Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Я твоя. 1 page





Семь миров.

 

1.

Пустыня, бесконечная и ровная - насколько хватало глаза. Белый песок, камни, очень твердая, сухая земля. Ни ветерка, ни облачка. Ни жары, ни холода. Ровный солнечный свет, тепло. Ни деревца, ни даже кустика, ни единого кактуса - до горизонта, линия которого подрагивала, преломлялась и мерцала, завораживая. Казалось, еще пару шагов, еще совсем немного - и она перестанет подрагивать, и сломается, и за ней откроется что-то важное, что-то такое, к чему стоило так долго стремиться.

Путнику, ищущему выход, показалось странным такое необычное движение горизонта. Он оглянулся, и стало не по себе от бесконечности пустыни, сильно захотелось есть и пить. Он почему-то знал, что этой пустыне нет ни конца, ни края. Но все равно шел, в безумной надежде. Ноги двигались еле-еле. Почему всегда так трудно идти? Он без сил опустился на землю и пополз. Кажется, так быстрее, на четвереньках. Хоть и нелепо. Но кого было стыдиться, если вокруг ни души? Какая глупая смерть - заблудиться в пустыне. Он не знал, зачем пришел сюда, но точно знал, что зачем-то это было нужно. Его ничто не удивляло. Странным казалось только, что совсем не жарко. Ему хотелось спать, но он полз, преодолевая это желание. Если заснуть в пустыне - наверняка умрешь.

 

Стройная женщина с зелеными глазами, светло-русыми волосами и крыльями песочного цвета летела высоко над землей. Ей предстояло пролететь еще много километров, что могло занять немало времени. Проще было перенестись, но хотелось подумать, расслабиться. Она созерцала пустыню, погружаясь в медитативное состояние. Ее мысли были обращены к этому миру, она размышляла о том, как скучала без него и как была рада снова здесь находиться после вынужденного отсутствия. Все сейчас вызывало в ней радость - и мерцающая линия горизонта, и бесконечная пустыня пригородов, и плотные гряды скал в городах. Она наслаждалась полетом, каждым движением собственных крыльев, и мягким касанием ветра к своему разгоряченному лицу. Полтора года она не летала.



Снова поглядев вниз, летящая женщина моргнула. Далеко внизу, в пустыне появилась какая-то черная точка. Может, она засмотрелась на солнце и поймала "зайчик"? Нет, не похоже. Она мягко спланировала вниз, делая широкий разворот. Ну, надо же. Спящий.

Что этот человек - спящий, она поняла сразу. По тому, как он выглядел – прежде всего отсутствие крыльев - и двигался. То полз на четвереньках, то вставал, тяжело переставляя ноги. Альбумена нахмурилась. Странно было, что он покинул территорию города спящих. Обычно такого не происходило. Она приземлилась рядом и пошла к нему. Посмотрев в глаза, улыбнулась и поздоровалась. Теперь, после легкого гипноза, он ее увидел и остановился.

- Здравствуй, - завороженно глядя на нее, ответил он. Она оценивающе посмотрела на него, очистила одежду от песка, слегка увеличила рост - чтобы он был немного выше, чем она. В целом его внешность была симпатичной. Молодое открытое лицо. Карие глаза, мягкие полные губы, прямой нос. Плотный, но не полный, просто крепкий. Одет был в джинсы и легкий джемпер, на ногах кроссовки. Любопытно. Может, ей и не стоит продолжать путешествие? В конце-концов, она летела в город спящих за мужчиной. А он перед ней.

- Меня зовут Альбумена. Выпьешь со мной чего-нибудь? - предложила она.

- Мы в пустыне, - отозвался он недоуменно.

- Разве? - Альбумена улыбнулась, перенося их обоих в свой дом. Она еще немного посмотрела в глаза мужчине, приказывая ему не удивляться. Затем быстро внушила, что он пришел на свидание, и спросила, как его имя.

- Меня зовут Шон, - сообщил он. Альбумена улыбнулась. Американец? Неважно... Она посмотрела на стол, создала блюдо с канапе, бутылку вина, бокалы и тарелки. Добавила миску салата, корзинку с пирожками. Села и стала смотреть, как он ест. Сама она недавно обедала, и лишь пригубила вино. Мужчина под ее гипнозом ничему не удивлялся и не стеснялся. Он спокойно ел, поглядывая на нее с нежностью. Похоже, она ему нравилась. Что ж, тем легче. Не надо дополнительного гипноза.

- Сколько мы с тобой знакомы? Я забыл, - внезапно спросил он, нахмурившись. Альбумена удивленно моргнула. Спящие обычно не задавали вопросов. Для них все само собой разумелось, что бы не происходило. Мозг спящего в режиме постоянного разгадывания ребусов находит объяснения даже самому невероятному и полностью им доверяется. Что ж, видно, не всегда.

- Уже почти год, милый, - она встала и обняла его за шею, давая понять, что они давно уже близки. Шон погладил ее по руке, немного рассеянно. Ее рука коснулась выреза его джемпера, одним пальцем она легонько провела по его ключице. Мужчина встал, посмотрел на нее оценивающе, потом понял, чего она хочет, и привлек к себе. Альбумена позволила ему себя поцеловать, соображая, надо ли его гипнотизировать, программируя на нежность, или он и так не будет груб. Спящие разные бывают. Многие во сне внезапно становятся агрессивными, и пускать все на самотек порой было чревато. Впрочем, она достаточно сильна, чтобы пресечь любую агрессию, даже если он вдруг окажется на это способен.



- Можно отнести тебя в спальню? - тихо спросил он, лаская ее затылок кончиками пальцев и Альбумена с улыбкой кивнула. Романтик. Нет, этот не сделает ей больно и не станет требовать каких-нибудь извращений. Незнакомец взял ее на руки, и она показала ему, куда идти. В спальне он положил ее на покрывало, и она с радостью протянула к нему руки. У нее почти два года никого не было. Как же она по этому соскучилась.

Спящий был нежен. Даже очень. В его движениях чувствовался опыт, но и деликатность. Альбумена подумала, что он консерватор. Из тех, что относятся к женщинам по-рыцарски, но не позволяют собой руководить - ей такие нравились. Он склонился над ней, раздевая.

После возвращения домой она изменила собственную внешность, убрав крылья: в спальне они только мешали. Благодаря этому удобно было лежать на спине, принимая его ласки и позволять потихоньку себя раздевать. Она с готовностью возвращала ему поцелуи, потянула вверх его джемпер, с восторгом коснулась широкой твердой груди. Касаясь губами твердых мускулов, она с удовлетворением отметила, что и менять ничего не надо - его тело и без того выглядело привлекательно.

Шон не спешил, хотя был возбужден. Он, как и она, наслаждался ласками, гладил ее в ответ, целовал закрытые веки и проводил ладонью по ее бедру, пока избегая более интимных прикосновений. Но вскоре ей показалось, что он нарочно медлит. Хочет подразнить? В таком случае, возможно, он опасный сердцеед – и хорошо, что спящий. Потому что ему удалось заставить ее застонать уже сейчас, а она обычно не теряла голову так рано.

- Такое ощущение, что у нас это впервые, - пробормотал он, уткнувшись носом в ее шею. Альбумена так сильно желала продолжения ласк, что даже не поняла сначала смысла его слов. И только через пару секунд, когда он остановился, она обхватила его лицо обеими руками и внимательно посмотрела в глаза. И вздрогнула.

- Что-то не так? - нахмурился спящий. Но он и сам уже чувствовал странное, и это было заметно.

- Подожди, - она сглотнула и отстранилась, глядя в сторону. Было ясно, что остались считанные секунды. Ох, и попала она... как глупо. Надо было понять, еще когда он задал первый вопрос. Как должное все воспринимают только спящие, но не просыпающиеся.

Шон все еще непонимающе смотрел на нее, когда вдруг вздрогнул и задохнулся от того, что его тело начало меняться. Потрясенный происходящим, он вцепился руками в кровать и тяжело задышал.

Альбумена отвернулась, перекатилась на кровати и схватила халат. Завернувшись в шелковую ткань, она выждала минуту, а потом обернулась к мужчине, когда он затих, а превращение закончилось. Он здорово изменился, но она не была удивлена: видела такое десятки раз.

- Что происходит? - изумленно пробормотал новорожденный, оглядывая свое новое тело в стандартной одежде, которая всегда появлялась на тех, кто проснулся, а потом резко поднял голову: Вы кто?

Она с досадой и раздражением смотрела на него, хотя и понимала, что этот бедолага ни в чем не виноват. Ответ на его вопрос мог занять от получаса до доброй половины суток. Ощущая тянущую, почти болезненную неудовлетворенность во всем теле, она была совершенно не готова сейчас сесть и терпеливо объяснять ему все. А придется. Вот и развлеклись в постельке.

- Ох... пойдем отсюда, поговорим в гостиной, - процедила наконец Альбумена.

 

- Я не понял, - нахмурился он.

Альбумена вздохнула. Она терпеть не могла объяснять все новичкам. Это всегда так долго и муторно, а они еще и не верят.

- Чего вы не поняли? - терпеливо спросила она, теребя в руке косу. Ей было неудобно смотреть на него.

- Я сплю или нет?

- Все относительно. В реальности вы спите, а здесь - нет, - ответила она.

- А когда я проснусь, я буду это помнить?

- Да. В том-то все и дело, - она положила ногу на ногу и прикрыла глаза.

- Любопытно, - пробормотал он.

- Ладно. Слушайте и не перебивайте. - Альбумена облизала губы и начала тараторить, словно пересказывала заученный текст. - Вы находитесь в мире, который называется Первым. Это один из семи миров, созданных 295 лет назад. По местному календарю как раз 295-й год, месяц сентябрь, пятое число. Календарь идентичен земному, а часы немного другие. В сутках 20 часов, однако сутки эти условные, нет ни ночи, ни вечера. Все время светло, никто не спит. Вы новорожденный гражданин Первого. Вы обязаны зарегистрироваться в службе безопасности под выбранным вами именем в течение ближайших суток. Я вас туда провожу.

- Что значит новорожденный? - все-таки перебил мужчина, высоко подняв брови.

- Это так называется. Значит, сегодня вы впервые проснулись здесь, ощутили существующую вокруг реальность.

- Это же сон.

- Неужели? - Альбумена перегнулась через стол и сильно ущипнула его за запястье.

- Между прочим, больно, - сухо прокомментировал он, отдернув руку и сердито посмотрев на нее. Она улыбнулась:

- Вот видите, вы не проснулись.

- Это не работает. Я десятки раз щипал себя во сне и никогда не просыпался, - возразил он.

- Неважно, - она закатила глаза. - Вы можете считать это сном, если вам так хочется, но все равно будете ощущать себя, как наяву.

- Кстати, об ощущениях. Как вас зовут?

- Альбумена.

- Отлично. Может Вы, Альбумена, объясните, что у нас с вами там происходило? - Он указал в сторону спальни, глядя очень требовательно. Она облизала губы и опустила глаза. В его глазах не промелькнула и тень стеснения, только требовательность и любопытство. А ей было неудобно перед ним. Она порозовела и вздохнула:

- Вы были спящим.

- Что это значит?

- Ну, вот сейчас вы очнулись и чувствуете себя как в реальности, - пояснила она. - А до этого просто видели сны, как обычно. Я не знала, что вы вот-вот проснетесь, понимаете?

- Допустим.

Он кивнул, все еще не до конца понимая.

- Я пригласила вас на свидание, - мягко сказала она, не в силах прямо сказать ему правду.

- Вы же говорите, что я спал.

- Да, но вы видели какой-то сон. Вы шли по пустыне, помните?

- Да. Я шел по пустыне, потом появилась женщина..., - он поднял глаза, - то есть вы. Это вы были, да?

- Да.

- А потом я ничего не помню. Только то, как вы сказали, что мы год знакомы. Но это же вранье, - он возмущенно уставился на нее.

Альбумена вздохнула.

- Послушайте. Давайте просто забудем об этом. Сейчас не это важно...

- Черта-с-два мы об этом забудем, - прорычал он и резко встал, подходя к ней. Альбумена вздрогнула и вскочила со стула. Теперь его рост составлял два метра тридцать пять сантиметров, стандартный рост новорожденных мужчин, и он выглядел несколько опасней, чем полчаса назад.

- Вы обманули меня. Зачем? - он схватил ее за плечи, требовательно глядя.

- Пожалуйста, успокойтесь, - она посмотрела ему в глаза.

- Я спокоен, - рявкнул он так, что ей стало не по себе. Неспящего загипнотизировать нельзя. Если он ударит ее, что она будет делать? Придется сбегать и возвращаться с полицией. То-то радости репортерам. Либо грубо менять реальность, чтобы нейтрализовать его, но тогда сразу прилетит Ксеар или Яльсикар. Та еще будет сцена. Не успела она вернуться в семь миров, как снова в центре скандала. Красота.

Все это пронеслось у нее в голове за доли секунды и, изрядно перепуганная, Альбумена сочла за благо сказать правду.

- Ладно. Я хотела заняться с вами любовью. Довольны?

Он недоверчиво посмотрел на нее, потом переспросил:

- Вы хотите сказать, что загипнотизировали меня, чтобы воспользоваться мной в спальне? Как проституткой?

Альбумена посмотрела на него и с досадой отметила, что у нее, должно быть, очень жалобное выражение лица.

- Я ничего плохого не хотела вам сделать. Вы бы даже не вспомнили...

- Вот спасибо, - он сжал челюсти так, что она услышала, как скрипнули его зубы. Но все-таки отпустил ее, и она сразу отошла подальше.

- Вы выглядите, как будто вам шестнадцать, но не похоже на то, - наконец сказал мужчина удивленно. Его тон немного смягчился. Альбумена закусила губу. Ей хотелось сказать, что так оно и есть, только чтобы он не злился. Но морочить ему голову теперь было бы некрасиво. Да и глупо. Все равно он узнает, кто она такая.

- Мне девяносто один год, - сухо произнесла она.

- Не смешно.

- А никто и не смеется. За эту ночь в реальности для вас пройдет здесь несколько дней. Час за каждую минуту, что вы проспите. Когда вы проснетесь там, то заснете здесь. И тогда каждая минута здесь будет часом в той реальности. Поэтому прожить здесь вы сможете много лет. Сотни и сотни.

- И я не состарюсь?

- Здесь нет. А в реальности - как обычно.

- Ух ты, - с расстановкой произнес он, и Альбумена выдохнула с облегчением: эта информация так ошеломила его, что он позабыл о своей злости.

Они поговорили еще немного. Альбумена объяснила ему, что он теперь способен летать, что со временем у него проявятся и другие необычные для реальности способности вроде мгновенного перемещения в пространстве или хождения в другие миры.

- А почему вы тогда без крыльев? - спросил он.

Альбумена вздохнула. Она бы предпочла, чтобы ее несостоявшийся любовник узнал о ее статусе чуть позже.

- Для меня это не принципиально, - она немного сосредоточилась и заново отрастила себе крылья песочного цвета. - Я могу менять внешность в любой момент.

Новенький изменился в лице, пораженно глядя на внезапно появившиеся крылья, потом моргнул, и его лицо вновь сосредоточилось:

- А я так не могу?

- Вы - нет. Для вас это платная услуга, на которую еще надо заработать, если у вас есть такое желание.

- Какое желание? Работать?

- Нет. Я имела ввиду, если вас не устраивает ваша внешность. Работать вы должны в любом случае.

- Вот как.

- Ну да.

- И кем же?

- Кем захотите. Точнее, кем сможете устроиться. - Она пожала плечами. - Обычно выбирают такую же работу, как в реальности, если профессия востребована в мирах. Либо какое-нибудь хобби. Но если у вас нет образования, то вам придется сначала выучиться.

- У меня есть образование, - криво усмехнулся он. - Правда, не знаю, насколько оно здесь востребовано, как вы говорите.

- Вы можете обсудить это с вашим опекуном, когда его назначат, - поспешила сказать Альбумена. Она не хотела вдаваться в подробности, иначе этот разговор мог не закончиться до завтрашнего дня. - Первое время вам все будут объяснять и показывать. В течение двадцати дней ваше проживание в мирах будет бесплатным. А затем уже придется начать работать, если вы захотите остаться.

- Бывает, что кто-то не хочет? - уточнил он.

- Очень редко.

Новенький немного помолчал, а потом снова внимательно посмотрел на нее:

- А почему вы можете менять внешность? Вы какая-то особенная?

- Да, - призналась она. - Я повелитель стихии, одна из пяти хранителей миров.

- Что это значит?

Альбумена вздохнула. У нее было ощущение, что ее допрашивают. Незнакомец оказался очень пытливым, сообразительным. Он не растекался мыслью по древу, задавал наиболее важные для него вопросы и быстро улавливал суть. Настолько быстро, что это казалось невероятным. Он поверил во все куда быстрее, чем другие новички, с которыми ей приходилось говорить раньше, не впадал в панику и истерику, но и подпрыгивать на месте от восхищения произошедшим с ним чудом тоже пока не торопился.

- Повелители стихии - это люди, которые могут входить во все семь миров. Такими способностями пока обладают только пятеро, и я одна из них. Первый из нас создал эти миры, его зовут Ксеар Айи, и он является главным правителем. Ваш опекун будет подробно рассказывать вам об этом.

- Вы публичная персона? - спросил он, наклонив голову.

Альбумена кивнула, пряча глаза. Она должна была попросить его...

- Я так понимаю, не в ваших интересах афишировать то, что произошло, - он кивнул в сторону ее спальни.

- Правильно понимаете, - Альбумена снова порозовела. Господи, что это с ней? Она же не девочка восемнадцатилетняя, и закона вроде не преступала. Но так не хотелось, чтобы журналисты начали полоскать эту пикантную историю, обсыпая ее насмешками.

- Ладно... что мне тогда сказать, если спросят? Где я очнулся?

Она облегченно улыбнулась. Кажется, повезло. У него хватило порядочности, чтобы не пытаться шантажировать ее. Впрочем, подумала она, и для него самого огласка в такой ситуации была бы унизительна.

 

Через пятнадцать минут Альбумена попрощалась с новичком, передав его под ответственность секретаря службы безопасности. Он насмешливо поднял бровь, когда секретарь почтительно поклонился ей, и она вновь залилась краской. Боже. Лучше ей больше никогда не встречаться с этим человеком. Она давно не чувствовала себя так глупо. Конечно, нелепо было в ее годы так краснеть перед каким-то новорожденным юнцом, но ситуация была "та еще". Лишь по дороге домой она нашла в себе силы рассмеяться над всем, что произошло.

 

2.

Шелест сухих листьев под лапами, запахи прелой травы, полевых цветов, немного - перечной мяты и свежей земли. Вдали шум леса, кругом пологие холмы. Никого. Во втором мире в тот день было необычно тихо. Тигр остановился и прислушался. Он очень хорошо слышал здесь. И мог бы поклясться, что где-то рядом кто-то был. Кто-то новый, кого он еще не встречал. Тихий шелест заставил повернуть голову, и он обошел ближайший холм. Лисица. Крохотная, рыженькая... перепуганная. Новенькая?

- Ты кто? - спросил он в ее спину с очаровательным пушистым хвостиком. Как он и предполагал, она перепугалась, обернувшись, и бросилась бежать. Многие так поступают в первый раз, увидев перед собой довольно крупного полосатого хищника. Он мысленно улыбнулся, оценил направление ее бега и сосредоточился, мгновенно перемещаясь. Оказавшись прямо перед ней, он снова обратился к лисице:

- Стой. Ты от меня не убежишь. Я капитан полиции, не бойся.

- Полиции?

Тонкий голосок, звенящий, девичий. Совсем молоденькая.

- Да. Меня зовут Касиан. Я такой же человек, как и ты. Хочешь, перенесемся в первый.

- Я не умею.

- Как ты тогда попала сюда?

- Это так же?

- Конечно. Расслабься и выходи на центральную площадку, я за тобой.

Девушка послушно перенеслась в центр столицы Первого, на специально оборудованное место для переносов, Касиан вышел следом и впился в нее взглядом. Рост метр девяносто, стандартный для новичков. Худенькая вся, как говорится, тонкая и звонкая. Рыженькая, с голубыми глазами, настороженно смотревшими на него. Веснушки, курносый носик, розовые губки, белое традиционное платье с белыми штанишками, коричневые сандалии без каблука.

Он видел, что она тоже с интересом ощупывает его взглядом сверху вниз. Чтобы посмотреть ему в лицо, ей пришлось поднять подбородок. Что было не удивительно, так как его рост достигал двух метров сорока пять сантиметров. Рядом с ним девушка казалась ребенком. Впрочем, Касиан давно привык к здешней разнице в росте между мужчинами и женщинами. И считал это даже очень милым. В этом было много плюсов: например, в Первом мужчины без труда могли носить женщин на руках, и ни на одну представительницу прекрасного пола не приходилось смотреть снизу вверх, даже если она носила туфли на шпильке.

- Меня зовут Кая, - наконец произнесла она тихим, все еще испуганным голосом.

- Очень приятно, - он улыбнулся. - Ты первый раз во второй мир вышла?

- Это был второй мир?

Она широко распахнула глаза с легким полупрозрачным пушком очень светлых ресниц, и Касиан кивнул. Надо же, какое тонкое и детское впечатление она на него производила, подумал он. Ее хотелось обнять и защищать от всего мира.

- Да. Тебе надо зарегистрировать выход во второй в службе безопасности.

- Хорошо.

- Кто твой опекун?

Лицо девушки стало напряженным:

- Я сделала что-то не так?

- Да нет, все в порядке. Просто хотел поставить его в известность. К тому же... у него самого есть выход во второй?

- Не знаю... а что?

Кая тревожно посмотрела на Касиана, и он подумал, что с девушкой происходит что-то странное. Конечно, она могла испугаться его тигриного обличья, но уже пора было успокоиться.

- Кая, скажи мне имя твоего опекуна, - терпеливо повторил капитан.

- Латиус, - пролепетала она, опуская глаза.

- Ты давно в мирах?

- Два месяца.

- Ладно. Полетели в СБ.

 

- Да все с ней вроде нормально, - младший агент службы безопасности покопался в коммуникаторе и зачитал: Шестнадцать земных лет, в мирах два месяца, работает официанткой в кафе. О себе ничего не рассказывала, сканирование проведено опекуном, он же ее нашел в городе спящих. С его слов, есть еще некоторая реальная информация, но это я вам не вправе сообщать.

- Я думал, сканируете вы, - Касиан внимательно посмотрел на агента. Его терзали какие-то странные сомнения, которые он списывал на профессиональную подозрительность, но все же должен был проверить. И в реальности, и в мирах он служил в полиции. Итого двадцать пять лет стажа. Чутье редко его подводило, а сейчас он чувствовал: с девчонкой что-то не так. Она какая-то запуганная, и опекун ее ему не понравился.

Между ними были явно натянутые отношения, Касиан сразу это понял, как только прилетел этот Латиус. Именно поэтому он попросил агента о приватной беседе, и тот согласился, попросив девушку и ее опекуна подождать.

- Обычно да, но если сканирование уже проведено, мы не повторяем. Это издевательство. Ее опекун провел сканирование, подтвердил, что ей шестнадцать, мы ее приняли. Остальное нас не волнует. Все собеседования прошла, психолог тоже счел, что она в норме. Да, немного зашуганная, вижу, но люди разные бывают.

- Согласен.

- А что, этот Латиус разве полицейский? - спросил Касиан, побарабанив пальцами по своей коленке.

- Да нет, он дизайнер, кажется. Сейчас гляну.

Агент снова пощелкал коммуникатором.

- Да, дизайнер. Оформляет квартиры. Пятнадцать местных лет.

- А что он делал в городе спящих?

- Как что? Известно... женщину искал.

Касиан кивнул. Логично. Все логично.

- О, а он во второй-то у нас не ходит, - вдруг сказал агент. - Придется девушке поменять опекуна.

Касиан поднял глаза. Он не размышлял и секунды.

- Оформите меня, - выпалил он.

Агент поднял удивленные глаза.

- Эта бодяга еще на восемь месяцев, капитан. Это если она еще в третий не войдет.

- Я понимаю.

- А вознаграждение тысяча кредитов в месяц, - добавил его собеседник, продолжая смотреть непонимающе.

- Знаю, - Касиан кивнул. Агент, конечно, понимал, что для капитана полиции второго мира это были, мягко говоря, не решающие деньги.

- Вам девчонка, что ли, понравилась? - внезапно разулыбался агент.

- Офицер, - сухо одернул Касиан. Служба безопасности позиционировалась как отдельное ведомство, но все же он был выше в звании, чем его собеседник. Агент мгновенно перестал улыбаться и встал, коротко извинившись.

- Я вас зарегистрирую, капитан. Опека передается с этого момента. - Официально сообщил он.

 

- Почему мне поменяли опекуна? - тихо спросила Кая, робко подвинув к себе чашку с капучино, но пока не сделав и глотка. Касиан смотрел на ее тонкие белые пальцы, нервно болтавшие крохотной ложечкой в чашке, и размышлял. Он по-прежнему не мог понять, что было причиной ее напряжения. Когда девушка услышала о смене опекуна, Касиан заметил на ее лице любопытную гамму чувств: сначала ужас, потом явное облечение, а затем снова страх. И она как-то подозрительно посмотрела тогда на него, как будто он ей чем-то угрожал.

- Потому что Латиус не может ходить во второй мир. А твой опекун должен все рассказывать и показывать, - коротко пояснил он, делая глоток из своего бокала пива. Оно было очень легким, как и весь алкоголь в мирах, и выветривалось моментально. Но вкус ему нравился, и он часто пил его, когда не был на работе.

Девушка замолчала. Они сидели в небольшом кафе, куда Касиан пригласил ее, чтобы познакомиться и поговорить. Но разговаривать с Каей оказалось очень сложно. Он и не помнил, когда последний раз встречал столь молчаливую женщину, особенно такую юную. Разговор с Латиусом убедил его, что отношения с ней у того и впрямь были хуже некуда. Странно, что он не отказался от опеки до сих пор, характеризуя подопечную как замкнутую и капризную. Касиан спросил, зачем он ее сканировал, и Латиус пояснил, что это произошло до того, как она очнулась.

«Я просто хотел с ней развлечься, - признался дизайнер, - просканировал, начал гипнотизировать, а она очнулась. Мне предложили опеку, я и взял».

Касиан кивнул. Латиус явно был слабеньким. Ходил только в первый мир, следовательно, гипнотизировать мог с трудом. Неудивительно, что он сразу не почувствовал, что девушка просыпается. А опеку взял явно ради денег – тоже ничего подозрительного.

 

Кая задумчиво смотрела по сторонам, не зная, о чем говорить с новым опекуном. Они сидели на площадке под открытым небом. Самое стандартное кафе для Первого мира - на площадках, высеченных в скалах. Над их головами нависал уступ изящной формы, отполированный до блеска. Посетители приземлялись на площадку, проходили к столикам, открывали меню на своих коммуникаторах. Каждый подход к столику официанта стоил определенную сумму денег, поэтому, как правило, заказывали все сразу и тут же списывали оплату с карты.

С тех пор, как она проснулась в Первом, она ни разу не была в кафе в качестве посетителя. Латиус никогда не приглашал ее, предпочитая питаться дома, а Кая считала глупым тратить на это деньги. Она сразу поняла, что зарплата официантки не так велика, чтобы бросаться деньгами попусту. Ей надо было копить на учебу. Когда девушка поняла, что может здесь получить высшее образование, она сразу решила, что ни на что, кроме этого, не будет пока тратить деньги. Раз оплату за питание у нее и так вычитают, экономить на еде не выйдет. Как и на жилье, которое предоставлено бесплатно. Но она была бы полной идиоткой, если стала бы тратиться на развлечения или дизайнерские платья прежде, чем выучится.

- Ты чем-то расстроена? - наконец, спросил Касиан.

- Нет, - девушка, наконец, взяла в руки чашку с кофе и сделала маленький глоточек, прикрыв на секунду глаза от удовольствия.

- Хочешь пирожных или еще чего-нибудь?

- Нет, спасибо.

Она по-прежнему на него не смотрела, зато Касиан задумчиво поглядел на нее.

- Расскажи мне о себе немного, - попросил он.

Она помолчала. Потом медленно подняла глаза.

- Мне сказали, что я не обязана кому-то рассказывать..., - робко произнесла она.

- Разумеется, не обязана. Но меня не интересует твой точный адрес, имя или даже страна проживания. Ты могла бы рассказать мне о своих родителях, например. Чем они занимаются. Или чем ты собираешься заниматься после школы?

- У меня нет родителей, - ее лицо окаменело, и Касиан осторожно поставил на стол бокал пива. - Я жила в детском доме. И я не хочу об этом говорить.

Ее голос стал таким отрывистым и жестким, что он замер, удивленный произошедшей с ней переменой.

- Извини, я не знал. Я не буду тебя спрашивать, если ты не хочешь...

- Не хочу, - отрезала она, и Касиан кивнул. Он немного помолчал, чтобы дать ей возможность успокоиться, а потом мягко сказал:

- Кая, мне не хотелось бы, чтобы у нас были натянутые отношения. Я не знаю, почему ты не поладила с Латиусом, но я надеюсь, что мы с тобой будем ладить. В противном случае тебе снова придется поменять опекуна.

Она немного подумала и снова подняла на него свои прозрачные голубые глаза:

- Хорошо. Расскажите мне, пожалуйста, про второй мир.

Касиан кивнул и сделал большой глоток пива.

- Он меньше Первого, - начал он рассказ. - Там в основном леса, есть еще подземные пещеры, что-то вроде степи, холмы, поля. В общем, ландшафт разнообразный. Ты можешь входить туда любым животным, которое не летает. Ограничены только полицейские на службе - офицеры всегда белые волки, капитаны - тигры. Поэтому не рекомендуется входить этими животными, если ты не полицейский. Хотя это не запрещено.

- Зачем там полиция?

- Затем же, что и везде. Смотреть за порядком, находить новеньких, помогать им. Расследовать преступления.

- Преступления разве не служба безопасности расследует?

- Смотря какие.






Date: 2015-06-08; view: 255; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.045 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию