Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Единого духовного пространства современной России





 

Единство нации, территориальную целостность государства невозможно сохранить при отсутствии единого духовного (культурного, информационного, научного, образовательного, конфессионального) пространства страны. Духовно разобщённое общество неспособно развиваться ни в каких сферах социальной жизни. Основными факторами сохранения единого духовного пространства являются: язык межнационального общения; национальная идея (идеология); национальные стереотипы мышления и поведения; единое национальное информационное пространство; культуры народов; национальная массовая культура; национальные традиции; реализация творческих потенциалов каждой личности. Поэтому основными объектами защиты в условиях современного геополитического соперничества должны быть как элементы национальной духовной культуры, в том числе материальные культурно-исторические ценности, так и духовное (психическое) здоровье людей, а также любые произведения духовного производства. Без сохранения национальных духовных ценностей не может быть нации. Наши геополитические конкуренты понимают это. Президент США Б. Обама в одной из своих книг прямо заявил: «ценности – наше наследие, именно они и делают нас теми, кто мы есть, нацией»[243].

Нация – это сообщество, характеризующееся не столько общностью материальных, сколько духовных ценностей, то есть ценностей ментальных, к которым относится, в первую очередь, национальный язык. Само формирование нации невозможно без основного средства коммуникации, межнационального общения – языка. Его латентные изменения могут как способствовать укреплению традиционной ментальности, так и оказывать деструктивное влияние на духовное развитие общества. Исследователи справедливо отмечают: «если вы хотите почувствовать своеобразную психику данной национальности, - изучайте язык её»[244]. Язык доступен всем социальным группам, развиваясь и деформируясь в которых, он приобретает своё общенациональное своеобразие.

А.С. Панарин, анализируя основные отличительные признаки, характеризующие то или иное человеческое сообщество как единую нацию, также оправданно выделяет среди семи наиболее важных (наряду с общей территорией обитания, на которой достаточно долго проживает данное сообщество) единый язык общения, посредством которого и осуществляются наиболее важные информационные связи и функции государственного управления. Именно общий язык является фундаментом для формирования единой национальной культуры и этики и такого тонкого психологического феномена, который в психологии называется коллективным бессознательным[245]. Это достаточно важное обстоятельство, так как, во многом, именно на бессознательном уровне происходит формирование национального самосознания и патриотического сознания.



Патриотизм (это уже подчёркивал автор) является неотъемлемой, непременной составляющей духовной жизни общества, одним из основных признаков духовного здоровья нации. Без патриотически настроенной, хотя бы пассионарной, части социума невозможно его прогрессивное развитие. Именно поэтому автор разделяет мнение отечественных исследователей, считающих, что: «К числу фундаментальных ценностей, которые могут быть одобрены подавляющим числом наших граждан, относится патриотизм»[246].

Также важное значение для народов России имеют национальные, культурно-религиозные традиции, сохранение которых позволяет самоидентифицироваться в мировом сообществе, воспринять и умом и сердцем «дух предков», а, значит, создать основу для своего будущего. Это понимает большая часть современного российского социума.

Социологическое исследование, проведённое Российской Академией Наук в 2005 году, показало, что в Российской Федерации – 37,6 % жителей мегаполисов и 32,3 % жителей провинции считают: «Традиции – это основа нашей духовности, которую надо возрождать и развивать»[247].

Без этого не может быть и речи о каком-либо прорыве в социально-экономическом развитии, что, собственно, доказывают последние годы, в течение которых государство пытается создать достойные условия для жизни российских граждан. Без сохранения и развития традиционной духовности не будет и самой российской нации. Следовательно, одна из основных задач всех субъектов обеспечения национальной безопасности – это защита духовных, в том числе материальных духовных ценностей. При этом необходимо абсолютно точно понимать: «Ценность – это не всякая значимость, а лишь та, которая играет положительную роль в развитии общества: она, в конечном счёте, связана с социальным прогрессом»[248]. Поэтому можно говорить (особенно в современных условиях) о феномене антиценностей, то есть о явлениях социальной жизни, воспринимающихся людьми как ценности, но, по сути, способствующих общественному регрессу. Однако следует также указать, что ценность с субъективной точки зрения, особенно духовная, может восприниматься в определённых условиях и разными людьми как антиценность и, наоборот, антиценность как истинная ценность. Вместе с тем, несмотря на то, что понятие ценности изначально субъективно, но есть то, что признаётся как ценность многими, что делает её (ценность) объективной субстанцией, существующей в объективной реальности. Ценности, пропагандировавшиеся в нацистской Германии в ХХ веке, представляют собой яркий пример антиценностей: нечеловеческих ценностей. Их принятие немецким народом превратило его в животное стадо убийц, опьянённых жаждой тотальной геополитической гегемонии любой ценой. Национальные духовные ценности являются основой прогрессивного развития общества во всех сферах социальной жизни. Опасность в данном контексте представляют антиценности, часто замещающие истинные ментальные культурно-исторические ценности. Одновременно с этим следует подчеркнуть, что главный принцип развития будет один – социальная справедливость. В этой связи в 2008 году Президент России Д.А. Медведев в своём Послании Федеральному Собранию обоснованно высказал мысли о важности сохранения национальных ценностей, которые: «хорошо известны. Справедливость, понимаемая как политическое равноправие, как честность судов … личная, индивидуальная свобода … Жизнь человека, его благосостояние и достоинство … Семейные традиции. Любовь, верность … Патриотизм … Таковы наши ценности … наши нравственные ориентиры»[249].



В современной России ещё есть, что хранить, а российскому обществу есть, чем гордиться. Но всё это достаточно легко и быстро потерять. Многие империи бесславно исчезли только из-за того, что пренебрегли духовностью, принесли свои ментальные традиции в жертву прагматике, сиюминутной материальной выгоде. Увы, невысокий уровень благосостояния большинства населения нашей страны требует от них постоянной заботы об элементарном выживании и не позволяет спокойно задуматься о великом и вечном. Люди не участвуют должным образом в социальной жизни, ибо находятся в состоянии духовной апатии. И это опасная тенденция, которая пока только нарастает. Автор полностью поддерживает мнение О.В. Афанасьевой, которая отмечает, что: «Сохранение и развитие духовных ценностей … важнейший вектор воскресения России»[250].

Приходится констатировать, что на наших глазах развивается достаточно сложный и, во многом, деструктивный процесс формирования в современном российском социуме новой, оторванной от традиционной ментальности, системы национальных ценностей, в которой преобладают ценности западного протестантского типа. Таким образом, как уже отмечал автор, сложилась аномальная ситуация, когда тенденции в социальных отношениях не зависят от воли и эволюционируют вне понимания значительной части общества. Социальные группы объединены в социум не общей идеей, целями и ценностями. Нет, их объединяют общие проблемы, недоверие к государству и духовный нигилизм. Людям нужна хотя бы единая для всех идея. Они её ищут сами, объединяясь по любому более или менее значимому поводу, например, на почве патриотических чувств после победы на каких-либо состязаниях отечественных спортсменов. Люди просто требуют объявления нации «высшей цели» её предназначения. Кстати, она могла бы оправдать неудачи, связанные с затянувшимся в России «переходным периодом».

Отечественные исследователи, выражающие мнение определённых социальных групп, полагают (и, по сути, они правы), что в основе формирования идей и идеологий – ценности, а основными концепциями являются «русскость» и «державность»[251]. Однако «русскость» (по их же мнению) противоречит идее «консолидации полиэтнического, поликонфессионального российского общества»[252]. Поэтому её должна дополнять идея «державности», основанная на идее многонациональной державности. При этом автор считает необходимым подчеркнуть, что любые попытки преуменьшить заслуги русского народа в становлении российской государственности также, как и унижение достоинства других народов России, недопустимы. Эти действия направлены на дестабилизацию социальной жизни, организацию духовного раскола российского общества посредством дискредитации национальных героев, культурного наследия и фальсификации отечественной истории.

Вольно или невольно, но российские средства массовой информации активно участвуют в этом негативном процессе, угрожающем национальной безопасности России. Они помогают нашим геополитическим конкурентам осуществлять информационно-психологическую агрессию в духовной сфере, без возрождения которой у нас не может быть будущего. Создание искусственных основ духовной жизни, не связанных с ментальностью народов,– это утопичный, если не гибельный путь. Путь в никуда. Путь к потере национальной идентичности. Социум (особенно российский) способен преодолевать множество трудностей, в том числе в периоды великих испытаний, при условии, что есть великие идеи, цели, ценности, ради которых стоит жить и бороться.

Ещё одним важным фактором является создание условий для реализации творческих потенциалов каждой личности и, особенно, пассионарной части общества. Это доказано нашей историей. На эти факторы сохранения духовного единства российской нации обращают внимание исследователи. В частности, В.Н. Кузнецов отмечает необходимость создания реальных условий для всемерного проявления творческих сил общества в целях формирования научной, интеллектуальной элитой, властью и самой широкой общественностью объединяющих идеалов и ценностей[253].

Достижение материального благосостояния – это не цель для российского социума с его вековыми духовными мессианскими традициями. Культивирование в общественном сознании чувства ложной вины за свою историю (в частности, деятельность руководителей государства) – это преступление против российской нации. Наше многовековое великое державное имперское прошлое достойно уважения. Противники России пытаются использовать то, что в русской природе есть вечная склонность к покаянию[254]. Но народам нашей страны не в чем, по большому счёту, себя упрекнуть. Мы спасали Европу и весь Мир не один раз (и от нашествия татаро-монголов, и от фашизма). Уже одно это должно внушать к нам уважение.

Все народы нашей страны, особенно русский, как народ, объединивший остальные народы в единое сообщество, должны использовать свои уникальные способности. У русского народа и, как следствие, у всей российской нации есть важное качество, специфическая черта: мы воспринимаем понравившиеся нам религиозные учения и светские идеологии и делаем их своими, но так, что даже народы, их создавшие, не оспаривают наши приоритеты в обладании ими. Поэтому столь важна для российского социума стабилизирующая роль ислама и буддизма.

Конечно, уровень религиозности (воцерковлённости, применительно к христианству) даже православных россиян не очень велик. Однако, дух христианства, ислама, буддизма, их этика, соизмерение своих поступков, всей своей жизни с ними – это повседневная реальность для большей части современного российского общества. Как показывают опросы (в частности, исследование, проведённое в 14 субъектах Российской Федерации в 2004 году Отделом социологии политики и общественного мнения Института социально-политических исследований Российской Академии Наук): к православному вероисповеданию относят себя - 76,1 % от числа опрошенных; к исламу - 7 %; старообрядчеству - 0,5 %; католицизму - 0,4 %; протестантизму - 0,1 %; иудаизму - 0,1 %[255].

Данное обстоятельство следует использовать как объединяющий российское общество фактор. Необходимо поддерживать здравую неагрессивную религиозность в противовес религиозному фанатизму. Вопросы государственно-конфессиональных отношений, личностно-конфессиональных отношений являются одними из важнейших в социальной жизни любого общества. Если вспомнить историю, то это станет очевидным. Так, И.А. Ильин, анализируя причины переворотов, совершённых в России в 1917 году, отмечал, что: «Политические и экономические причины, приведшие к этой катастрофе, бес­спорны. Но сущность её гораздо глубже политики и экономи­ки, она духовна. Это есть кризис русской религиозности ... Великий и глубокий кризис всей русской культуры»[256]. По сути, великий русский мыслитель говорит о кризисе существовавшей тогда системы национальных духовных ценностей, переориентации большей части общества с мессианских великих высших целей и ценностей на исключительно прагматичное отношение к жизни.

Стремление приоритетно решать насущные задачи выживания не может надолго объединять такое сообщество, как нация, нации требуются иные: высшие цели. Большевики это поняли и сразу же предложили обществу идею всемирной революции, всеобщего братства, царства братской любви и свободы. Но их утопические идеи были (и остаются) для многих в нашей стране более понятны и близки, нежели идеологические выдумки современных политтехнологов. Представляется обоснованным следующее заключение: «Россия – не буржуазная страна. Мате­риальный успех, предпринимательство, выгода не освящены православной духовной традицией ... Попытка построить ка­питализм англо-американского образца на православной эсха­тологической почве России может привести лишь к всеобщей цинизации (и криминализации) её бытия, что чревато серьез­ной опасностью для всего мира»[257].

Россия всегда влияла и влияет до сих пор на геополитические процессы во всём мире, от нас зависят судьбы многих народов и стран, и об этом следует напоминать как самой российской нации, так и обществам других государств. Но также следует помнить, что на нас тоже влияют, и мы тоже, в определённом смысле, в том числе духовно, зависим от окружающего нас мирового социума. Геополитические же процессы в современном геостратегическом пространстве характеризуются массой деструктивных тенденций как в социально-политической, экономической, так и духовной сфере. Это неизбежно привело к эскалации экстремизма и терроризма, культивированию псевдореволюционных и псевдорелигиозных учений.

Люди, участвующие в деятельности радикальных групп и организаций, видимо, в основной массе, как и: «Многие революционеры считают, что следует сначала радикально изменить политиче­скую и экономическую структуру, а затем на втором этапе по­чти необходимо изменится также и человеческое сознание»[258]. Но история говорит об обратном: человечество не меняется, оно всегда требует – хлеба и зрелищ. Однако удовлетворить только материальные запросы – это минимальная и обязательная, но не главная задача. Основным же для любого развивающегося социума является удовлетворение духовных потребностей, соответствующих ментальным особенностям народов, составляющих общество.

К сожалению, духовное остаётся вторичным в современной России, а то, что происходит после низвержения коммунистической идеологии, иначе, как идеологическим хаосом (кризисом), назвать нельзя. Последствия этого пока, возможно, не совсем ощутимы. Более ярко данная проблема выступит на первый план уже через 10-15 лет, когда молодые люди, выросшие в условиях идеологического и ценностного вакуума, станут замещать должности в государственных институтах и институтах гражданского общества. Поэтому особенно важно, какие нравственные императивы возьмут они с собой во взрослую жизнь. Сохранение национальных духовных ценностей, нравственное воспитание российской нации является одним из основных условий сохранения духовной и территориальной целостности Российской Федерации. Духовные ценности представляют собой значимый фактор сохранения единого духовного пространства нашей страны. Их формирование не может происходить без определения геополитических приоритетов России в современном духовном геостратегическом пространстве. Политика же во всех сферах общественных отношений более всего эффективна при условии её идеологического обоснования. Российскому обществу нужна цель, оправдывающая его существование, общенациональная идея, а также определение основных направлений, средств и методов её достижения, которые должны быть представлены в русской (российской) национальной доктрине.

Без духовных основ нет нации, духовные цели существования социума и его ценности наиболее полно определяются в принимаемых и понимаемых обществом национальных идеях и идеологиях. Можно спорить о формах их представления обществу, но нельзя отрицать тот факт, что бесцельное, то есть не освящённое некоей высшей задачей, существование социума невозможно, если он ориентирован на прогрессивное развитие и желает иметь прочное положение в мировом сообществе, независимо от постоянно изменяющихся геополитических условий. Одной из основных идей при этом, естественно, должна быть идея независимой Отчизны, без которой не может быть и самой нации как сообщества свободных народов. С тех пор, как человечество стало мыслить категориями «народа» и «государства», а они соотносить своё существование со своим геополитическим положением, духовное развитие отдельных людей и социумов стало неразрывно связано с Родиной.

Родина – это духовное пространство нации. И.А. Ильин обоснованно указывал, что: «Идея родины предполагает в человеке начало духовности»[259]. Человек без родины, как дерево без почвы. Духовность не может быть универсальной, космополитичной, она всегда имеет свою ментальную специфику, отражающую генетические особенности людей разных национальностей. Так было, так есть и, видимо, так будет всегда. Без естественной идеи великой Родины не может быть нации. Поэтому вопросы о том: нужна ли современному социуму какая-либо идея и может ли общество вообще жить без ясно поставленной цели, без определения стратегических и тактических задач своего развития,- есть вопросы риторические. Однако они не дают покоя философам, социологам, писателям, поэтам, всем здравомыслящим людям в современной России, особенно с того момента, когда мы официально провозгласили «идеологическое многообразие»[260]. Понимание же многообразия было специфическим, оно было воспринято как запрет идеологии, что является совершенно неверным и даже абсурдным. В этой связи автору представляется абсолютно справедливой мысль, высказанная А.А. Зиновьевым: «будущее человечества (нашей страны, в первую очередь) решающим образом зависит от того, удастся ли преодолеть глубочайший идеологический кризис, в котором оно оказалось в результате краха марксизма как идеологии эпохального и глобального масштаба»[261]. При этом учёный считал, что идеология должна быть понятна обществу, более того, её следует написать, и так, чтобы текст мог читать любой человек, осознавая её смысл. В идеологии должна быть вера, но не религиозная вера, а та, которая базируется на научном знании[262].

В национальном российском контексте следует рассмотреть данную проблему более внимательно и детально. Представляется возможным сделать вывод о том, что у нас не только кризис идеологический. В современном обществе России кризис более глубокий – кризис идеалов, и это уже не столько проблемы политические, сколько ментальные. Ментальность же, в отличие от политической стабильности, нельзя восстановить в краткие сроки, прибегая к элементарным средствам и методам восстановления социальной справедливости. Ментальность – это иммунитет нации, защищающий её от вирусов духовного нищенства, апатии и нигилизма. Утрачивая идеалы, которые понятны нации на ментальном уровне, мы утрачиваем свою уникальность как национальную, так и, собственно, общечеловеческую.

Жизнь без идеалов ведёт к состоянию, при котором человек понимает, что может жить без морали, без нравственности, и, в конце концов, просто без совести. Что ждёт нацию, отвергнувшую духовные основы своего существования? Только деградация и духовная гибель, и, как следствие, физическое порабощение, а, возможно, и уничтожение. На это направлена деятельность, осуществляемая в рамках информационно-психологической войны нашими геополитическими конкурентами. Поэтому общенациональная сверхзадача состоит в создании российской государственности постсоветского типа, основанной на новой уникальной национальной идеологии. Но прежде чем вести речь о формировании новой государственности и о новой идеологии, необходимо ясно представлять: что же такое «идеология»? Сам термин «идеология» впервые предложил использовать в 1796 году французский философ Антуан Дестют де Траси, который понимал под данной дефиницией систему теоретических взглядов какой-либо социальной группы, отражающую их (общественной группы или класса) специфические интересы[263].

Как фактор политической жизни идеология появилась, по мнению некоторых исследователей, в период революций XVIII века и представлялась как: «Замкнутая система идей»[264]. То есть идеология отвечала интересам определённого (узкого) круга лиц, объединённых общими политическими интересами. Такая идеология не могла служить объединяющим началом для нации. Идеология лишь отвечала требованиям политической недолговременной (с исторической точки зрения) конъюнктуры. Однако в таком виде идеологии просуществовали довольно длительное время. В советский период в России устоявшимся являлось мнение о том, что: «Идеология – форма общественного сознания, совокупность определённых взглядов, идей, понятий, представлений. Формами идеологии являются политические взгляды, наука, мораль, искусство, религия»[265]. В этой связи, вероятно, более правильно, как считает автор, говорить о том, что идеология – порождение общественного сознания. Но не его разновидность, а одно из его проявлений (разновидность проявлений общественного сознания), представляющее собой: «идейное оформление жизненных интересов и политических взглядов определённой части общества, её социально-политическое мировоззрение»[266]. Научная доктрина и религиозное учение могут стать основой идеологии, однако сами они всё-таки не являются идеологиями, выполняя иные специфические социальные функции.

Идеология – продукт общественного сознания. Уникальность идеологии в том, что она, появляясь, как некая узкогрупповая мировоззренческая система, впоследствии становится всеобщей, то есть общесоциальной. Именно в этом заключается смысл национальной идеологии, которая отличается всеобщим признанием (признанием пассионарного социального большинства) от идеологий политической конъюнктуры.

Идеологии политической конъюнктуры – это, по сути, лжеидеологии, не выполняющие в обществе своей основной интегративной функции, функции объединения пассионарных социальных групп и остальной части населения. Исследователи обоснованно указывают на то, что: «Идеология бывает правдивой и ложной, реальной и иллюзорной, она может возвышать и принижать человека»[267]. Истинная идеология служит интересам общества, способствует его прогрессивному развитию, лжеидеологии, напротив, дезинтегрируют, поэтому против них выступают люди. В.И. Ленин утверждал: «специфика идеологии проявляется в том, что она отражает общественное бытие под углом зрения интересов классов»[268]. Однако автору представляется, что, как только идеологии отражают не общенациональные цели, идеи, задачи, когда представляют собой (от начала и до конца своего существования) мировоззрение отдельной социальной пассионарной группы, они (идеологии) дискредитируют себя и отмирают. Это доказала история гегемонии коммунистической идеологии в СССР.

Вместе с тем, нация не может полноценно развиваться без идеологии. Кроме того, можно также согласиться с мнением о том, что: «Идеология как явление не исторична, а надысторична. Просто на тех или иных этапах исторического развития господствуют различные её ипостаси, принимающие религиозную, светскую, вождистскую и т.п. окраски. Сущность от этого не меняется»[269]. При этом не меняются и функции идеологии, важнейшей из которых является выработка стереотипа поведения, а также идентификация «своих» и «чужих»[270]. Конечно, идеология не может быть принята тотально всеми, отразить идейные предпочтения всех социальных групп и отдельных граждан, но поддерживаться большинством пассионариев она должна, иначе – это просто идеологема, узкогрупповая мировоззренческая система, не отвечающая реальным политическим и духовным потребностям общества.

Идеологии влияют на ход исторического развития. Любому обществу необходимо время от времени идти на определённые изменения во всех сферах социальной жизни, обусловленные происходящим общемировым эволюционным процессом. Автор полагает необходимым ещё раз подчеркнуть, что без идеологии нет не столько народа, ибо это категория более связанная с генетикой, сколько нации. К тому же народ может существовать вне своей государственности, нация, напротив, становится нацией именно с появлением суверенной государственности.

Нации необходимо объединяющее начало, выражающееся чаще всего в идеологии, которая создаётся определённой социальной группой или финансово-политической, духовной элитой, или, по крайней мере, пассионарной их частью, а затем принимается большей частью общества. Идеология должна отражать социальные, в том числе духовные, потребности социума. В противном случае она будет отвергнута, а политический режим, основанный на её пропаганде, уничтожен. Можно сказать, что в ХХ веке в России просто не реализовали идеи социализма, многими своими действиями дискредитируя провозглашённую идеологию.

Может ли быть эффективное управление государством и обществом без национальной идеологии? Автор полагает, что – нет. И суть не в идеологии, как таковой, а в том, что она должна быть истинной и естественной, то есть основанной на традиционной ментальности нации. Идеология может дискредитировать себя. Но это говорит лишь о том, что идеология не статична, она должна изменяться, сохраняя постоянными только определённые духовные основы. Без идеологии, принятой обществом, государство остаётся слабым независимо от его военной и (или) экономической мощи. В этом контексте необходимо сделать определённую поправку в соответствии с ментальными особенностями той или иной нации. В частности, для России такой особенностью является народная соборность. Именно поэтому Д.И. Менделеев подчёркивал, что: «легче совершать все крупные улучшения, исходя из исторически крепкого общинного начала, чем, идя, от развитого индивидуализма к началу общественному»[271]. Эта формула в полной мере верна для нашей страны, только «братья и сестры» способны в ней созидать. Именно таким (соборным) был по своему духу и советский народ.

Как только общественное сознание начинает деформироваться, то вместо патриотического сознания и национального самосознания образовывается вакуум, происходят необратимые изменения в социальной жизни, которые приводят к трагическим последствиям. Помочь избежать подобную деформацию призвана идеология, которая, с одной стороны, является порождением общественного сознания, а, с другой, непосредственно влияет на его формирование. Идеология не должна вводить в мир иллюзий, её задача – помогать развиваться отдельной личности и всему обществу в окружающей их реальности.

Таким образом, идеология – это мировоззрение, утверждённое политически, представляющее собой систему нравственных императивов, идей и взглядов, касающихся прогрессивной эволюции социума в тактической и стратегической перспективе, предложенных пассионарной частью общества и принимаемых социальным большинством в качестве обоснования духовного развития нации в пределах национального государства и мирового социума в целом.

Утопичные идеологии ложны. Непонимание социального предназначения идеологии, использование её для оправдания сомнительных теорий приводит к деструкциям в политической и духовной жизни социума. Очень важно, чтобы эти деструкции были вовремя определены самим обществом. В основном они связаны с несовпадением целей общества и государства, которые должны быть максимально сочетаемы. Для России, её народов и российской нации как объединения этих народов вокруг русского народа всегда были присущи идеи соборности, что более соответствует по духу идеям социализма, нежели капитализма.

Всё вышеизложенное позволяет вывести следующую формулу. Отсутствие понятных социуму идей приводит к отсутствию идеологии, а в последующем к исчезновению нации, превращению её в конгломерат народов, не преследующих общие цели. В итоге – разрушается институт государства. Современная Россия не имеет великой национальной идеологии. От этого кризис во всех сферах социальных отношений только усиливается. Вообще кризис требует появления идеологии, на это справедливо обращают внимание и западные исследователи: «Обращение к идеологии всегда уместно во времена серьёзных общественных кризисов»[272]. Без соответствующего идейного обоснования невозможно организовать эффективную деятельность по преодолению проблем ни в экономике, ни тем более в духовной жизни социума. При этом требуется корректировка идеологических постулатов. Поэтому представляется возможным согласиться с К. Марксом, который считал, что идеология обосновывает необходимость объединения вокруг базовых ценностей, а смена идеологий не должна вести к отказу от общих целей и интересов[273]. Однако, следует особо отметить, что эти цели и интересы не должны быть сугубо материального характера, в них необходимо вносить духовную составляющую.

Не вызывает сомнений, что материальное – это необходимый (как уже отмечалось) физический базис физиологического существования человека, но отнюдь не единственный. Великое всегда духовно, идеалистично, основано на психических переживаниях, активизации сознания и бессознательного. Духовная деятельность людей должна быть направлена на утверждение стабильности в сфере формирования общепризнанных идей. Это крайне важно. По данному вопросу известный специалист по психологии масс Г. Лебон высказал такую точку зрения, с которой автор соглашается: «Великие перевороты … на первый взгляд определяются главным образом политическими переменами … Но более внимательное изучение этих событий указывает, что за этими кажущимися причинами чаще всего скрывается глубокое изменение идей народов»[274].

Когда и как происходят эти изменения? Как правильно определить момент деформации общественного сознания? Это вопросы, ответы на которые должна давать духовная элита общества. Она обязана говорить обществу и финансово-политической элите о грядущем идейном кризисе и предлагать новые идеи и идеологии, и, что самое главное, делать это нужно вовремя. В противном случае за кризисом идей последуют кризисы во всех сферах общественных отношений. Кроме того, без идеологии любое общество (не является исключением и российское общество) становится слабым противником, ибо без объединяющих идей внутреннее разобщение социума всегда только нарастает. Это обусловлено тем, что: «Нации объединяет либо внешняя угроза, либо мощная внутренняя идеология … Если нет сильной внутренней идеологии, нации распадаются на противоборствующие этнические, расовые, классовые группы»[275]. Автор полностью согласен с таким выводом. Для России это более чем актуально. Сепаратистские, экстремистские настроения в нашей стране нарастают с каждым годом.

Деструктивные процессы в современном российском обществе, к сожалению, усиливаются, во многом это обусловлено тем, что нация не понимает истинной цели своего развития. Идеология придаёт примитивной социальной жизни, самому существованию народов высший великий смысл, понимание своего духовного предназначения. У каждой нации оно своё. Однако ситуация, в которой у политической элиты есть своя идеология, отличная от официально предоставляемой народу, неминуемо разовьётся в политический кризис и закончится духовным дефолтом.

В современном мире происходит трансформация идеологий так же, как произошла трансформация государств, с которыми по степени влияния фактически официально конкурируют транснациональные корпорации и наднациональные криминальные организации. В России – это существенная проблема. Криминализация социальных отношений достигла критической точки. Усиливается процесс взаимодействия государственной бюрократии и представителей организованной преступности. Сложившееся положение представляет собой прямую угрозу национальной безопасности. Общество, создающее материальные и духовные богатства страны, практически исключено из процесса распределения социальных благ. Неудивительно, что у пассионарной части социума возникает обоснованное желание противодействовать такому положению вещей, хотя бы пока на уровне идей. Идеи формируются пассионарной частью общества в общенациональное мировоззрение, то есть целостную систему идей и взглядов. Идеология также может являться выражением позиции определённой социальной группы или общественного большинства. Можно сказать, что существуют искусственные и естественные идеологии, направленные на защиту интересов личности во всех сферах человеческой жизнедеятельности, консолидацию какой-либо социальной группы или всего общества, отражающие настроение различных социальных слоёв, их отношение к процессам, происходящим в политике, экономике, культуре.

Естественные идеологии формируются на основе популярных у значительной части общества (или в пассионарной его части) философских, религиозных, научных идей. Если же в обществе нет лидирующей социальной группы, класса или оно подвержено резкому духовному и материальному расслоению, что не позволяет сформировать сколько-нибудь логически оправданную и приемлемую для многих национальную идею, то в таких условиях создаются искусственные идеологии.

Искусственные идеологии – совокупность систематизированных в угоду политическим амбициям идей и идеологем, отвечающих интересам узких групп на определённом историческом этапе развития того или иного общества.

Идеология имеет абсолютно прагматичное предназначение. К. Манхейм справедливо считал, что идеология нацелена на деятельно-практическое наполнение духовной жизни[276]. Отсутствие всякой идеологии (или бесконечное многообразие идеологий) рождает хаос – хаос мыслей, взглядов, идей, что ведёт, в конечном итоге, к хаосу в социальной жизни. Прекратить эту разруху, остановить крушение может и должна общая идея (идеология), для этого она и нужна. Национальная идея, идеология предлагает обществу те идеалы, к которым следует стремиться, а также способы, средства и методы их достижения. Без этого невозможно развитие никакого социума. По сути, узаконенное многообразие идеологий – это узаконенный идейный кризис, который является отражением и стимулятором кризиса духовного. В этом случае духовная стагнация неизбежно приведёт к кризисам во всех сферах общественных отношений.

Социальная естественная идеология, востребованная и принимаемая обществом, выполняет в социуме интегративную и мировоззренческую функцию. Нация не может существовать и развиваться, не имея ясной цели своего существования, задач, которые стоят перед ней, не определяя для себя основных базовых ценностей и духовных ориентиров, воплощённых, если не в общепринятой и утверждённой официально идеологии, то хотя бы в национальной идее. Несмотря на то, что в современных условиях, по мнению исследователей, выводы которых автор считает верными, стремительно определилась исключительная роль идеологии в деле объединения всех граждан России[277], в целях предупреждения конфликта с теми, кто считает, что Конституция Российской Федерации фактически «запрещает» следование какой-то государственной идеологии, провозглашая идеологическое многообразие, представляется возможным использовать термин «общенациональная идея». Если уж, по мнению радикальных демократов, в России не может быть национальной идеологии, пусть мировоззренческие императивы современного российского общества будут выражены просто в идее, а средства и методы её реализации изложены в русской (российской) национальной доктрине.

В этой связи некоторые отечественные исследователи пришли к выводу о том, что: «центральное место в идеологической палитре страны займёт новая российская национальная идеология как интегрирующая идеология, синтезирующая и объединяющая в себе национальные идеологии отдельных народов России»[278]. Автор считает, что формирование самостоятельных идеологий народов России, которые могут быть объединены в общенациональную идеологию, не только невозможно, но и крайне опасно. Данный процесс, вероятнее всего, приведёт к усилению центробежных процессов в российском обществе, усилению сепаратистских настроений, которые наверняка будут спровоцированы местными элитами, попытающимися подтолкнуть свои народы на путь борьбы за полную политическую самостоятельность. Поэтому оптимальным решением в сложившейся в России социально-политической, экономической, духовной ситуации может быть определение общенациональной идеи, отражающей интересы и потребности всей российской нации, учитывающей ментальные особенности народов, её составляющих.

Проведённый автором экспертный опрос показал, что половина представителей государственных институтов и институтов гражданского общества считают необходимым провозглашение государственной властью национальной идеи развития современной России (10 и 11 экспертов соответственно)[279]. При этом необходимо отметить, что приоритетным (одной из основных идей) для экспертов опрошенных категорий является повышение уровня материального благосостояния населения (6 – представителей институтов гражданского общества и 4 – государственных институтов).

Общенациональная идея – это квинтэссенция общемировоззренческих императивов, создаваемых обществом. Идеология – это общая концепция осуществления деятельности в сфере общественных отношений. Но всякая идеология, как некий симбиоз общих идей, принципов, определения общих целей и задач, а также средств и методов их достижения и реализации, должна быть подкреплена чётко проработанной с практической точки зрения доктриной. Общенациональной доктриной. «Общенациональная доктрина должна основываться на национальной идее, которая, в свою очередь, является важнейшим условием всех преобразований»[280].

Общенациональная идея – это система взглядов и идеалов, поддерживаемых значительной частью общества, достижение которых способствует его материальному и духовному процветанию в рамках суверенного государства, полноправно участвующего в жизни всего мирового социума. Национальная идея не требует (в отличие от идеологии) её политического утверждения в виде какого бы то ни было документа, она может быть провозглашена не финансово-политической, а духовной элитой общества. От этого значение общенациональной идеи не уменьшается, напротив, она становится не предлагаемым в принудительном порядке стратегическим курсом государства, а осмысленным и принятым обществом мировоззренческим императивом, генеральным вектором его развития.

Общенациональная Русская (российская) идея – это не мифологизированная, отвлечённая от реальности парадигма, а вполне конкретные, объединяющие нацию мысли о её месте и роли в судьбе мирового социума, о её настоящем и будущем. Однако, для того, чтобы она являлась объединяющим началом современного российского общества, русская идея должна стать общероссийской идеей – идеей российской нации. Только в этом случае она будет являться совокупностью духовных устремлений, ценностных установок большинства народов России, в которых определены цели существования государства, стратегические и тактические задачи, стоящие перед нацией, реализация которых направлена на сохранение и укрепление российской государственности, её геополитических позиций в мире, интеллектуально-нравственное развитие общества, а также повышение материального благосостояния всех граждан России.

Национальная русская (российская) доктрина – это стратегия реализации государственной политики во всех сферах социальной жизни, в основе которой – национальная идея (идеология) развития российского общества. Данная стратегия включает в себя определение, разработку и применение максимально эффективных форм, способов, средств и методов (духовных, социальных, политических, экономических) достижения важных целей во всех сферах общественной жизни, сущность которых состоит в сохранении национальной идентичности народов, составляющих общество, и отдельной личности, суверенности и территориальной целостности государства, а также создании всех возможных условий для их прогрессивного развития.

Российская общенациональная идея должна определять пути сохранения России как единого неделимого государства и прогрессивного развития её многонационального народа. Основными мировоззренческими императивами, составляющими современную российскую национальную идею, автор считает следующие:

1. российская нация может быть сохранена только через укрепление института семьи и брака, увеличения рождаемости, поддержку и собирание соотечественников из стран ближнего и дальнего зарубежья;

2. территориальную и духовную целостность России возможно сохранить только посредством освоения её восточных и северных земель, развития национальных культур, организации реальной охраны памятников искусства и русского языка как основы межнационального общения и взаимной интеграции, защиты индивидуального и общественного сознания от деструктивных информационно-психологических воздействий;

3. существование российской государственности предполагает восстановление державного статуса России, её значимого влияния на современные геополитические процессы, активное участие в мирном урегулировании локальных и глобальных конфликтов, поддержку русскоязычных общин в странах ближнего и дальнего зарубежья;

4. улучшение материального благосостояния граждан России возможно только через распределение части доходов, получаемых от продажи природных ресурсов, в долях среди всех граждан, установление государственного контроля за формированием цен на отечественные энергоресурсы.

В контексте последнего императива следует вспомнить позицию, которую до самой смерти отстаивал академик Д.С. Львов (Секретарь отделения экономики Российской академии наук, Член Экспертного совета при правительстве Российской Федерации с 1993 г.). Он подчёркивал: нефть и все ресурсы страны должны оставаться достоянием всего общества, и только оно должно распоряжаться прибылью с их продажи; рента на сверхприбыль должна в этом случае давать практически второй бюджет страны: 50 - 60 млрд. долларов в год[281]. При этом следует особое внимание уделять порядку предоставления гражданства России мигрантам, в основном имеющим гражданство других государств, ужесточению законодательства в данной сфере.

В современной России, несмотря на конституционно провозглашённый федерализм и демократическое государственное устройство, многими исследователями обоснованно высказываются мысли о том, что для такой огромной страны приемлема только лишь унитарная форма территориального образования с твёрдым единоличным правлением. Они считают, что: «Россия может существовать и развиваться как некая культурно-цивилизационная общность только на основе сильной самодержавной власти, подкреплённой разносторонним идеологическим контролем»[282].

Действительно, исторический опыт Советского Союза показывает, что предоставление народам нашей страны права выбора на национальное самоопределение в итоге приводит к разрушению её духовной (главным образом, информационной, идеологической), а затем и территориальной целостности. Нечто подобное может произойти вновь, в том случае, если духовное пространство России будет контролироваться её геополитическими конкурентами, оказывающими активное информационно-психологическое воздействие на современный российский социум. Этим, вероятнее всего, объясняется уже, в значительной степени, сформированный идейный хаос в среде определённой части российского социума (в основном, молодёжи).

Можно констатировать, что в современной России существуют серьёзные проблемы, связанные как с самим пониманием необходимости формирования общенациональной идеи (идеологии) в условиях провозглашённого идеологического многообразия, так и определения её содержания, способов и средств реализации. В целях организации эффективной деятельности в данном направлении необходимо, чтобы национальные интересы, внутренние и внешние угрозы духовной безопасности, принципы и методы её обеспечения в полной мере нашли своё отражение в законодательстве Российской Федерации. В соответствующих правовых актах, в частности, в «Концепции обеспечения духовной безопасности Российской Федерации»[283], должно быть прямо указано, что объектами обеспечения духовной безопасности являются следующие сферы российского общества: информационная, научная, образовательная, культурная (в том числе массовая культура) и религиозная. При этом необходимо подчеркнуть, что основой развития всех сфер социальной жизни является общественное сознание. Поэтому в законодательных актах должны быть определены основные направления и методы защиты индивидуального, группового и массового сознания от внутреннего и внешнего деструктивного воздействия.

Русская (российская) доктрина как прагматичная основа реализации идеологических парадигм может быть представлена в разных вариантах пассионариями, придерживающимися порою противоположных взглядов на развитие современного российского общества. В национальной доктрине следует без особой патетики определить духовные ориентиры, общенационально понятные цели. Это понимание возможно только в том случае, если государство и общество объединены общими ценностями, целями и задачами. Таким образом, национальная идея (идеология) и сформированная в целях её реализации русская (российская) национальная доктрина – это одни из основных факторов сохранения единого духовного пространства современной России.

Ещё одним существенным фактором сохранения единого духовного пространства современной России является расширение отечественного информационного пространства и формирование патриотических средств массовой информации. Это обусловлено тем, что все без исключения социальные процессы, происходящие в глобализирующемся мире, так или иначе, зависят от влияния средств массовой коммуникации, особенно средств массовой информации, формирующих информационное пространство и, по сути, мировоззрение отдельных социальных групп и обществ. Поэтому от того, кто контролирует информационную сферу, зависит будущее наций. Не является исключением и российская нация. Неориентированная на защиту национальных интересов, недальновидная государственная политика в информационной сфере также способствует усилению процесса обезличивания граждан России, всеобщей духовной деградации. Приходится констатировать, что в созданных при участии государства средствах массовой информации не осуществляется системная, комплексная пропаганда национальных духовных ценностей, великой отечественной истории.

Информационное пространство – это в современных геополитических условиях реальный и основной театр боевых действий, арена психологического противоборства, непрекращающейся явной и латентной геополитической конкуренции. Роль информации столь велика, что открытый террор и диктаторство не могут существовать в прежнем виде. Эффективно управлять в современном мире невозможно, обладая лишь армией и другими силовыми институтами, необходимо уметь манипулировать обществом посредством, главным образом, средств массовой информации. Исследователи справедливо отмечают: «сегодня меньше диктаторов потому, что они уже не способны контролировать информацию»[284]. В этом есть и негативный аспект. Да, явных диктаторов меньше, но латентный тоталитаризм – это данность нашего времени. Через СМИ во многих странах мира осуществляется антинациональная программа дестабилизации общественного сознания. Можно сделать вполне логичный вывод о том, что частная собственность на общественную информацию значительно опаснее частной собственности на средства общественного производства.

Происходящие бесконтрольно в информационной сфере России процессы также во многом деструктивны и опасны для развития отечественного социума. Конечно, автор не предлагает вернуться к практике тотальной пропаганды и цензуры, тем более уничтожения независимых средств массовой информации. Наоборот, в России необходимо создать благоприятные условия для развития нового поколения СМК (особенно электронных СМИ). Приоритетным направлением должно стать формирование патриотически ориентированных, научно-популярных средств массовой информации. Их деятельность поможет преодолеть объективно существующую слабую социальную коммуникацию в регионах современной России. Такую же функцию должны выполнять создаваемые духовные продукты культуры, в том числе массовой культуры. Вне всякого сомнения, контроль общества за информационной сферой в целом, культурно-развлекательной её частью, позволит проводить в жизнь действительно национальную политику в сфере духовных отношений, минимизируя негативные последствия, вызванные объективно существующими обстоятельствами. В частности, на значительной территории нашей страны достаточно плохо развита дорожно-транспортная инфраструктура, что приводит к ситуации, когда даже в отдельной области большая часть населения не может полноценно участвовать в культурных, экономических и политических отношениях.

Обособленность регионов, в том числе информационная, ибо доступно только незначительное количество телеканалов и радиостанций, приводит к тому, что отдельные социальные группы оказываются исключены из контекста общероссийской социальной жизни. При этом речь уже идёт не столько о нарастании сепаратистских настроений, влекущих развитие центробежных тенденций в Российской Федерации, связанных с требованием народов предоставить им полное право на национальное самоопределение, сколько о намечающемся расколе внутри русского этноса подобно временам татаро-монгольского ига, когда русские делились на «владимирских», «новгородских» и т.д.

Отечественные исследователи справедливо констатируют:«Русский этнос уязвим … как никакой другой, и его распадение на казаков, туляков, сибиряков, пермяков – вот та реальность, которая моделируется нашими противниками и которая имеет объективные основания»[285]. Дезинтегрировать Россию информационно (духовно) по этническому, конфессиональному, классовому и иным другим признакам, а затем и территориально с целью тотального контроля над российским обществом и государством – вот истинная цель наших геополитических конкурентов. Они стремятся просто разделить и властвовать. Властвовать над нами при любых условиях и обстоятельствах, даже создавая управляемый хаос, уничтожая нашу нацию ментально и физически. Это продолжение уже свершившихся в России трагических событий ХХ века.

Мы не смогли сохранить свою социальную целостность как советский народ. Но у значительного количества людей оставалось советское воспитание, советская (в лучшем понимании этой дефиниции) совесть. Однако на сегодняшний день, вероятно, уже можно констатировать, что этап уничтожения советской ментальности подошёл к своему логическому завершению. Следующей социальной деструкцией может стать деформирование российской нации, что, в свою очередь, неизбежно приведёт к развалу России как федерации и созданию сначала конфедерации, а впоследствии и нескольких «независимых суверенных» государств. Такому развитию геополитических процессов по сценарию наших конкурентов следует комплексно и системно противостоять. Значительную роль в этом могут и должны сыграть средства массовой информации. Можно констатировать, что в современной России значительная часть средств массовой информации патриотически не ориентированы. Более того, СМИ практически не распространяется информация, непосредственно направленная на формирование национального мировоззрения и самосознания. Во многом это обусловлено тем, что официально не сформулирована государственная доктрина духовного развития российского общества, которая должна реализовываться субъектами обеспечения национальной безопасности в соответствии с государственной политикой в сфере обеспечения духовной безопасности. В информационном пространстве современной России, по сути, преобладает антиинформация, которая не только не выполняет созидательных социальных функций, а, напротив, способствует созданию условий для дестабилизации общественных отношений.

Автор полагает необходимым сделать следующие выводы. Современному российскому обществу необходима национальная идея. В России должна быть сформулирована национальная идеология, реализация которой возможна только посредством русской (российской) национальной доктрины.

Сохранение национальных духовных ценностей, единого информационного пространства в условиях информационно-психологического противоборства – это также основные факторы сохранения суверенной российской государственности, прогрессивной эволюции нашего общества в условиях современного геополитического соперничества. Именно единое информационное пространство будет способствовать сохранению единства российской нации, которая ещё только формируется, но уже раздираема противоречиями.

Сепаратистские настроения в регионах Российской Федерации имеют тенденцию к нарастанию, это обусловлено дисбалансом в экономическом развитии регионов и, как следствие, контрастом в уровне жизни людей, а также значительным расслоением населения по социокультурным критериям по всей стране. Единое информационное пространство России, в котором пропагандируется национальная идея (идеология), основанная на национальных духовных ценностях,– это императив духовного развития российского социума, эффективного противостояния в геополитическом соперничестве в существующем геостратегическом пространстве.








Date: 2015-11-14; view: 609; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.059 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию