Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







АГРЕССИЯ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН





В последнее время тема агрессии стала едва ли не самой популярной в мировой психологии. Ей посвящено огромное множество статей и книг. В Европе и Америке регулярными стали международные конференции, симпозиумы и семинары по этой проблематике. Очевидно, это не мода, Скорее, пожа­луй, это реакция психологов на беспрецедентный рост агрес­сии и насилия в цивилизованном двадцатом веке. Реакция, на наш взгляд, вполне адекватная и своевременная. Пока трудно сказать, привело ли значительное количество исследо­ваний и публикаций по этой теме к появлению нового качест­ва, к новому более глубокому и непротиворечивому понима­нию нами существа агрессивного поведения человека.

Проблема агрессии изучается не только психологией, но и другими науками со специфичной системой методов. Одна­ко, как заметил однажды выдающийся философ двадцатого века Бертран Рассел, проблема различия между любовью и ненавистью принадлежит преимущественно именно психоло­гии. Думаю, вполне можно согласиться с этой мыслью. По крайней мере, сами психологи вряд захотят ее оспаривать. Объективно можно констатировать, что на сегодняшний день наиболее впечатляющие результаты в изучении приро­ды и механизмов агрессивного поведения человека достигну­ты именно в психологической науке.

Однако, конечно, есть в этой интересной и сложной об­ласти еще много нерешенных проблем. Пожалуй, вопросов остается едва ли меньше, чем получено ответов. Что, впро­чем, естественно, так как многие исследования, отвечая на ОД7Ш вопрос, тут же приводят к возникновению какого-то

Другого, нового вопроса. Одна из проблем состоит, как это не покажется странным, уже в самом определении того, что есть «агрессия». Агрессия —это характеристика только по­ведения, то есть — это обязательно действие., или агрессия также включает в себя мотив, установку, эмоцию? Как соот­носится агрессия с понятием «намерение»? Следует ли гово­рить об агрессии применительно только к живым существам? Можно ли считать действия агрессивными, когда реципиент не стремится избежать нападения? Всегда ли агрессия — это зло, или она может иметь конструктивную природу? На ка­кие-то из этих вопросов имеются ответы, в той или иной мере, разделяемые большинством специалистов, какие-то вопро­сы остаются пока дискуссионными. Так, например, некото­рые исследователи считают, что термин «агрессия» уместно использовать применительно лишь к тем случаям, когда жер­тва стремится избежать причинения ей физического или морального ущерба. В частности, такой взгляд на проблему подразумевает исключение из числа поведенческих прояв­лений, квалифицируемых как агрессия, те специфические действия, которые совершаются в контексте садомазохист­ских отношений. Однако эта позиция представляется доста­точно уязвимой. Ведь вне зависимости от того, идет ли речь о насилии в рамках ритуализованных взаимоотношений са­домазохистской пары (группы) или об «обычном» избиении или изнасиловании, с точки зрения психологии личности и в том и в другом случае речь идет об агрессии, и все различия лежат не в личностно-психологической, а в правовой плос­кости. По существу, в садомазохистских отношениях мы име­ем дело с отреагированием (проявлением) агрессивных им­пульсов, но только в социально допустимой форме.



В этом же контексте может быть поставлен и вопрос о том, как следует квалифицировать действия субъекта, на­правленные на сознательное причинение вреда себе самому. Должны ли эти действия рассматриваться как агрессия? От­вет на этот вопрос также будет зависеть от того, включается или нет в определение агрессии критерий о наличии у потен­циальной жертвы стремления избежать нападения (ущерба). При одной позиции членовредительство или суицид рассмат­риваются как проявление аутоагрессии, при другой — гово­рить в этих случаях об агрессии считается неправомерным.

Агрессия, по определению, многими специалистами свя­зывается с намеренным причинением вреда живым сущест­вам. Введение такого критерия в большинство существующих определений агрессии представляется вполне обоснованным. Р. Бэрон (К.. Baron, 1994) специально фиксирует внимание на данном критерии и подчеркивает, что в качестве агрессивных могут рассматриваться только те действия, которые причиня­ют вред живым существам. Однако и здесь есть свои пробле­мы. Как, скажем, должно интерпретироваться битье посуды во время ссоры? Это вообще не агрессия («вред не живым существам») или все-таки агрессия, но только в том случае, если это посуда жертвы, а не агрессора? Названный крите­рий можно, как кажется, принять, но при одном очевидном уточнении: вред (ущерб) человеку может наноситься и посред­ством причинения вреда любому неживому объекту, от со­стояния которого зависит физическое или психологическое благополучие человека. Существует и более общая точка зре­ния. Так, Э. Фромм (Е. Fromm, 1973) определяет агрессию широко, как намеренное причинение ущерба не только чело­веку или животному, но и вообще всякому неживому объекту. С точки зрения этого более широкого взгляда, вообще все действия такого «разрушительного» типа есть агрессия, все они имеют общую психологическую природу, сходную моти­вацию, и, в конечном счете, представляют собой отреагирование агрессивных импульсов на эрзац-объекты. Несмотря на различия в определении понятия агрессии у разных авто­ров, идея причинения ущерба (вреда) другому субъекту при­сутствует практически всегда (R. Baron, 1977; B. A. Buss, 1961; L. Berkowitz, 1962; К. Lorenz, 1963 и др.). Итак, под агресси­ей мы будем понимать любые намеренные действия, кото­рые направлены на причинение ущерба другому человеку, группе людей или животному. Если говорить о внутривидо­вой агрессии, то определение становится еще более кратким, и должно связываться с причинением ущерба другому чело­веку или группе людей.



Понятия агрессия и агрессивность не синонимичны. Под агрессивностью в дальнейшем я буду понимать свойство лич­ности, выражающееся в готовности к агрессии. Таким обра­зом, агрессия есть определенные действия, причиняющие ущерб другому объекту; а агрессивность — это готовность к

агрессивным действиям в отношении другого, которую обес­печивает (подготавливает) готовность личности восприни­мать и интерпретировать поведение другого соответствую­щим образом. В этом плане, очевидно, можно говорить о потенциально агрессивном восприятии и потенциально агрес­сивной интерпретации как об устойчивой личностной особен­ности мировосприятия и миропонимания.

Различие понятий агрессия и агрессивность ведет к важ­ным следствиям. А именно. Не за всякими агрессивными дей­ствиями субъекта действительно стоит агрессивность лично­сти. И с другой стороны, агрессивность человека вовсе не всегда проявляется в явно агрессивных действиях. Проявле­ние (или не проявление) агрессивности как личностного свой­ства в определенных актах поведения, как агрессивных дей­ствий, всегда является результатом сложного взаимодействия трансситуативных и ситуационных факторов. В случае агрес­сивных действий неагрессивной личности в основе генеза, первопричины этих действий лежит фактор ситуации. В слу­чае же агрессивных действий агрессивной личности, во вза­имодействии трансситуативных и ситуационных факторов примат принадлежит личностным качествам. Для данной от­носительно частной[10] проблемы справедлив тот общий под­ход, который уже развивался в наших предыдущих работах (А. А. Реан, 1991): во взаимодействии трансситуативных и ситуационных факторов, в большинстве случаев трансситу­ативным принадлежит роль детерминант поведения, а ситу­ационным — роль модуляторов. Эта позиция противоречит как и пандетерменисткому личностному подходу, игнориру­ющему влияние ситуации на поведение личности, так и мод­ному в последние годы ситуационному подходу (R. Nisbett, L. Ross, 1982), который, в своем радикальном выражении, считает теорию личностной детерминации поведения просто фундаментальной ошибкой атрибуции.

В настоящее время не существует общепринятой теории аг­рессии. Наиболее фундаментальными и детально проработаными концепциями являются инсинктивистская теория агрессии (S. Freud, K. Lorenz), фрустрационная теория агрессии (J. Dollard, N. Miller), теория социального научения (A. Bandura),

теория переноса возбуждения (D. Zillmann), когнитивные мо­дели агрессивного поведения (L.Berkowitz). Кроме того, име­ются многочисленные частные варианты каждой из назван­ных базовых теорий. Все указанные концепции имеют свои сильные и свои слабые стороны, но ни одна из них не может пока претендовать по своему объяснительному потенциалу на исчерпывающее объяснение агрессивного поведения чело­века. Вместе с тем, следует отметить, что наиболее доказатель­ными, непротиворечивыми и верифицированными на сегодняш­ний день являются фрустрационная теория и концепция со­циального научения агрессии.








Date: 2015-05-04; view: 334; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию