Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






На пороге нового этапа войны





 

 

Оборонительное сражение под Москвой протекало в определенной исторической обстановке, в конкретных политических и стратегических условиях. Только уяснив эти условия, можно правильно понять и оценить развитие оперативных событий под Москвой, которые были связаны с общей обстановкой на театре войны и во многом обусловлены ею.

К концу ноября – началу декабря 1941 года стали создаваться реальные условия для изменения общего хода военных действий на советско-германском фронте в пользу Красной Армии. К этому времени решающее воздействие на течение войны стали оказывать уже не случайные и временные причины, обусловившие начальные успехи немцев, а постоянно действующие факторы: прочность тыла, моральное состояние армии, количество и качество дивизий, вооружение армии, организаторские способности начальствующего состава – то есть коренные причины политического, экономического и военного порядка. А в отношении этих основных факторов, влияющих на ход военных действий в целом, Советский Союз имеет несомненные преимущества над гитлеровской Германией.

Противник в итоге предшествующей пятимесячной борьбы на советско-германском фронте понес огромные потери, был измотан и ослаблен. Изменились также условия театра войны: немецко-фашистские войска, продвинувшись в глубь Советской страны, оказались в чуждом, враждебном им окружении. Их коммуникации были растянуты на 1000 км; они находились под ударами советской авиации и партизан. Оккупация временно захваченной советской территории, охрана коммуникаций, борьба с партизанами вызывали дополнительный расход войск. Трудности для немецких оккупантов в регулярном снабжении и пополнении своих войск, в своевременной подаче их к угрожаемым участкам все увеличивались.

Немецко-фашистское командование все еще располагало большими силами и превосходством в технике, которые позволяли осуществлять активные операции на отдельных направлениях. Но, рассматривая положение сторон в общестратегическом аспекте, можно сделать вывод, что немецкое наступление на советско-германском театре войны к этому времени уже прошло свою наивысшую точку развития в кампании 1941 года. Оно находилось на нисходящей части стратегической кривой и кое-где начинало уже выдыхаться. В подобной обстановке проигрыш даже отдельных сражений является весьма неблагоприятным обстоятельством, влекущим за собой серьезные последствия, которые зачастую далеко выходят за рамки первоначальных размеров неудачи. Оперативный проигрыш может иметь здесь большой стратегический резонанс.



Наши удары по немцам под Ростовом-на-Дону, под Тихвином и на других участках огромного фронта воочию показали, что Красная Армия уже начинает на отдельных направлениях брать инициативу действии в свои руки, что она местами успешно бьет врага. Великая битва под Москвой развернулась именно на пороге этого нового этапа войны, на ее возможном переломе.

Таким образом, оперативный план германского командования по захвату Москвы (который был описан ранее) осуществлялся при более благоприятных для Красной Армии стратегических условиях, чем в первый период войны. И если последовавший вскоре разгром немцев под Москвой явился поворотным пунктом в дальнейшем развитии кампании 1941 года на советско-германском театре, то эта победа была подготовлена всем предшествующим пятимесячным ходом войны.

Однако благоприятная стратегическая обстановка способствовала достижению оперативного успеха и его дальнейшему использованию, но сама она еще не предрешала победы на поле сражения. Сражение нужно было выиграть в борьбе с опытным и искусным противником в тех жестоких и упорных боях, которые гремели по полям и лесам Подмосковья поздней осенью 1941 года. Для того, чтобы одержать победу над ненавистным врагом, его нужно было разгромить непосредственно в бою. Это была нелегкая задача.

Перелом в операции

В период с 15-16 ноября по 5 декабря немецко-фашистские войска центральной группы армий генерала Бока осуществляли наступательную операцию, стремясь концентрическими ударами окружить и разгромить войска, защищавшие Москву, и овладеть столицей. Теория и практика концентрической наступательной операции были давно отработаны в германской армии. Этой оперативной форме присущи (наряду с известными недостатками) определенные достоинства, позволяющие, при наличии благоприятной обстановки, предпочесть ее другим наступательным приемам. Войска оказываются в выгодном исходном положении для начала операции. Простым движением вперед, прямо перед собой, они выходят на фланги и в тыл противнику. Последний, если он не вовремя предпримет контрмер, вскоре может попасть в невыгодное положение, будучи скован с фронта и охвачен с флангов; его сообщения находятся под угрозой. По мере сближения концентрически наступающих группировок и сжатия внутреннего пространства положение обороняющегося быстро ухудшается, и он может оказаться окруженным.

Основные мероприятия обороняющегося по противодействию окружению заключаются в том, чтобы задерживать продвижение танковых клиньев (применяя позиционную и маневренную оборону, а также вывод войск из-под удара на угрожаемых участках) и бить группы противника порознь.



Для стороны, оказавшейся во внутреннем положении, необходимы быстрота в решениях и энергия в действиях, наряду с наличием достаточных по численности, хороших по качеству и обладающих нужной подвижностью войск, чтобы сильными контрударами бить раздельно действующие неприятельские группировки ("клинья"), не давая им соединиться. Очень хорошо, если удается часть сил (резервов) иметь вне намечающегося кольца окружения и самому выиграть фланг противника. Иначе кольцо окружения может замкнуться. Подобная форма концентрической операции широко применялась немцами как на нашем, так и на других фронтах в различных масштабах. Можно сказать, что она является их излюбленным оперативным приемом в настоящей войне, перешедшим в шаблон.

Осуществляя свой оперативный план под Москвой, германское командование, видимо, рассчитывало, что их фланговые ударные группировки, включающие основную массу мотомеханизированных соединений (11 танковых и 4 моторизованных дивизии), поддержанные пехотными дивизиями, смогут быстро разбить противостоящие им войска Красной Армии на крыльях Западного фронта, прорваться далее в оперативную глубину и сомкнуть кольцо окружения к востоку от Москвы. Противник также рассчитывал, что его центр, включавший основные немецкие пехотные силы, сможет вначале крепко сковать наши центральные армии на кратчайших подступах к Москве с запада и не позволить им маневрировать для противодействия наступлению на крыльях. Затем, по мере развития охватывающих ударов с флангов, он должен был прорвать наш фронт и выйти к Москве, лишив войска Красной Армии возможности оказывать организованное сопротивление.

Однако, как мы знаем, ни на одном из флангов, ни в центре этого не получилось, несмотря на все усилия коварного и искусного врага.

На севере немецко-фашистские войска, обрушившиеся двумя танковыми армиями на правое крыло Западного фронта, принудили наши 30,16 и 5-ю армии в результате жестоких двадцатидневных боев отойти к востоку. Немцам удалось продвинуться вперед на 80-90 км и даже выйти к каналу Москва-Волга севернее Москвы. Но оперативный фронт Красной Армии не был прорван. Как и двадцать дней назад, перед началом наступления, враг имел перед собой несокрушимую стену из войск Красной Армии.

Вместо ожидавшегося оперативного прорыва, разгрома нашего правого крыла и сосредоточивающихся под его прикрытием резервов, получилось лишь глубокое вдавливание линии фронта. Наши армии медленно отходили под натиском превосходящих сил врага, нанося ему потери и переходя в контратаки, но, сколько ни продвигались немцы, они на каждом новом рубеже встречали вновь выросший фронт. Везде фронт противостоял фронту, и нигде не было оперативного прорыва.

В решающий момент сражения на правом крыле в дело вступили стратегические резервы Верховного Главнокомандования (1-я и 20-я армии), изменившие соотношение сил в пользу Красной Армии. В результате этого, а также понесенных немцами больших потерь, оперативное положение наиболее сильного северного ударного крыла германских войск стало ухудшаться и к 5 декабря обратилось в невыгодное.

Продвижение в глубину расположения противника выгодно в том случае, если оно приводит к поражению части неприятельского боевого порядка и образованию прорыва, раскалывает фронт, позволяет осуществлять маневр в оперативной глубине и наносить удары по образовавшимся флангам противника, уничтожать отдельные куски боевого порядка, окружать его с тыла. Такое продвижение, питаемое резервами, дает большие преимущества наступающему.

Но если сильный и активный противник не разбит, фронт его не прорван, а в результате наступления произошло только вдавливание линии фронта, образовался "пузырь", обращенный в неприятельскую сторону, если у наступающего не имеется поблизости достаточных резервов, то в таком положении обстоятельства могут повернуться к невыгоде для него. Прорыва нет, а есть "мешок", внутри которого войска находятся в неблагоприятном оперативно-тактическом положении. Если обороняющийся сохранил силы (или получил подкрепление), если он достаточно активен и смел, то он может поставить войска наступающего, оказавшиеся в "мешке", в трудные условия для продолжения борьбы.

Правое крыло Западного фронта Красной Армии вынуждено было уступить противнику значительную территорию, но оно не было разгромлено, не распалось под жестоким натиском врага. Будучи своевременно поддержано стратегическими резервами Главного Командования, свою ответственную роль в Московской операции это крыло сыграло полностью. Правофланговая 30-я армия, откинув назад свое левое крыло, все же удержалась в своей полосе действий и теперь, усиливаясь прибывающими дивизиями, нависала над флангом немецких войск, угрожая им с севера. С фронта в полосе между 30-й и 16-й армиями, куда немцы вгоняли свой клин, вступили в дело резервные армии Главного Командования (1-я и 20-я армии). 5-я армия удерживала свои позиции у Звенигорода и далее на юго-запад вдоль Москвы-реки, охватывая противника с юго-востока.

Таким образом, северная ударная группировка немецких войск, стремившаяся прорвать фронт, а затем охватить и окружить московскую группировку Красной Армии, фактически сама оказалась охваченной под Москвой с трех сторон. Не располагая уже силами для дальнейшего наступления и вынужденная переходить к обороне, она находилась в оперативном "мешке", имея перед собой сильного и активно действующего противника. А обороняться в таком положении трудно и невыгодно. Войска Красной Армии переходили в контратаки, наносили противнику большие потери, все время вырывали инициативу у него из рук. В итоге северная группировка немцев (наиболее сильная по своему составу и наиболее опасная) попала в тяжелое оперативное положение.

Не лучше сложилась для немцев оперативная обстановка и на противоположном, южном крыле. Гудериан, как известно, сначала хотел пройти на Москву через Тулу. Но город-герой остановил немцев. Он явился опорным пунктом нашей обороны и последующего контрнаступления на левом крыле Западного фронта. Все попытки врага окружить и овладеть Тулой были ликвидированы, хотя временами обстановка была крайне острой.

Не имея возможности захватить Тулу, немцы вынуждены были обходить ее. Их 2-я бронетанковая армия двинулась в обход Тулы с востока, в образовавшийся разрыв между двумя фронтами. Ей удалось проникнуть в оперативную глубину и, как предполагало немецкое командование, выйти на маневренный простор. Однако это в конечном счете лишь ухудшило положение противника, так как войска левого крыла Западного фронта сохранили организованность в этой трудной обстановке. Фронт под Тулой и севернее Тулы держался, несмотря на почти полное окружение фашистскими войсками Тульского района. Все попытки немцев разгромить его комбинированными ударами с фронта и с тыла были отражены.

От Каширы своевременно подошел и нанес контрудар 1-й гвардейский кавалерийский корпус. С востока от Рязани, занимая выгодное оперативное положение на фланге немецких сил, развертывалась 10-я армия из резерва Главного Командования. Тула также активизируется и начинает сама угрожать флангу и тылу немецких войск, проникших в район к северо-востоку от города. Гудериан, ранее намеревавшийся ударом через Каширу и Коломну замкнуть кольцо окружения наших войск к востоку от Москвы, сам оказался в начале декабря в оперативном окружении: с запада – укрепленный район Тулы и продолжение его на север – фронт Красной Армии; с востока, от Рязани,- 10-я армия; с севера, от Каширы, успешно наступал 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Так в ходе ожесточенной борьбы изменилось соотношение сил и оперативное положение сторон на левом крыле Западного фронта. Бронетанковый кулак, которым немцы хотели нанести сокрушительный удар через Тулу на Москву, вынужден был разжаться и растопырить свои "пальцы" в сторону Рязани, Зарайска, Каширы, Лаптева и Тулы. Наступление немцев на левом крыле Западного фронта провалилось.

На обоих флангах Западного фронта развертывались яркие, волнующие события. Они играли основную, решающую роль, как бы оставшись в тени наши серединные армии. Роль нашего центра, который стоял на месте, на первый взгляд, менее заметна, но все же весьма значительна. Без устойчивого центра нельзя было бы успешно выдержать столь упорную борьбу на флангах, нельзя было провести успешную операцию столь крупного масштаба. Армии центра (5, 33, 43-я) закрыли своей грудью кратчайшие пути на Москву. Они приняли на себя и отразили удар пехотных группировок противника, усиленных танками. Устойчивый центр явился надежной опорой для всего маневра на флангах, он обеспечил их связь и единство всей фронтовой операции.

Чтобы правильно уяснить эту важную роль центра в Московской операции, достаточно представить себе, как усложнилась бы обстановка для Красной Армии, если бы в то время, когда крылья Западного фронта под натиском противника откатывались на восток, дрогнул центр.

Но волна разбилась о берег. Наш центр стоял крепко. Он удержал рубеж по реке Наре, уничтожил отдельные прорвавшиеся части противника, не допустил раскола нашего фронта. И в том очень важном обстоятельстве, что под ожесточенным натиском врага Западный фронт, хотя и подался назад на флангах и весь изогнулся, как бы собираясь с силами для контрудара по ненавистному врагу, но остался единым, цельным, взаимодействующим всеми своими частями и способным к нанесению новых, все более сильных и сокрушающих ударов, – в этом важном обстоятельстве немалая заслуга принадлежит нашим доблестным центральным армиям. Оборона на реке Наре – положительный пример оперативной обороны как в армейском масштабе, так и в масштабе всего фронта. Оба немецких фланговых клина были разделены нашим обширным и устойчивым центром; они оказались изолированными, не могли войти в оперативное взаимодействие и, предоставленные каждый сам себе, не смогли достигнуть своей цели. Немецкий центр оказался не в состоянии справиться с поставленной ему задачей. Центральные армии Западного фронта выполнили свою задачу в Московской операции.

 

 

Заключение

 

 

В результате ноябрьского наступления немцам удалось глубоко продвинуться на обоих флангах Западного фронта. На севере они вышли на рубеж: канал Москва-Волга, Красная Поляна, Крюково, севернее Звенигорода; на юге – к шоссе Тула-Москва, а также в район Михайлов, Мордвес, Венев.

Немцы были уверены в успехе своего наступления на Москву. Германское информационное бюро в начале декабря писало: "…германское наступление на столицу большевиков продвинулось так далеко, что уже можно рассмотреть внутреннюю часть города Москвы через хороший бинокль". На 2 декабря в Берлине было приказано оставить пустые места в газетах для помещения сообщения о взятии советской столицы.

Но немцы явно недооценили сопротивление Красной Армии, наличие у нее мощных и глубоких резервов. Это явилось крупным просчетом германского командования.

В процессе борьбы на подступах к Москве силы и мощь Красной Армии нарастали, а силы немецких армий уменьшались, состав дивизий таял, техника выбывала. В итоге 20-дневных непрерывных боев немцы потеряли убитыми (по неполным данным) около 55 000 человек. За этот же период нашими войсками уничтожено и захвачено (не считая действий авиации): танков 777, автомашин 534, орудий 178, минометов 119, пулеметов 224 и т.д.

Вместо концентрированных, целеустремленных ударов бронированных группировок на клинско-солнечногорском и веневско-каширском направлениях противник вынужден был вести напряженное сражение от Московского моря до Тулы и Михайлова на фронте в 350 км.

Верховный Главнокомандующий Красной Армии, сосредоточивая резервные армии (1, 20, 10-я) и направляя крупные резервы в 30-ю армию, стремился расположить их за флангами Западного фронта, противопоставляя свой активный контрманевр маневру немцев, чтобы не дать им захватить в танковые клещи Москву. Резервные армии, по идее Верховного Главнокомандования, предназначались не для того, чтобы расходовать их в оборонительной борьбе для затыкания отдельных дыр на различных участках обширного фронта. Резервные армии должны были противодействовать попыткам танкового окружения Москвы немцами, выиграть фланги противника, создать перевес в силах на важнейших направлениях и подготовить наш переход в общее контрнаступление. Мы видели, какую важную, решающую роль в ходе событий под Москвой сыграли силы и средства Главного Командования всех видов (резервные армии, отдельные дивизии, бригады и другие формирования, авиация, материальные ресурсы), которые по ходу борьбы впитывал в себя Западный фронт.

К 6 декабря второе генеральное наступление гитлеровских войск на Москву выдохлось и захлебнулось. Грандиозный план взятия Москвы и разгрома Красной Армии провалился.

Оборонительный этап Московской операции потребовал огромного напряжения всех сил и средств не только от войсковых частей, но и от штабов, управлений и многих учреждений. Маневренный характер боевых действий, развернувшихся на обширном пространстве, громоздкий организационный состав Западного фронта (до одиннадцати армий и оперативных объединений) предъявляли исключительные требования в отношении четкости и организованности работы по управлению войсками со стороны Военного Совета Западного фронта и штаба фронта. Самый объем работы был чрезвычайно велик и разнообразен. Армии не объединялись в группы (например, по крыльям), всеми армиями (сначала шесть, а затем десять армий) непосредственно руководило командование фронта, ставя каждой из них совершенно конкретную задачу и тщательно проверяя выполнение. Несмотря на сложную обстановку, управление войсками было налажено и осуществлялось без особых перебоев. Этому способствовали развитая сеть путей и связи в Московском районе, а также высокая квалификация и исключительная работоспособность командования и штаба фронта, сумевших организовать отпор врагу в самой тяжелой обстановке и подготовить последующий разгром его.

Уже двадцать дней продолжалась в Подмосковье героическая борьба Красной Армии, защищавшей каждую пядь советской земли от немецко-фашистских захватчиков. В результате ее изменилось соотношение сил сторон, и двойной оперативный охват немцами с флангов наших войск Западного фронта, имевший целью сомкнуть кольцо окружения к востоку от Москвы, превратился для противника в два оперативных "мешка", из которых ему нелегко было выбраться. Удар по нашему центру был также успешно отражен. На стороне Красной Армии в дело вступили новые оперативно-стратегические резервы, заблаговременно созданные в глубине страны и выдвинутые сталинской рукой именно туда, где решалась участь операции, где они были нужнее всего. Немецко-фашистские войска вынуждены были переходить к обороне в невыгодных условиях, не имея резервов.

Решительный перелом в ходе событий, назревавший под Москвой уже с первых дней декабря, перелом, которого страстно ждала великая страна, напрягая силы в труде и борьбе, наконец наступил.

 

 






Date: 2015-09-22; view: 208; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.007 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию