Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Тема 9. Психологические аспекты проведения допроса и очной ставки 3 page





12. Хоменко А.Н. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступлений. Дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2000.

13. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. — М., 1983.

14. Шпренгер Я., Крамер Г. — Молот ведьм. Любое издание.

Контрольные вопросы

1. Какими механизмами психической защиты обусловлено существование механизма невербального общения?

2. Какие мероприятия определяют содержание изучения личности допрашиваемого при подготовке к допросу?

3. Что такое психологический контакт в процессе допроса?

4. Какие способы психологического воздействия законодатель отнес к неправомерным способам?

5. Назовите основные методики определения неистинности показаний допрашиваемого.

6. Определите преимущество убеждения против внушения, и наоборот, в различных ситуациях.

7. Какова структура допроса?

8. Какова структура допроса добросовестного лица?

9. Какова структура допроса недобросовестного лица?

10. Каковы психологические особенности допроса несовершеннолетнего лица?

11. Что такое «свободный рассказ» допрашиваемого?

Тема 10. Судебно-психологическая экспертиза

 

1. Методологические аспекты судебно-психологической экспертизы. Подготовка и назначение судебно-психологи­ческой экспертизы. Экспертное заключение.

2. Виды судебно-психологической экспертизы. Вопросы, разрешаемые конкретными видами судебно-психологи­чес­ких экспертиз.

3. Выбор эксперта-психолога.

История становления судебно-психологической экспертизы (СПЭ)

Начало психологических экспертных исследований относится к рубежу XIX—XX вв. Можно утверждать, что в данный период психология перешла от умозрительных заключений к данным, получаемым экспертным методом. К. Марби, В. Штерн были основоположниками возникновения новой области знания — судебно-психологической экспертизы. Так, В.Штерн полагал, что «психологическую экспертизу будут проводить в исключительно сложных случаях, когда возникнет сомнение в отношении достоверности наиболее важных свидетелей и их показаний. В. Штерн также считал, что со временем институт психологической экспертизы упразднят, поскольку судьи основательно овладеют научно-психологическим знаниями и смогут самостоятельно давать точную оценку свидетельским показаниям, а при необходимости подвергать свидетелей психологическим испытаниям.



Наиболее приоритетное направление того времени — экспертиза свидетельских показаний. Названные авторы вскрыли основные факторы, влияющие на показания участников уголовного процесса. Результаты исследований способствовали совершенствованию уголовно-процессуального законодательства (например, запрет на использование наводящих вопросов) и тактико-криминалистических рекомендаций (особенно при производстве допроса). Характерной особенностью экспертного исследования того времени было расширительное толкование в пределах своей компетенции. Четкого представления о целях и задачах судебно-психологической экспертизы на тот момент сформировано не было, что является естественным для первоначального периода формирования любого знания.

Однако некоторые реакционные ученые были категорически против судебно-психологической экспертизы. Так, А.Ф. Кони был убежден, что введение в уголовный процесс психологической экспертизы для установления достоверности свидетельских показаний может подорвать основы судоустройства, так как, во-первых, «показания свидетеля, пройдя через психологическую редакцию и цензуру эксперта, утратят свою непосредственность»; а во-вторых, недоверие к возможности свидетелем адекватно воспринимать обстоятельства дела поставят под сомнение свойства внимания, памяти судей и присяжных заседателей, которым приходится запоминать больший объем информации.

В советский период до конца 20-х годов препятствий для данного вида исследований не существовало, и их проведение даже приветствовалось, в качестве примера целесообразно привести монографию А.Е. Брусиловского, написанную в 1929 г. А.С. Тагер и Я.А. Канторович в 1924 году полагали, что основным нововведением в уголовный процесс будет институт психологической экспертизы свидетелей и их показаний.

Но начиная с 30-х гг. о судебно психологических исследованиях стали забывать, что объясняется и коренной перестройкой методологической базы научных исследований, а также рядом общественно-политических процессов. Так, по прошествии шести лет после издания своей монографии о предмете, методике и пределах СПЭ А.Е. Брусиловский уже не акцентирует внимание читателя только на психологических аспектах этих исследований. В качестве эксперта он ссылается на позицию исследователей, которые известны по ряду работ в области судебной психиатрии, а не психологии. Судебно-психологическая экспертиза объективно не вписывалась в идею фактически инквизиционного процесса, характерного для 30-х годов двадцатого столетия. Известно высказывание Р.Д. Рахунова, утверждающего, что «применение психологической экспертизы, даже в таком частном вопросе, как определение способности лица давать показания, … противоречит принципам советского уголовного процесса». Это связано с тем, что психология подверглась существенному идеологическому усечению. Ряд направлений были объявлены антинаучными. Только к началу 60-х годов появились первые предложения возродить данный вид исследований, а концу 60-х — первые удачные попытки подобного возрождения.



Целесообразность проведения судебно-психологической экспертизы становилась общепризнанной. Пожалуй, только два автора в 70-х годах в нашей стране продолжали выступать против. Р.Д. Рахунов повторял свой прежний тезис, что психологическая экспертиза «умаляет роль внутреннего убеждения судей». И.И. Мухин заявлял, что «психологическая экспертиза ни с теоретической, ни с практической точек зрения не приемлема для советского уголовного процесса».

Методологические аспекты судебно-психологической экспертизы

Общие задачи СПЭ — оказание помощи органам правосудия в решении вопросов психологического содержания, в том числе в получении новых фактов, позволяющих точно и объективно оценить многообразные индивидуальные особенности обвиняемых, потерпевших, свидетелей.

Эксперт должен давать оценку выявленных фактов. Экспертное заключение должно заключать суждения об отношении данных фактов к событию преступления, степени влияния этих фактов. Не исключено, что основной целью может быть обобщение интерпретированных данных с использованием психологических методик.

Ясное представление о предмете и объекте судебно-психо­логической экспертизы принципиально важно, так как его отсутствие приводит на практике к провоцированию психологов к выходу за пределы своей профессиональной компетенции, что крайне недопустимо. Все-таки необходимо отметить, что психологическая наука на данный момент слабо формализована, и вероятность исследовательской ошибки крайне высока, хотя, конечно, подобное положение дел и отрицается большинством психологов, как правило, в силу действия механизма отрицания.

Объектами судебной экспертизы называют закрепленные в материалах дела и предусмотренные уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законодательством источники информации.

Однако более верной позицией, вероятно, следует считать мнение В.В. Мельника и В.В. Яровенко, полагающих, что объектом судебно-психологической экспертизы являются психика испытуемого лица и материалы уголовного дела, в которых могли получить свое выражение особенности психики обследуемого.

Так как объект научного исследования детализируется пониманием сути предмета этого исследования, необходимо затронуть вопрос о содержании предмета судебно-психологической экспертизы.

По мнению И.А. Кудрявцева предметом судебно-психологи­ческой экспертизы следует считать «фактические данные о результатах влияния на психическое отражение окружающего, рефлексию и регуляцию своего поведения подэкспертным непатологических факторов: возрастного, ситуационного, эмоционального, личностного».

Несколько упростив данное определение, можно утверждать, что предметом судебно-психологической экспертизы выступают компоненты психической деятельности человека в ее целостности и единстве, установление и экспертная оценка которых имеют значение для выяснения истины по делу.

Существует необходимость определения компетенции судебно-психологической экспертизы. Под компетенцией психологической экспертизы следует понимать совокупность задач, стоящих перед экспертами, их возможностей и полномочий.

Компетенция судебно-психологической экспертизы по общепризнанному мнению ограничена тремя критериями:

1. Юридический критерий заключается в том, что предметом судебно-психологической экспертизы не могут быть вопросы, имеющие правовую природу: о виновности или невиновности обвиняемого, определение признаков субъективной стороны преступления, оценка правдивости показаний, вопросы юридической квалификации и т.д. Данный критерий характеризуется авторами как постоянный и имеющий негативное значение, поскольку определяет вопросы, которые должны решаться исключительно судом. Отметим, что ряд вопросов современные исследователи практически единодушно исключили из компетенции судебно-психологической экспертизы (установление достоверности показаний, факта оговора и самооговора). Понятно, что в данном случае преследуются не столько вопросы установления истинности, сколько «правила игры», наделяющие судебные органы рядом прав, от которых они никогда не откажутся. Существует также ряд вопросов (о мотиве преступного поведения, выявлении лидерства в преступных группах, оценки морального ущерба, возникшего вследствие действий третьих лиц, и др.), которые значительным количеством исследователей относятся к компетенции судебно-психологической экспертизы, несмотря на существующее противодействие юристов.

2. Гносеологический критерий содержательно характеризуется возможностью постановки перед экспертом-психо­логом лишь таких вопросов, на которые позволяет ответить современный уровень развития психологии, то есть имеются строго научные, объективные, поддающиеся проверке методы решения интересующих вопросов. К сожалению, данный критерий сильно связан с исследовательскими традициями конкретной страны, однако его отсутствие совершенно размоет грань между научным знанием и знанием псевдонаучным.

3. Моральный критерий характеризуется тем, что судебно-психологическая экспертиза не может решать вопросы общей моральной оценки личности и поступков подозреваемых, обвиняемых (подсудимых), потерпевших и свидетелей. Казалось бы, этот критерий в полной мере обладает признаком научности, однако феномен морали настолько тесно связан с полем деятельности человека, что порой препятствует современным научным исследованиям, например о степени «вины» жертвы преступления.

Дать исчерпывающий перечень вопросов, которые могут быть поставлены на разрешение судебно-психологической экспертизы, невозможно в силу многогранности системы «человек — право». Поэтому компетенцию необходимо ограничить через указание основных проблем в уголовном процессе, при решении которых судебно-психологическая экспертиза может оказать помощь. Конкретные вопросы будут определяться фабулой дела и конкретными обстоятельствами. Практическое значение имеет разрешение компетенции между судебно-психологической экспертизой, психолого-психиатрической экспертизой, судебно-пси­хиатрической экспертизой.

Назначать СПЭ целесообразно, когда есть полная уверенность в психической целостности исследуемого лица, т.к. базовым методологическим знанием выступает знание психологическое, ориентированное на исследование психической деятельности в норме. Если есть сомнение в адекватности исследуемого, то назначается судебно-психиатрическая или психолого-психиат­рическая экспертиза. Последнюю рекомендуется назначать для решения пограничных проблем, например в случае изучения психической деятельности лица, у которого есть признаки олигофрении в степени дебильности; в случае изучения подростков с невротическими состояниями; в отношении лиц с признаками психопатии; для диагностики аффекта, если имеются данные о психическом заболевании.

Общие начала организации судебно-психологической экспертизы определяются в УПК РФ. Следователь, выбирая эксперта, должен исходить прежде всего из его специализации. Учитывая «гуманитарную» ориентированность психологического знания, требование к чёткой формулировке вопросов становится повышенно актуальным. Необходима тщательная подготовка материалов, в противном случае эксперт может отказаться от дачи заключения. Следователь должен собрать всесторонние данные о личности в разные периоды её развития, чтобы отразить динамику личностного развития. Имеют значение отношения со сверстниками и взрослыми, типичные реакции в конфликтных ситуациях, данные о поведении субъектов в кризисный период. Эту информацию получают из характеристик, протоколов допросов, личных дел, выписок из истории болезни.

Основанием проведения экспертизы является постановление о назначении экспертизы всех поступивших на экспертизу материалов. Для экспертов-сотрудников судебно-экспертных учреждений — дополнительным основанием проведения экспертизы является поручение (письменное распоряжение) руководителя экспертного учреждения, которое передается эксперту вместе с постановлением (определением) о назначении экспертизы и всеми поступившими на экспертизу материалами. Процессуальная форма назначения и производства экспертизы призвана обеспечить законность, обоснованность и научную достоверность заключения экспертов.

Экспертное заключение

Экспертное заключение состоит из трёх частей: 1) вводная часть; 2) исследовательская часть; 3) заключительная часть.

Во вводной части экспертного заключения описываются обстоятельства события.

Во вводной части указываются:

· номер и дата составления заключения, должность эксперта, наименование экспертно-криминалистического подразделения, фамилия, имя, отчество эксперта, образование, специальность, стаж экспертной работы;

· основания для производства экспертиз (постановление следователя, лица, производящего дознание, прокурора или определения суда);

· номер уголовного дела или дела об административном правонарушении, краткое изложение обстоятельств совершенного преступления или административного поступка, относящихся к предмету экспертизы;

· вид экспертизы;

· перечень объектов, представленных на экспертизу;

· перечень вопросов, поставленных перед экспертом;

· при повторной экспертизе во вводной части заключения дополнительно указываются сведения об эксперте, проводившем первичную экспертизу, выводы первичной экспертизы, а также мотивы назначения повторной экспертизы.

В исследовательской части содержатся описание процесса и результатов проведенного исследования, особое внимание необходимо обращать на ценностную составляющую используемых экспертом методик, их апробированность и распространенность. Данная часть включает: краткое описание исследуемых объектов; примененные при исследовании криминалистические средства, методы и полученные результаты; проведенные эксперименты (их цель, содержание, условия, количество, устойчивость полученных результатов, использованные для их фиксации средства и методы); выявленные в результате исследования существенные признаки и свойства объекта; способы и приемы сравнительного исследования выявленных признаков, результаты оценки установленных между ними совпадений и различий.

Заключительная часть — содержит выводы эксперта и ответы на поставленные вопросы. В выводах в краткой, четкой, не допускающей различных толкований форме излагаются ответы на поставленные перед экспертом вопросы. На каждый вопрос ответ должен быть дан по существу, а если сделать это не удается, следует указать на невозможность решения вопроса.

Основные требования, которым должен удовлетворять вывод эксперта, можно сформулировать в виде следующих принципов, выделенных Ю.К. Орловым:

1. Принцип квалифицированности — эксперт может формулировать только такие выводы, для построения которых необходимы соответствующие специальные знания, определенная квалификация. Вопросы, не требующие специальных познаний, не должны ставиться перед экспертом и решаться им, а если все же они были поставлены и эксперт решил их, то выводы по ним не имеют доказательственного значения.

2. Принцип определенности — недопустимы неопределенные выводы, позволяющие различное их толкование.

3. Принцип доступности — выводы эксперта должны быть доступны по своему содержанию и изложению для следователей, судей и других участников судебного разбирательства. Они не должны требовать для их понимания каких-либо специальных познаний.

Виды судебно-психологической экспертизы

Наиболее актуальными в настоящий период являются следующие виды судебно-психологической экспертизы:

1. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза назначается в отношении обвиняемых, свидетелей или потерпевших, выявляющих признаки пограничного состояния психического здоровья. К пограничным состояниям целесообразно относить минимальную мозговую дисфункцию, интеллектуальную недоразвитость в форме олигофрении, психопатии, неврозы и т.д. Следует отметить, что нецелесообразно назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, когда есть возможность назначить отдельные судебно-психиатрическую и судебно-психо­ло­гическую экспертизы. Свидетельством пограничных состояний, как основанием для назначения комплексной психолого-психиат­рической экспертизы, может быть информация об исследуемом, содержащаяся в медицинских документах, показаниях свидетелей и потерпевших, а также само поведение обвиняемого, свидетеля или потерпевшего, наблюдаемое в процессе расследования. Рассматриваемая экспертиза наиболее распространенна в современной практике расследования преступлений.

В процессе исследования решаются следующие вопросы:

· Страдает ли испытуемый психическим заболеванием, если да, то каким?

· Выявляет ли испытуемый признаки пограничных проявлений нормы и психопатологии, если да, то в чём конкретно они выражаются?

· Учитывая состояние психического здоровья исследуемого и особенности исследуемой ситуации, в какой мере он мог осознавать значение своих действий?

· Учитывая состояние психического здоровья исследуемого и особенности исследуемой ситуации, в какой мере он мог руководить своими действиями?

2. Комплексная медико-психологическая экспертиза.

Назначается, если обвиняемый, потерпевший или свидетель обнаруживает сенсорную недостаточность, обусловленную недоразвитием зрения, слуха, тактильных способностей.

В процессе исследования решаются следующие вопросы:

· Обладает ли исследуемый недоразвитием зрения, слуха, тактильных способностей?

· В какой степени недоразвитие зрения, слуха, тактильных способностей повлияло на восприятие обстоятельств дела?

3. Комплексная психолого-искусствоведеческая экспертиза.

Необходимость в проведении данной экспертизы возникает, когда необходимо установить направленность и степень воздействия на психику личности. Чаще всего на исследование представляются материалы порнографического или садистского содержания.

В процессе исследования решаются следующие вопросы:

· Носят ли представленные на экспертизу материалы порнографический (провоцирующий особую жестокость и пр.) характер?

4. Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетнего обвиняемого.

Нередко в практике расследования преступлений возникает необходимость установления отставания в психическом развитии у подростка, совершившего преступление. При анализе самого деяния подростка может отмечаться несоразмерность объективного содержания его поведения поставленным им перед собой целям. Отставание психического развития не обязательно детерминируется органическими нарушениями. Способность подростка полностью сознавать значение своих действий и осуществлять их контроль зависит не только от интеллектуального потенциала несовершеннолетнего, но и в значительной степени является производным от особенностей эмоциональной, волевой сферы, мотивации и социального опыта. Следует отметить существование вероятности того, что психически адекватный человек, выявляющий низкий уровень психического развития, в экстремальных ситуациях будет не в состоянии полностью осознавать значение своих действий и руководить ими.

В процессе исследования решаются следующие вопросы:

· Имеются ли у исследуемого признаки отставания психического развития, несвязанные с психическим заболеванием, или иные аномалии психического развития неклинического характера, и если имеются, то в чем конкретно они выражаются?

· Учитывая уровень психического развития исследуемого и особенности исследуемой ситуации, был ли он в состоянии полностью сознавать значение своих действий?

· Учитывая уровень психического развития исследуемого и особенности исследуемой ситуации, был ли он в состоянии полностью руководить своими действиями?

5. Судебно-психологическая экспертиза свидетелей и потерпевших.

Индивидуальные особенности восприятия, переработки и хранения информации часто способствуют противоречивости свидетельских показаний. Данный феномен был исследован еще В. Штерном. Рассматриваемую противоречивость детерминируют две группы факторов. К группе внешних факторов относят условия восприятия исследуемых событий. В сложных ситуациях восприятие человека характеризуется фрагментарностью. К группе внутренних факторов относят особенности анализаторных систем и личностные особенности лица, детерминированные его социальным опытом и характером, а также особенности эмоционального состояния лица в момент восприятия события.

Поводами для назначения данного вида психологических экспертиз могут выступать:

а) Данные о малолетнем или преклонном возрасте свидетеля, его низком интеллектуальном развитии, недостаточность жизненного опыта, акцентуированные свойства.

б) Данные о неблагоприятных условиях восприятия интересующей следствие информации.

в) Сведения о необычном психическом состоянии исследуемого.

г) Информация о возможности влияния на исследуемого со стороны третьих лиц.

В процессе исследования решаются следующие вопросы:

· Каковы основные индивидуальные особенности познавательной деятельности исследуемого лица?

· Учитывая индивидуальные особенности восприятия и конкретные условия, в которых происходило событие, мог ли исследуемый воспринимать значимые для дела обстоятельства?

· Каково было психическое состояние исследуемого в момент восприятия исследуемого события, был ли он способен правильно воспринимать важные для дела обстоятельства?

· Учитывая уровень психического развития исследуемого, его психическое состояние в момент описываемого события, мог ли он правильно понимать его внутреннее содержание?

· Обладает ли исследуемый абсолютной чувствительностью … анализатора, необходимого для восприятия раздражителя в имевших место условиях?

· Имеются ли у исследуемого признаки повышенной внушаемости?

· Может ли исследуемый давать правильные показания при выявленном у него уровне развития речи?

6. Судебно-психологическая экспертиза личности обвиняемого.

Недостаточная информативность характеристик подозреваемого с места работы или учёбы актуализировала проблему поиска нового источника сведений о центральной фигуре расследования преступления. Рассматривая мотивацию как составляющую личности обвиняемого, судебно-психологическая экспертиза не выходит за границы своей компетентности. Отметим также, что доказательственное значение заключения эксперта об индивидуально-психологических особенностях личности обвиняемого намного выше в силу объективности и научности, нежели чем эта же информация из других источников.

В процессе исследования решается следующий вопрос:

· Какие индивидуально-психологические особенности исследуемого могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации?

7. Судебно-психологическая экспертиза потерпевших по фактам сексуального насилия.

При расследовании преступлений, связанных с сексуальным насилием, важно установить факт беспомощности жертвы преступления, так как изнасилованием является также половое сношение, совершенное с использованием беспомощного состояния жертвы преступления. Беспомощное состояние может возникнуть в силу не ситуационных, а индивидуально-психологических особенностей жертвы преступления. Именно последние особенности и выступают предметом исследования в рассматриваемой разновидности судебно-психологической экспертизы.

В процессе исследования решаются следующие вопросы:

· Имеются ли у испытуемой индивидуально-психологи­ческие особенности, которые могли существенно повлиять на её поведение в исследуемой ситуации?

· Каково было психическое состояние потерпевшей в ситуации, составляющей содержание уголовного дела?

· Учитывая индивидуально-психологические особенности испытуемой и содержание исследуемой ситуации, была ли испытуемая в состоянии понимать характер и значение совершаемых с нею действий?

· Учитывая индивидуально-психологические особенности испытуемой и содержание исследуемой ситуации, была ли испытуемая в состоянии оказывать сопротивление?

8. Судебно-психологическая экспертиза преступной группировки.

Рассматриваемое исследование целесообразно проводить в тех случаях, когда преступление совершенно группой лиц и обвиняемые дают противоречивые показания о роли каждого в совершенном преступлении, а также в случаях, когда члены группы решают давать показания, в которых большая часть вины возлагается только на одного из них. Данное заключение всегда будет включать вероятный выбор, хотя точность его очень высока. Помимо материалов уголовного дела, основную информацию эксперт получает в процессе психологического исследования индивидуально-психологических характеристик членов группы.

В процессе исследования решается следующий вопрос:

· Учитывая индивидуально-психологические особенности исследуемых, а также обстоятельства совершенного ими деяния, кто из них мог быть лидером группы?

9. Судебно-психологическая экспертиза по делам о моральном ущербе.

Данная экспертиза сравнительно недавно появилась в практике расследования преступлений в нашей стране. Назначение данной экспертизы целесообразно потому, что иначе судья вынужден будет принимать решение руководствуясь обывательским представлением о том, что такое моральный ущерб и каковы его признаки. Однако подобное понимание не может быть обыденным в ситуации, когда психологическая наука достигла уровня научного понимания проблемы.

В процессе исследования решаются следующие вопросы:

· Каковы индивидуально-психологические особенности личности исследуемого, которые могли оказать существенное влияние на глубину и интенсивность субъективных переживаний им действий и высказываний ответчика?

· В какой мере отразились действия и высказывания ответчика на основных показателях психического состояния и деятельности исследуемого?

· Учитывая индивидуально-психологические особенности исследуемого, какова степень переживаний описанных действий ответчика, нарушена ли иерархия основных жизненных ценностей; причинены ли исследуемому мучения и личностный дискомфорт?

10. Судебно-психологическая экспертиза эмоциональных состояний.

Вторая по распространенности судебно-психологическая экспертиза. Аффект — это сильное и относительно кратковременное эмоциональное состояние, имеющее импульсивный характер, сопровождаемое резко выраженными двигательными и вегетативными проявлениями. Как правило, в состоянии аффекта сфера восприятия предельно заужена, событие в значительной степени амнезируется.

Классическим пониманием природы аффекта является его трехструктурность — аффективность ситуации, аффективное поведение во время аффекта и постаффективное поведение. Именно наличие всех трех элементов позволяет предположить наличие аффективного состояния у исследуемого лица

Аффективность ситуации. Аффективность ситуации обозначает соответствие её трём условиям: конфликтности, внезапности и реальности. Отметим только неверность часто встречающегося экспертного вывода о том, что алкогольное опьянение не противоречит диагностике физиологического аффекта. В ситуациях, в которых обвиняемый находился в легкой форме алкогольного опьянения и в то же время выявлял признаки аффективного состояния, мы сталкиваемся не с физиологическим аффектом, а с аномальным (не путать с патологическим аффектом). Аффект на фоне алкогольного опьянения является разновидностью аномального аффекта, поскольку алкогольное опьянение влечет за собой изменение функционирования психики человека на биологическом и психологическом уровнях, что и служит «аномальной почвой». Природа аномального аффекта не обязывает дифференцировать ответственность за совершенные деяния, а только предполагает такую возможность, так как в состояние опьянения человек вводит себя сам, в отличие от физиологического аффекта.

Аффективное поведение. Второй критерий физиологического аффекта включает: стереотипную моторную активность, вегетативные сдвиги и частичную амнезию на детали криминального события.

А) Стереотипная моторная активность — проявляется в бессмысленных перемещениях на местности, совершении большого количества беспорядочных движений, нанесении множества ранений своей жертве. Отметим, что в изученных экспертных заключениях никак не отражена суженость сознания, как проявление аффективного поведения. Часто в стереотипную моторную активность также не вписывается характеристика ран, локализованных на небольшой площади, имеющая выраженный функциональный характер.








Date: 2015-05-04; view: 509; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию