Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Служба безопасности, кабинет Яльсикара. 2 page





Он отключился, не дожидаясь ее ответа, и она замерла с коммуникатором Ксеара в руке. В чем дело? Чем она провинилась? У нее в животе мгновенно скрутился какой-то ледяной ком и стал расти. Задыхаясь, она опустилась на кресло. Она ничего не сделала, совсем ничего. Почему он ее вызывает?

После встречи она сразу подошла к Айи и передала слова Яльсикара почти дословно, опустив лишь мерзкое "будьте так любезны".

- Иди. А в чем дело, не в курсе? - Ксеар пронзил ее неожиданно цепким взглядом, но Дестине было нечего ему сказать.

Айи задумчиво посмотрел девушке вслед, а потом отмахнулся от нелепых подозрений. Если бы Яльсикар нарыл какой-то компромат, он бы сказал ему раньше, чем ей.

 

Оказавшись в кабинете Бьякки, Дестина ошарашенно завертела головой - она оказалась в более шикарном помещении, чем кабинет самого Айи. В первую секунду, до того, как увидела Яльсикара, она решила, что проводивший ее офицер ошибся. Это вообще был не рабочий кабинет, а какое-то футбольное поле, по крайней мере - по размеру. В глаза бросились заросли диковинных растений, фонтан, потом ее растерянный взгляд заскользил по разнообразным диванам, креслам, кофейным столикам, картинам. «Он что тут, приемы что ли, проводит?» - подумала Дестина.

Хозяин этого диковинного обиталища сидел за столом слева от двери. Когда сопровождавший ее офицер поклонился и вышел, Дестина решила, что принципиально не станет кланяться. Что он ей за это сделает? Снова обдаст презрительным взглядом? Или еще три раза повторит "будьте так любезны"?

- Садись, - неожиданно спокойным и ровным тоном сказал Яльсикар, и она опустилась в кресло.

Глава службы безопасности Семи миров выглядел уставшим. По его виду было похоже, что он не отдыхал с того момента, как она видела его накануне в Ксеариате. Дестина тоже была вымотана. А еще предстояло возвращаться на работу после утомительной беседы с Бьяккой. В том, что она будет утомительной, девушка почему-то не сомневалась.

- Я хотел с тобой побеседовать о том, что ты видела в городе спящих.



Дестина мгновенно залилась краской. Боже, как она надеялась, что до него эта история не дойдет. Вот позорище-то. Она опустила глаза и не могла их поднять. Так и будет смотреть в ковер, пока не провалится под землю от стыда. И почему в присутствии этого человека она выглядела такой идиоткой? А теперь еще и озабоченной нимфоманкой?

Увидев, как она покраснела - мучительно и очень сильно, до шеи, Яльсикар даже на секунду испытал приступ жалости к ней. Если бы она его так не раздражала, он бы ей всерьез посочувствовал.

Он сделал паузу и продолжил:

- Я бы хотел, чтобы ты очень хорошо запомнила: ты не должна никому не говорить об этом ни слова. Понятно? Никому и ни одного слова.

- Понятно.

В общем-то, это было все, ради чего он ее вызвал. Яльсикар просто хотел как следует припугнуть ее, встретившись с ней лично и на своей территории. И лично приказав ей молчать на эту тему. Он уже собирался отпустить девушку, все еще красную, как вдруг она подняла глаза и спросила:

- Вы какого-то извращенца там ловите, да?

Рука Яльсикара замерла над коммуникатором, который он собирался взять со стола, чтобы перенестись к себе домой и, наконец, немного отдохнуть. Он работал без передышки уже больше суток.

- Почему ты так решила? - спросил он медленно.

- Ну, какое еще преступление можно расследовать в городе спящих? Не ограбление же банка, - пожала она плечами.

Яльсикар еще пару секунд молча смотрел на все еще смущенную девушку и, скрепя сердце, признал про себя, что она не такая уж дура. Не полная, во всяком случае.

 

Когда Дестина вернулась на работу, дверь в кабинет Ксеара была открыта. Похоже было, что встречи на сегодня закончились. Хотя, что значит сегодня? В мирах, где не было ночей, все дни сливались воедино.

Она тупо посмотрела на свой рабочий стол и вдруг поняла, что не знает, чем заняться. Расписание на ближайшие сто двадцать часов она ему составила, сводку по новостям обновлять было рано, подборки материалов для ближайших встреч и брифингов тоже были уже на столе Айи. Робко зайдя в кабинет, Дестина спросила:

- Айи, мне что-нибудь нужно сделать прямо сейчас*

Ксеар поднял на нее глаза. Он тоже выглядел уставшим.

- Нет вроде... ты голодная? - внезапно спросил он.

- Да.

- Пойдем пообедаем. Расскажешь мне, о чем с Яльсикаром беседовала.

 

Айи перенес ее в свою столовую и заказал еду. Потом налил ей сока и велел излагать. По мере того, как она излагала, краснея, как пион, Ксеар становился все веселее. А потом захохотал, живо вообразив себе, как агент бегал от девушки по улицам города спящих.

Дестина смотрела на смеющегося Ксеара, в темных глазах которого появились какие-то загадочные искорки, и открыла для себя две вещи. Во-первых, он, кроме того, что Ксеар, еще и человек. А во-вторых - кроме того, что человек, еще и очень обаятельный мужчина.

Ни разу за все время, что она была с ним знакома, она не думала о нем в этом качестве. Может, потому, что он не смеялся в ее присутствии. Ксеар - это какое-то божество, машина для управления. Он может пить кофе, нуждаться в отдыхе и иметь прочие простые человеческие потребности. Но разве может он смеяться, разговаривая с ней? Она думала, не может. Таким, как он, положено смеяться и шутить только с равными - такими, как Яльсикар или Альбумена. Да и шутки у них должны быть какие-нибудь особенные, не такие, как у остальных людей. Такие как он, не должны приглашать простых смертных в свой дом - а тут Дестина вдруг осознала, что это его дом - и кормить их обедом.



И уж точно он не должен смотреть на нее таким взглядом - оценивающим, косающимся груди, шеи, губ. Дестина почувствовала это с такой остротой и так явственно, как если бы он дотронулся до нее рукой. Их глаза встретились, и он улыбнулся - не только губами, но и лучистыми крохотными морщинками возле глаз. У нее пересохло во рту, потому что она отчетливо увидела, что он ласкает ее взглядом. И одновременно добродушно подшучивает над ней. Он видел ее смущение, и оно его забавляло. Видел, что нравится ей и открыто демонстрировал, что она ему - тоже.

От этого мгновенного, безмолвного обмена откровенными взглядами она снова смутилась. Может, ей это только мерещится, а он улыбнулся просто так, думая вообще о чем-то другом?

- Они ищут там человека, который забирает маленьких девочек, - пояснил Айи по итогам ее рассказа, отпив сока из своего стакана. Магия исчезла вместе с его улыбкой. Он снова стал обычным, таким, к которому она привыкла за три дня.

- Какая мерзость.

- Да, погано, - он покачал ногой.

- Я думаю, они его найдут.

- Обязательно найдут, - кивнул Ксеар.

К концу обеда стало ясно, что ей не почудился его необычный взгляд. Айи не переходил никаких невидимых границ, но вполне прозрачно давал понять, что этот обед не официальный. Он спрашивал ее об учебе и друзьях, о ее хобби. И - что ее удивило еще сильнее - немного рассказал о себе. Под конец она расхрабрилась настолько, что сама стала задавать ему вопросы.

- Почему в этом мире так много скал? - спросила она.

- Потому что они мне нравятся, - Айи снова улыбнулся ей глазами. - К тому же, в другой части Первого мира есть самые разнообразные ландшафты. Хочешь взглянуть?

- Да.

Дестина положила вилку, и он посмотрел ей в глаза, перенося. Они оказались на берегу огромного озера, вокруг которого возвышался лес. Деревья оказались выше и больше, чем обычные, но и стояли реже, создавая сказочный пейзаж.

- Там живут птицы, - вскрикнула она, увидев большие гнезда и черных крылатых созданий, похожих на очень крупных сорок.

- Да, здесь много живности, - Айи указал на другой берег озера, и она замерла от восторга, глядя на семейство лисиц, переминавшееся на берегу. Они пили воду прямо из озера, а потом по очереди юркнули в кусты и скрылись в лесу.

- Какая красота. Ты сам все это создал?

- Да, это сам... правда, подглядел идеи в некоторых фильмах и сказках, - признался он, опустив глаза на Дестину, которая казалась совсем маленькой, стоя рядом с ним. Внезапно Ксеар взмахнул рукой, создавая огромный плед, и расстелил его на земле, очень близко к кромке воды.

- Садись, - предложил он, и она уселась рядом с Айи, который уже опустился на плед. Они вытянули ноги и коснулись воды.

- Холодная.

- Ага. Осень.

Она снова принялась изучать глазами лес. Разноцветные огромные листья падали, кружась в воздухе. Здесь царил изумительный аромат елок, сухих листьев и каких-то ягод. И приятная тишина, нарушаемая лишь шумом легкого ветерка в кронах могучих деревьев, не похожих ни на одно дерево из тех, что она знала. Диаметр их стволов превышал два метра, в высоту они были раза в три больше самого высокого дерева, что она когда-либо видела. И только на самом верху ветви образовывали огромные кроны, диаметром в десятки метров. Впрочем, с другой стороны озера попадались и обычные ели, отличавшиеся лишь крупным размером, и сосны, и дубы, и липы, и кипарисы.

- Наверное, все эти деревья не растут вместе в реальности, - задумчиво сказала Дестина.

- Наверное. Я в лесах не очень разбираюсь, - беззаботно заявил Айи.

- К правдоподобию ты не стремишься, так?

- Так. Я стремлюсь к красоте.

Его взгляд остановился на ее губах, и Дестина опустила глаза. Теперь уже все было предельно ясно. В ее голове зазвучали какие-то тревожные звоночки. Она как-то читала, что простым девушкам вроде нее опасно связываться с мужчинами, облеченными властью. Или она смотрела об этом кино?

Он не поцеловал ее, хотя она была уверена, что сейчас он ее поцелует. Ксеар вместо этого поднялся и сделал шаг к озеру. Она смотрела на его темно-серые крылья, делавшими его похожим на экзотическую птицу, на его немного вьющиеся волосы до плеч. И думала только об одном - хотела она, чтобы он поцеловал ее или нет?

Ничего не решив, она тоже поднялась на ноги. Айи сбросил обувь и закатал штанины, походил по воде, посмотрел в небо. Дестина с каким-то детским, радостным чувством тоже погрузила уставшие ноги в холодную воду и пошлепала по ней. Уже без всяких мыслей о поцелуях, она подняла взгляд в небо следом за ним, но тут он вдруг схватил ее, поднимая. И его губы нашли ее рот. Это было так неожиданно, что она даже не сразу поняла, что произошло.

Только что она стояла по щиколотку в воде, и вот он держит ее на руках, и целует, сразу очень жадно и требовательно. А ее ноги обнимают его за талию, и руки сомкнулись на его шее. Это был не поцелуй, а дурман, и он один стоил всех, что были у нее раньше. Он целовал ее нежно и очень властно, и было понятно, что пока он не насладится ею, она никуда не денется. Он ее просто не отпустит. Стало абсолютно ясно, что это будет длиться столько, сколько он захочет. И если он захочет продолжения, то это непременно случится. И от нее вообще уже ничего не зависело.

Она полностью утратила над собой контроль, почти не ощущала своего тела, только его теплые губы и его дыхание. И его сильные руки, которые уже гладили ее спину и ягодицы. Наконец он перестал ее целовать. Когда ее губы уже распухли и даже слегка побаливали. Он уткнулся носом в ее щеку и легонько прикусил мочку ее уха. Дестина медленно открыла глаза, возвращаясь в реальность, начиная чувствовать всю себя. Сначала ноги, сомкнутые на его талии, потом его ладони на своей спине, и, наконец, щеку, прижатую к ее щеке.

Она медленно расцепила ноги, и он опустил ее на землю, а точнее, в воду, холод которой слегка отрезвил, и Дестина вышла на берег, надевая обувь. Она не знала, что ей делать дальше, после этого поцелуя. Не знала, что сказать, куда идти, как смотреть на него. Она совсем растерялась. Подняв взгляд, она нерешительно заглянула в его глаза. Айи с легкой, еле заметной улыбкой смотрел на нее. Он как будто что-то знал, чего не знала она. И ему от этого было спокойно и весело.

 

12.

- Касиан, если я тебе надоем, ты мне скажи, ладно? - Кая чувствовала себя неудобно, напросившись вместе с ним во второй мир, когда он работал, но ей так не хотелось оставаться одной. Это было странное чувство, ведь до знакомства с Касианом и его друзьями она целыми днями только и делала, что сидела одна в своей квартирке с коммуникатором, то читая, то мечтая, то готовясь к предстоящим экзаменам на экономический факультет университета Первого мира. И это ее не напрягало.

С тех пор, как она вошла во второй мир, ее жизнь совершенно переменилась. Общения стало очень много. Она подружилась с Марией и Йамманой, Джарой и Дестиной, с ней каждый день обедал Касиан. Вопреки ее опасениям, его отношение к ней не изменилось, он явно не был намерен пренебрегать своими обязанностями. И по-прежнему был внимателен к ее вопросам, и Кая постепенно стала делиться с ним своими планами о поступлении в вуз, своими надеждами и мечтами.

Он тоже многое рассказывал ей о себе. Теперь Кая точно знала, что у Касиана не было ни жены, ни невесты. Ему было сорок три местных года, и он уже двадцать лет служил в полиции. Структура этого органа правопорядка была проще некуда - нижнее звено офицеры, которые делились на младших и старших. Выше - капитаны. Во втором мире Касиан был единственным капитаном, возглавляя всех офицеров этого подразделения. Потом - два замглавы полиции и ее глава, выше которого стоял только Яльсикар Бьякка, который формально имел должность главы СБ, но фактически управлял и полицией.

- А кем ты работал раньше? - заинтересовалась она как-то.

- Так, познавал миры... модератором, аниматором. Это забавно, пока не надоест.

- А полиция не надоедает?

- Кому как. Мне нравится.

Чем больше Кая узнавала своего опекуна, тем больше доверия он у нее вызывал. Ей нравилось, что он много рассказывает о себе, не уходит от ее вопросов. Впрочем, она понимала, что это лишь потому, что она не спрашивает о том, что он не хотел бы ей открыть. Например, о реальной жизни. Или о том, почему он один. Она была уверена, что любая женщина хотела бы быть рядом с таким мужчиной. Касиан ходил в четыре мира, имел уважаемую должность, его порядочность не вызывала никаких сомнений. А, кроме того, он просто был чудесным человеком. Общительным, добрым, внимательным к друзьям. И очень щедрым.

- Давай я тебе дам в долг, и пойдешь учиться, - через день говорил он ей. С тех пор, как узнал, что она копит на учебу.

- Я не хочу в долг, я хочу сама заработать, - объясняла Кая. - Да и не готова я к экзаменам.

- Это формальность. За деньги тебя возьмут в любом случае. Главное - хорошо закончить первый семестр, - возражал он.

- Прекрасно. Вот заработаю, и пойду, - улыбалась Кая.

Она уже не стеснялась возражать ему. На самом деле ей до смерти хотелось согласиться на его предложение. Во-первых, не терпелось начать учебу. А во-вторых, ей была очень приятна его забота. Никто о ней так не заботился раньше. Но она знала, что это опасно, как любая зависимость. Так она может слишком расслабиться, размечтаться о глупостях. Кая знала, что это глупости - то, о чем она мечтала. Хотя и позволяла себе иногда представить себя его женой. Его или кого-нибудь, похожего на него. Хотя бы в далеком-далеком будущем. Но это все была неправда. Правда была в том, что она вряд ли когда-нибудь выйдет за кого-то замуж.

Почувствовав, как слезы жгут глаза, Кая прикрыла веки. Интересно, лисицы могут плакать или ей только кажется? Она вернулась в реальность. Хватит думать о грустном. Перед ней был волшебный лес второго мира, рядом шел Касиан, и не было никакого повода для депрессии.

Тигр резко свернул и несколькими прыжками пересек опушку леса. Кая припустила за ним. Что-то случилось?

- Здесь запрещено перемещение, - услышала она его голос. Ели и кусты расступились, обнаружив маленькую полянку, где мялась пятнистая олениха, почти такая же крупная, как тигр, уже стоявший перед ней. Она нервно била копытом и оправдывалась:

- Но здесь обычно никого не бывает, и я...

- Вам известны правила перемещения?

- Да.

Олениха опустила голову.

- Мне жаль, но придется заплатить штраф. Ваше имя?

- Амелая.

- Перенеситесь, пожалуйста, на центральную площадку первого мира.

Кая проводила глазами исчезнувшего вслед за оленихой Касиана и почесала себя за ухом. Когда он вновь появился через минуту, она улыбнулась:

- А с себя ты штраф за перемещение в неположенном месте не возьмешь?

- Побойся бога, - возмутился Касиан. - Если я после каждого штрафа стану переноситься на площадку, то только и буду бегать туда-сюда.

Кая засмеялась:

- А зачем ты в первый мир-то носился?

- А как я с нее штраф возьму? Олени карточек в зубах не носят. И у тигра для считывающего устройства карманов не предусмотрено.

- Ясно. Так забавно.

- Я рад, что тебе весело. Я...

Он поднял голову и прислушался.

- Что?

- Кто-то опять. Сегодня что, национальный день мелкого правонарушителя?

Касиан потрусил в сторону леса, и Кая бросилась за ним. Нарушителя она увидела сразу - им оказался красавец снежный барс. Увидев тигра, он сильно напрягся. Кая ясно видела, как в желтых глазах отразилась настороженность и готовность к агрессии.

- Здесь нельзя перемещаться, - услышала она и подбежала ближе.

- Касиан, мне кажется, он новенький, - негромко сказала она. Барс скосил взгляд на нее, но ни на секунду не выпускал из поля зрения тигра. Его тело по-прежнему отражало готовность к немедленным действиям. Только вот каким? Кая отступила на шаг. Ей не хотелось, чтобы ее перекусили пополам, пусть даже во сне.

Теперь и полицейский заметил, что нарушитель пребывает в напряжении, несопоставимом с угрозой штрафа в сто кредитов.

- Вы новенький? - спросил он.

Тут барс шевельнулся, неуверенно переступив задними лапами. Кая поняла, что он уже готов осознать, что опасности нет.

- Послушайте, не бойтесь. Мы люди, - она махнула пушистым хвостом. - Это второй мир. Вы здесь не были раньше?

- Нет, - неуверенно ответил барс.

- Давайте перенесемся в первый, - предложил Касиан.

- Как? - его веки сомкнулись на секунду, а мягкие большие лапы снова переступили.

- Очень просто. Представьте центральную площадку для перемещений и переноситесь, как обычно.

- Хорошо.

Казалось, желтые глаза все еще подозрительно наблюдают за ними, когда он уже растворился в воздухе.

 

Шон облегченно улыбнулся, увидев перед собой центральную площадку. Сердце до сих пор колотилось. Он не успел ничего понять, когда оказался в лесу, и тут вдруг тигр. Он даже не сразу осознал, что сам не был человеком. А когда понял это, то окончательно запутался, не в силах понять, что произошло. У него был перерыв, и он перенесся домой, прилег на диван, стал размышлять о том, как бы выманить педофила. Он размышлял об этом теперь целыми днями. А потом его вроде как сморило, и он оказался в лесу.

Увидев перед собой человека в форме агента СБ, Касиан усмехнулся. Его карие глаза были такими же настороженными, как секунду назад - желтые глаза барса. Любопытный молодой человек. Не испугался, не дал драпака, хотя девяносто процентов новеньких припускают прочь, лишь завидев тигра. А остальные десять не делают этого лишь потому, что ноги подгибаются от ужаса. Впрочем, войдя снежным барсом, он вполне мог позволить себе не слишком опасаться "родственника" по семейству.

- Меня зовут Касиан, капитан полиции второго мира, - представился он, протянув ладонь. Агент крепко пожал ее.

- Агент Шон Уорд, - коротко представился он.

- Вам нужно зарегистрировать выход во второй в СБ, - сообщил Касиан.

- Хорошо.

- Кто ваш опекун?

- Специальный агент Лей Ситте.

- Да ну? - удивился Касиан, подняв брови. Он бы, возможно, не поверил, но с некоторых пор уже мало чему удивлялся. С тех самых, когда встретил новенькую по имени Джара, опекуном которой оказался Яльсикар Бьякка.

- Что ж, - пожал плечами капитан, - в таком случае, думаю, вы сами справитесь со всеми процедурами.

- Справлюсь, - согласился агент с улыбкой. - Всего доброго.

- Удачи, - кивнул Касиан.

Когда агент исчез, переносясь, видимо, в службу безопасности, Кая спросила:

- А кто такой специальный агент Лей Ситте?

- Помощник Бьякки, - пояснил ее опекун, - возвращаемся во второй.

Они перенеслись, и Кая вздрогнула, едва не столкнувшись с Йамманой, который мирно патрулировал территорию. Тот ловко отпрыгнул в сторону, она тоже шарахнулась и впечаталась всем телом в рыжую шкуру Касиана, который мягко поддержал ее, поймав зубами за загривок.

- Касиан, с тебя штраф, - оскалился волк.

- Йаммана, ты перегрелся, что ли? - изумленно вопросил капитан полиции нахального офицера. - Я имею право переноситься куда угодно.

- А я не за тебя штраф хочу взять, - рассмеялся Йаммана.

- Ах, ты паршивец.

- А кто Марию штрафовал, когда она со мной переносилась? Ты, кажется, что-то говорил про правила и про то, что они для всех одинаковы?

- Ладно, уел, - Касиан, все еще ворча, перенесся со своим подчиненным в первый мир, а Кая замерла на месте, не веря происходящему.

- Йаммана, как ты мог так поступить? - набросилась она, когда мужчины вернулись.

- Ты тут ни при чем, милая, - белый волк подошел к лисице и потерся носом о ее бочок, - это между нами.

- Он еще пожалеет, - процедил Касиан. - Я ему покажу, как начальника штрафовать.

Он приблизился к волку, нависая над ним и оскалился.

Кая рассмеялась. Мужчины явно дурачились, и это выглядело очень забавно. Йаммана ловко отпрыгнул, прежде чем Касиан мог бы его цапнуть, и неторопливо пошел прочь, очень довольно помахивая хвостом. Впрочем, пару раз опасливо оглянулся.

Касиан покачал головой и тоже рассмеялся.

- Ну не зараза? - Вопросил он у Каи, которая снова хихикнула.

Они пошли по лесу в противоположную сторону.

- А ты не хотел бы работать в службе безопасности? - спросила она.

- Не знаю, - он неопределенно мотнул головой, - может и пойду потом для разнообразия. Но вообще-то я бы не хотел приближаться к Бьякке.

- Почему? Он разве плохой человек?

- Да не думаю. Говорят, не такой уж плохой. Но что не простой, так это точно.

- О нем много разного пишут, - возразила Кая.

- Да, журналисты понапишут, - презрительно махнул хвостом Касиан. - Они гоняются за сенсациями, а не за правдой, солнышко.

- Тогда почему ты не хотел бы с ним работать?

- Да потому, что это билет в один конец. Он своих людей очень тяжело отпускает, если только сам не хочет избавиться. А я предпочитаю чувствовать себя свободным.

- А ты с ним встречался когда-нибудь?

- Конечно, встречался, он же мой начальник так или иначе, хоть и через пару голов.

- А с Ксеаром?

- Да.

- А какие они?

- Да как сказать, - Касиан почесал задней лапой полосатый бок, - в принципе, такие же люди, наверное. Просто на них ответственности много, поэтому они могут быть жестче, чем другие. Ты знаешь, многие со страху всякие сплетни разводят... я бы не хотел, чтобы ты в этом принимала участие. Будь осторожнее и умнее, ладно?

- Хорошо.

 

Дестина уже несколько дней все свободное время проводила во втором мире. Она наконец-то нашла время и приняла участие в веселых прятках, и даже поймала двух зайчиков, играя за волков. Правда, зайцы все равно победили, и шумно радовались, но она нисколько не была расстроена, получив огромное удовольствие от самой игры. Они теперь часто болтали с Каей, вместе обедали и летали по городу. Ей сразу понравилась эта девушка. Но она была совсем юной, и с ней невозможно было обсудить то, что ее тревожило.

А ее беспокоило произошедшее между ней и Ксеаром. Айи, вопреки ее ожиданиям, не стал обсуждать с ней поцелуй. Он также больше не делал попыток ее коснуться и, тем более, пригласить в свою постель. Или сказать еще что-нибудь, что объясняло бы произошедшее, намекнуть на какое-то продолжение. Он улыбнулся и предложил вернуться домой. Потом он угощал ее чаем с пирожными и невозмутимо продолжил светскую беседу, какая у них была за обедом. А после чая Ксеар извинился и объяснил, что должен немного побыть в седьмом мире. А также сообщил, что через четыре часа вновь ждет ее в офисе.

И тогда она в смятении перенеслась к себе домой и долго сидела, пытаясь понять, что же происходит. По ее мнению, он вел себя очень странно. До сегодняшнего дня он не смотрел на нее иначе, как на своего секретаря. Она могла бы поклясться в этом под присягой или даже под испытующим взглядом Яльсикара Бьякки. И вдруг эта вспышка страсти, и поцелуй, который буквально лишил ее рассудка. А затем - тишина. Будто ничего не произошло, а его ласки ей померещились.

Вспомнив, как он держал ее на руках и как целовал, Дестина даже закрыла глаза и обхватила себя руками. Теперь, когда она могла думать, ей стало не по себе. Этот поцелуй был таким, как будто он имел на нее какие-то права. Она вдруг поняла, что он целовал ее не так, как обычно целуются впервые. А так, как целует муж жену в первую брачную ночь. Когда она уже согласилась быть его, и ни о чем спрашивать не обязательно. Даже глупо.

В то же время, женитьба тут была совсем ни при чем. Даже наоборот. С какой-то горечью она вдруг поняла, почему он так себя вел. Потому что он Ксеар. Потому что, должно быть, за все триста его жизни в мирах ни одна женщина не отказывалась от его ухаживаний. Правда, от него ушла жена. Но сначала она все-таки прожила с ним семьдесят лет.

"Он играет со мной", - вдруг четко осознала она. "Он не поцеловал меня, когда мы сидели на пледе, потому что видел, что я этого жду. Он решил подшутить. И точно также он позовет меня в постель - в какой-нибудь момент, когда я этого не буду ожидать. Или я даже этого не удостоюсь. Может, он захочет взять свою секретаршу прямо в кабинете? Почему бы и нет, там ведь такой удобный диван. Просто в один прекрасный момент я зайду к нему в кабинет, а он запрет дверь на замок и станет целовать и раздевать. И попробуй ему откажи".

А потом, размышляла Дестина, он ее выставит и возьмет кого-нибудь более опытного. Может, он и принял-то ее на работу лишь потому, что хотел переспать. Чего проще? А то еще на свидания какие-то приглашать, и репортеры, не дай бог, узнают. А тут все идеально. В первый же день она подписала бумажку, согласно которой не была вправе разглашать никакой информации о его жизни. В том числе, очевидно, и о той, в которой сама примет участие.

 

Оглянувшись, Дестина поискала глазами Марию, с которой хотела посоветоваться. После игры и обсуждения все зайцы разбредались в стороны, постепенно исчезая, переходя в первый.

- Можно с тобой поговорить? - спросила она, допрыгав до Марии, пока та не исчезла.

- Разумеется.

- Тебе ведь много лет уже, да? - начала Дестина, отходя в сторонку.

- Мне пятьдесят лет, а что?

- Понимаешь... мне нужен совет относительно одного мужчины.

- В этой области трудно что-то советовать, - быстро сказала Мария.

- Пожалуйста. Просто скажи свое мнение. Мне... не с кем больше поговорить.

- Ладно.

Дестина перевела дыхание. Мария и Йаммана еще не знали, на кого она работает, но скоро могли узнать, так что следовало быть осторожной.

- В общем, недавно я познакомилась с одним мужчиной, здесь, в семи мирах. Он намного меня старше и... в общем, он занимает высокую должность в Сезариате.

- Ты влюбилась?

- Не знаю.

- Малыш, о таких мужчинах лучше не мечтать. Я понимаю, они выглядят привлекательно, но...

- Он поцеловал меня.

Мария замолчала. Немного подумала:

- Ты уверена, что это произошло по его инициативе?

Дестина фыркнула.

- Ты хочешь сказать, уверена ли я, что не бегала за ним и не вешалась на шею? Да, я уверена. Он сам пригласил меня... на свидание и поцеловал. До этого я даже не думала ни о чем таком в отношении него.

Мария села на задние лапки и послюнявила переднюю в задумчивости.

- Сколько ему лет?

- Больше ста.

- Круто, - оценила Мария.

Они некоторое время помолчали.

- И ты боишься с ним связываться, но тебе до смерти охота? - наконец спросила она, немного насмешливо.

- Что-то вроде того, - призналась Дестина.

- Не знаю, что ты хочешь от меня услышать. Ты ведь сама все знаешь. Скорее всего, для него это развлечение. Он переспит с тобой несколько раз и все на том кончится. А ты потом будешь очень долго собирать себя по кусочкам. А может, и не так, - не спеша, рассуждала Мария. - Может, он станет держать тебя в любовницах. Только в любом случае эти отношения не будут равноправными. А, следовательно, ты попадешь в зависимость и можешь быть слегка затоптана, фигурально выражаясь. Хотя некоторым женщинам это нравится, на мой взгляд, это разновидность извращений. Третий - самый маловероятный вариант. Произошло чудо. Он в тебя влюбился. Тогда он тебя точно затопчет. Ну, вот зуб даю. Любовь таких мужчин для девчонок вроде тебя смертельный яд, малыш. Хорошо, если ты из этого вылезешь когда-нибудь.

По мере того, как Мария говорила, Дестина поняла, что, собственно, обсуждать и нечего. С железной логикой она разложила перед ней все возможные варианты. И все они были для нее плохи.

- Я поняла, спасибо, - сказала девушка.

- Дестина, - окликнула ее Мария, когда она уже отошла от нее.

- Что?

- Все сказанное мной может оказаться неправдой, - совершенно серьезно добавила Мария и перенеслась в первый мир.






Date: 2015-06-08; view: 203; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.027 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию