Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Брусиловский прорыв





Через год после начала "великого отступления" былой "снарядный голод" отошёл в прошлое. Боевое настроение на фронте, который теперь хорошо снабжался, несколько поднялось. Правда, на войска угнетающе подействовали долгие месяцы неподвижного состояния на одних и тех же рубежах.

И вот 22 мая 1916г. четыре армии Юго-Западного фронта двинулись в наступление. На рассвете неожиданно для противника на его позиции обрушился ураганный огонь русской артиллерии. Теперь уже не нужно было скупиться на снаряды, и от тысяч взрывов австро-венгерские окопы превратились в настоящий ад. Лёгкие орудия били каждую минуту, тяжёлые - раз в две минуты. Приходилось заботиться только о том, чтобы орудия не перегрелись. В течение двух суток вал орудийного огня катился по позициям противника. Он, как тогда говорили, "начисто выбивал" поле битвы. В сражениях русские войска применяли и химическое оружие, Теперь все солдаты и офицеры русской армии уже имели противогазы.

Австрийцы считали свои сильно укреплённые позиции, на которых они зимовали, совершенно неприступными. Один офицер австро-венгерской армии, взятый в плен в начале наступления, сказал на допросе: "Наши позиции неприступны, и прорвать их невозможно. А если бы вам это удалось, тогда нам не остаётся ничего другого, как соорудить грандиозных размеров чугунную доску, водрузить её на линии наших теперешних позиций и написать: "Эти позиции были взяты русскими, завещаем всем никому и никогда с ними не воевать"".

Командующий фронтом генерал Алексей Брусилов предложил прорвать оборону противника не на узком участке фронта, а на всём протяжении фронта. Такой новый приём казался необычным и даже дерзким. Тем не менее, атака почти по всему фронту удалась. По имени командующего наступление назвали Брусиловским прорывом.

До конца июля русские войска вновь отвоевали часть Восточной Галиции и всю Буковину. Они взяли в плен 8 тысяч вражеских офицеров, 370 тысяч солдат, захватили 500 орудий и огромное количество другого вооружения. Всего же за время Брусиловского прорыва противник потерял до 1,5 миллионов военнослужащих. Потери русских были втрое меньше, из них убитыми 62 тысячи человек.



Чтобы спасти положение противнику пришлось срочно перебрасывать войска из других мест. Армии Брусилова столкнулись в боях даже с турками. Германия вынуждена была перебросить часть сил из-под Вердена, где шли ожесточённые сражения с французами. Это заметно облегчило положение союзников России.

Под влиянием побед Брусилова 14 августа 1916г. в войну на стороне России вступила Румыния. Однако это событие только осложнило положение России. Австро-германские войска быстро разгромили слабую румынскую армию и заняли Бухарест. Русский фронт растянулся до самого Чёрного моря...

10.

К началу войны русский Балтийский флот по численности ко­раблей основных классов превосходил морские силы Германии, вы­деленные для действий на Балтийском море (табл.9). Однако гер­манское командование в любое время могло изменить соотноше­ние сил в свою пользу, переведя часть кораблей с Северного мо­ря, что оно неоднократно и делало в ходе войны. Главной базой русского флота служил Гельсингфорс, часть сил базировалась на Ревель и Кронштадт. Главной базой германского флота был Киль, операционной — Данциг.

Развертывание русского флота на Балтийском море было про­изведено в соответствии с оперативным планом 1912 г. 31 июля 1914 г. отряд минных заградителей под прикрытием эскадры вы­ставил между о. Нарген и п-овом Порккала-Удд оборонительное минное заграждение. Это заграждение (более 2100 мин) в сочета­нии с ранее установленными в этом районе береговыми батареями образовало Центральную минно-артиллерийскую позицию. Здесь русский флот должен был вступить в решительный бой с герман­ским флотом при его попытке прорваться в восточную часть Финского залива.

1 августа 1914 г. с объявлением Германией войны России глав­ные силы русского флотаразвернулись на Центральной минно-артиллерийской позиции в ожидании прорыва германскогофлота. Однако немецкий флот ограничился демонстративными действия­ми, которые не дали положительных результатов и закончились гибелью крейсера «Магдебург». Командующий русским флотом адмирал Н. О. Эссен решил перейти к наступательным действиям». и прежде всего к постановке активных минных заграждений в юж­ной части Балтийского моря.

Активные минные постановки русского флота в южной части Балтийского моря в 1914—1915 гг. Главной целью активных мин­ных постановок русского флота у берегов Германии было обеспе­чение фланга и тыла русской армии в Прибалтике от возможных ударов противника с моря, стеснение базирования германского флота в юго-восточной части театра и нарушение немецких ком­муникаций. План, разработанный штабом флота, предусматривал постановку мин в южной части Балтийского моря отдельными бан­ками вдали от берега на пересечении обычных путей движения германских кораблей. Это должно было обеспечить скрытность минных постановок и затруднить противнику борьбу с минами. & первую очередь планировалось поставить минные заграждения на коммуникациях Данциг—Мемель и Данциг—Киль, связывавших главную, операционную и передовую базы германского флота на Балтийском море, во вторую — на подходах к Данцигской бухте,, с тем чтобы затруднить развертывание легких сил противника и нарушить снабжение его армии на юго-восточном побережье Бал­тики.



Для выполнения поставленной задачи штаб флота выделил в качестве кораблей-постановщиков 9 эскадренных миноносцев, 2 надводных минных заградителя и 5 крейсеров. Обеспечение мин­ных постановок возлагалось на соединения линейных кораблей, крейсеров, эскадренных миноносцев, тральщиков и подводных ло­док. Подготовка флота к активным минным постановкам началась в сентябре и к концу октября 1914 г. была завершена. В подгото­вительный период была оборудована временная база для эскад­ренных миноносцев в районе Моонзундских островов, расширена сеть постов наблюдения на театре, созданы радиопеленгаторные станции на п-ове Гангэ, Моонзундских и Аландских островах, ко­торые сыграли важную роль в организации радиотехнической раз­ведки на театре. Был оборудован шхерный стратегический фарва­тер для обеспечения скрытного выхода кораблей из Финского за­лива.

С наступлением продолжительных темных ночей, способство­вавших скрытности минных постановок, чему командование прида­вало особо важное значение, русский флот 31 октября 1914 г. при­ступил к постановке мин, предусмотренных планом. Эскадренные миноносцы, базировавшиеся на Моонзундские острова, ставили мины между Мемелем и Данцигом, крейсера и заградители — в районе Данцигской бухты и в юго-западной части Балтийского мо­ря. Постановки производились как в ходе выполнения специаль­ных миннозаградительных операций, в которых участвовали круп­ные силы, так и в повседневной боевой деятельности флота. Вы­ходы кораблей на минные постановки обеспечивались предвари­тельной разведкой, тралением выходных фарватеров и поиском подводных лодок противника. Широко применялись оперативная и тактическая маскировки. Одновременно с выходом кораблей-пос­тановщиков в южной Балтике развертывались силы прикрытия в составе бригады крейсеров, а иногда и линейных кораблей и нес­кольких подводных лодок. Переход кораблей совершался вдали от побережья со скоростью 16—24 уз, постановка производилась на 10—14-узловом ходу. Мины во всех случаях ставились ночью банками по 20 мин в каждой при расстоянии между банками 1— 0,5 мили и минных интервалах 45—90 м. По числу участвовавших кораблей минные постановки подразделялись на одиночные и сов­местные.

В период с 31 октября 1914 г. по 6 декабря 1915 г. русский флот произвел шесть минных постановок и пять миннозагради­тельных операций в южной части Балтийского моря и выставил в общей сложности 2858 мин. Все постановки были выполнены скрытно. Только в 1914—1915 гг. подорвались на русских минах и погибли или получили серьезные повреждения 15 кораблей (в том числе 3 крейсера) и 14 транспортов противника. оевые действия русских подводных лодок на коммуникациях противника в 1915—1916 гг. С установлением английским флотом блокады Германии на Северном море и перенесением центра тя­жести немецкой внешней торговли на Балтийское море значение балтийских коммуникаций для Германии значительно возросло. По ним противник ежегодно вывозил из Швеции до 5 млн. т же­лезной руды, которая более чем наполовину покрывала потребнос­ти германской военной промышленности в этом важнейшем виде стратегического сырья. Из Германии в Швецию примерно в таком же количестве вывозился каменный уголь. С выходом немецкой армии на побережье Рижского залива летом 1915 г. существенное значение для Германии приобрели воинские перевозки, связанные со снабжением сухопутных войск в Прибалтике. Для нарушения коммуникаций противника русское командова­ние использовало надводные корабли и подводные лодки. К осени 1915 г., когда подводные лодки развернули боевые действия на коммуникациях противника, в составе Балтийского флота находи­лись 18 подводных лодок, из них 8 больших (русские типа «Барс» и английские типа «Е») и 10 малых. Перед подводными лодками была поставлена задача уничтожать военные корабли и торговые суда противника.

Подводные лодки использовались главным образом методом крейсерства в ограниченном районе. Установленные районы крей­серства давали возможность подводным лодкам контролировать важнейшие узлы коммуникаций противника почти на всем их про­тяжении и одновременно вести боевые действия против немецких военных кораблей в северной и юго-западной частях Балтийского моря. Районы в северной части театра занимали малые подвод­ные лодки, а в центральной и южной частях Балтийского моря действовали большие лодки. Обычно в моренаходилось 2—3 лод­ки, а в отдельных случаях высылалось до 5. Продолжительность крейсерства составляла 10—12 суток. В кампанию 1916 г. русские подводные лодки уничтожили 2 крейсера и 16 транспортов противника. Успех русских весьма обеспокоил германское командование и заставил его ввести сис­тему конвоев. В состав конвоев обычно включалось 12—14 транс­портов. В качестве кораблей охранения использовались вспомога­тельные крейсера, миноносцы и вооруженные траулеры. Противо­лодочное охранение носило круговой характер. Введение конвоев и использование немцами для их проводки шведских территори­альных вод значительно осложнили действия русских подводных лодок, которым категорически запрещалось заходить в террито­риальные воды Швеции. Однако и в этих сложных условиях неко­торые подводные лодки добились высоких результатов. Например, подводная лодка «Волк», действуя в районе Норчепингской бух­ты, 17 мая 1916 г. потопила 3 немецких транспорта общим тонна­жем 8800 т. Оборона революционными моряками Балтийского флота Моонзундских островов (12—20 октября 1917 г.). В октябре 1917 г. германские империалисты предприняли крупную десантную опера­цию по захвату Моонзундских островов. В ходе этой операции они рассчитывали уничтожить революционный Балтийский флот, а за­тем нанести удар по Петрограду одновременно с моря и суши. ЦК РКП (б) во главе с В. И. Лениным, раскрыв захватнические планы империалистов, призвал революционных моряков Балтийского флота преградить путь германскому флоту в Финский залив и не допустить его к Петрограду. Отвечая на призыв партии, делегаты созванного по инициативе большевиков в сентябре 1917 г. съезда моряков Балтики заявили: «Ни одно из наших судов не уклонится от боя, ни один моряк не сойдет побежденным на сушу . . . флот исполнит свой долг перед революцией».

Оборонительные сооружения на Моонзундских островах к на­чалу операции не были завершены. Острова защищали береговая артиллерия (74 орудия калибра от 75 до 305 мм) и минные за­граждения, выставленные в районах Моонзундского и Ирбенского проливов, а также при входе в б. Тага-Лахт. Гарнизон островов насчитывал около 12 тыс. человек. На о. Эзель имелось до 30 самолетов. В борьбе за Моонзундские острова революционные моряки Балтийского флота уничтожили 12 эсминцев и большое число тральщиков, повредили 3 линкора, 13 эсминцев и несколько траль­щиков противника. Потери русского флота составили линкор «Сла­ва», затопленный своей командой, и миноносец «Гром».

 

 

11. Общий обзор боевых операций Черноморского флота в 1914-1915 гг.

Как выше сказано, после начала войны с Германией русское министерство иностранных дел делало попытки оттянуть или устранить вовсе вступление в войну Турции. Это нашло себе отражение в директивах командующему Черноморским флотом, коему было приказано "избегать явно агрессивных мероприятий, могущих послужить поводом для вступления Турции в войну". При этом министр иностранных дел, в согласии с мнением союзников, сообщил адмиралу Эбергарду о том, что с политической точки зрения представляется нежелательным, чтобы инициатива разрыва с Турцией исходила бы от нас.

На основании этого, командующий Черноморским флотом составил план действий, тогда же утвержденный ставкой, по которому "флот, сосредоточившись в Севастополе и будучи в постоянной боевой готовности, занимает, впредь до новых указаний, выжидательное положение, имея негласное наблюдение за турецким флотом при посредстве пароходов, совершающих рейсы между нашими портами и Константинополем."

Однако, уже к середине августа обстановка переменилась, германские крейсеры "Гебен" и "Бреслау" прошли Дарданеллы. Этим установилось соотношение сил, указанное в начале данной главы, т.е. при преимуществе на стороне турецкого флота.

Принимая во внимание, что уничтожение "Гебена", обеспечивая за нами неоспоримое господство на Черном море, могло бы удержать Турцию от выступления, командующему флотом 18 августа, по соглашению с министром иностранных дел, было разрешено, в случае появления "Гебена", действовать по усмотрению, дабы использовать могущую выгодно для нас сложиться тактическую обстановку встречи с ним. Во исполнение этого, флот дважды в сентябре крейсировал в полном составе в западной части моря, но оба раза не встретил турецких судов.

Но разрешение "действовать по усмотрению" было дано не надолго. Опасение раздразнить Турцию взяло верх, и в министерстве иностранных дел сочли даже самый факт крейсерства Черноморского флота в море могущим вызвать войну.

Прошлая директива была отменена, и дана новая: "не искать встречи с турецким флотом, если он не займет явно угрожающего положения."

Согласно этого приказания Черноморский флот до войны с Турцией выходил в море лишь с учебными целями, не удаляясь от Севастополя дальше, чем на 60 миль, и конечно, уже не ища встречи с "Гебеном".

В результате этих директив, создавалась обстановка, весьма напоминающая начало русско-японской войны, когда флот до последнего момента не знал, будет ли война, а директивы свыше поддерживали уверенность в возможности избежать ее.

Командующий же флотом Эбергард не проявлял в этом отношении достаточно беспокойства и спокойно ожидал новых директив, не принимая должных мер на случай внезапного начала войны. Между тем, казалось бы именно ему, бывшему флаг-капитану русской эскадры в Порт-Артуре, свидетелю атаки японцев 26 января 1904 года, следовало особенно учитывать опасность внезапного нападения неприятеля, и от него, более чем от кого-либо, можно было требовать мер, исключающих возможность неприятелю застигнуть врасплох наш Черноморский флот.






Date: 2015-09-23; view: 114; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.007 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию