Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава двадцать седьмая. Вы хотели войны, вы её получите





 

Чиркудай знал, что на открытом пространстве, от невысокого леса до стоянки, их могут заметить местные жители. И ломал голову: как ему поступить – сделать рывок, или затаиться до темноты. Он не забывал, что у него на руках был раненый нукер и, убитый. Ждать целый день, не мог, так как понимал, что отвечает за них, за себя и за бумаги, взятые у чжурчженя.

Преодолев небольшой перевал, разглядел с вершины последней сопки опушку и долину в сизой дымке, которая образовалась от дыма костров. До лагеря оставалось проехать три версты.

Подкравшись к окраине леса, Чиркудай учуял чьё‑то присутствие. Резко дернув узду, он направил коня в заросли кустарника. Но, убравшись с тропинки, неожиданно налетел на засаду из десяти спешившихся всадников в меркитской одежде. Чиркудай перевёл дух – это были свои.

Подбежал десятник и, ни слова не говоря, сразу всё поняв, взял уздечку у Чиркудая, и повёл коня с убитым воином.

– Сколько вас? – негромко спросил Чиркудай.

– Двадцать, – быстро ответил десятник. – Второй отряд стоит по ту сторону тропинки.

– Позови их, – приказал Чиркудай.

Десятник крикнул, подражая какой‑то птице. И тут же через тропку к ним стали перебегать воины, ведя за собой коней.

– Окружите нас плотным кольцом, – распорядился Чиркудай, – чтобы ни один китаец не увидел раненого и убитого.

Нукеры вскочили на коней и, плотно обступив их, выбрались из леса. Под таким конвоем они доехали до временных юрт.

 

Их ждал Субудей, со старшим купцом и несколькими командирами. Посмотрев другу в глаза, Субудей понял, что операция прошла хорошо. Чиркудай соскочил с коня и молча протянул ему три листа рисовой бумаги с иероглифами. Взяв документы, Субудей тут же отдал приказ:

– Срочно поставьте верблюдов вокруг лагеря, – старший купец сорвался с места и стал тихо, но свирепо покрикивать на погонщиков, которые бросились поднимать сонно жующих жвачку животных.

Постояв около убитого, Субудей распорядился.

– Хограй, возьми десять нукеров и выкопай могилу посреди стоянки. Быстро!



Сотник молнией сорвался с места, негромко отдавая приказания засуетившимся воинам.

– Как себя чувствуешь? – поинтересовался Субудей у друга.

– Устал, – пробормотал Чиркудай, добавив: – Раненого – в повозку.

Их слушали стоявшие неподалеку командиры. Субудей только взглянул в их сторону блестящим глазом, и командиры сорвались с места, подхватили раненного товарища и повели его к арбе.

– Ты, тоже иди. Ложись в повозку, – сказал Субудей. – Мы тут без тебя справимся, – посмотрел, на яростно копающих могилу в центре лагеря нукеров, на загородивших стоянку от чужих глаз верблюдов, и заключил: – Снимемся сразу, как похороним. Кидань об этом не узнает. Наверное, вторую половину карты мы не получим.

Чиркудай устало кивнул головой и пошел к арбам, в которые уже запрягали верблюдов. Пройдя несколько шагов, он повернулся к Субудею, и вяло сказал:

– Нам нужно выбраться отсюда.

– Выберемся, – уверенно произнёс Субудей и захромал к могиле.

 

Чиркудай зарылся в рисовую солому на повозке и моментально уснул. Он не почувствовал, как арба противно заскрипела и поскакала огромными колесами по выбоинам дороги, ведущей к Великой стене.

 

Проснулся от тряски и сразу вспомнил, что произошло. Чиркудай не умел раскачиваться и нежиться в постели: просыпался сразу, моментально осознавая всё. Только сейчас он обратил на это внимание, и немного удивился. Раньше ничего не замечал: лег – уснул, проснулся – встал. Вот и всё.

Высунувшись из соломы, Чиркудай определил, что небо стало темнеть. Разглядев невдалеке сотника в окружении нукеров, махнул рукой. Командир его понял: коня нойону! – и подъехал к нему.

– Где Субудей? – поинтересовался Чиркудай.

– Он отстал от каравана, – сообщил сотник. – Кого‑то ждет.

Чиркудай прямо с арбы вскочил в седло своего Грома, и поехал в сторону от шумных арб, оправиться, показав жестом, что его сопровождать не надо. Сотник понял командующего, но все время держал его в поле зрения.

Когда хвост каравана прошел мимо, Чиркудай выехал на дорогу. К нему тут же подлетела его личная десятка и встала сзади.

– Веди к Субудею, – приказал Чиркудай десятнику. Нукер поддал пятками своему коню под живот и поскакал назад, туда, откуда они пришли. Чиркудай порысил следом.

Версты через две, за округлым холмом, они наткнулись на группу всадников. В одном из них, в уплотнившейся вечерней тьме, Чиркудай узнал Субудея. Подъехав к другу, он рассмотрел ещё и древнего старика с миниатюрным мальчиком. Китайцы стояли у обочины дороги и о чём‑то переговаривались между собой по‑киданьски. Субудей кивнул головой Чиркудаю и перевел взгляд на продолжающих возбужденно болтать китайцев.

– Кто такие? – негромко спросил Чиркудай.

– Мне кажется, что они от того разведчика, – задумчиво сказал Субудей. – Но спорят друг с другом о нас. Не знают, кто мы.

– А ты сойди с коня, – посоветовал Чиркудай, – они, очевидно, знают, что ты был ранен. А на коне, да ещё в темноте… Ничего не видно.



Субудей подумал и согласился:

– Наверное, ты прав. По иному им нас никак не узнать, – и с кряхтением сполз с коня.

Прихрамывая, подошел к киданям. Старик, присмотревшись к пешему монголу, заметил его уродство и, заулыбавшись, что‑то шепнул мальчишке. Тот ненадолго задумался, но решился, и вытащил из‑за пазухи многократно сложенный лист бумаги.

Хромой командующий взял протянутую ему карту и вежливо поклонился. Старик хотел было уйти, но Субудей попросил его задержаться. Подойдя к коню, он сунул карту в хурджун, одновременно вытащив из него мешочек с серебром. Даже в темноте можно было понять, что это слитки металла. В мешочке зазвенело. Субудей протянул деньги старику. Но тот резко отстранил руку хромого командира и отрицательно покачал головой. Затем, что‑то сказав мальчику, китаец развернулся и пошёл по дороге в сторону Чифына.

– О них нужно будет сообщить Темуджину, – сказал Субудей Чиркудаю, усаживаясь в седло.

– Ляо Шу умел подбирать людей, – согласился Чиркудай.

– Они служат киданю‑разведчику, – произнес Субудей, – а не Ляо Шу.

– Но этот кидань был выбран потомком императоров, – буркнул Чиркудай.

Субудей подумал, и согласно кивнув головой, сказал:

– Поедем. Караван уже далеко, – и они пустили коней рысью по дороге.

 

Обоз встал на привал. Но костров никто не разводил. Субудей вызвал главного купца и сказал, что ночевать здесь они не будут. Нужно спешить. Идти придётся всю ночь, до самой Великой стены. Старший купец молча выслушал туменного, поклонился, и пошел отдавать распоряжения.

 

Ночь была светлая от полной луны. Воздух прохладный. Чиркудай ехал с удовольствием. Под утро, когда в предрассветной мгле показалась Великая стена, сделали еще один привал. А после восхода солнца подошли к одним из ворот.

Трое стражников, надуваясь спесью, ходили вдоль длинной колонны телег и ковыряли копьями тюки, ругаясь по‑киданьски.

Субудей подозвал старшего купца:

– Что они хотят?

– Требуют уплаты серебром.

Субудей недовольно сморщился, помрачнел, и резко приказал:

– Дайте им серебро.

– Нельзя много давать, – возразил старший купец: – Нужно поторговаться. Они это любят.

– Иди и торгуйся, – согласился Субудей.

– Уже торгуются, – сказал купец. – Тот, кто знает киданьский.

 

Стражники продержали их около ворот не менее часа. Чиркудаю эта задержка очень не понравилась. Он приподнимался на стременах и оглядывал горизонт, ожидая погони, а сам прикидывал: не порубить ли этих надутых дураков на ломти?.. Но пока всё было спокойно, и никто за ними не гнался. Приходилось терпеть. Они переглядывались с Субудеем понимающими взглядами и тяжело вздыхали. Знали, что злиться нельзя совершенно, иначе всё их нетерпение и бешенство отразится на лицах.

Если бы не карты и не необходимость делать вид, что они всего лишь купцы, эти стражники прожили бы на этом свете не более паузы, в чириканье птичек. А птички действительно сидели на камнях гребня стены, и восхваляли начавшийся день своим пением.

 

Ночью, раскачиваясь в седле, Чиркудай рассказал Субудею о том, как подстрелил чжурчженя и его охрану. Рассказал, где и как спрятал тела. О схватке с разбойниками уже поведал раненый нукер. Субудей покряхтел и недовольно сказал, что никогда не доверял людям длинной воли, особенно киданьским.

 

Наконец, деревянные ворота со скрипом растворились, и караван стал проползать в неширокий проход. Оказавшись в степи, за границей империи, Субудей приказал двигаться не торопясь. Но как только Великая стена скрылась за сопками, погнал всех бегом.

Скачка продолжалась до обеденного привала. К друзьям подбежал старший купец и чуть не со слезами на глазах сообщил, что верблюды так быстро и долго бежать не могут. Уже пали восемь животных. Их бросили вместе с товаром.

– Лучше остаться живым, чем с товаром, и мертвыми, – грубо бросил Субудей купцу, но, подумав, пояснил: – За нами могут послать погоню.

Купец неопределенно пожал плечами и отошёл. Он знал не всё. Однако догадывался, что торговля была не основной причиной их путешествия в империю.

Немного погодя, Субудей, скрепя сердце, приказал в дальнейшем почаще делать короткие привалы. А сейчас, почти все, кроме караула, тут же свалились на землю, на брошенный под ноги войлок, и сразу же уснули.

Чиркудай прилёг на кошму, рядом с Субудеем, давая возможность отдохнуть телу. Но сразу же поднялся на ноги, заметив приближение замыкающей десятки нукеров, остановив жестом шевельнувшегося Субудея. Они прискакали от Великой стены.

– За нами никого, – сообщил сотник, командовавший в походе десяткой. – Из ворот никто не выходил.

Подъем! – скомандовал Субудей и добавил: – Все равно нужно ехать рысью. Они же за нами без верблюдов погоняться. Быстро догонят, – и, посмотрев на сотника, спросил: – Вас подменили? Кто‑то наблюдает за китайской стеной и воротами в ней?

– Да, – подтвердил сотник. – Мы поехали к вам после того, как пришла свежая десятка.

– Ты послал дозор вперед? – спросил Субудей у Чиркудая.

Чиркудай утвердительно кивнул и пояснил:

– И слева, и справа от нас идет по две десятки, – усевшись в седло своего коня, он поднял руку над головой и отдал команду караванщикам подниматься и продолжать путь. Погонщики засуетились, стегая выбившихся из сил, не отдохнувших верблюдов. Караван потащился по жаркой степи, и через некоторое время перешёл на рысь.

 

Уже поздно вечером прискакали радостные нукеры из головного дозора и весело доложили:

– Впереди две охранные тысячи: одна Субудей‑богатура, вторая – Джебе‑нойона.

Субудей усмехнулся и, подозвал к себе пальцем старшего купца, и сказал:

– Теперь можешь отдыхать и считать убытки.

– А может быть послать нукеров за товаром, который остался на павших верблюдах? – неуверенно спросил купец.

Субудей подумал и взглянул на Чиркудая. Чиркудай согласно кивнул головой.

– Скажи моему тысячнику, пусть отправит две сотни с заводными конями, – дал добро Субудей. – Скажи – я велел.

Купец обрадовался, вежливо поклонился, и умчался в темноту.

 

Уже ночью послышался грозный гул и слева, и справа от каравана. Через десять минут из тьмы вынырнули две тысячи, идущие походным строем.

 

Дорога домой была легкая. Субудей как‑то сказал Чиркудаю, что китайцы медлительные. Они, конечно же, обнаружив тела разбойников, чжурчженя с сопровождением, и отравленного чиновника из городского управления, свяжут их смерть с ними, с монголами. Но слишком долго будут раскачиваться.

– Однако, они не так глупы, – вздыхая и будто размышляя вслух, говорил Субудей, покачиваясь в седле. – Я беседовал со многими киданями и некоторыми чжурчженями. И хотя они воспринимают нас как дикарей, но опасаются. Ждут от нас подлости и хитрости. Они думают про нас, так же, как друг про друга.

– Темуджин сказал, что у тебя хитрость написана на лице, – стал подзаводить друга Чиркудай.

– Темуджин прав, – важно согласился Субудей и ядовито добавил: – А ты – ишак безрогий.

– Слон, – коротко бросил Чиркудай.

Субудей задумался:

– Это тот, огромный, которого нам показывали хорезмийцы на рисунках? Тот, который живёт в Индии?

Чиркудай подтвердил предположение друга кивком головы.

– Нет… – протяжно возразил Субудей. – Я не слон. Мой брат Джелме – вот кто слон.

– Тогда – змея с ушами, – сказал Чиркудай.

– Вот это на меня похоже, – Субудей расплылся в кривой улыбке, прищурив единственный глаз: – Это я.

 

Вот так они и ехали, болтая о чём попало, чтобы скоротать время. Нукеры издали прислушивались к их разговору и незаметно усмехались. Они уже привыкли к пикированию друзей и знали, что это лишь развлечение. Знали, что их командующие были друг для друга больше, чем братья. Любой из них может пожертвовать своей жизнью ради друга.

Но и своих подчиненных туменные не обделяли вниманием: всех воинов считали младшими братьями, а иногда и обзывали. И нередко, меткое слово становилось кличкой для нукера, чем он несказанно гордился. И это радовало нукеров. Тот, кто попадал в тумен, становился членом большой семьи. А другой тумен был, как другая семья близких родственников.

Чужеродность между людьми не имели значения. Войско состояло из людей различных родов и племен. И никто из командиров не принуждал своих подчиненных поклоняться какому‑то одному Богу. Среди них были верующие почти от всех религий, кроме иудаистов, и не верящих ни во что. К людям, отрицающим все религии, к атеистам, монголы относились с подозрением, и не принимали их в своё братство.

В Монголии, с приходом Чингизхана к власти, и после обнародовании его Ясы, появилось родовое, кровное братство. Укрепился закон кровной мести. Монголия становилась иной – единым, жёстоким, по отношению к чужим, сплоченным государством.

 

Чиркудай даже не ожидал, что так сильно соскучился по Сочигель и по маленькому Анвару. С ним такого раньше не было. Он кривил непослушные губы, пытаясь улыбнуться, когда к плечу прижалась его женщина, когда на колени залез маленький человечек и стал радостно на них прыгать, когда умаявшись, свернулся калачиком и заснул на его руках. Чиркудай стал богатый: кроме тумена, он имел ещё одну семью, чего его лишили в детстве.

 

На очередном заседании появился Бай Ли. Ему Чиркудай тоже обрадовался. Он давно не видел своего первого командира. Бай Ли приветливо кивнул головой и в конце совещания остался с самыми близкими, которым Темуджин по обыкновению велел остаться. Еще хан приказал задержаться туменному Мухали, бывшему заместителю Чиркудая.

Пройдя в большую юрту, хан махнул рукой, разрешая всем садиться. Как обычно помолчал, и сообщил:

– Наверное, нам войны не избежать.

Присутствующие понимали, что он говорит об империи.

– Ко мне пришли сведения, что чжурчжени собирают карательный корпус в тридцать тысяч человек. Весной направят его в Монголию покорять нас и требовать уплаты дани.

– Нужно их встретить в степи, – упрямо сказал Бай Ли, будто продолжал давно начатый с Темуджином разговор.

– А если мы отойдем за Селенгу? – тоже, будто продолжая спорить с ним, возразил Темуджин.

– Китайцы и монголы совершенно разные, – вздохнув стал объяснять Бай Ли. – Для вас земля ничего не значит. Вы без раздумий можете перекочевать туда, где лучше пасти скот. А китайцы люди осёдлые, они держатся за свою территорию. Поэтому, если вы отойдете, они подумают, что вы на всё согласны. А их необходимо задержать, и дать бой.

– Сейчас я это понимаю, – согласился Темуджин: – У меня вырос город. Но я, если возникнет нужда, могу его бросить и построить новый, в любом другом месте. Однако понимаю и другое, что с империей нельзя вечно играть в поддавки. Если мы окажем сопротивление – это война!

– Каракоруму всего несколько лет, – заметил Бай Ли, – он молодой. Ты ещё к нему не привык. А вот если бы твоему городу, и не одному, было несколько сотен или несколько тысяч лет… Если бы около него лежали на кладбищах все твои предки, тогда ты за город держался бы мертвой хваткой.

Темуджин помолчал, опустив голову. Но через минуту взглянул на чжурчженя, и спросил:

– Ты советуешь нам жить, как китайцам, и сидеть на одном месте?

– Земля большая, – усмехнулся Бай Ли. – И она давно поделена. Людей на земле много. У вас другой уклад жизни, не такой, как в империи.

– Значит, нам нужно не просто провести бой с корпусом, а драться за свою землю?

– Вам нужно показать империи, что Монголия принадлежит вам, – жёстко заключил Бай Ли.

Темуджин пожевал губами, покрутил кончик бороды, в которой стали появляться седые волосы, и согласился:

– Возможно, что ты прав.

– Это очень хорошо, что китайцы держатся за свою землю, – неожиданно заметил Субудей.

Собравшиеся с интересом посмотрели на туменного. Но вопросов не задавали, ожидая, когда он сам все объяснит.

Субудей покряхтел и стал степенно говорить:

– Когда я был у них с караваном, то много беседовал с китайцами. Узнал одну вещь: их воинам запрещается показывать противнику спину. Они не имеют права отступать. Должны защищать землю позади себя и не пускать на неё врагов.

У них были умные командиры, которые считали отступление нормальным ведением боя. Но глупый император поверил в наветы завистников и казнил умных за их победы. Глупые, считают отступление позором и предательством. Нам подобная тактика на руку.

Отступление в тяжелой или непонятной обстановке сохраняет воинов. Позже можно развернуться и напасть на противника, – Субудей внушительно помолчал и продолжил: – У нас хорошая тактика. И хорошо, что такого понятия, как отступление, для нас не существует.

Наш хан приказывает нам только победить. А каким способом – это дело командующего. Поэтому наших воинов, во время войны с имперскими войсками, будет меньше погибать, чем китайских солдат, которые, не смотря ни на, что должны стоят насмерть.

В юрте повисла тишина. Все обдумывали речь Субудея. После долгого молчания, Темуджин усмехнулся и сделал вывод:

– Мудрый Субудей всё подметил правильно. Но я подумал вот о чем: глупый правитель собирает вокруг себя глупых людей, потому что боится умных. Поэтому глупые всегда проигрывают тем, около кого мудрые помощники, – внимательно осмотрев своих командующих, Темуджин закончил:

– Карта, которую вы привезли, очень нам поможет, – и повернувшись к Бай Ли, сказал: – Этого разведчика нужно наградить.

Бай Ли согласно кивнул головой.

– Готовьте тумены к войне, – заключил Темуджин. – Нам её не избежать. Осталась только одна мирная зима.

 

Но последующие события пошли несколько по иному, не так, как предполагали монголы. На севере, у Баргузинского моря, на их приграничные аулы стали нападать лесные люди, тунгусы и соха. Чингизхан послал на них два тумена во главе со своим сыном Джучи. Через некоторое время пришло известие, что, лесные люди разбиты и рассеяны. А их остатки сделали весной плоты, погрузили на них утварь и скот, и стали сплавляться по реке Лене, подальше от монголов, на север.

Почти одновременно с лесными людьми с запада напали найманы и меркиты. Чингизхан послал на них Субудея, с его туменом. Весной, врагов, найманов и меркитов, оттеснили к реке Иртыш, в Сибирь. А их вождь Кучлук, бежал в хорезмийский султанат.

Из этого похода Субудей привез меркитскую красавицу Кулан и отдал её Темуджина. Она стала его любимой, семидесятой женщиной.

 

Поздней весной с юго‑запада в Монголию вторглись тангуты, западные китайские племена, образовавшие империю Си‑Ся. Против них Чингизхан послал молодого Мухали с двумя туменами. В начале лета тангуты были почти разбиты. Чтобы не погибнуть совсем, они заключили мир с Чингизханом, и война прекратилась.

А ближе к лету, с южной границы пришло известие о том, что в степь вторгся тридцатитысячный чжурчженьский корпус регулярных войск, для покорения банды Чингизхана. И в поход двинулись пятнадцать монгольских туменов, во главе с Великим ханом. Три тумена он оставил в Каракоруме. Так началось покорение мира дикими варварами.

 

 






Date: 2015-09-17; view: 75; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.021 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию