Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Часть 1. Выбор 2 page





Джо ехал на автобусе на очередную тренировку. На этом же рейсе он пересекся с Пашей Уховым – здоровенный, высокий парень, с которым когда-то в детстве крепко дружил, но сейчас общаться с ним не хотел. Благо, учились они в разных школах, но вот спортивные секции их были в одном здании. Во избежание лишних вопросов Женя в автобусной толкучке отвернулся в другую сторону, надеясь остаться для Ухова незамеченным, но тот подошел сам.

- Жека, ты? Здорово, приятель, - весело сказал Паша прямо над ухом у Джо.

- Здорово, - вяло отозвался Женя, скрывая неприязнь.

- Столько не виделись, брателло! А ведь в одну спортшколу ходим, - хмыкнул Пашка. – Но у тебя занятия вечером, теперь оно и понятно.

- У меня – вечером, потому что я один лыжник в своей категории, - пояснил Женя, незаметно от Ухова скалясь. – А ты-то чего один вечерами мотаешься?

- С командой я тренируюсь утром, ты прав. Потом лечу в школу, - все почему-то веселился Паша. – А теперь еще и нового тренера мне дали, вечером езжу до стрельбища уже один.

- Нового тренера? – поморщился Женя. - Нафига?

- Ну, он не совсем тренер. Так, согласился помочь. У меня стрельба аховая, - заулыбался Ухов. – А тут эти отборочные в юниорку скоро. Решили, что четверо наших сумеют побороться за место в составе, а я со своей стрельбой – нет. Мне обидно быть в ауте, но я рад, что появился хоть кто-то, кто мне поможет исправиться. Помнишь, как гонялись с тобой?

- Вот и оставался бы в лыжах, а то подался в новомодный биатлон.

- Брось, биатлон – круто, я люблю стрелять, и ты тоже хотел, кстати, - Паша похлопал Женю по плечу, смеясь. Ларионов сдерживался, лишь бы не врезать ему – просто так, от собственного раздражения. – У тебя тоже личный тренер, правда?

- Я один в секции, и это естественно. Пенсионер ушел.

- Я видел твоего мельком. Говорят, реально крутой мастер. Круто, что увижу его лично. Как классно, что все так совпало!

- Офигенно.

За еще одно «круто» Женя реально двинул бы когда-то лучшему другу. Но пока не мог так поступать с теми, кого любил. Они доехали до нужной остановки и, наконец, вывалились из душного и тесного автобуса. Ларионов поправил свои лыжи, которые нес в руке, а Ухов – свой чехол, где он хранил свои.



- Почему не купишь чехол? – только что заметил Паша.

- Пустая трата денег, - махнул рукой Жека, хмурясь.

Ухов повел бровью. Они пошагали до школы, где располагалась и трасса, и стрельбище. Кроме биатлонной и лыжной секций здесь находились и карате, и спортивные танцы, и легкая атлетика, но все не-зимние виды работали либо в выходные, либо днем, когда не было лыжников. Последним отдавался четкий приоритет, потому что город славился именно их хорошей подготовкой, а три другие секции были просто для детишек и укрепления их здоровья. Так что вечерами тут вообще никого не было, а у Паши и Жени даже имелись личные маленькие раздевалки – в разных концах коридора, куда оба сразу и направились.

Женя надеялся сбежать, честно, но, переодевшись в спортивный костюм и направившись в спортзал, он таки снова столкнулся с Уховым.

- О, и я тренируюсь в здании, - обрадовался Паша.

Ларионов мысленно про себя стонал. Если бы не выработанная с годами спортивная выдержка, то точно уже не сдержался бы. Ухов пошел вместе с ним, в тренировочный зал. К несчастью, стрелковая была там же, в отдельной комнатке.

В спортзале их поджидали оба тренера разом, они мирно и дружественно беседовали между собой. До сих пор Женя так и не понял, кем был его тренер, ему было все равно, а вот Паша сразу узнал его, с улыбкой до ушей кинувшись здороваться с ним за руку.

- Боже, какая честь! Дмитрий Сергеевич?

- Он самый, - сдержанно ответил тренер, носивший вместо спортивок классический костюм. На пальце у него был солидный перстень.

- О, всегда мечтал с вами познакомиться, - не унимался Паша, пожимая руку Дмитрию Сергеевичу. – Какими судьбами у нас-то?

- Паша, невежливо задавать такие вопросы, - с усмешкой остановил своего воспитанника второй тренер, Максим Александрович. Тот выглядел погабаритнее вширь, но пониже ростом. Широкоплечий, с более резким взглядом, подтянутый. Дмитрий был более органично сложен, однако в Максиме чувствовалась жесткость, его густые брови выдавали в нем железную волю и властность.

- Простите, Дмитрий Сергеевич, - устыдился Паша. – Я искренне восхищаюсь вами.

- Я все еще не привык, что теперь обычный человек, - оттаял и тренер, слабо улыбнувшись. – Спасибо, Павел. Справляетесь? – он посмотрел на Максима Александровича.

- Он справляется, - ответил за Ухова тренер. – Со стрельбой – беда. Но с этим даже мне под силу. Ладно, давай поговорим после, Дим, нельзя задерживать парней, - он, наконец, кивнул и стоящему в стороне Ларионову. – Вот же шельмец, я не бегаю всего год – и ничего, а тут столько восторгов!

Максим Александрович продолжал шутливо отчитывать Ухова, который тоже смеялся, после чего они скрылись в стрелковой. Дмитрий Сергеевич и Женя остались одни, и он облегченно выдохнул.

В зале имелось все необходимое: два силовых тренажера, беговая дорожка, велосипед, всевозможные мячи, гантели, коврики, обручи и тому подобное. Но в целом помещение было небольшим, группе в двадцать человек едва хватало занятий и места. Но для одного Жени даже, пожалуй, напротив, слишком много всего. Без тренера он обычно баловался и тягал, а то и кидал гантельки или крутил педали – с пенсионером справлялся тоже легко. Но с новым приходилось ждать, что же будет.



- Женя, начнем с упражнений на разминку. Потом десять минут пробежка. Далее – отжимания, приседания и, наконец, два часа велосипед-прыжки на мяче-велосипед. Все ясно? Выполняй.

- Ясно, - угрюмо кивнул Ларионов. – Но вы не окажете любезность, не потренируетесь вместе со мной?

- Я готов показать то, что непонятно. Что именно?

- Да ничего, мне просто скучно скакать тут одному.

- Скучно, Женя – дома. Это ты маме будешь жаловаться, а при мне ты обязан работать, - спокойно, с легким нажимом пояснил Дмитрий. – Я здесь тренер, а не мальчик на побегушках – развлекать тебя. Давай, приступай.

- Мне до чертиков все надоело, - гнул свое Евгений. – Вы неделю со мной, а мы только и делаем, что гоняем по залу. Можно я просто свалю насовсем?

- Тебе велено быть здесь, вот и будь. Директор видит в тебе талант, значит, поработаем. Вытри нюни.

- А вы всегда подчиняетесь старшим, Жидков? – Джо оскалился, усмехаясь.

- Не сметь мне грубить, - раздраженно бросил тренер. – Да что с тобой сегодня? Что не так?

- Со мной все не так, - ухмыльнулся Женя. – Отвезите меня домой, а то мамуля будет переживать. А заниматься я не хочу.

- Тебя выпрут из школы – из обеих школ. Давай просто успокоимся, Женя, и обсудим твой тренировочный план.

- Да какого черта! Я нихрена не хочу, понимаешь! – громко сказал Ларионов, размахивая руками. Кричал так, что из стрелковой вышел Максим Александрович. Звуки пальбы и то были тише, чем то, как вышел из себя Женя.

- Мелкий поганец диктует условия? – сведя брови к переносице, спросил он, глядя на Ларионова пронзительным взглядом.

Спесь с Жени мигом сошла. Он почувствовал, что перетерпеть все же придется. Не сейчас.

- Нет, он уже пришел в себя, - ответил за него Дмитрий Сергеевич.

- Хорошо. Обращайся, если что.

Он скрылся.

- Простите. Депрессия, - буркнул Женя, не глядя на тренера.

- В следующий раз я не стану тебя выслушивать, пойдешь к директору. Я не держусь за это место, мне куда лучше работать с благодарными малышами, чем с грубиянами – уясни это. Итак, а теперь приступай, у тебя штрафные десять минут.

- Есть, тренер.

Женя ненавидел своего тренера со странной фамилией Жидков.

Он проделал положенную работу, умотался, пожалел, что не разнес зал напрочь. Но остался хладнокровен. Дмитрий Сергеевич, как и обещал, повез его домой.

В квартире пахло блинчиками, что не мог не отметить про себя тренер, заходя вслед за Женей. В прихожей тут же появилась переполошенная Светлана Романовна.

- Доставил в целости и сохранности, - отчитался Жидков и развернулся, чтобы уйти.

- Дмитрий Сергеевич, а хотите блинов? Я вас покормлю.

- Нет, мне пора домой.

- Тогда я вам с собой дам! Подождите! – она засуетилась и убежала на кухню.

Жидков покачивался на месте, совсем заволновавшись. Ему было неудобно отказываться, но и дома его никто не ждал. А кушать хотелось… Мама Жени быстро вернулась и дала ему мешочек с горячими блинами. Сдержать эмоции было не по силам, и Дмитрий выдавил из себя улыбку, когда прощался.

Женька в это время впервые поинтересовался тем, кто же такой Жидков, раз Ухов так сходит с ума. Компьютера у них дома не имелось, и Ларионов вышел в интернет с мобильного, набрал в поисковике имя тренера, открыл википедию и прифигел: «Жидков Дмитрий Сергеевич, заслуженный мастер спорта по биатлону, 31 год, двукратный олимпийский чемпион и двукратный чемпион мира». Дальше читать он не стал. И какого лешего питерцу, да такому заслуженному биатлонисту делать в их убогом городишке? И чем такой недо-тренер, нихрена не лыжник, может помочь в технике хода ему, Жене? Вопросов и претензий поднакопилось.

***

Постепенно София привыкла к присутствию ангелов. Она попросила их не появляться, пока сама не попросит, и не отвлекать ее. Так, Бастиэль и Гавриэль стали ее незримой тенью. Охраняли, выясняли, обсуждали все по вечерам, когда Софи оставалась одна. Однажды она решилась поговорить с ними о том…во что с трудом можно было поверить.

- Раз вы ангелы, расскажите о том, как там у вас все устроено, - сказала она, расположившись в кровати удобнее.

Бастиэль развел руками, а Гавриэль упоенно начал говорить о том, что сначала Бог создал старших Архангелов: Михаила и Люцифера, затем еще пять их братьев. Потом ангел поведал о появлении Адама и Евы, о всевозможных перипетиях между братьями Небесными, о свержении Люцифера… Рассказ был таким длинным, хоть и интересным, что Софи все же остановила Гавриэля.

- То есть своего Создателя вы оба никогда даже не видели? – спросила она.

- Его видят только старшие Архангелы, за исключением Люцифера, - ответил Гаври. – А мы общаемся с ним через писарей или ангелов более высокого уровня.

- Как все сложно, - покачала головой Соня. – Так почему же я способна видеть вас?

- Эээм, - протянул Бастиэль. – Ты просто особенная, ничего такого. Нас видят пророки и одаренные люди, - быстро сочинил он.

Софи поморщилась, но поверила. У девушки зазвонил мобильный. Тима пригласил ее погулять. Она, глянув на одобрительно кивающего Гавриэля, согласилась пойти с соседским парнем. Было еще не очень темно. Соня оставила мужчин одних, попросив не следить за ней, и ушла, предупредив маму, которая только вернулась с работы.

Софи больше недели не виделась с Тимохой. Саму себя она уговаривала, что вовсе не скучает и обойдется без своего друга. Но теперь признавалась, что жизни не представляла без этого мальчишки. Однако то, что ее чувства к нему изменились – сомнений не осталось. Тима снился Софи, ей хотелось посмотреть, а как меняется его тело, что происходит с организмом мальчика… В общем, всякие непристойности, противные ей. Но стоило Соне выйти на улицу и увидеть Тиму - сердце растаяло, и все лишние мысли ушли.

- Привет, - заулыбалась Софья, краснея и прикусывая губу. Она опустила взгляд, будто нашла что-то интересное в своих туфлях.

- Ты чего так долго не могла выйти? – спросил Тимофей. Он по сравнению со взрослеющей Соней, пусть и был старше на год, совсем и не изменился, оставаясь мелким, пусть и крупным в ширину.

- Да так, обстоятельства, - быстро ответила Софи. – Как ты, как папа?

- Папка на работе зависает, как и всегда, - приуныл Тима. – В школе у меня не ахти.

Он начал болтать о своих делах, об оценках, жаловался на мальчишек из своего класса, которые не берут его поиграть в футбол. Учились Тима с Соней в разных школах, Чуприн отправил своего сына в специализированную, с уклоном в математические науки, которые Тимофей совершенно не любил и не понимал, как ни старался. Раньше Софье могли наскучить его рассказы, даже казалось, что Тимоха мыслит и ведет себя слишком по-детски, но теперь она не хотела ничего другого. Словно в жизни и не могло быть лучше.

Тима уже рассказывал какие-то несмешные анекдоты, они вместе двигались по тротуару, и он прыгал через бордюры, Софи весело смеялась. Начинало темнеть, но эти двое не замечали, что ушли достаточно далеко от дома, и пора бы вернуться. В какой-то момент Соня засмотрелась на Тимку, машинально потянулась и взяла его за руку. Они и раньше держались за руки, баловались, дурачились, но сейчас по телу Софьи словно прошелся заряд тока, стоило ей коснуться его. Она неловко усмехнулась, и Тима вдруг почувствовал нечто похожее, замерев и не до рассказав до конца смешной случай.

- Тим, я хочу сказать… я…мы растем, взрослеем, - затушевалась юная леди Ларионова, но не признаться уже не могла. – И ты… мне снился…

- Ты тоже мне снишься, - также застеснялся Чуприн, кусая губу и сглотнув. – Думаешь, нам не стоит гулять? – совсем тихо спросил Тимоха, жалостливо посмотрев Соне в глаза.

- Тим, нет, я думаю, нам можно попробовать быть парой, - протараторила Софи.

- Парой? – переспросил Тимоха, боясь, что ослышался.

- Н-ну да..

Тима неуверенно притянул Соню к себе поближе, приобняв ее за талию и вдохнув запах ее волос, что касались его щеки. Чуприн жутко нервничал, как и Софи, поэтому позволил себе лишь быстро коснуться губами ее губ. После чего они оба резко отпрянули друг от друга, испугавшись окончательно.

- Это… это так здорово, - тихо признался Чуприн, улыбаясь, смотря на землю.

- Я тоже так думаю, Тим, - усмехнулась Софи, почувствовав себя увереннее и смелее. – И хочу попробовать еще, - она сама подошла и поцеловала Тимку.

Сперва он силился потерпеть, не отрываться от нее сразу, а потом и отдался своим чувствам. Так, состоялся их первый полноценный поцелуй. Детский, безвинный, но довольно длительный, чтобы оба поняли, как сильно не хотят терять друг друга, а быть вместе до старости, как минимум. Слов, чтобы это узнать, и не требовалось.

Они не осмелились целоваться снова, когда прервался их первый поцелуй, потому вспомнили, что пора возвращаться по домам, и повернули назад. Софи и Тима держались за руки, шли уже не так торопливо и пробовали припрыгивать вместе, а не поодиночке. Он проводил ее к входной двери, быстро дотронулся до ее плеча.

- Софи, заходи в гости, - неразборчиво проговорил Тима. – Я почитаю журналов…

- И я почитаю, - хмыкнула София. – Обязательно зайду, Тим.

- Ну, пока, - он помахал и широким шагом отошел к своей двери.

Софи негромко посмеялась, заходя к себе. Да, было сильно неудобно и неловко, но зато теперь она и Тимоха будут счастливы в новом качестве, а поцелуи, если подумать, - очень даже весело и круто. Она с нетерпением хотела поведать и обсудить это с ангелами, но мама перехватила ее раньше. Светлана Романовна отвела дочь на кухню.

- Ты гуляла с Тимой? – уточнила мама, ставя перед дочкой тарелку с тушеной капустой.

- Ну да, - покраснела Софи, медленно жуя еду.

- Детка, я знаю, что теперь вы стали взрослее. И ты должна понимать, к чему может привести ваша дружба. Вам может захотеться испытать и попробовать что-то больше, чем просто дружеская болтовня. Понимаешь?

- Мама, - укоризненно произнесла Софи, морщась. – Не хочу говорить об этом.

- Придется, милая, - мягко пояснила мама. – Надо быть осторожнее с мальчиком, Тима уже взрослый.

- Глупости. Женька встречается с кучей девчонок день изо дня.

- Это Женя, другое дело – ты, - потеребила пальцами мама. – Крайне тяжело удержать себя, но постарайся не переходить с Тимой на что-то больше, чем держаться за руки.

- В таком случае ты опоздала. Я влюблена в Тиму, и мы встречаемся, - заявила Софи, впервые почему-то совсем не устыдившись, не стесняясь и не боясь это говорить.

- Как? – изумилась мать. – В смысле? Вы целовались?

- Ну да…

- Тимофей тебе не подходит, детка, опомнись!

- Почему?

- Он… Он неудачник, Соня, его обзывают старшие, он не умеет себя защищать, ну как ты будешь с ним встречаться? Вы болтали, ходили в гости, но теперь все будет иначе. Они узнают о вас, и начнут докучать и тебя. Одумайся, пока не поздно.

- Какая ерунда, - отмахнулась Соня и впервые ушла из кухни раньше, чем ей разрешила мама.

Теперь Софье было, кому жаловаться, поэтому она закрылась в своей комнате и по привычке забралась под одеяло. Гавриэль тут же подошел и положил на нее свою руку, а Бастиэль пристроился рядом, сказав:

- Твоя мама отчасти права: Тимофея преследуют неудачи, и они не закончатся.

- Но ты не должна переживать из-за этого, потому что ты под нашей защитой, - вторил ему Гавриэль. – Ваша поддержка и любовь оградит и его, и тебя от неприятностей, вы нужны друг другу.

- Вот теперь я верю в вас, - благодарно прошептала Соня, тепло улыбаясь им.

Глава 2.

Октябрь

Близился октябрь, и в один из понедельников Тима пригласил Соню сходить на тренировку вместе с ним. Ему теперь доверяли винтовку, и он хотел похвастаться перед своей подругой тем, что ему даже удается попасть в одну из пяти мишеней, тогда как у ребят постарше не получалось и этого. Софья, конечно, согласилась. После школы они встретились на остановке и поехали до спортивных секций.

Спортшкола была небольшой. Внутри перед ними был маленький холл, по которому туда-сюда сновали спортсмены.

- Почти все здание занимают раздевалки, - пояснил Тима. – С правой стороны – лыжники, с левой – биатлонисты. Детям из других секций выделяют общую: для девочек и для мальчиков. Там все равно одна малышня. Вон там, за охраной, - он указал рукой прямо, где виднелись высокие двери, - большой спортзал, и там же стрелковая или оружейная комната. Когда холодно или занято уличное стрельбище, биатлонисты все там. Большую часть осени все «зимники» толкутся в зале, поскольку снега еще нет, и нет смысла идти на улицу, кроме как побегать кросс, а лыжероллеров на всех не хватает, и на них гоняются только старшие.

Пока Тимофей все это рассказывал, Софья внимала, конечно, но больше половины она знала и раньше, поэтому больше ее привлек стенд с расписанием. Она подошла, чтобы изучить его, никогда прежде не зная, например, а как часто сюда ходит ее брат. Выходные здесь занимались дети из других секций, а вот для «зимников» было выделено всего три колонки: понедельник, среда и пятница, причем каждая из них состояла из отдельных блоков «лыжники», «биатлонисты». У лыжников все выглядело просто для всех трех дней:

Понедельник

1.13- 15:00 – 16-18 л (Е. Ларионов). Тренер: Жидков Д.С.

2. 15-17:00 – 9-13 л. Тренер: Жидков Д.С.

3*. 17-18: 00 – 5-9 лет. ОФП. Тренер: Муровой С.Г.

4*. Индивидуальное занятие (ИЗ) – Е. Ларионов. С 19: 00 до 21: 00. Тренер: Жидков Д.С.

Пункт 3 отсутствовал по средам и пятницам, а у Ларионова вечерние занятия велись лишь по понедельникам и пятницам. У Софьи всегда было ощущение, что Женя зависает тут каждые сутки, за исключением выходных, но, значит, это было не так.

У биатлонистов сетка выглядела сложнее:

Понедельник.

1. 9-12: 00. 16-18 лет. Стрельба. Тренер: Творцов М.А.

2. 11:00 – 13: 00 13-16 лет. Стрельба. Тренер: Шилов С.Б.

3. 11:00 – 13: 00. 9-13 лет. ОФП. Тренер: Муровой С. Г.

4. 19-21:00. ИЗ. Стрельба – П.Ухов. тренер: Творцов М.А.

Понедельник совпадал с пятницей, были различия в расписании на среду:

Среда.

  1. 9-12: 00. 16-18 лет. ОФП. Тренер: Муровой С.Г.
  2. 15-17:00. 13-16 лет. ОФП. Муровой.

Соня запуталась в тренерах, поняв только по группам и уловив, что Женька ходит два раза в неделю на вечерние, и три – на дневные занятия, а Тимка – три раза на дневные.

- Объясни, сколько всего тренеров? Муровой, получается, у вас за физическую подготовку?

- Да, он как физрук в школе, - сказал Тима, кивая. – Но зимой Степан Геннадьич ставит маленьким детишкам до девяти лет и всем биатлонистам – технику хода на лыжах. Для старших ребят-лыжников технику позвали ставить Жидков, но он временный, потому что на самом деле в специфике лыжников особо не шарит. Это насколько я понял. К нам же взяли консультанта по стрельбе для старших парней, Творцова, а основной, который у меня, - это Шилов. Мы зовем его дядя Семен.

- Ох и запутано у вас все, - у Сони аж голова закружилась от перегрузки информацией.

- Да тебе и необязательно разбираться, - хмыкнул Тима. – Идем, мне пора в стрелковую комнату. В зале сейчас малышня, поэтому мы сразу пройдем в оружейку.

- Слушай, я видела, и старшие сейчас стреляют? На стрельбище?

- Ага.

- А можно я быстренько туда? Время скоро к двенадцати, хочу маленько посмотреть!

Тимка немного расстроился, но отпустил Соню. Ей было интересно увидеть настоящую стрельбу, на улице, нежели довольствоваться имитацией в комнате. Но прийти к Тиме Софи, разумеется, пообещала.

Она выскочила на улицу, обошла здание школы и сразу увидела величественное и огромное стрельбище, сзади огороженное плотным бетонным забором. Кое-где на асфальте уже был первый лед и тонкий слой снега, что создавало прекрасное ощущение зимы, которую Софи любила многим больше осени. От друга Жени, Пашки, что тоже сейчас находился там, на стрельбе, Соня помнила, что мишени стоят на расстоянии пятьдесят метров, и, увидев все в натуральную величину, обомлела: как же они попадают в щиты?! К каждому белому щитку были проложены фигурки, ограничивающие один рубеж от другого, и имелись коврики, на которых стояли спортсмены. Издалека Соня насчитала пятерых. А чуть поодаль заметила и маститую фигуру – очевидно, тренера, который наблюдал за ребятами через коротенькую трубу.

Софья поспешила приблизиться. Она сразу узнала Пашку, хоть парни и стояли к ней спиной, в какой-то странной, на ее взгляд, позе. И почему-то долго держали винтовки, совсем не производя ни выстрела, ни меняя положение. Не шевелясь вовсе. Софи подбежала к тренеру, побоявшись подходить к сосредоточенным ребятам с оружием.

- Девочка, ты чего здесь? – удивился и встревожился мужчина, раскрасневшийся на морозце. Его суровый взгляд напугал Соню.

- Я пришла с другом, но он в здании, а я пришла посмотреть на настоящую стрельбу.

- Тебе нельзя быть здесь, - отрезал тренер.

- Ну пожалуйста, мой брат – Женька, и он лыжник. А я всегда хотела посмотреть на биатлонистов, ни разу тут не была, - канючила Софи.

Взгляд тренера изменился, и добрые карие глаза теперь нравились Соне больше, запали в душу.

- Ладно, но стой строго возле меня, - разрешил он. – Как зовут?

- Соня, а вас? – просияла девочка, припоминая списки тренеров.

- Зови меня Максим, - усмехнулся он. – Так, говоришь, сестра Жени? Ларионова?

- Ага, - кивнула Соня, все никак не вспомнив фамилию ее нового знакомого.

- Сколько тебе лет? – примерился Максим, оценивая. - Не хочешь лыжницей или биатлонисткой быть?

- Хочу, но мама не разрешает. Я на скрипке играю.

- А, музыка – тоже хорошая вещь, - одобрительно кивнул тренер. – Будешь за брата болеть, ничего.

Она расспросила его о том, как нужно стрелять, и что за труба перед Максимом. Тренер с удовольствием ей все рассказывал, не забывая поглядывать за ребятами.

- Так, парни поменяли положение! – крикнул Максим Александрович спортсменам.

Софья с удивлением наблюдала, как все ловко и синхронно улеглись на ковриках.

- Почему же они не стреляют? И сколько всего положений? – осмелела и продолжала расспрашивать его Соня.

- Во-первых, патронов немного, во-вторых, привыкают к весу винтовки, к правильному положению, - с улыбкой пояснил Максим. – Стоя и лежа – два. Все довольно просто, если машинально отрабатываешь это несколько лет подряд. Впрочем, хватает и первого года, если все сразу делать правильно.

- И долго они лежат, не двигаясь?

- Двадцать минут.

Софья уважительно закивала головой, глядя на ребят. Должно быть, не так и легко лежать полчаса, не шевелясь.

Она и не заметила, а тренировка подошла к концу. Максим Александрович поспешил к своим подопечным. Первым от тренера отошел Паша, и Соня кинулась к нему. Ухов заулыбался, обняв девчонку, упершуюся ему в грудь.

- О, круто, привет, Сонька!

- Паша! Как жалко, что ты перестал у нас бывать.

Она скуксилась: при Паше Софи даже любила дурачиться или строить из себя маленькую. Ухов знал ее еще совсем малышкой, и Соня помнила, как худущий пацаненок Пашка таскал для нее, пятилетней, конфеты.

- Тренировки, уроки – сама знаешь, - улыбнулся Павел. – А ты как здесь? У Жеки вроде нет сейчас тренировки, она через час, - он глянул на наручные часы.

- У меня тут… парень.

- Оу, да ладно? – развеселился Паша, легонько толкнув Соню в плечо. – Колись, кто он?

- Хх, перестань, - засмеялась Софи. – Наш сосед, Тимка.

- Не рано тебе парня иметь? – он хитро улыбнулся и подмигнул.

- Ну хватит допроса, я итак смущаюсь, - порозовела Соня.

- Значит, все в порядке. Бывай, я этого Тимоху-пройдоху знаю, если что, - Паша шутливо пригрозил пальцем, проходя мимо Софьи.

- Ушлый, твоя подружка? – крикнули Павлу его друзья.

Ухов рассмеялся, помахав приятелям и удаляясь. Соня тоже улыбнулась, и, поджав губы, окинула взглядом потешающихся биатлонистов. Тренер успел скрыться.

София вспомнила о Тиме и поспешила к нему. Она вернулась к спортзалу, прошла к оружейной и тихо вошла туда.

Тут расстояние до мишеней было в разы меньше. Несколько отсеков с перегородками – в целом, довольно серая и мрачная атмосфера, минимум света. На расстоянии от спортсменов, что были здесь, навскидку, в количестве семерых, в том числе и Тимы, так же стоял тренер, Шилов, или дядя Семен, о котором говорил Тимоха. К слову, каждый из ребят был одет в специальные наушники, и гул от пальбы тут стоял нешуточный: стоило Соне только войти, а она уже успела оглохнуть. Наученная Максимом, девочка подошла к тренеру и пристроилась наблюдать рядом с ним.

- Я – сестра Жени Ларионова, пришла посмотреть за стрельбой. Всегда мечтала, - сообщила Софи изумленно уставившемуся на нее Шилову.

- Рад за тебя, детка, но у нас тут боевые патроны и шум, - громко пояснил дядя Семен, чтобы его было слышно. – Так что посмотрела, - и хватит.

- Как стреляет Чуприн?

- Два из двадцати! Давай, девочка, уходи!

Софи кивнула и двинулась к выходу. До конца оставалось пятнадцать минут, и она прождала Тиму в холле.

Мальчишки стали выходить, но когда показался Тимоха, над ним вдруг стали насмехаться остальные. Кто-то даже толкнул его в спину, и Чуприн едва не упал.

- Наша плакса!

- Как он с таким весом ходит?

Вокруг раздавались ужасающие оскорбления. Над Тимой так во дворе не издевались, как здесь – а уж Софья слышала его прозвища от дворовых мальчишек. Сам Тимоха выглядел угнетенным и сразу отошел к стене, пока другие ребята шли к раздевалкам. Соня осторожно подошла к нему. Последним из оружейной вышел Шилов.

- Ваши мальчики обижают Тиму, - пожаловалась она тренеру.

- Правда? Чуприн? – удивился дядя Семен.

- Совсем немного, я разберусь, - пробормотал Тима, тушуясь и пряча глаза.

- Смотри, я обязательно помогу, - пообещал Шилов, скрываясь в раздевалках.

- Ты чего? Почему не сказал ему?

- Я должен учиться защищать себя и тебя, - буркнул Тима, мелко дрожа.

Соня обняла друга, прикрыв веки.

- Пойдем домой, - сочувствующим тоном проговорила Софья, беря его за руку. – Но я бы точно сказала тренеру или папе. Они каждый день смеются над тобой? И как ты ходишь сюда…

- Давай не будем о них, прошу, - хмурясь, попросил Тима. – Я придумаю, что с ними делать. Нет, при общей физподготовке, в зале, при Муровом, все нормально. Чем занималась ты?

- Ходила на стрельбище, мне понравилось. Пообщалась с тренером – очень крутой дядька, - заулыбалась Соня. – Как его фамилия?

- Творцов, - засмеялся Тима.

Ларионова не обиделась за смех Тимки, напротив, поддержала его. После чего он переоделся, и они поехали домой.

Во дворе, словно злой рок, к Чуприну снова пристали. Трое местных хулиганов обступили их с Соней, злобно улыбаясь.

- Чупа-чупс, пупс-пупс, - хихикал мелкий мальчишка.

- Еще и скрипачку с собой таскает, - поддакнул ему второй, тощий.

- Что надо? – грозно посмотрев на них, спросила Софья.

- Ооо, - протянули все трое.

После чего один, самый здоровый из них, грубо толкнул Тиму, заставив его отпустить Соню. Та кинулась защищать его, встав перед ним. Но Софи оттянули двое мелких мальчишек, а здоровяк наступал на Чуприна.

- Ты мерзкий, жалкий тип, - он подошел вплотную и с силой толкнул Тиму, что тот упал на спину, успев подставить локти.

- Ээй!! – завопила Соня, наступив одному из парней на ноги.

Тот собирался ударить Софью, но во дворе показались взрослые, и хулиганы поспешили уйти. Соня поторопилась подать руку Тиме и посмотреть, все ли с ним хорошо. Чуприн всплакнул, но спешно вытер слезы, хлюпая носом. Софи попыталась взять его под локоть, чтобы помочь, но он вдруг отпрянул и убежал без нее домой. Софья была ошарашена.

***

В пятницу вечером Женя шел на тренировку. Он умаялся бегать по залу, но Жидкову вздумалось разнообразить их занятия, и он предложил Ларионову вечерние пробежки по трассе. Джо просил дать ему лыжероллеры, и днем тренер их ему давал, но на вечерних по темноте он запрещал парню брать их. Так что Женя представлял, что ждет его сегодня, и был совершенно не в восторге, а тут еще у самой спортшколы его нагнал Пашка.








Date: 2015-05-04; view: 216; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.031 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию