Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







ОРИЕНТИРОВОЧНАЯ ОСНОВА ПЕРЦЕПТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ





Вопрос об ориентировании перцептивных действий в самой общей форме ставится Ж. Пиаже и решается им при помощи ссылки на ориентирующую роль интеллекта. В столь же интеллектуалистическом духе этот вопрос

123

решается в работах Д. Брунера [266] и Л. Постмана [372], которые, заимствуя из арсенала психологии мышления представления о конечном звене перцептивного процесса как «выводе» или акте «категоризации», черпают оттуда же представления о его промежуточных звеньях. С их точки зрения, окончательному выводу относительно свойств воспринимаемого объекта и отнесению его к определенной категории предшествует выдвижение и проверка перцептивных гипотез. При этом перцептивные гипотезы понимаются как «предрасположения» организма к определенному ответу на информацию, сообщаемую непосредственными стимулами (трансформацией энергии в рецепторах), т. е. к определенному выводу о свойствах объекта. Одна и та же информация может порождать разные гипотезы. Сила каждой из них зависит от частоты подкрепления данной гипотезы в прошлом, количества конкурирующих гипотез и мотивации.

Отношение между гипотезами и информацией имеет, по мнению этих авторов, циклическую природу, выражаясь в процессе многократных проб и проверок (trial — and — check)1, продолжающихся вплоть до окончательного подтверждения одной из гипотез.

Анализируя концепцию проверки перцептивных гипотез, один из ее сторонников, Л. Постман, отмечает, что эта концепция принимает как заданное выполнение определенными стимулами роли признаков, позволяющих выдвинуть или изменить гипотезу. Вопрос о том, как стимулы становятся такими признаками, исследованию не подвергается.

Как мы пытались показать выше, перцептивные действия используют не гипотезы о свойствах предметов, а сенсорные эталоны, приложимость же эталонов к характеристике воспринимаемых свойств обнаруживается в результате перцептивных операций. Поэтому вопрос, поставленный Л. Постманом, выступает для нас в преобразованном виде — в виде вопроса о том, как происходит в каждом отдельном случае подбор перцептивных действий, необходимых для обследования данного



124

объекта, для выявления его свойств, существенных с точки зрения стоящей перед субъектом практической или познавательной задачи, как, далее, осуществляется выбор конкретных эталонов и замена эталонов, оказавшихся неадекватными свойствам объекта, другими эталонами.

Выбор перцептивных действий детерминирован не объектом, обладающим множеством различных свойств, а той более общей практической или познавательной задачей, в которую включено восприятие. В. П. Зинченко выделил в качестве особой перцептивной операции, предшествующей обследованию объекта, операцию выделения в объекте содержания, наиболее информативного с точки зрения стоящих перед субъектом задач [107]. Нам, однако, представляется, что этот момент с большим основанием можно отнести не к операционной, а к ориентировочной стороне перцептивного действия. Выбор информативного содержания, по сути дела, совпадает с выделением собственно перцептивной задачи в рамках более общих задач деятельности субъекта. По традиционной психологической терминологии факты, относящиеся к этой стороне дела, обозначаются как проявления избирательности восприятия. Генетический метод исследования позволяет проследить, каким образом складывается эта избирательность, понять, почему восприятие оказывается тонко «пригнанным» к общим задачам поведения, деятельности субъекта.

Перцептивные действия с самого начала формируются в контексте тех видов деятельности, которые они ориентируют, и оказываются связанными с соответствующими классами практических и познавательных задач по самому своему происхождению. Отдельные значения свойств предметов приобретают эталонные функции первоначально в процессе оперирования материальными предметами при решении определенных задач. Естественно, что в дальнейшем возникновение задач «знакомого» класса предполагает использование именно тех систем эталонов, которые усваивались при первоначальном овладении их решением.

Что касается новых познавательных или практических задач, то выбор путей их перцептивного ориентирования (т. е. необходимых систем эталонов и перцептивных операций) зависит от отношения этих задач к

125

тем, пути решения которых были освоены ранее, и от их «понимания», т. е. от того, в какой мере это отношение может быть установлено субъектом. В этом смысле действительно можно говорить о косвенном участии интеллекта в ориентировании перцептивного действия. Однако имеются данные, показывающие, что «понимание» задачи не ведет автоматически к применению необходимых перцептивных действий.

Исследование Т. В. Лаврентьевой, в котором детям дошкольного возраста предлагались глазомерные задачи различного уровня сложности [135], показало, что, если усвоенное ребенком перцептивное действие должно быть включено в решение новой, более сложной задачи, одного «понимания» этой новой задачи недостаточно для того, чтобы такое включение произошло в действительности. Чрезвычайно важное значение имеют объективные условия решения перцептивных задач, входящих в новую глазомерную задачу. Эти условия должны быть на первых порах максимально благоприятны (весьма значительные различия между оцениваемыми элементами), иначе ребенок оказывается не в состоянии использовать имеющиеся у него перцептивные возможности.



Это дает основания полагать, что, кроме «понимания» задачи, предполагающего установление ее связи с задачами, решавшимися ранее, необходима дополнительная, собственно перцептивная ориентировка в ее условиях, позволяющая выделить в общей задаче задачу перцептивную. Для детальной характеристики такой ориентировки мы не имеем достаточных данных, можно лишь указать, что она связана с объективной «легкостью» осуществления необходимого перцептивного действия. В противном случае дети соскальзывают на применение перцептивных действий, неадекватных данной задаче, но зато легко выполнимых.

Перейдем к вопросу о выборе и смене сенсорных эталонов, т. е. об ориентировании перцептивных действий, осуществляемом в самом процессе обследования свойств предметов. Если выбор необходимого типа перцептивного действия определяется общей задачей, решение которой это действие обслуживает, то подбор и смена средств осуществления перцептивных действий зависят от особенностей самого обследуемого объекта, так как в результате должны быть найдены такие средства,

126

которым соответствуют значения свойств объекта и которые в силу этого могут быть употреблены для выявления и фиксации этих свойств.

Представление о сенсорных эталонах как о системах фиксированных в общественном опыте значений свойств дает возможность подойти к пониманию вопроса об ориентировочной части процесса обследования. Если бы сенсорные эталоны, которыми владеет субъект, представляли собой просто беспорядочный конгломерат, было бы невозможно понять, как происходит в каждом отдельном случае выбор одного из членов группы, переход от одного члена к другому. Иное дело — система, в которой элементы расположены в известном порядке, объединены связями, обеспечивающими закономерное движение от одного к другому.

Мы не имеем данных, чтобы судить о том, как подбирается первый опробуемый эталон. Что же касается дальнейшего хода процесса, то его можно представить себе следующим образом. Сличение подобранного эталона с объектом имеет своим результатом не только констатацию его непригодности (или неполной пригодности), но также определение характера отклонения значения обследуемого свойства от опробуемого эталонного значения, т. е. того направления движения по системе эталонов, которое необходимо осуществить для замены этого эталона другим, необходимым в данном случае.

Поясним свою мысль примерами. Предположим, субъект должен осуществить обследование объекта, имеющего светло-оранжевый цвет, с целью словесной квалификации этого цвета или его передачи в рисунке. Владея систематизацией цветов в спектре и их оттенков в светлотном ряду, он производит это, примерно, следующим образом. Если первый опробуемый эталон является, например, желтым, то при сличении с объектом обнаруживается не только его непригодность, но и необходимость перейти не к более холодным, а к более теплым тонам. Следующим может быть опробован (как более распространенный) красный цвет, и выяснится необходимость возврата в направлении желтого. В конечном итоге окажется подобранным оранжевый. При «опробовании» светлоты исходным пунктом является, по-видимому, средняя светлота, и уже от нее происходит движение в нужном направлении по светлотному ряду.

127

Другим примером может служить глазомерное определение протяженности объекта. По-видимому, первая «мерка» избирается исходя из некоторого среднего значения протяженности объектов обследуемого типа. Но если она не подходит, фиксируется не только этот факт, но и необходимость движения в сторону увеличения или уменьшения. Окончательный результат является итогом упорядоченного движения по сериационной системе, которое может включать возвраты, многократные уточнения и т. п.

Учет систематизированного характера усваиваемых детьми эталонов и использования соответствующих связей в перцептивных действиях дает возможность высказать некоторые замечания относительно спора о сравнительном значении выделения «отличительных черт» объектов и формирования различного рода представлений в перцептивном развитии, ведущегося между Д. Гибсоном и его сотрудниками, с одной стороны, и сторонниками концепции «перцептивных схем» — с другой.

Э. Гибсон, рассматривая эксперименты разных авторов, демонстрирующие положительное влияние ознакомления детей с определенными объектами на последующее опознание этих объектов в ряду других, пытается интерпретировать полученные ими результаты как проявление выделения «отличительных черт» в противоположность образованию представлений о самих объектах [291, 292]. Ее сотрудница Анна Пик провела специальное исследование, в котором выяснялась сравнительная эффективность ознакомления детей с «абсолютными» признаками фигуры-образца и заучивания ими признаков, по которым эта фигура отличается от других, для последующего выбора по данному образцу [369].

Но что такое заучивание «отличительных черт», если не выделение тех параметров, по которым данная разновидность свойства (например, формы) входит в систему других его разновидностей? Нам представляется, что усвоение эталонов и овладение связями между ними не может быть оторвано друг от друга и противопоставлено друг другу. Эти процессы всегда взаимосвязаны. Собственно, только поэтому Э. Гибсон и удается трактовать данные других авторов, касающиеся роли формирования представлений в совершенствовании восприятия, в духе выделения «отличительных черт».

128

Приведенные нами примеры «движения» по системам цветовых эталонов и эталонов протяженности не являются просто умозрительными. Они вытекают из проводившегося нами совместно с Н. М. Труновой исследования поиска детьми-дошкольниками заданного объекта в цветовой матрице, построенной по принципу объединения классификации цветовых тонов и сериации светлот, и в сериационном ряду величин1. Такой поиск, по нашему предположению, может рассматриваться как показатель степени овладения связями между соответствующими эталонами и их использования в перцептивном действии. У старших дошкольников он достигает высокой степени последовательности и организованности.

Но здесь возникает вопрос о соотношении ориентирования перцептивных действий путем использования классификационных и сериационных систем с интеллектуальными операциями классификации и сериации. Как мы уже указывали, согласно взглядам Ж. Пиаже и Б. Инельдер, специально изучавших генезис классификации и сериации, последние представляют собой элементарные логические структуры, а их развитие является составной частью интеллектуального развития детей.

Не возвращаемся ли мы таким образом снова к мысли Ж. Пиаже об интеллектуальном ориентировании перцептивных действий? Рассмотрим это детальнее на примере использования в перцептивных действиях сериационных отношений.

Уже простое сопоставление возрастных показателей овладения «операторной» (т. е. логической) сериацией и овладения сериационным рядом в качестве средства ориентирования перцептивных действий показывает, что мы имеем дело с разными явлениями.

Ж. Пиаже и Б. Инельдер указывают, что операторная сериация у шестилетних детей встречается лишь в 34% случаев. Большая часть детей шестилетнего возраста либо вовсе не может упорядочить элементы в виде сериационного ряда, либо упорядочивает их путем неоднократных практических проб. Еще более низкие результаты были получены в исследовании Е. В. Проскура, посвященном усвоению отношений между элементами ряда в

129

дошкольном детстве [176]. Только 7 из 27 обследованных ею детей 6 лет сумели осуществить правильное построение сериационного ряда, пользуясь практическими пробами, а операторным методом, предполагающим систематический выбор самого маленького (или самого большого) из имеющихся элементов, не владел ни один ребенок.

В то же время в нашем исследовании дети шестилетнего возраста (и даже воспитывавшиеся в старшей группе детского сада пятилетние дети) обнаружили высокий уровень использования свойств сериационного ряда при поиске объекта и возможность реконструировать эти свойства в представлении (хотя объективные особенности ряда не способствовали успешности ориентировки в нем — количество элементов было большим, а величина различий между ними меньшей, чем в опытах Ж. Пиаже и Б. Инельдер и соответствующих опытах Е. В. Проскура).

Это дает основания полагать, что использование сериационного ряда при ориентировании перцептивных действий не предполагает овладения сериацией как интеллектуальной структурой, а основывается на каких-то других формах усвоения отношений ряда. По-видимому, эти формы не имеют интеллектуальной природы, а относятся к перцептивному уровню. Говоря о перцептивном овладении сериационным рядом, мы, однако, имеем в виду не отражение его целостной конфигурации (как «хорошей формы»), о котором идет речь в книге Ж. Пиаже и Б. Инельдер, когда они рассматривают роль перцепции в овладении логической структурой сериации. Такое отражение не могло бы привести к применению детьми рациональных приемов поиска нужного элемента ряда и тем более к «реконструкции» ряда.

Перцептивное овладение рядом в нашем понимании включает выделение его специфических свойств, заключающихся в особенностях его членения и взаимосвязи элементов. Однако выделение таких свойств происходит в наглядно-образном плане и не достигает того уровня обобщения и отвлечения, на котором ребенок мог бы производить умозаключения относительно равенства различий между любыми соседними членами ряда или выводить правило систематического выбора меньшего (или большего) элемента и руководствоваться им при выполнении практических заданий на упорядочивание

130

элементов (т. е. выполнять действия, которые Пиаже и Инельдер справедливо рассматривают как интеллектуальные акты, присущие «операторному» уровню сериации). Наши данные показывают, что в число свойств ряда, учитываемых шестилетними детьми при поиске, входят и такие, которые, как правило, не могут быть ими адекватно учтены при построении ряда.

Речь идет об учете относительности значения признака, т. е. того факта, что каждый элемент одновременно меньше последующего и больше предыдущего. По нашему мнению, это свидетельствует о том, что обратимость в данном случае не является, вопреки мнению Пиаже и Инельдер, отличительной чертой собственно интеллекта. Она становится таковой только в обобщенном виде, будучи осознана в форме общего закона или правила.

Отсюда можно заключить, что различие между перцептивным и интеллектуальным овладением сериационным рядом заключается не только (и не столько) в том, что в этих двух случаях выделяются разные его признаки, но прежде всего в том, что эти признаки выделяются в разной форме.

Подобное отношение существует, по-видимому, и между перцептивным и интеллектуальным овладением системами классификации: усвоение классификационных групп происходит на перцептивном уровне без обязательного осознания ребенком основания классификации, координации содержания и объема классов и подклассов и т. п. Таким образом, ориентирование перцептивных действий не предполагает включения интеллектуальных операций, основываясь на перцептивном уровне овладения системами эталонов.

Вопрос об ориентировочной основе перцептивных действий является весьма сложным и почти совершенно неизученным. Мы не коснулись вовсе некоторых важных его аспектов (например, характера ориентировки в перцептивных задачах до овладения системами эталонов). Но и те аспекты, которые были подвергнуты рассмотрению, безусловно, нуждаются в дальнейшем систематическом изучении. Приведенные выше соображения носят сугубо предварительный характер и рассчитаны главным образом на то, чтобы обозначить область исследования.

131








Date: 2015-08-15; view: 396; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.009 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию