Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Как фактор современной геополитики





 

Интеграция всех сфер общественного бытия в современном мире привела к явной и латентной конкуренции социумов в существующем геостратегическом пространстве. Поэтому основными направлениями обеспечения национальной безопасности можно определить: противодействие экспансии иностранных государств, а также ответную им экспансию в военной, политической, экономической, культурной и иных сферах человеческой жизнедеятельности. Геополитическая экспансия предполагает усиление и расширение влияния во всём мире какой-либо страны в различных областях общественных отношений всеми доступными средствами и методами, в том числе идеологическими, психологическими, информационными, эстетическими. Одним из методов геополитической экспансии как средства обеспечения национальной безопасности является духовная экспансия, представляющая собой процесс утверждения глобального влияния на развитие духовной сферы мирового сообщества (других государств) посредством использования комплекса культурно-просветительских, информационно-пропагандистских, идеолого-психологических мер, направленных на усиление стратегических позиций государства в геополитическом пространстве.

Духовная экспансия всегда являлась и является составной частью экономической и политической экспансии развитых стран, правящие элиты которых понимают, что доминировать над другими народами нельзя без контроля над их культурой. В этой связи исследователи справедливо отмечают, что в России: «Крайне жёсткое, во многих отношениях преступное, воздействие на массовое сознание имело целью разрушение культурного ядра народа, его системы ценностей»[286]. Разрушение духовного пространства нашей страны – это императивное условие иностранного доминирования над всеми сферами российской социальной жизни. «Национальная безопасность России» и «духовное единство российской нации» в существующих геополитических условиях – это неотделимые друг от друга понятия. Россия всегда подвергалась не только военной, но и духовной агрессии. Фактически констатируя это, во второй половине ХХ века А. Тойнби писал: «Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства … действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада – агрессорами значительно чаще, чем наоборот»[287]. Пониманию данного исторического обстоятельства не только интеллектуальной элитой Запада, но и всем обществом экономически развитых стран следует максимально способствовать. Одновременно с этим необходимо пропагандировать российские национальные ценности. Экспансия России, в том числе духовная экспансия, должна осуществляться не посредством политического и (или) финансового шантажа или прямого применения военной силы, а посредством использования, главным образом, виртуального пространства, проведения психолого-кибернетических операций.



Отечественные исследователи обоснованно указывают, что политический вес страны или нации на международной арене, её возможности влиять на мировые события и далее всё больше будут зависеть от уровня развития информационной инфраструктуры и вытекающих из этого возможностей эксплуатировать интеллектуальный потенциал других стран, распространять и внедрять свои духовные, идейные ценности, свою куль­туру, язык, тормозить духовно-культурную экспансию других стран, трансформировать и даже подрывать их духовно-нравственные устои[288].

В глобализирующемся современном мире доминирует массовая культура, пропагандируемая СМИ, и несомненным гегемоном выступает масскульт США. Их духовная экспансия направлена, главным образом, на Евразию. Они понимают, что обладание Евразией – это путь к контролю над всем миром. Но поскольку вступать в открытое военное противоборство в современных условиях – это почти стопроцентная гибель всех или большинства социумов, США пытаются доминировать в Европе и Азии духовно, внедряя в общественное сознание евразийских стран свою культуру, точнее, массовую культуру, которая заменяет североамериканцам национальную культуру, тем самым они могут решить все свои геополитические задачи.

Стремительно развивающийся глобализм практически исключает возможность эффективного для какой-либо стороны экономического шантажа, также как наличие значительного количества ядерных вооружений уже у нескольких стран исключает целесообразность военного давления. Это обуславливает необходимость действовать латентно – через информационную, культурную сферу, сосредотачивая внимание (как уже указывалось) на духовных, политических и финансово-промышленных элитах обществ разных стран.

Мощь государства во многом определяется моральным состоянием его нации. Статус страны зависит не только от того, насколько развита и самостоятельна экономика и военная сфера, но и от наличия прогрессивно эволюционирующего, расширяющегося национального духовного пространства. Поэтому одновременно с реализацией собственной духовной экспансии России, осуществляемой всеми патриотическими силами страны, чужой «Духовной и культурной экспансии … необходимо противопоставить совместные усилия Церкви, государственных структур, гражданского общества»[289]. И эту позицию Русской Православной Церкви автор полностью поддерживает.



Реально влиять на геополитические процессы в современном мире могут только те страны, которые:

- реализуют геополитические задачи за пределами своих границ, во всём геостратегическом пространстве, сохраняя свою территориальную и духовную целостность;

- являются не только экономическими, но и духовными глобальными или региональными центрами, способными к отражению открытой военной и (или) латентной информационно-психологической агрессии со стороны геополитических конкурентов;

- активно противостоят экспансии, в том числе духовной, других стран на свою территорию и территории, находящиеся в сфере национальных геополитических интересов.

Духовная экспансия России (в отличие от духовной экспансии большинства её геополитических конкурентов) – это не стремление угнетать духовно другие народы, это деятельность, направленная на сохранение и распространение своей национальной культуры как части культуры всей человеческой цивилизации, главным образом, на территориях проживания русскоязычного населения за рубежом. И для этого есть вполне реальные предпосылки. В этой связи Д.С. Лихачёв справедливо отмечал: «Самая характерная черта русской культуры, проходящая через всю её тысячелетнюю историю, начиная с Руси X-XIII веков, общей праматери трёх восточнославянских народов – русского, украинского и белорусского,- её вселенскость, универсализм … Культура России принадлежит десяткам народов Запада и Востока»[290].

Наша страна действительно может претендовать на универсализм, но универсализм, который заключается в том, чтобы достичь такого духовного состояния, при котором, с одной стороны, великая российская культура будет сохраняться и распространяться во всём мире, и, с другой стороны, она не станет препятствием для развития других национальных культур.

Осуществление эффективной духовной экспансии России в современном духовном геостратегическом пространстве предполагает определение политических позиций по следующим вопросам:

1. Какая степень интеграции с Европой приемлема для России: вступление на правах равноправного члена в Европейский союз, то есть имеющего тот же статус, что и любая маленькая страна-участник, не обладающая каким-либо экономическим и военным потенциалом, или же на правах особого государства, которому предоставлены определённые полномочия, в том числе, выступать от лица всего Евросоюза при чрезвычайных обстоятельствах?

Наверное, последнее должно стать возможным вариантом, ибо только такой вариант выгоден для России. При этом следует понимать, что добиться интеграции в Европу на вышеуказанных условиях можно лишь в случае определённой поддержки нашей страны обществами стран-участников Евросоюза, элиты которых, конечно же, не пожелают наделять Россию подобным статусом. Однако любые другие условия следует отвергать, так как они приведут к уничтожению сложившейся российской государственности в форме Федерации. Поэтому необходимо проводить целенаправленную политику по пропаганде российских духовных ценностей, истории, культуры во всём мире и странах Европы, в частности.

2. Как сохранить целостность собственной территории и пресечь все возможные попытки сепаратистов (представителей региональных элит) преобразовать Российскую Федерацию в Конфедерацию?

Вне всякого сомнения, децентрализация России, дезинтеграционные процессы в ней выгодны всем без исключения нашим геополитическим конкурентам, при условии осуществления данных планов под контролем местных элит и основных геополитических центров мира, главными из которых будут США, Европейский Союз, Япония и Китай. В этой связи России следует определить: нужно ли пытаться осуществлять духовную экспансию на территории этих стран или же сосредоточить внимание (что более реально) на сохранении духовного пространства России, укреплении существующих и создании новых религиозных и культурных центров (анклавов) внутри страны, а также в странах со значительной русскоязычной диаспорой.

3. Какова степень влияния Русской Православной Церкви и других традиционных конфессий внутри России и во всём мире, а также насколько эффективна их деятельность за рубежом по распространению российской национальной духовности, главным образом, в её религиозном аспекте?

Русскоязычные диаспоры в других странах часто объединяются вокруг приходов традиционных для России конфессий. В связи с этим, вероятно, следует всемерно поддерживать развитие вокруг них культурно-просветительских и информационно-пропагандистских центров.

4. Возможно ли в современных геополитических условиях создать духовную коалицию во главе с Россией, например, славянских и (или) православных народов, как прообраз региональной и (или) глобальной коалиции военно-политической и экономической?

По мнению автора, именно создание духовной коалиции – это единственный способ создать настоящую геополитическую коалицию государств, ибо только общие духовные ценности, в частности, светские и религиозные идеи, могут стать основой для совместных действий в глобальном геостратегическом пространстве. России нужна такая коалиция, как реальный противовес НАТО, и она возможна не только в союзе со странами – республиками бывшего СССР, но и некоторыми странами Африки и Латинской Америки. При этом, какими именно, можно определить, опираясь на наш советский опыт геополитического сотрудничества.

5. Следует ли в ситуации достаточно ограниченных информационно-психологических, идеологических ресурсов России сосредоточить внимание на воздействии в отдельных странах на общественное сознание социума в целом или же необходимо при осуществлении духовной экспансии направить значительные усилия в этой сфере на политические, финансовые и духовные элиты?

Разумеется, принятие политических решений, тем более геостратегического характера, полностью зависит от политического руководства стран и неформальных объединений, контролирующих финансовую сферу. Вместе с тем, вряд ли в ближайшем будущем кто-нибудь из представителей мировой элиты сочтёт необходимым разговаривать «на равных» с финансово-политической элитой России и соответственно принимать решения, соблюдая интересы, в том числе и нашей страны. Поэтому действительно верным шагом, вероятнее всего, будет формирование в социумах, в частности, европейских стран позитивного мнения о Российской Федерации.

Пропаганду национальных духовных ценностей, нашей великой истории и культуры народов, составляющих российскую нацию, следует осуществлять через все существующие средства массовой коммуникации. Экспансия в духовное (информационно-культурное, научно-образовательное, конфессионально-идеологическое) пространство других стран должна быть латентной и тотальной.

Направления, принципы, средства и методы данной деятельности необходимо детально определить в национальной доктрине, раскрывающей патриотическую неагрессивную сущность и мотивацию духовной экспансии России в глобальном духовном пространстве мирового социума. Развитие российского общества, в том числе в сфере духовной жизни, а также осуществление духовной экспансии России в современном духовном геостратегическом пространстве невозможно без культурной, информационной, научной поддержки других стран и народов (глобальных и локальных геополитических партнёров), которые следует заинтересовывать в интеграционном взаимодействии во всех сферах социальных отношений.

Изолированное существование стран и народов, стремящихся к эффективному прогрессивному развитию, в современном мире никоим образом невозможно. Глобальное социальное, экономическое, политическое, духовное пространство эволюционирует, испытывая воздействие всех общественных образований, на которые, в свою очередь, оно также ответно воздействует, создавая для отдельной личности и целых социумов деформирующее и (или) реформирующее их сознание – бытие. Основной задачей при этом является отражение общих для человечества вызовов и угроз.

Обеспечение безопасности мирового сообщества и отдельных социумов – это не прерогатива какой-то одной страны, претендующей на роль мирового гегемона, это глобальная цель, достижение которой также должно стать общим делом всего человечества. При этом усиление влияния международных организаций на процессы, происходящие в современном мире, не следует рассматривать как возможность ограничения суверенности какого-либо государства.

Основой равноправного сотрудничества во всех сферах общественных отношений в современном глобальном мире является не унификация национальных культур, этнической и религиозной идентичности, а равноправное партнёрство в области духовного развития социумов в существующем духовном геостратегическом пространстве. России следует распространять свою культуру и знакомить с высшими достижениями мировой культуры народы нашей страны. Также необходимо обратить внимание на тот факт, что на данный момент мы, к сожалению, не имеем ни материальных, ни людских ресурсов, которые позволили бы осуществлять духовную экспансию одновременно по всему миру. В связи с этим необходимо определить стратегические приоритеты данной деятельности и направить основные усилия на интеграцию с народами, близкими российской нации по ментальности, и теми, кто исторически не противостоял нам в геополитическом соперничестве. Пока же Россия теряет не лидирующие (их нет), но вообще какие-либо позиции в духовном пространстве даже в странах – бывших республиках СССР. Поэтому представляется логичным утверждать, что основная область духовной экспансии России, вне всякого сомнения, – это постсоветское пространство. Однако эффективной данная деятельность может быть только в том случае, если российская нация сохранит свой имперский дух и действительно станет единым этнокультурным целостным образованием. Российская нация должна иметь ясное самосознание того, что она не мононародная этническая группа, в которой существует гегемония какой-то одной национальности (русских или татар), российская нация – сообщество народов великой державы.

На территории самой России следует создавать духовные центры (анклавы), особенно это актуально в малозаселённых регионах Севера и Дальнего Востока, а также на юге страны, где нарастают деструктивные процессы, связанные с усилением влияния экстремистских религиозных организаций. Существенным фактором стабилизации духовной обстановки в нашем обществе может стать российское казачество как носитель многовековых исторических и культурно-конфессиональных традиций. Духовные анклавы также необходимо создавать во всех регионах мира. При этом сосредоточить усилия целесообразно на близких по духу (например, «православных») странах и бывших союзниках, которые не выступали против России после разрушения общемировой социалистической системы. Например, одной из таких стран является Куба. И наши союзнические отношения с этой страной следует всемерно развивать и укреплять. Первые шаги в этом направлении, к счастью, уже делаются. В частности, в 2008 году «На Кубе открылась первая православная церковь, место которой определил Фидель Кастро»[291]. Это знаковое событие должно ознаменовать начало активной культурной, информационно-психологической экспансии России в мире. Главным образом, конечно же, в Евразии и Латинской Америке. Для России – это жизненно важно, если мы хотим оставаться страной, способной реально влиять на геополитические процессы в современном геостратегическом пространстве. В условиях глобального финансово-экономического и духовного кризиса нам нужны геополитические партнёры, и этими партнёрами, в том числе, в сфере духовных отношений, могут стать близкие российской нации в культурном, этнорелигиозном, ментальном отношении страны и народы. Вероятно, основными партнёрами в связи с этим являются все славянские народы (особенно, исповедующие Православное христианство).

Россия может и должна участвовать в создании условий для равноправного духовного, политического и экономического развития всех наций в современном геостратегическом пространстве. России следует рассматривать возможность действовать и на Западе и на Востоке, однако в целях повышения эффективности духовной экспансии необходимо ясно определять её тактические и стратегические приоритеты. Необходимо помнить, что идеологические пристрастия политических элит и общественных пассионариев достаточно кратковременны с исторической точки зрения, а национальные узы, напротив, существуют до момента деградации народов и наций. Поэтому духовную экспансию, вероятнее всего, следует начать со стран ближнего зарубежья и стран, в которых существуют значительные анклавы русскоязычного населения. Кроме того, эта территория стратегически важна с геополитической точки зрения. Следует также отметить, что нам нужно создавать духовные анклавы как внутри России, так и (в дальнейшем) на территории потенциальных геополитических противников.

С утратой территорий бывшей Российской империей современная Российская Федерация, по сути, существует в границах Великороссии и является значительной региональной, но, увы, не глобальной державой. Для восстановления своего геополитического влияния в мире России необходимо хотя бы патронировать территории, обеспечивающие беспрепятственный выход к Чёрному и Балтийскому морю. Украина, Белоруссия, Прибалтийские страны – объекты наших геополитических интересов. Для России не менее важен определённый контроль и над Восточной Европой (в существующих условиях, главным образом, духовный: информационный и, в какой-то степени, культурный). Подобный патронат позволит обеспечить стабильность в Европе и, как следствие, во всей Евразии, а, значит, и в самой России. Стабильность же необходима нам как непременное условие прогрессивного развития. Однако следует подчеркнуть, что стабильность любой ценой – не всегда благо.

Россия пытается некоторыми территориальными уступками и выгодными для Китая поставками природных ресурсов сохранять с ним дружественные отношения. Но это ущербный путь. Автор считает позицию некоторых исследователей и политиков, утверждающих, что именно Китай – наш безобидный и надёжный геополитический партнёр (в частности, такие мысли высказываетЕ. М. Примаков[292]), ошибочной и опасной. В этой связи представляется более реальным – усиление противоречий территориального, экономического, а также духовного (идеологического, культурного, информационного) характера между нашими странами.

Приходится с тревогой констатировать, что к геополитическому противостоянию с Китаем Россия готова слабо. Это касается и темпов экономического развития, и духовного состояния нашего общества. Китай же не только развивает материальные сферы человеческого бытия, но и имеет наряду с многовековой культурной, религиозно-философской традицией имперского развития, также серьёзную современную идеологическую основу своей геополитической экспансии. Китайская экспансия, в том числе культурная, не менее опасна для нас, чем экспансия масскульта США. Поэтому необходимо противодействовать проникновению в Россию восточной ментальности, в том числе, через быт и моду на пищу и поведение.

В экономической сфере конкурировать с нашим восточным соседом уже практически невозможно. Исследователи из Российской Академии Наук отмечают, что: «к 2020 г. в иерархии стран по объёму ВВП на первое место выйдет Китай – 23% мирового ВВП. США окажутся только на втором месте – 18 % … Россия (3,2%)»[293]. При этом научной деятельности (а наука, бесспорно, является одной из существенных составляющих духовной сферы) наши геополитические конкуренты справедливо уделяют особое внимание, ибо от её развития в современном мире зависит то, насколько эффективным будет развитие во всех сферах человеческой жизнедеятельности. «В 2020 г. на Китай придётся 20% мирового объема НИОКР, а на США – 28%. К сожалению, доля России в глобальных НИОКР вырастет незначительно»[294].

В сложившейся в современном духовном геостратегическом пространстве ситуации России следует искать особые способы поддержания хотя бы какого-то духовного (культурного, информационно-психологического, научно-образовательного, конфессионального) паритета со своими геополитическими конкурентами. Нам необходимо поддерживать духовное развитие национальных меньшинств (главным образом, русскоязычного населения) в других странах.

Россия должна также стимулировать стремление мировых духовных центров, не имеющих достаточной самостоятельности, стать реальными геополитическими силами. Например, духовные связи России с Тибетом должны развиваться как можно эффективнее, однако без открытого вмешательства в политическую жизнь Китая и посягательства на его территориальную целостность. России следует формировать в обществах других государств свой позитивный величественный образ посредством выгодного для себя информирования о нашей культуре, истории, достижениях в науке и военной сфере. Подобную деятельность следует определить одной из основных составляющих нашей духовной экспансии. Именно так мы сможем найти новых геополитических партнёров как в области стратегических военно-политических, экономических, так и духовных отношений. Особое внимание при этом необходимо уделять стремительно развивающимся странам Азии. Россия должна осуществлять экспансию везде, где это позволяют делать наши ресурсы и геополитические условия.

В постоянной поддержке России заинтересовано достаточно большое количество государств. Мы им нужны как геополитические партнёры, и они понимают это, в связи с чем, предпринимают меры по взаимодействию во всех областях социальной жизни. Однако нам нужны не только устные декларации представителей обществ и элит этих государств, а также высших должностных лиц, для нас важно создать правовые основы регионального и глобального сотрудничества: соответствующие законодательные международные акты, регулирующие такие отношения, в том числе в духовной (информационной, культурной, религиозной, образовательной и научной) сфере.

Возможно, в существующих геополитических условиях, характеризующихся увеличением количества угроз безопасности, в том числе в современном духовном геостратегическом пространстве, следует вести речь о создании Евразийской духовной коалиции как прообраза Евразийской Конфедерации. Основным участником конфедерации должна стать Россия. Наше объединение с другими странами создаст противовес Китаю и Японии, что в итоге позволит сохранить нашу территориальную целостность и вступить с ними и другими странами в реальную экономическую конкуренцию.

Именно создание духовной коалиции поможет понять, с кем и на каких выгодных для России условиях мы можем и должны сотрудничать. В Евразийскую духовную коалицию, видимо, должны войти объединённые Россией страны – бывшие республики СССР (с некоторыми исключениями), Болгария, Сербия, Словения, Тибет и, возможно, Франция и Монголия. Духовная экспансия России может быть эффективной только при определённых условиях, которые возможно и нужно создавать, учитывая тенденции в мировой политике, интересы геополитических партнёров и конкурентов в современном духовном геостратегическом пространстве.

Современный мир развивается в ситуации углубления политических, финансово-экономических, духовных (культурных, цивилизационно-идеологических) противоречий. Влияние стран на процессы, происходящие в глобальном геостратегическом пространстве, напрямую зависит от наличия у государства трёх составляющих его геополитической силы: военной, экономической и духовной. Именно поэтому большинство стран и народов, несмотря на усиление глобализационных процессов, стремятся сохранить свою национальную суверенность и ментальные основы социального бытия. Поэтому приоритетом нашей духовной экспансии должно стать – не попытка замены национальных культур других обществ культурой народов России, а только лишь неагрессивная просветительская деятельность, пропаганда духовных ценностей российской нации, а также её защита от духовной (культурной, информационно-психологической, научно-образовательной, религиозной) агрессии. Необходимо формировать у граждан России самосознание того, что мы являемся единой российской нацией. В противном случае Россия может стать мононациональным государством, точнее, объединёнными в конфедерацию государствами, существующими в пределах определённых территорий современной федерации, например, ныне существующих Федеральных округов или же в пределах «Московии»; «Якутии», «Мордовии» и т.д.

Российской нации (на это уже указывал автор) необходима высшая цель, перед нами должна быть поставлена, в том числе, миссионерская задача. Только великие имперские идеи могут мобилизовать общество. Отказ от имперского мышления – это путь к нашему самоуничтожению. Вопрос духовного развития и духовной экспансии – это вопрос нашего выживания. Если мы не будем осознавать себя гражданами империи, начнётся процесс (а, возможно, уже и начался) ментального разрушения российской нации, будет запущен (видимо, необратимо) механизм духовной деградации. Кроме того, поддерживая русскоязычное население за рубежом, самоидентифицирующее себя как часть великой российской нации, Россия сможет доминировать хотя бы информационно на постсоветском пространстве.

Россия – не Европа и не Азия. Россия – основание и сердце Евразии, её духовный оплот. Евразия – центральная геополитическая арена мира, а потому и потенциальный неизменный театр военных действий. Поэтому у российской нации есть один лишь способ выжить и развиваться – разорвать духовную и военно-политическую «петлю анаконды». Для этого существуют все условия: этноконфессиональное многообразие, позволяющее взаимодействовать со всеми обществами ближнего зарубежья, а также существенные военно-технические ресурсы и огромный духовный потенциал российской нации.

Народы России не могут не распространять свою духовность. Она творчески переосмысленное воплощение духовности многих народов других стран и во многом понятна и близка им. Но в современном геостратегическом пространстве, где действует диктат силы, нельзя отказываться и от миротворческого военного присутствия в геополитически важных для России странах. Однако подобное присутствие должно быть не только, а, во многих случаях, и не столько военным, но и духовным. Военные базы должны быть духовными (культурными, религиозными, информационными, образовательными) анклавами России во всём мире. Приоритет, конечно, остаётся за деятельностью среди обществ и элит бывших республик Советского Союза. Россия, с одной стороны, вызывает раздражение у своих геополитических конкурентов (в основном, у США). Однако, с другой стороны, страны, испытывающие политический прессинг Соединённых Штатов Америки, не желают мириться со своим (часто унизительным) вассальным положением и геополитической несамостоятельностью. В связи с этим для нашей страны важно своевременно включаться в большую игру в моменты усиления противоречий между официальными геостратегическими партнёрами.

Россия реально может и должна стать серьёзным геополитическим центром мира. Это выгодно не только нашим недавним союзникам, но и всей Европе и миру в целом, ибо, таким образом, будет ликвидирована угроза применения силы в отношении суверенных государств, не разделяющих чьи-либо гегемонистские устремления. Некоторые депутаты Европарламента (например, Д. Кьеза) прямо указывают, что: «Сейчас появление России как самостоятельного игрока на мировой арене – это надежда на спасение»[295]. Спасение Европы от диктата какого-либо глобального гегемона и узурпации им политической власти – в международных надгосударственных наднациональных организациях.

Одним из аспектов подобной узурпации является тотальное распространение унифицированной массовой культуры, создаваемой, главным образом, в США, которые, по сути, осуществляют широкомасштабную агрессивную духовную (информационно-психологическую, масскультурную) экспансию в современном мировом социуме. Таким образом, духовная экспансия других стран (и Россия не является исключением) – это необходимое условие сохранения ими полной суверенности и геополитического влияния в существующем геостратегическом пространстве. В связи с этим можно ясно определить основные направления духовной экспансии России в современном духовном геостратегическом пространстве:

1. Распространение российской национальной духовности в духовном пространстве современного мирового социума.

2. Противодействие духовной экспансии других стран в духовное пространство современной России.

Одним из основных условий осуществления эффективной духовной экспансии является эффективное экономическое развитие, повышение уровня благосостояния российской нации. Это обусловлено, по справедливому мнению современных российских исследователей, тем, что: «бедность – прямая угроза стратегическому развитию России. Хроническая нищета вызывает … социальную апатию, порождает психологию выживания, ведущую к морально-нравственной деградации населения»[296]. Психологически, идейно неустойчивое общество, не способное сохранить этноконфессиональную стабильность, не может рассчитывать на успех своей политической, экономической и духовной экспансии в мировом социуме. Необходимо ещё раз подчеркнуть, что перед российской нацией должны быть поставлены ясные цели развития в современном геостратегическом пространстве на тактическую и стратегическую перспективу.

На ближайшие пять лет следует определить основные направления деятельности в области: сохранения культурно-исторического наследия, его пропаганды не только в России, но и во всём мире; формирования патриотического самосознания российской нации; организации поддержки духовных анклавов России в странах ближнего и дальнего зарубежья.

В десятилетний период необходимо: осуществлять стратегические информационно-психологические операции в странах ближнего и дальнего зарубежья (особенно, в США, Англии, Германии, Франции, Италии, Польше, Украине), направленные на создание позитивного образа России в обществах всего мира, пропаганду российской духовной культуры и истории; создавать и поддерживать деятельность уже существующих культурно-исторических, религиозных пророссийских центров за рубежом; организовать деятельность по созданию духовной коалиции из стран и (или) народов Европы и Азии, не имеющих своей государственности.

За 20 лет Россия должна полностью решить вопрос духовной экспансии на постсоветском пространстве и доминировать информационно, культурно и идеологически во всех (или стратегическом большинстве) странах – бывших республиках Советского Союза. Духовная экспансия должна привести к созданию в 2040-е годы Евразийской Конфедерации с доминантой Российской Федерации как основной страны-участника.

Достижение тактических и стратегических целей духовной экспансии России в современном духовном геостратегическом пространстве диктует необходимость:

1. Создания на всей территории России, особенно в малозаселённых регионах, в частности, на Дальнем Востоке как противовес экспансии Китая, духовных (культурно-развлекательных, историко-патриотических) анклавов. Лица, ищущие выплеск творческой энергии в сектах, неформальных политических группах и т.п. должны реализовать свои потенциалы в этих центрах духовной культуры на благо себе и обществу в целом. В регионах с неблагоприятными климатическими условиями необходимо создавать особые административно-территориальные образования (ОАТО) для лиц, условно- досрочно освобождённых из мест отбывания наказания или ведущих асоциальный образ жизни (например, лиц без определённого места жительства).

2. Проведения в отечественных средствах массовой информации акций по пропаганде российской нации как сообщества не только русских, но россиян (также как сообщество британцев - это не просто объединение англичан). Следует внедрять в общественное сознание имперское мышление, устойчивый стереотип того, что российское общество – общество Империи, а не просто заурядной страны. Российская нация – не мононародное образование. Россия – не страна одного народа. Общество должно понимать: Россия – это не Московия, не центральная часть России. Россия – это региональная держава, и, чтобы стать мировой державой, нам нужно воссоединить хотя бы Великороссию, Малороссию (во всяком случае, её восточную и южную часть) и Белоруссию. Важно также не утратить абсолютный контроль над южными регионами России.

3. Организации пропаганды российской истории, культуры (в том числе современной авангардной субкультуры), внешней политики в средствах массовой коммуникации (главным образом, электронных) за рубежом. Необходимо создание культурно-исторических центров хотя бы в странах, являющихся серьёзными геополитическими конкурентами в существующем геостратегическом пространстве. К деятельности в духовных центрах России за рубежом следует привлекать наших соотечественников, покинувших родину не по криминальным причинам, а также представителей духовной, финансовой и политической элиты иностранных государств, позитивно относящихся к России, её истории и культуре.

В данной главе автор выявил сущность духовной геостратегии России в современных геополитических условиях и сделал следующие выводы. Россия является серьёзным геополитическим конкурентом в духовном геостратегическом пространстве. Однако необходимо решить проблему сохранения единства её духовного пространства. Духовная конкуренция является одним из существенных факторов современной геополитики. Контроль над духовным пространством в современном социуме не менее, а, во многих случаях, более важен, нежели открытое военное доминирование. Современное геополитическое противостояние – это противостояние, в значительной степени, духовное, то есть противостояние сознаний, психик, ментальностей. Таким образом, современная Россия сможет остаться региональной и стать мировой державой только в том случае, если будет активно противодействовать духовной экспансии государств – геополитических конкурентов, при этом активно, целенаправленно и системно осуществляя свою духовную экспансию в современных геополитических условиях.








Date: 2015-11-14; view: 339; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.033 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию