Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 28





 

Джерико вернулся, но почти сразу ушел – призывал долг. Мы решили, что еще соберемся попозже вечером, и попрощались.

– Что теперь? – спросил Коул.

Мы стояли втроем перед нашим фургоном под навесом. Меня немножко грызла совесть, что я оставила Бергмана одного, но на самом деле так ему гораздо лучше. Его умение общаться с людьми надо будет отшлифовать на следующем задании. В обязательном порядке, даже если я не буду видеть в этом необходимости.

– Это уж тебе решать, Кассандра, – ответила я. – Что нам понадобится для этих маскировочных чар?

Она подняла палец:

– Я это как раз прорабатывала вчера ночью. Сейчас принесу книгу.

Она вошла внутрь. Я ждала рычания и рева, сигнализирующих об откусывании ее головы нашим главным невротиком, но она вышла невредимой, держа в руках душистый старый том, переплетенный во что‑то вроде…

– Это не человеческая кожа? – в ужасе спросил Коул.

– Нет, – согласилась она. – Думаю, это ягненок.

– Ягненок – это намного лучше, – поддержала я ее. – Знаешь, когда я была ребенком, где‑то между восемьдесят восьмым и девяностым, ягненка нельзя было даже купить в бакалее.

Кассандра грустно покачала головой:

– Это многое объясняет в твоем характере.

Коул тихо засмеялся, и я пнула его ногой.

– Ну, хорошо, – сказал он. – Так что говорит нам эта книжка с наводящим ужас переплетом?

Кассандра открыла книжку, заложенную – вот честное слово! – клочком туалетной бумаги. Хрустнул корешок. Мы с Коулом переглянулись. Он задрожал, как полагается в доме с привидениями, а я закатила глаза.

– Вы не могли бы перестать валять дурака?

– Прости, – извинился Коул.

– Ты оказываешь дурное влияние.

– Ты не поверила бы, сколько моих учителей говорили то же самое.

– Поверила бы сразу.

– Нам нужно составить список, – сказала Кассандра. Она прихватила с собой сумочку и сейчас, покопавшись там с полминуты, вытащила стопку бумаги и ручку, вручив их Коулу.

Он с удовольствием помахал ручкой. Она была обернута мягкой красной материей, и к верху ее был приварен веер тонких красных перьев.



– Кассандра! – сказал он. – Надеюсь, ты знаешь, что охота на Маппет‑куколок считается в этой стране браконьерством?

– Замолчи и записывай.

Кассандра прочитала список, куда входили как обычные травы вроде кошачьей мяты или базилика, так и некоторые предметы, о которых я вообще никогда не слышала – например, дерренция и триптити.

– И где это искать? – спросила я.

– Корпус‑Кристи – город большой, – ответила она. – Здесь не может не быть по крайней мере одного ковена, который держит магазин припасов, и вероятнее всего, этот магазин будет возле бухты.

Дойдя до конца списка, она остановилась, хотя я знала, что это еще не все.

– Что еще?

– Нам нужен предмет ее одежды.

– Да, конечно. Только нельзя ли это отложить на самый конец? Когда я буду уже на яхте?

– Да, – медленно ответила она. – Но нужно что‑то от нее…

– Типа пряди волос?

Коул взметнул руки.

– Ну каким чертом нам это заполучить? Можно не сомневаться, что на яхте они день не проводят – слишком были бы уязвимы.

– Вообще у меня была другая мысль. Но может понадобиться помощь Бергмана.

Я вздрогнула.

– Он сейчас как раз гору работы перекапывает.

– Тогда пока оставим. Может быть, даже придумаем, как без него обойтись. Но сначала – за покупками.

– А я свободен? – спросил Коул. – Да не надо на меня так смотреть! Бергман мне даже торчать рядом с ним не позволит, не то что помогать. Вайль пока не в счет, а красавицы – на работу. – Он поиграл бровями: – Или в магазин.

Через четыре часа, нагруженные пакетами и… ну да, симпатичным зеленым платьем с серебряными звездами. Оно продавалось в той же лавке, что триптити, так что не так уж я виновата. Так вот, нагруженные всем этим, мы вернулись в наш фургон.

Кассандра открыла дверь – и застыла на первой ступеньке. Я вытянула шею из‑за ее спины, услышав, как Бергман напевает себе под нос: «Там, там‑там, та‑дам, та‑да‑дам». Я подсунула голову под локоть Кассандры.

Бергман танцевал.

Ну да, больше всего это напоминало, как старик старается не сломать себе бедро, доказывая, что еще может тряхнуть ногой на свадьбе правнучки. Но все же.

– Бергман, – спросила я, – это ты танцуешь от счастья?

Он осклабился:

– Кассандра, смотри! У Бергмана есть зубы!

– И очень красивые, – ответила она.

– Дайте войти, пока руки не отвалились! – воззвал Коул.

Мы ввалились внутрь и побросали пакеты под монитор, на котором происходило куда больше действия, чем было раньше. Я глянула еще раз. Прибыла китайская команда, но Сяо By не звонил. Ну, я знала, что на него, быть может, не придется рассчитывать. Если он не выйдет на связь к пробуждению Вайля, будем соответственно корректировать план.

Я повернулась к Бергману:

– Что у тебя получилось?

Он вместо ответа поднял длинный тонкий провод. Мне стоило серьезного усилия его не схватить, но я, держа руки при себе, спросила:



– Это транслятор?

Он кивнул, снова показав те же белые идеальные зубы. Подойдя ко мне, он обернул мне этим проводом голову.

– Идея в том, – сказал он, – чтобы вплести это тебе в волосы. Если он будет чуть свисать на лицо вот так, – он показал как, захватив горсть волос и заплетя их вокруг провода, – то ничего нельзя будет увидеть. О'кей, скажи что‑нибудь.

– Как он запи тан? В смысле, он же такой тонкий, где батарейка?

Никто не ответил, просто уставились на меня. И на лицах медленно проявлялось изумление.

– О Господи, – ахнул Коул. – Ты точно как та сука говоришь!

– Выбирайте выражения, молодой человек! – огрызнулась я.

– Совершенно так же, – кивнула Кассандра.

Бергман придвинулся ближе:

– Скажи теперь что‑нибудь.

– Это невероятно, Бергман. Ты гений, черт побери!

– Так я и думал. – Это не было согласие с моим комментарием. – Когда я стою близко, то до перевода я слышу английскую речь. Так что смотри, чтобы никто к тебе ближе трех футов не подходил. И придумай, как прятать движения губ – может, веер держать.

– Как ты это делаешь? – спросил Коул.

– Ну, главное – что голос Пенгфей уже был у меня на компьютере. А остальное… совершенно не ваше дело.

Он говорил небрежно, а собачьи глаза просто просили: «Покормите меня, приласкайте меня, полюбите меня». Но надо было осторожно выбирать выражения: избыточным оптимизмом можно угробить все дело – такое каждый день в кино по телевизору показывают.

– Звездная работа, Майлз. Быть может, лучшая из всех твоих, учитывая драконовские сроки. Чего бы тебе не отдохнуть остаток дня? Плюнь на ту идею, что мы с тобой обсуждали – я вполне могу проткнуть Пенгфей арбалетным болтом, не вопрос.

– Ты шутишь? У меня работа в разгаре, Жас, ты эту штуку получишь прямо к сумеркам!

У него в глазах горел пугающий огонек, фанатичный, как у Дэйла Спицтера и всей этой компании «Долой других !». Даже трудно сказать, у кого этот огонь пугал больше. Работа иногда до такого доводит. Она проникает прямо в костный мозг, если ей позволить – или, в нашем случае, если ухаживать за ней, говорить ей ласковые слова и умолять.

Я задумалась.

– Ладно, только предупреждаю: мы больше не сможем ждать на улице. Кассандра должна сделать свою часть маскировки.

А мне надо сообразить, как попасть на «Констанс Мэллой». By, ну будь же ты мужиком, позвони!

Через пару часов он именно так и поступил. Тоже хорошо, потому что я как раз произносила считалку, решая, кого из команды задушить первым, и самые мрачные перспективы были у Бергмана.

Самая большая проблема – четверо взрослых людей набились так тесно в такое узкое пространство, когда так много поставлено на карту. Для игры в карты – нормально. Для подготовки к ликвидации двух вампиров, которые легко могут превратить свой рангоут в растопку, – не‑а.

Выходки Коула никто не счел забавными, отчего он обиделся и захотел забрать свои игрушки. И на время исчез в туалете, но никто даже не заинтересовался, что он там задумал. Потом он оказался на водительском сиденье, так быстро переключая радиостанции, что Кассандра наконец на него заорала, требуя либо оставить какую‑нибудь, либо поставить какой‑нибудь распроклятый диск. Так и сказала – «распроклятый». Она даже вспотела.

Я отчасти приписала это большому котлу, который булькал у нее на плите, пуская пар. Не знаю, почему она решила, что должна полностью наклоняться над ним, когда помешивает, – наверное, некоторые заклинатели просто действуют, не задумываясь.

Некоторую трудность представлял собой Бергман.

– Эти приборы очень чувствительны к температуре, – заявил он, ни к кому в отдельности не обращаясь. Потом замолчал. На пять минут, а тогда сказал: – Испарина на металле. Интересно, как мне делать такую тонкую работу, если металл потеет?

Кассандра широким шагом вышла из кухни, скрылась в ванной, вернулась и хлопнула на стол Бергману палочку дезодоранта.

– Вот этим потри свой дурацкий металл! – отрезала она и вернулась к работе.

Бергман вытаращился на меня, подняв брови – дескать, что это с ней? Я показала на него пальцем, потом сжала губы, провела по ним рукой, будто застегиваю молнию, запираю ее на замок и ключ выбрасываю из окна.

Я сумела удержать их от боевых действий, но By не мог не услышать в моем голосе облегчения, когда я ответила на его звонок.

– Прошу прощения, что не позвонил раньше, – произнес он совершенно искренне. – Очень много пришлось проделать работы, пока я сумел освободиться.

– Не беспокойтесь, – ответила я. – Я очень рада, что у вас есть желание дать нам шанс.

– У меня есть желание поговорить, – аккуратно ответил он.

Черт побери, у меня времени нет торговаться!

Но так или иначе, а мне нужно заполучить одежду Пенгфей. И веер. И, наверное, какую‑нибудь ее косметику и прибамбасы для прически. Нет смысла напрягать чары так, чтобы они лопнули по швам. И хорошо бы для начала отделить ее от Луна: наш план пойдет гораздо лучше, если я смогу ее убить и стать ею до того, как они с Луном вечером увидятся. Если я смогу пробраться в ее каюту, может, найду какую‑то подсказку, где ее искать.

Насколько легче была бы моя работа, знай я, в какую дыру эти двое забиваются на день.

– Мисс Робинсон?

– Прошу прощения, Сяо By, позволила себе на секунду отвлечься. Да, поговорить – это просто необходимо. Можем мы встретиться с вами на борту?

– Конечно. Для прикрытия принесите с собой, пожалуйста, вещи из химчистки на углу Двадцать шестой и Элм‑стрит. Я пренебрег своей обязанностью их забрать, пока был в городе, создавая предлог, чтобы мне их принесли.

– Очень разумно.

Химчистка! Вот дура! Пенгфей оставила одежду на суше, только подбери, а я даже не подумала о такой возможности.

– Квитанция у моего брата Шао. Он постарается, чтобы вы получили ее в течение часа. Пожалуйста, будьте здесь до пяти.

О'кей. Теперь у меня появились две причины недолюбливать этого типа – если не три. Первая – что он не бросился помогать сразу. Вторая – что втравил брата, не задумываясь. У Шао семья, и он не может себе позволить приближаться к опасности, которую представляет собой Лун. И, возможно, третья. Услышанный в телефоне тембр голоса By навел меня на подозрение, что Народная Армия Освобождения Китая призывает к себе на службу других . По‑моему, тот вид, к которому принадлежит By, не слишком жалует мой вид. Мне показалось, что он может оказаться сборщиком.

 






Date: 2015-09-19; view: 180; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.02 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию