные и бесполезные засады, набил оскомину отвратительный город спящих и окончательно вымотал бесконечный поиск информации в базе на всех подряд, сопоставление данных и прочий кропотливый труд, отнимающий так много времени и приносивший в последние дни так мало пользы.

Вытеревшись и вновь одевшись, Лей подумал, что больше ни секунды не может думать о работе, и тут внезапно вспомнил о девчонке, которой обещал позвонить. Почему бы и не сейчас? Он достал свой коммуникатор. Когда дело касалось симпатичных женщин, специальный агент Ситте долго не сомневался.

- Приемная Ксеара, Дестина, здравствуйте, - выпалили ему в ухо, и он даже вздрогнул от неожиданности. И тут же хмыкнул, вспомнив, что она - помощник Айи. Несмотря на то, что Лей сам подбирал на нее досье, у него в голове так и не совместились две образа - секретарь Ксеара и краснеющая юная девица в его гостиной.

- Приемная главы службы безопасности беспокоит, - со смешком сообщил он ей, - Лей Ситте.

В трубке немного помолчали, потом он услышал ответный смешок:

- Привет. Ты по делу или... так?

- Так, - ответил он. - Я же обещал позвонить.

- Я не думала, что ты позвонишь.

- Почему? - удивился Лей, идя по коридору в гостиную, где он с наслаждением плюхнулся на широкий кожаный диван.

- Не знаю.

"Знает, но стесняется сказать", - подумал Ситте. Он снова хмыкнул. Ему всегда нравились стеснительные девушки. Их было так весело поддразнивать.

- У тебя сегодня будет свободный часок для меня? - спросил он, почесав ухо. Девушка в трубке замялась. Обширный опыт общения с женщинами подсказывал Лею, что она согласится с ним встретиться, но он понимал, что у помощника Ксеара может и не оказаться свободного времени. Айи и Яльсикар были очень разными людьми, но в одном они были похожи, как близнецы: оба работали в круглосуточном, жесточайшем режиме, подчиняя ему свое ближайшее окружение.

- Я не знаю, - растерянно сказала она. - Может, через час освобожусь, но я не уверена...

- Просто позвони мне, когда освободишься. Ближайшие три с половиной часа я не занят, - сказал Лей.

- Ладно.

 

Дестина отключила коммуникатор и сцепила руки, положив их перед собой на стол. Она сидела в кафе. Айи отпустил ее на перерыв, это было пятнадцать минут назад, за минуту до того, как в приемной возник Яльсикар, и они заперлись в кабинете. Она была свободна, но не знала, стоит ли ей соглашаться на свидание с агентом. Девушка опустила голову, подперев лоб ладонями и крепко задумалась. Из головы все не шли слова Айи, которые тот произнес абсолютно серьезно. О том, что они будут вместе. И то, как он властно целовал ее. При одной мысли о том поцелуе у нее сводило живот. Дестина не могла не верить ему. Кто она такая, чтобы сомневаться в словах Ксеара? Но и верить тоже не могла. Все это звучало откровенно дико.

В одном она не сомневалась - Айи хочет ее. Так сильно, что, возможно, даже сам поверил в это невероятное предсказание, которое озвучил на досуге. И, если не считать того, что она якобы должна войти в седьмой, что такого невероятного он сказал? "Быть вместе" - это ведь не значит пожениться или даже стать любовниками. Может, он имел ввиду, что они просто переспят?

Но его желание ее не пугало. Потому что его было недостаточно. Гораздо больше ее волновали собственные ощущения, которые явно выходили из-под контроля. А этого позволять было нельзя. Вот что по-настоящему опасно - утратить власть на собой. Этот парень, точнее, свидание с ним могло помочь, Дестина чувствовала. Он умный, симпатичный, обаятельный. Он отвлечет ее и спасет от опасного влечения к Ксеару, с которым ей нельзя связываться. Никак нельзя.

Приняв решение, она перенеслась к себе домой и переоделась. А потом перезвонила Лею.

- Я освободилась, - сказала она.

- Прекрасно, - сказал он. - Я жду тебя на Восточной площадке.

Дестина отключила коммуникатор и расслабилась, переносясь. Оглядевшись, она сначала не заметила его. Вокруг было много людей, но никого похожего.

- Ты что? - спросил высокий мужчина, стоявший совсем рядом, когда она снова оглянулась. Она вздрогнула, поднимая глаза. И тут до нее дошло, что она невольно искала взглядом человека низкого роста, каким она видела его в первый и последний раз. А Лей на этот раз был в своем истинном облике.

- Не узнала, - рассмеялась она, невольно отступив на шаг и проведя по нему взглядом с головы до ног.

- Еще бы, - улыбнулся он. Его глаза лучились от смеха, как и в прошлый раз, и она невольно подумала, что Лей очень позитивный человек в отличие от своего шефа. И ей сейчас общение с таким человеком было крайне необходимо.

- Полетели? - спросил он.

- Ага. А куда? - спросила Дестина, взлетая следом за ним, украдкой изучая. Его внешность, кроме роста и габаритов, не изменилась по сравнению с прошлой их встречей. Разве что появились широченные пепельные крылья. Волосы песочного цвета, светло-серые глаза, мальчишески мягкие губы. В целом у него была очень открытая, приятная внешность, вызывавшая доверие. Только глаза выдавали - они смотрели немного насмешливо, но не самоуверенно, а очень спокойно. Как-то так, как смотрят только очень взрослые, умудренные опытом люди - на более юных, вроде нее. Как будто он все-все про нее знал, включая то, что она скажет и сделает в ближайшие пять минут.

- Один маленький клуб. Там очень мило и в это время суток почти никого не бывает. Вон там.

Он указал на скалу, стоявшую особняком от других. Очень низкую, какую-то кургузую и почти незаметную на фоне высоченных горных склонов, обрамляющих столицу, словно крепостная стена. Они находились на самой окраине города, за следующим, самым высоким хребтом уже начиналась песчаная пустыня, без какой-либо растительности - до самого горизонта.

Лей начал плавный разворот, снижаясь, и Дестина последовала за ним.

- Под землей? - изумленно спросила она, даже повысив голос.

- Ага.

Он первым зашел в узкую пещеру, расположенную на уровне земли и подал ей руку, помогая спускаться следом по винтовой лестнице вниз.

- С ума сойти, - прошептала Дестина, оказавшись в полумраке.

Место выглядело готичным. Узкая лестница была украшена настоящими факелами, которые немного чадили и потрескивали. Спуск оказался очень длинным, потом лестница стала более пологой, и, наконец, привела в узкую, крохотную пещеру, из которой вглубь вел каменный коридор. Дохнуло холодом и сыростью, и она невольно вцепилась в горячую ладонь Лея.

- Не бойся, - хмыкнул он. - Эти спецэффекты рассчитаны как раз на то, чтобы пугать новичков.

- Угу. Они достигли своей цели.

- Надеюсь, ты не боишься подземных пространств? - спросил Лей, проводя ее по коридору с такими же факелами, что и на лестнице.

- Нет, если они достаточно просторны, - осторожно ответила она.

- Здесь камерная обстановка, но простора достаточно, - пояснил он, отодвигая в сторону каменный валун, служивший дверью.

За ним открылось небольшое помещение. Там было не больше десятка столиков и только два посетителя в дальнем углу.

- Привет, Лей, - поздоровался официант, стоявший возле двери, - какой столик?

По-свойски поздоровавшись, Лей указал на местечко, которого Дестина сразу не заметила: столик скрывался в овальной нише, образуя некое интимное пространство, обособленное от зала. Приглядевшись, она заметила, что было еще несколько таких ниш, и одну из них занимала какая-то влюбленная парочка. Молодые люди беседовали, сидя рядом на полукруглом диванчике, держа друг друга за руки.

Дестина села на диванчик, Лей опустился следом, и ей очень понравилось, как он сел: не придвигаясь слишком близко, но и не на другой конец диванчика. Учитывая небольшой размер полукруглого сидения, можно было сказать, что агент разместился с точностью до сантиметра так, чтобы не смущать ее ни чересчур фамильярной для первого свидания близостью, ни подчеркнутым обозначением дистанции.

- Здесь вкусные коктейли и исключительные десерты, - сказал он, придвигая к ней меню в кожаной папке.

- А в коммуникаторе разве нет? - изумилась Дестина.

Лей улыбнулся и покачал головой. Девушка нахмурилась, не понимая, открыла кожаную папку.

- Почему? - не выдержала она, так и не дождавшись пояснений.

Лей снова улыбнулся и наклонил голову, глядя на нее так, будто она выпытывала у него государственные тайны.

- Потому что это место только для сотрудников службы безопасности, - наконец негромко пояснил он.

- О, я должна была догадаться, - закатила глаза Дестина.

- Почему?

- Ну, все эти мрачные интерьеры... это так похоже на Бьякку.

- Похоже... Но Яльсикар здесь ни при чем. Это я придумал это место.

- Ты? - изумилась она.

- Ну да. Это был подарок от всех сотрудников на его двести пятидесятый день рождения.

- Здорово, - пораженно пробормотала Дестина, вновь оглядываясь по сторонам. А потом резко повернула голову:

- А почему ты придумываешь ему подарки?

- Потому что я его помощник.

- Ты же агент.

Дестина хлопнула глазами и даже приоткрыла рот от удивления.

- Да. Но я не секретарь, - рассмеялся Лей, - помощник Яльсикара это не то же, что помощник Айи. Я как бы... главный следователь в СБ, - сформулировал он наконец.

Девушка замерла, потом облизала губы, отворачиваясь. Боже, с кем она связалась опять... ей-то казалось, Лей обычный агент. Она тяжело вздохнула. В последнее время у нее обнаружился удивительный талант: находить приключения самого что ни на есть пикантного сорта. Надо было догадаться, когда Яльсикар так быстро обо всем узнал.

- Ты чего? - спросил он, когда девушка напряглась и отвернулась.

- Ничего, - она пожала плечами и покачала головой.

- Тебя напрягает моя работа? - спросил он.

- Немного, - призналась Дестина. - На самом деле меня напрягает Яльсикар.

- Он многих напрягает. Но он не такой страшный, каким хочет казаться, - подмигнул ей Лей.

- Угу, конечно. Особенно когда вызывает людей в свой кабинет и начинает там стращать.

- Он с тобой разговаривал? - дернулся Лей. - По поводу той истории в городе спящих?

- Ты не знал?

- Нет, - Лей покачал головой. - Извини. Но я не имел права ему не сказать.

- Я не обижаюсь. Ладно, давай не будем об этом... у меня в последнее время столько неприятных разговоров... отвлеки меня, пожалуйста, - почти жалобно попросила она.

- С удовольствием, - он просиял своей мальчишеской улыбкой и подозвал официанта. - Макс, принеси игру и два коктейля на твой вкус.

- Что за игра? - с любопытством спросила Дестина.

- Сейчас узнаешь.

 

Дестина вновь бросила кости. Выпало девять.

- Твоя очередь, - обрадовалась она.

- Хорошо, - Лей откинулся на спинку, ожидая ее вопроса.

Игра оказалась простой, но очень забавной. Игровое поле включало пятьдесят клеток, закрученных по спирали к центру. Тот, кто первый достигал центра, считался проигравшим. Они по очереди кидали кости. Выбросивший большее число задавал вопрос. Отвечающий должен был ответить на него честно или отказаться от ответа. В первом случае он имел право отойти на одну клетку назад, а партнер должен был сделать шаг вперед. Во втором - пройти вперед на количество клеток, соответствовавших выброшенному числу.

Кроме того, на поле существовали и ловушки. Попавший на такую клетку должен был взять карточку, соответствующую номеру ловушки и выполнить то, что там было написано.

- Это игра потребует от тебя немного смелости, - прокомментировал Лей, не переставая загадочно улыбаться, - она специально для свиданий.

Дестина облизала губы и улыбнулась с детским любопытством.

- Можно посмотреть? - спросила она про карточки в его руке.

- Не-а, - весело сказал Лей, положив стопку на стол. - Так неинтересно.

- Ладно, - широко улыбаясь, сказала она, глядя в его заблестевшие глаза.

- Откуда я узнаю, что ты отвечаешь честно? - подумав, спросила Дестина.

- Ты почувствуешь, - улыбнулся он. - К тому же, это вопрос чести. Я похож на того, кто жульничает?

- Немного, - засмеялась она, и Лей изобразил крайнее возмущение, а потом еще протянул руку и слегка дернул ее за волосы, когда она стала хохотать громче.

- Ладно, - согласилась Дестина и бросила кости, все еще улыбаясь.

Первый вопрос она задала о его возрасте.

- Мне двадцать пять, - ответил он.

"То есть как минимум сорок два, - подсчитала она, - если прибавить к местному еще и реальный возраст".

Следующий вопрос достался Лею. Он немного подумал и спросил:

- Ты хотела, чтобы я тебе позвонил?

Она моргнула, немного порозовела и кивнула.

Потом он спросил ее о том, что она думает о Ксеаре, и Дестина, не раздумывая, прошла вперед на восемь клеток, сразу очутившись в ловушке.

- Бери карточку, - улыбнулся Лей.

Прочитав надпись на карточке, Дестина хихикнула и схватилась за свой коктейль. Лей рассмеялся и взял из ее рук кусочек картона, тоже прочитав его.

- От этого ты не можешь отказаться, придется рассказывать.

Она вздохнула, но не могла справиться с улыбкой. Эта игра смущала, но и веселила ее. Карточка требовала рассказать партнеру по игре, какие предметы мужской одежды она считала сексуальными.

- Ладно, - она поставила бокал на стол. - Как ни странно, меня больше привлекает теплая одежда. Мужчины в шлепанцах и шортах лично меня скорее отталкивают. Возможно, это костюм, если он человеку идет, но тут сложно описать какой-то конкретный. Белая рубашка. Обтягивающие джинсы. Темное пальто, если длинное.

Дестина внезапно встретилась с ним глазами. Лей улыбался, но только губами. А его взгляд был очень серьезным. И очень... жадным.

- Это опасная игра, - пробормотала она, снова краснея. Зачем она только сболтнула про белую рубашку? Ведь его рубашка как раз-таки была белоснежной. Ситте оделся на свидание очень просто, но ей нравилось. Черные брюки и белая рубашка, что может быть привлекательнее на красивом мужчине?

- Еще какая, - засмеялся Лей, наклоняясь за кубиками, и она ощутила жар его тела и легкий аромат его парфюма, который ей понравился еще на площадке, когда он стоял рядом.

Следующий вопрос достался ей. Испытав искреннее облегчение, она улыбнулась, крепко задумавшись. Вдруг захотелось поставить его в тупик. Но что может смутить этого человека?

- Ты веришь в любовь? - спросила Дестина.

Лей задумался, отведя взгляд.

- Это сложный вопрос. Смотря, что под этим понимать.

- Я тебя как раз и спрашиваю, что ты под этим понимаешь.

- Хм... ну, у меня есть некая теория на этот счет, но это долго рассказывать. И может показаться не очень романтичным, - он пожал плечами.

- У нас впереди еще пару часов точно есть. Уложишься? - насмешливо спросила она.

Лей протянул руку и легонько ущипнул ее за нос.

- Ладно. Я думаю, что это игра, в которую играют двое. Она не бесконечна и всегда имеет как минимум одного проигравшего. А может, и двух. Но двух победителей, к сожалению, не бывает, - он повертел в руке бокал и сделал глоток.

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею ввиду, что вся суть любви, к которой все так стремятся - в том, что человек теряет над собой контроль. Он подпадает под ее власть, оказываясь в эпицентре урагана, вызванного его собственными чувствами. Он становится беспомощным, слабым, - Лей вздохнул и подозвал официанта.

- Ты придумала, что заказать? - внезапно спросил он, и Дестина посмотрела в открытое меню. Они сделали заказ, и Лей продолжил.

- Так вот, как только он, его партнер, которому посвящены все эти страсти, замечает эту слабость, будь то мужчина или женщина - он практически моментально теряет интерес. Так устроены все люди, такая вселенская подлость. Никто не хочет любить того, кто любит его самого.

Девушка моргнула, глядя в абсолютно серьезное лицо Лея. Он явно не шутил. Ну, вообще ни капли. В его смешливом лице теперь не было даже намека на улыбку.

- А при чем тут игра? - не поняла она.

- При том, что это вроде как соревнование. Когда люди начинают питать друг к другу чувства, это идет по нарастающей, как здесь, - он указал на поле. - Кто первый сдастся на волю собственных страстей, кто даст слабину, зайдя чуть дальше дозволенного, непременно проиграет самое ценное - любовь второго. Или они оба в конце концов позабудут о своих чувствах.

- Но ведь есть люди, которые любят друг друга взаимно, - возразила Дестина.

- Есть, - согласился Лей. - Но подлость в том, что это не навечно. И любви всегда приходит конец. Здесь, в мирах, это нагляднее, чем обычно. На более длинной дистанции все рано или поздно выдыхаются. Да и в реале мало кто верен друг другу до гроба. Я такого не встречал.

Она задумалась. Правда была в том, что и она таких людей не встречала. Но почему-то верила, что это возможно. Может, зря? Может ли быть такое, что Лей прав? Это все какая-то игра, придуманная высшим разумом для забавы? А в играх ведь обычно не бывает опции "победила дружба"?

- Шагай, - улыбнулся Лей, глядя на ее посерьезневшее лицо, - Я же говорил, это не очень романтичный вопрос.

- Все равно было интересно, - улыбнулась Дестина. - Ой.

- Угу. Тебе сегодня везет на ловушки. - Лей протянул ей карточку, не читая.

Она перевернула и опустила глаза.

- Там написано: "поцелуй".

- Значит, тебе придется меня поцеловать, - невозмутимо кивнул он, не двигаясь.

Она улыбнулась. Ладно, там же не написано, что в губы. Девушка придвинулась и легко коснулась губами его щеки.

- Жульничаешь, - с улыбкой сказал Лей, но не шевельнулся, не дотронулся до нее и даже не повернул головы. Его лучистые глаза были совсем рядом.

- Там не написано, о каком поцелуе идет речь, - быстро возразила Дестина, снова отодвигаясь.

Лей рассмеялся.

Игра продолжалась еще минут десять, пока им не принесли еду. Лею пришлось рассказать о своей первой любви, что он проделал с такими смешными комментариями, что она поняла - эту историю он рассказывает раз в пятидесятый, и каждый раз добавляет какие-нибудь новые подробности. Если там и было что-то правдивое, то он уже и сам забыл, что. Но она не стала уличать партнера по игре в сочинительстве, потому что было весело. Затем он спросил о ее первом опыте со спящим, и Дестина, ужасно краснея, немного рассказала ему об этом. Лей очень веселился, потом они вместе посмеялись, вспомнив, как она пыталась загипнотизировать его самого.

После еды они снова взялись за кубики.

- До какого мира ты ходишь? - спросила Дестина.

- До третьего.

- Расскажи, что там.

- Это уже второй вопрос, - улыбнулся Ситте.

- Ну, пожалуйста.

- Не-а. Потом спросишь.

- Вредина.

- Угу.

Они снова бросили кубики, и выиграл он.

- Почему ты меня не поцеловала в губы?

Дестина задохнулась от возмущения.

- Лей!

- Что?






Date: 2015-06-08; view: 193; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.023 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию