Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 30





 

То, что я говорила Коулу насчет «справляться со страхом», примерно на четыре пятых бойскаутская жвачка, а на одну пятую – принятие желаемого за действительное. Страх ведет себя, как свинья на ярмарке: можешь гнать ее погонялкой по кругу, и она почти всегда пойдет туда, куда ты ее гонишь. Но эта тварь весит триста фунтов, и если она решит перепрыгнуть изгородь и рвануть по дороге, оставляя след зеленой жижи до самой фермы, то, бог свидетель, так она и поступит.

Моя пока трусила послушными кругами, но изгородь начинала ее чертовски манить. Я давно уже выяснила, что на мою свинью ни доброта, ни подкуп не действуют. Шевелись, приговаривала я грубо. Мне надоело шлепать по дерьму, и ты мне его добавлять сейчас не будешь.

Коул подвел лодку к яхте, я взяла пакет из химчистки и прыгнула на нижнюю палубу. Тут же появился By – перегнувшись через перила, он улыбался мне белозубой улыбкой.

– Вы мисс Робинсон из химчистки? Прошу вас подняться наверх, я вам покажу, куда повесить вещи.

Ага, он просто лучился милым отношением, но позволил мне подняться по трапу, держа в руках три вешалки с тяжелыми парчовыми и шелковыми вещами. Непростое упражнение, особенно когда в любой момент ожидаешь атаки.

Когда я поднялась, он кивнул и повел меня мимо тех самых стульев, где недавно погибло столько народу. Я сумела оторвать взгляд от совершенно чистого настила и устремить ему в спину.

На By были темно‑синяя форменная рубашка и штаны с черными манжетами. Палубные туфли и шляпа тоже черного цвета. Чем‑то он походил на Шао, но не настолько, чтобы момент его ликвидации превратился для меня в кошмар. Я прищурилась, стараясь разглядеть темные контуры щита сборщика. Ничего. В яркий солнечный день такие щиты, похоже, видны хуже всего. Пора провести тест номер два.

– Ой!

Я притворилась, что споткнулась, ухватилась правой рукой за перила, левой взметнув вверх вешалки с одеждой. И не сводила глаз с By. Когда он оглянулся посмотреть, что случилось, часть его лица осталась на месте. И точно так же руки, которые он протянул, чтобы мне помочь. Я отступила на шаг, чтобы он до меня не дотронулся, и улыбнулась.



– Спасибо, все хорошо. Наступила на этот хвост.

Я показала на волочащиеся хвосты от упаковок, а сама смотрела, как размазанный Ву становится четким.

Мои внутренности грыз ужас, но голова приказала ему пойти пока погрызть кого‑нибудь другого. Я выходила против новенького с иголочки сборщика, а не закаленного ветерана вроде Десмонда Йеля. Предстоящая ликвидация Ву трудностей представлять не будет.

Ужас расхохотался – как две расфуфыренные семнадцатилетние девчонки, вдоволь поиздевавшиеся над твоей прической, туфлями, серьгами, джинсами, над твои походкой, речью, припомнили бы, что ты моргаешь каждые тридцать секунд… – и вернулся к своему ужину. Потому что теперь я точно знала: By нацелился на мою душу. Не знаю, как он сумел меня опознать. Может быть, у сборщиков есть Ясновидец, работающий на их стороне. Может быть, у Десмонда Йеля был в голове «пассажир», когда мы дрались в «Подкрепиться» – тот, который перешел в тело By в туалете аэропорта. В любом случае создавалось впечатление, что правила для сборщиков, регулирующие убийства, разрешали ему месть. A By вдруг обнаружил, что сейчас его очередь, и очень старался не выдать своего ликования – ведь я прямо‑таки свалилась ему в руки. Самый тяжелый случай невезения – но и такое бывает.

Я шла за ним через просторный салон, который три человека в форменной одежде скребли и драли так, будто их жизнь зависела от того, насколько все будет блестеть. Может, и правда зависела, кто знает. Коридор уводил отсюда к обеденной секции, которую я увидела еще при первом своем появлении. Не обращая внимания на запертые двери по обе стороны, мы подошли прямо к той, которой заканчивался коридор. By отпер ее вынутым из кармана ключом.

Я ожидала проблем, если ему захочется вести себя по‑джентльменски, но он вошел в двери первым. Дверь он за собой закрыл, и я услышала, как щелкнул замок, но меня это устраивало. Мне тоже не хотелось бы, чтобы нам мешали.

– Это каюта Пенгфей Ян, – сказал By.

Вайлю бы она понравилась. И мне стало как‑то неприятно, что у него с Пенгфей одинаковые вкусы. Что еще может им нравиться общего, кроме огромных кроватей на белых мраморных столбах, как‑то освещенных изнутри?

Покрывало было того же цвета, что ковер и шторы – сливочно‑белые, украшенные масляно‑желтыми кругами. По бокам кровати стояли два белых комода с желтыми ручками, а над ними – газовые шторы неожиданно алого цвета. Такие же подушки возле белых обоев стен казались большими шарами крови.

В углу напротив двери стояла белая складная ширма, разрисованная красным драконами – туда мне и велел By повесить платье Пенгфей. Я прижала к боку костюмы Луна, будто чтобы снять тяжесть с руки.

– Скажите, – спросила я, отдирая уголок пластиковой обертки, – а что вы делаете на этом судне?

– Состою в экипаже, – ответил он, сцепив руки за спиной и отойдя к углу кровати, ближайшему к двери.



– Нет, я хотела спросить: вы помогаете на кухне, или убираете, или…

– А, понимаю, – улыбнулся он. – Я обслуживаю гостей. У нас их на борту несколько, хотя в основном они спят, потому что живут по тем же часам, что Пенгфей Ян и Чень Лун.

Пока он говорил, я внимательно его рассматривала. Теперь, при задернутых занавесках и закрытой двери, мне был виден щит, когда его контуры повторяли движения тела. Как и у того первого сборщика, щит открывался по большей части при движениях головы.

Я могла бы его застрелить – но если я сумею пропихнуть пулю за этот щит, кровь и мозги полетят по всей каюте, не говоря уже о грохоте, который команда сочтет неуместным в столь мирное предзакатное время. Не слишком привлекала перспектива колоть ножом, учитывая, сколько при этом выльется крови, учитывая к тому же, что я буду изображать Пенгфей и мне это помещение еще понадобится. Ну, все равно это были планы В и С. Ведь поскольку щит, по всей видимости, был слабее возле головы – я на это надеялась, – вполне мог сработать план А.

– Так о моем задании… – начала я.

– Боюсь, что мое правительство не может сотрудничать с вами ни в чем, что вы запланировали, невзирая на тот факт, что Лун – наш общий враг.

Гм. Акцент, с которым он говорил по телефону, начисто пропал. Значит, он перестал притворяться?

Я позволила себе чуть опустить руку, будто утомленную тяжестью костюмов. Подвинулась к кровати, куда, по всей видимости, собиралась их положить.

– И что? – спросила я. – Вы думаете, что, если нам поможете, это создаст плохое о вас впечатление? Боитесь, что Северная Корея обзовет вас жирными слабаками и будет сама играть со своими ядерными игрушками?

By улыбнулся, показав куда больше зубов, чем надо. Разверни он язык, думаю, достал бы кончиком до пупа.

– Я думаю, гораздо важнее тут то, что мы вас, американцев, считаем мудаками.

Я уже добралась до кровати, захлопотала, укладывая на нее костюмы. Эта суета позволила мне подобраться к By гораздо ближе. И уже на нужной дистанции я обратилась к нему, щелкнула укоризненно языком – дескать, как ты плохо себя ведешь, мальчик.

– Подобных стереотипов, By, придерживаются именно что узколобые мудаки. Вот я, например, поскольку ты – солдат китайской армии, могла бы счесть тебя закоренелым, форменным коммунистом. – Я продолжала возиться с вещами из химчистки, чтобы он думал, будто ошарашил меня. И еще – чтобы видел обе мои руки на пластиковых чехлах. – Но так как я не ограничиваюсь какой‑то одной точкой зрения, то сообразила, что на самом деле ты – сборщик, похититель душ.

Он бросился – на что я и рассчитывала. Позволить себе в такой уязвимой позиции хоть одну мысль было бы гибелью, поэтому я не думала, а действовала – оторвала от пластика пленку.

Ушла в сторону – и By с размаху ударился о пленку, которую я называла «переносной подушкой». Эта пленка вошла в разрыв его шита.

Она прильнула к лицу, как живая маска, покрыв рот, нос и глаза так плотно, что сквозь нее проступили их контуры.

By впился в пленку когтями, слетев при этом с кровати – я перевернула его на живот, уперлась в спину коленом и придержала, оторвав его руку от лица и завернув ее с силой за спину. С другой рукой я поступила так же, задрав обе повыше и связав пластиковой лентой.

Когда судороги прекратились, я его перевернула, сняла переносную подушку, сложила ее в восемь раз и сунула в карман. Потом отскочила, увидев открывшийся во лбу третий глаз. В отличие от обычных глаз By этот был светло‑зеленый. Я подождала, но ничего оттуда не появилось. Глаз таращился в потолок, пустой и незрячий, как два остальных.

– Где же ты теперь, By? – прошептала я. Потом поняла, что и у первого убитого сборщика души не видела. А это значит…

Сборщики не могут убить никого, кто не помечен. Но когда сборщик входит в тело, душа покидает его. Следовательно, люди, дающие сборщику тело‑хозяина, должны заранее дать согласие.

Коул был прав – Bу хотел стать сборщиком. Самос наверняка расписал эту жизнь как очень привлекательную. Нечто богоподобное, с властью над жизнью и смертью. Никакой мелочной морали, мешающей тебе действовать. А уж выгод сколько!

Но какой ценой? Где теперь его душа?

Я почти наверняка догадывалась, но уже знала совершенно точно, что никогда про это Шао не скажу ни слова.

Спрятав тело за ширмой, я еще раз оглядела каюту. Как было бы удобно, если бы сейчас приподнять половицу в каком‑нибудь чулане, а там Пенгфей (а лучше, чтобы Лун тоже) лежит, готовенькая для протыкания колом. Но нет, ни одного вампира я на борту не чуяла.

Дернув на себя дверцу шкафа, я подавила вопль. С полки на меня смотрели, выстроившись в ряд, пенопластовые головы в париках. В первый миг мне показалось, что настоящие.

Взяв из шкафа первую попавшуюся средних размеров сумку с золотой застежкой, я запихнула туда парик с длинными косами – он валялся позади всех других, и вряд ли его хватятся. Еще я прихватила несколько безделушек и веер. С сумкой и костюмами Луна я вышла из каюты. Хотя мне хотелось кратчайшим путем вернуться к моторке, я, проходя мимо трапа, ведущего в рубку, вспомнила о серьезных пробелах в своем образовании и решила предпринять экскурсию.

Как я и думала, в этот второй раз в рубке был настоящий капитан.

Потрясающе, какое впечатление может произвести эта шляпа, если ее надевать правильно, а не задом наперед.

– Сэр, прошу прощения, мне показалось, что Сяо By прошел в эту сторону. – Я показала вещи из химчистки. – Он мне велел отнести это в каюту Чень Луна, а я заблудилась. У вас такой большо‑ой кора‑абль!

Дамы, для справки: когда разговариваете с моряком, корабль приравнивается к интимным частям.

Капитан растаял, как шоколадка в руках.

– В общем, мне надо было ему сказать, я тут заметила, мы не до конца одно пятно очистили с его халата, я его заберу, халат, и перечищу бесплатно. Завтра с утра первым делом.

– Боюсь, это окажется невозможным, – ответил капитан с превосходным британским произношением и улыбочкой, с которой мог бы пригласить меня сесть к нему на колени. – Мы сегодня вечером уходим в море.

– Ой! И прямо вот сейчас уходите? Потому что я могла бы сейчас прямо на работу, почистить и через пару часов уже принести обратно.

Он встал с кресла, подошел ко мне небрежно, и тут я поняла, что он похож на Сулу из старых серий «Звездного пути». К Сулу я всегда неровно дышала, и потому мне было проще сделать заинтересованное лицо, когда он сказал:

– На самом деле мы не планируем поднимать якорь до полуночи. И моим людям сказано, что их не ожидают на борту ранее десяти. Так почему бы вам не принести вещи где‑нибудь около семи, и мы бы с вами поужинали?

Так, кажется, можно вычеркивать яхту из списка потенциальных укрытий Пенгфей. По крайней мере не придется беспокоиться, что она появится и хватится украденных мною вещей. А если подумать, я бы поняла, что они с Чень Луном, уже приведя себя в порядок после пожара в нашем павильоне, не будут испытывать необходимости, очнувшись, возвращаться на яхту и повторять этот процесс. Где бы они ни были, их вечерние приключения начнутся сразу, как они откроют глаза. Из чего следует, что мне надо мотать поскорее обратно на берег.

Я заглянула в рубку – и восторг при виде залитой голубым светом приборной панели мне изображать не пришлось.

– Bay! Ужин на настоящей яхте? Это будет великолепно!

Он наклонился ближе:

– И бикини захватите. Может быть, десерт будем есть в горячей ванне.

Вот это он уже перебрал. Я бы с Сулу даже не макнулась в одну воду, а он и правда симпатичен.

– Спасибо, это будет здорово! – Я выглянула в окно: – Ой, а это уже за мной.

Я показала на Коула и помахала рукой, будто он меня мог видеть. Потом помахала капитану Сулу и сбежала вниз по ступеням, на нижнюю палубу, на моторку, и домой, домой.

 






Date: 2015-09-19; view: 166; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию