Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







ГЛАВА V





ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО СВОЕГО

«...возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим»:

Сия есть первая и наибольшая заповедь;

Вторая же подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя» [Мат. 22:37].

Эти две великих заповеди Учителя являются фундаментом нашей работы. Первая заповедь говорит о том, что не существует какого-то иного могущества, кроме могущества Бога. И мы должны всегда осознавать, что Отец внутри нас – Бесконечное Невидимое – и является нашей жизнью, душой, достаточностью всего для нас, крепостью и высокой башней. Следующая по важности заповедь – возлюбить ближнего своего, как самого себя. И естественным следствием из нее является то, что мы должны поступать с другими так, как хотим, чтобы они поступали с нами.

Что означает Любовь в духовном смысле? Что такое любовь, которая есть Бог? Если мы вспомним о том, как Бог был с Авраамом, как Он был в пустыне с Моисеем, с Иисусом, Иоанном и Павлом, и как Он помогал им, – то слово «любовь» обретет другой смысл. Мы увидим, что эта любовь не есть что-то отдаленное, которое придет к нам когда-нибудь потом, а она уже сейчас является частью нашего бытия. Она уже сейчас существует внутри нас, и, более того, – она является всеобщей и беспристрастной. И когда эта всеобщая и беспристрастная любовь изливается из нас, мы начинаем любить нашего ближнего, ибо просто невозможно, ощущая внутри себя такую любовь к Богу, не любить своего ближнего.

Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо нелюбящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит [1Иоан. 4:20].

Бог и человек – это одно, и невозможно любить Бога так, чтобы эта любовь не изливалась на нашего ближнего.

Давайте понимать это следующим образом: ближний – это все то, что мы осознаем [что входит в область нашего осознавания, внимания], – появляется ли этот ближний в виде человека, в виде места или вещи. Любая идея в нашем сознании – это наш ближний. Мы можем любить этого ближнего, когда видим, что он не обладает какой-то иной силой, кроме той, которая происходит от Бога. Когда мы видим Бога как причину, а нашего ближнего как то, что исходит от Бога, и как то, что существует в Нем, – вот тогда мы любим нашего ближнего, проявляется ли он в форме друга, родственника, врага, цветка, животного или камня. Обладая такой любовью, мы видим во всех ближних Божественную природу, видим их происшедшими из Божественной субстанции, – и мы приходим к пониманию того, что каждая идея в сознании занимает соответствующее ей место. Те ближние, которые являются частью нашей жизни, частью нашего опыта, – находят к нам дорогу, а остальные – отдаляются. Давайте считать любовью к ближнему такую духовную деятельность, которая видит, что суть всего того, что есть – это любовь (независимо от того, какую форму может принять это «то, что есть»). Когда мы поднимаемся над нашей человеческой концепцией к высшему измерению жизни, – где мы уже постигли то, что наш ближний является чисто духовным существованием [сущностью], что он управляется Богом и не является ни хорошим, ни дурным – вот тогда мы воистину любим.



Любовь – это закон Бога. Когда мы находимся в созвучии с этой Божественной любовью, любя всякого (будь это враг или друг), тогда любовь – это нечто нежное и тихое, что приносит покой. Но она является тихой и нежной до тех пор, пока мы находимся в созвучии с нею. В этом смысле она подобна электричеству: электричество – это нечто очень мягкое и доброе, дающее свет, тепло и энергию (пока не нарушаются законы электричества), но как только эти законы нарушены, – электричество становится обоюдоострым мечом. Закон любви так же непреклонен, как и закон электричества.

Необходимо ясно понимать следующее: мы никому не можем причинить вред, и нам никто не может причинить вред. Никто не может обидеть нас или причинить нам зло. Но нарушая закон любви, мы причиняем зло сами себе. Наказание всегда испытывает тот, кто совершает зло, и никогда – тот, по отношению к кому это зло совершается. Несправедливость, которую мы творим по отношению к другому, действует на нас самих: кража, совершенная нами у кого-то другого, – является грабежом самого себя. Закон любви делает неизбежным то, что человек, которому, казалось бы, причинили зло, – воистину благословен. Он теперь обладает бoльшей, чем прежде, возможностью возвыситься в осознании, и обычно к нему приходит даже большее благо, чем то, о котором он мог мечтать; в то время как виновник того злого деяния преследуется своими воспоминаниями до того дня, пока не сможет простить себя. Все доказательство истинности этого находится в одном слове – «Я»[Сам][54]. Бог есть наша Самость[Selfhood], Бог – это моя Самость, и Бог – это ваша Самость. Бог составляет мое бытие, так как Он есть моя жизнь, моя Душа, мой Дух, мой разум, моя деятельность. Бог – это мое «Я» [Сам]. И это «Я» [Сам] является единственным «Я» [Сам], которое существует, – мое «Я» [Сам] и ваше «Я» [Сам]. Если я ограбил ваше «Я» [Сам], то кого на самом деле я ограбил? Мое «Я» [самого себя][55]. Если я лгу о вашем «Я»[Сам], о ком же я на самом деле лгу? О своем «Я» [о самом себе]. Если я обманываю ваше «Я» [Сам], кого я обманываю? Мое «Я» [самого себя]. Существует только одно «Я» [Сам], и то, что я делаю кому-то другому, – я делаю своему собственному «Я» [Сам].



Учитель дает нам этот урок в 25 главе от Матфея, когда он говорит: «Истинно говорю вам, так как вы сделали это одному из сих братьев моих меньших, то сделали Мне». То, что я делаю доброго для вас, я делаю это не для вас, но делаю это для себя. То, что я делаю злого вам, не обидит вас и не причинит вам вреда, так как вы найдете способ освободиться от него, но результат этого отразится на мне. Мы должны подойти к такому пониманию, когда действительно верим и можем сказать всем своим сердцем: «Существует только одно «Я». Несправедливость, которую я совершаю по отношению к другому, я совершаю по отношению к себе». Недостаток внимания к другому – на самом деле обращен на меня. Именно в таком понимании и открывается нам истинный смысл того, что «как хотите, чтобы люди поступали с вами, так и вы поступайте с ними».

Бог – это индивидуальное бытие, которое означает, что Бог – это единственное «Я» [Сам], которое существует; и поэтому не может быть, чтобы в бесконечную чистоту Души Бога проникало какое-то зло и оскверняло ее. Не существует ничего такого, что может быть поражено злом, и такого, – к чему зло могло бы притянуться. Когда Учитель повторял вековую мудрость «следовательно, и как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними, ибо в этом закон и пророки»[Мат. 7:12], – он давал нам принцип. И пока мы не будем поступать с другими так, как хотим, чтобы они поступали с нами, мы будем приносить вред, – но не другим, а самим себе. Для того состояния человеческого сознания, которое существует ныне, считается верным то, что злые мысли, нечестные деяния и бездумные слова (которые мы используем по отношению к ближним), – временно приносят вред этим ближним. Но позже мы всегда обнаруживаем, что вред для них был не так велик, как для нас самих.

Придут дни, когда люди осознают великую истину, что Бог – это Самость каждого индивидуума, и что зло, направленное на нас кем-то другим, никогда не коснется нас, но немедленно вернется к тому, кто посылает его. И в той мере, в которой мы признаем Бога как свое индивидуальное бытие, мы постигаем, что не существует такого оружия против нас, которое могло бы нас поразить, потому что единственное Я, которое существует – это Бог. Мы больше не будем бояться того, что может сделать нам человек, так как наша Самость – это Бог, и Ему нельзя причинить вред. Как только первое осознание этой истины приходит к нам, мы уже не беспокоимся о том, что нам может сделать наш ближний. В течение всего дня мы должны следить за своими собственными мыслями, словами и действиями, чтобы самим не оказаться ответственными за что-то негативное, которое затем могло бы иметь нежелательные последствия.

Это не значит, что мы будем стараться делать добро только потому, что боимся дурных последствий. Открытие этого одного «Я»[Сам] ведет нас глубже. Оно дает возможность видеть, что Бог – это наша Самость, и что все ошибочное или негативное, исходящее от какой-либо личности, – только в той мере имеет над нами власть, в которой мы сами допускаем эту власть над собой. Поэтому именно то, что мы делаем по отношению к другим (дурное или хорошее), – мы делаем по отношению к Христу своего собственного бытия. «Истинно говорю вам: так, как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне». И постигая это, мы увидим, что это есть истина обо всех людях, и что единственным путем, ведущим к гармоничной жизни, является понимание того, что наш ближний – это наше собственное «Сам», наше «Я».

Учитель наставлял нас в том, как мы можем служить ближним. Он придавал особое значение идее служения: он мог исцелять больных, поднимать мертвых и кормить бедных. С того момента, когда мы становимся средством для излияния Божественной любви, – мы начинаем служение друг другу, выражая любовь, преданность и участие. И все это – во имя Отца.

Давайте следовать примеру Учителя и не искать славы для самих себя: в его жизни всегда совершал работу именно Отец. В служении нет места для какого-то самолюбования, самодовольства или самопрославления. Делиться друг с другом – это не означает заниматься всего лишь благотворительностью. Некоторые удивляются тому, что, хотя они всю жизнь и занимаются благотворительностью, – у них самих потом ничего не остается. Но их существование стало скудным лишь по причине их веры в то, что, отдавая что-то, – они отдавали что-то свое, какую-то свою собственность. В то время как истина в том, что «Господня – земля и что наполняет ее»[Пс.23(24):1]. И если мы выражаем любовь ближнему, понимая, что все, что мы даем ему, – это не от нас самих, а от Отца (от кого и исходит каждое благо и каждый совершенный дар), – то мы будем способны давать свободно: ибо увидим, что сколько бы мы не отдавали, – у нас всегда остается «двенадцать полных коробов» [Мар. 6:38-44]. Мы считаем, что отдавая время или силы, мы отдаем свою собственность; и, конечно, такое понимание ограничивает наше желание давать рамками простой благотворительности и не приносит никакого удовлетворения. Но с признанием того, что вся земля – это земля Господа, приходит осознание истинного «давания»: мы понимаем, что отдавая время или усердие, мы не отдаем часть чего-то своего, – а мы отдаем то, что принадлежит Господу. Вот тогда мы и выражаем Любовь, которая есть от Бога.

Когда мы прощаем, Божественная любовь изливается из нас. Когда мы молимся за врагов наших, мы любим божественно. Если вы будете молиться за друзей, какая вам награда? Но величайшая награда молитвы приходит, когда каждый день мы молимся за тех, кто жесток к нам, за тех, кто наказывает и гонит нас, за тех, которые являются нашими врагами. И не только личными врагами (потому что некоторые люди не имеют личных врагов), – но религиозными, расовыми или национальными врагами. Мы учимся молиться так: «Отец, прости им, ибо не знают, что делают»[Лук. 23:24]. И когда мы молимся за наших врагов, – когда мы молимся о том, чтобы они были открыты Истине, – тогда случается так, что наши враги становятся нам друзьями.

Мы начинаем эту практику со своих личных взаимоотношений. Если наши отношения с кем-то негармоничны, то мы обращаемся внутрь себя и молимся. А потом обнаруживаем, что вместо прежних враждебных отношений установилась любовь и гармония, и мы подошли к взаимоотношениям духовного братства. Таким образом, наши отношения с каждым становятся гармоничными и обретают неизвестную прежде радость.

Это невозможно до тех пор, пока мы чувствуем враждебность или неприязнь по отношению к кому-то. Если мы поддерживаем внутри себя такую враждебность, потакаем национальной или религиозной ненависти, предрассудкам или фанатизму, то наши молитвы ничего не стоят. Чтобы молиться, мы должны идти к Богу с чистыми руками, а чтобы приблизиться к Богу с чистыми руками, мы должны отбросить свою враждебность. Прежде всего, мы должны молиться о прощении тех, кто обидел нас (так как они не знают, что творят), и, во-вторых, признать внутри себя: «Я – сын Бога, и следовательно, я – каждому человеку брат». Когда мы установим внутри себя такое состояние чистоты, тогда мы можем попросить Отца:

Дай мне благодать, дай мне понимание, дай мне покой; дай мне хлеб на каждый день и дай мне духовный хлеб, духовное понимание; дай мне прощение за те невольные прегрешения, которые я совершил.

Тот, кто обращается внутрь за светом, милостью, пониманием и прощением, всегда получает отклик на свои молитвы.

Закон Бога – это закон любви. Это – закон любви к своим врагам: не страха перед ними, не ненависти к ним, – а любви. И не имеет значения, что именно кто-то сделал нам, – мы не отвечаем ему тем же. Противиться злу, отвечать тем же или искать мести – это значит признать зло реально существующим. И если мы противимся злому, если мы отвергаем его, пытаемся отомстить за себя или отвечаем на него тем же, – это значит, что мы не молимся за ненавидящих нас и проклинающих нас.

Можно ли говорить, что мы признаем только благо – только Бога как единственное могущество, – если мы ненавидим нашего ближнего или причиняем кому-то зло? Христос – это истинная подлинность, и признание какой-то иной подлинности, кроме Христа, означает, что мы сами покидаем сознание Христа.

 

А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас.

Да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных [Мат. 5:44,45].

И нет другого способа быть Христом, быть сыном Божьим. Разум Христа не имеет в себе критицизма, оценивания или осуждения, но Он видит Божественного Христа как деятельность индивидуального бытия. Этот разум видит Христа в качестве вашей Души и моей. Человеческие глаза не могут постичь этого, потому что, будучи человеческими существами, мы можем быть либо плохими, либо хорошими; но духовно мы – сыновья Бога, и посредством духовного сознания мы в каждом можем распознать духовное благо. В духовной жизни не существует места для наказания, ненависти, осуждения или оценивания какого-то человека или группы людей: ведь, было бы не только непоследовательно, но и лицемерно говорить о Христе, о нашей любви к Богу, – а в следующее мгновение говорить пренебрежительно о соседе, который является человеком другой расы, другой веры, другой национальности, политических взглядов или экономического положения. Мы не можем быть детьми Бога, пока обижаем или ненавидим кого-то или что-то, – мы можем быть Его детьми только тогда, когда начинаем жить в таком сознании, где отсутствует осуждение и оценивание.

Обычная интерпретация слов «не судите» чаще всего подразумевает, что мы не должны считать кого-то «плохим». Но надо пойти дальше и так же не позволять себе считать кого-то «хорошим». Мы должны быть настолько же внимательны, стараясь не считать кого-то хорошим, – насколько мы внимательны, стараясь не считать кого-то плохим. Мы не должны вешать ярлык на кого-то или на что-то, называя это злым [плохим, дурным], – но точно так же мы не должны вешать ярлык на что-то или кого-то, называя это хорошим [добрым, полезным]. Учитель сказал: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог». И вершиной эгоизма было бы сказать: «Я хороший. У меня есть понимание. Я нравственный, я щедрый, я благожелательный». Если какие-то качества блага воплощаются через нас, давайте не называть их своими, не называть их своим благом, а признаем эти качества как деятельность Бога. «Сын, ты всегда со Мной, и все, что Я имею – твое». Все благо Отца выражается через нас.

Один из основных принципов Бесконечного Пути состоит в том, что недостаточно быть хорошим человеком, чтобы войти в духовное царство или войти в единство с космическим законом. Без сомнения, хорошим человеком быть лучше, чем плохим, точно также, как лучше быть здоровым, чем больным. Но достижение здоровья или обретение качеств доброты само по себе не является смыслом духовной жизни. Духовная жизнь приходит только тогда, когда мы поднимаемся над человеческим «хорошо» и над человеческим «плохо» и постигаем: «Не существует хорошего человеческого существа или плохого. Христос – это единственная подлинность». Тогда мы смотрим на мир и не видим ни хорошего человека, ни плохого, – и только Христа признаем реальностью существования.

 

Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя,

Оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой [Мат. 5:23,24].

Если мы придерживаемся суждения о ком-то, что он – человеческое существо, что он – плох или хорош, справедлив или нет, – это означает, что мы не примирились с братом своим и не готовы для молитвы слияния с Бесконечным. Мы поднимаемся над праведностью книжников и фарисеев только тогда, когда перестаем видеть хорошее и плохое, и перестаем хвалиться своей добродетелью (как будто кто-то из нас может быть добродетельным!). Добродетель – это качество и активность одного только Бога, и по этой причине она – универсальна [всеобща].

Давайте никогда не будем думать о каком-то человеке, что он нуждается в исцелении, работе или богатстве (потому что, считая так, мы становимся его врагом вместо того, чтобы быть другом). Если существует какой-то человек: мужчина, женщина или ребенок, который (по нашему мнению) болен, грешен или умирает, – давайте не будем молиться до тех пор, пока не «примиримся» с этим братом. «Примириться» с этим братом –означает попросить прощения за ту ошибку, которая заключается в том, что мы вынесли суждение о нем как о человеке, хотя каждый является Богом в проявлении. Все есть проявленный Бог. Бог один составляет эту Вселенную, только Бог составляет жизнь, разум и Душу каждого индивидуума.

«Не произноси ложного свидетельства на ближнего своего»[Исх. 20:16], – эта заповедь имеет более широкое значение, чем нераспространение слухов и сплетен о нашем ближнем: мы не должны думать о своем ближнем как о человеческом существе. Если мы скажем: «У меня хороший сосед», – мы лжесвидетельствуем против него в той же мере, как если бы мы сказали: «У меня плохой сосед». Ибо таким образом мы признаем за ним состояние человеческого сознания, которое иногда – хорошее, иногда – плохое, но никогда – духовное. Свидетельствовать ложно о ближнем означает заявлять о том, что: он – человек; он – конечен; у него есть ошибки; он есть нечто меньшее, чем сам сын Божий. Каждый раз, когда мы признаем человеческое состояние сознания, как реально существующее, – мы нарушаем космический закон. Каждый раз, когда мы признаем своего ближнего как бедного, грешного, больного или мертвого, мы признаем его чем-то иным, чем сын Божий, – и тем самым произносим лжесвидетельство против своего ближнего.

И нарушая этот космический закон, мы осуществляем наказание самих себя. Бог не наказывает нас, – мы наказываем себя сами. Потому что если я скажу, что вы бедны, я фактически говорю о том, что беден – я сам: существует только одно Я и только одна Самость, и какую бы истину я не знал о вас, – она является истиной обо мне. Если я принимаю убеждение о существовании бедности в мире, – это убеждение отражается на мне. Если я скажу, что вы больны или что вы недобры, – я допускаю существование какого-то качества, отдельного от Бога, какой-то деятельности, отдельной от Бога. И таким образом я осуждаю себя, потому что существует только одно «Сам», одно «Я». И, в конце концов, я подписываю себе приговор тем, что лжесвидетельствую против ближнего своего, и страдать от последствий буду я.

Единственный способ избежать ложного свидетельства против своего ближнего – это осознавать, что наш ближний – это Христос, сын Бога, – такой же, как и мы. Он может не знать этого, и мы можем не знать этого, но истина в следующем: Я есть Дух, я есть Душа, я есть сознание, я есть Бог проявленный; и то же самое есть мой ближний – независимо от того, выглядит он хорошим или плохим, другом или врагом, живет он рядом или за морями.

В Нагорной Проповеди Учитель дал нам руководство и модель человеческого поведения, которой нужно следовать, развивая духовное сознание. Бесконечный Путь обращает особенное внимание на духовные ценности, которые автоматически развиваются в хорошее человеческое поведение, в добродетель. Хорошее человеческое поведение – это естественное следствие отождествления с духовной подлинностью. Трудно ссориться со своим ближним или клеветать на него, когда уже пришло понимание того, что Христос – это душа и жизнь индивидуального бытия. Мы отдаем нашу веру, доверие и уверенность Бесконечному Невидимому и не берем в расчет человеческие обстоятельства или условия. И именно тогда человеческие обстоятельства или условия мы видим в истинном свете. Когда мы говорим «возлюби ближнего своего», мы не говорим о человеческой любви, привязанности или дружелюбии. Мы помним о духовной подлинности нашего ближнего, а затем видим следствие нашего правильного распознавания в человеческой жизни.

Часто нам трудно полюбить своего ближнего, потому что мы думаем, что он стоит между нами и нашим благом. Позвольте сказать вам, что этого не может быть: никакое внешнее влияние, хорошее или плохое, не может оказать воздействие на вас. Мы сами высвобождаем во внешний мир свое благо. Чтобы понять истинное значение этого, требуется переход [изменение] в сознании. Ведь будучи человеческими существами, мы считаем, что кто-то может (если захочет) быть добрым к нам, кто-то может действовать во зло, во вред, а кто-то обладает действием разрушения. Но возможно ли это, если Бог – единственное воздействие [влияние] в нашей жизни, – Бог, который «ближе, чем дыхание и ближе, чем руки или стопы»? Единственное воздействие – это воздействие Отца, который внутри, который всегда благ. «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше».

Когда мы осознаем, что наша жизнь раскрывается изнутри нашего существа, мы подходим к постижению того, что никто на земле не может причинить нам вред, и никто на земле не может помочь нам. И любое зло, которое приходит в нашу жизнь, есть прямой результат нашей неспособности видеть эту Вселенную как духовную. Мы смотрим на нее либо с похвалою, либо с осуждением (не имеет значения, как именно), и затем нам приходится расплачиваться за это. Если бы мы рассмотрели свою жизнь в течение нескольких лет, мы бы увидели причину каждого искажения, разлада, который приходил в нашу жизнь. И в каждом случае причина была одна и та же – мы не видели в чем-то или ком-то их духовную подлинность.

Никто не может помочь нам, никто не может принести нам зло. Именно то, что исходит от нас, – и возвращается затем к нам: благословлять нас, мучить или осуждать. Мы сами творим добро, и мы сами творим зло. Мы творим наше собственное добро, и мы творим наше собственное зло. Бог этим не занимается. Бог есть. Бог – это принцип любви. И если мы созвучны с этим принципом, – то обретаем благо в своей жизни, а если нет, то в свою жизнь мы приносим зло. Все, что изливается из нашего сознания (то, что появляется в нем втайне), – показывает себя явно в своем внешнем проявлении.

Все, что исходит от Бога в сознание человека (индивидуально или коллективно) и является могуществом. А что может исходить от Бога и действовать в сознании человека, кроме любви, истины, совершенства, полноты, законченности – всех этих качеств Христа? Поскольку существует только один Бог, одно бесконечное Могущество, –
то любовь должна управлять эмоциями, любовь должна править в сердце и душе каждого человека на земле.

Но существуют и другие мысли (мысли страха, сомнения, ненависти, ревности, зависти и злобы), которые, вероятно, очень сильны в сознании многих людей мира. Искатели истины принадлежат к тому меньшинству, которое знает, что злые мысли людей не являются могуществом и поэтому не могут управлять нами или оказывать воздействие. Никакое зло или ложное мышление, существующее на земле, – не имеет над нами никакой власти, когда мы понимаем, что единственным могуществом является любовь. Ни в ненависти, ни в злобе, ни в обиде, ни в возмущении – нет никакого могущества; ни похоть, ни жадность, ни ревность – не обладают никакой властью, никаким влиянием.

Очень немногие люди в мире способны принять это учение (где любовь является единственным могуществом) и готовы стать «детьми малыми». О тех, кто действительно принимает это основное послание Учителя, сказано:

...славлю Тебя, Отче, Господи мира и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл

младенцам; ибо таково было Твое благоволение.

...блаженны очи, видящие то, что вы видите!

Ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите и не видели, и слышать, что вы слышали, и не слышали» [Лук. 10:21,23,24].

Стоит нам только принять это важное учение и увидеть то, что лежит за внешним проявлением, – мы сразу придем к постижению того, что любой человек в мире наделен любовью Свыше. И эта любовь в его сознании является единственным могуществом, единственной силой для блага: вашего, моего и для его собственного. А зло в человеческой мысли (в любой его форме: жадности, ревности, похоти или амбиции) не является могуществом и его не следует бояться или ненавидеть.

Чтобы возлюбить брата как самого себя, надо постичь следующее: хорошее в нашем брате – это от Бога, и это – могущество; злое в нашем брате не является могуществом: оно не является силой ни против нас, ни даже против него (как только он пробудился к истине). Любить брата своего означает знать о нем истину: знать, что то, что в нем от Бога – является могуществом и значимо; а то в нем, что не от Бога – могуществом не является и не имеет никакого значения. Это и есть любовь к нашему брату. В течение многих веков ортодоксальные учения вселяли в людей всего мира чувство разделенности, и поэтому у людей появлялись интересы, отделяющие народы друг от друга и даже от целого мира. Однако, когда мы постигаем принцип единства, и он становится убеждением, лежащим глубоко внутри нас, – то в этом состоянии единства лев может возлежать рядом с ягненком.

Это оказывается истинным, если существует правильное понимание значения слова «Я». Как только мы воспринимаем первый проблескистины (чтомое «Я» являетсявашим «Я»), мы видим, почему у нас нет интересов, отдельных у каждого. Не было бы ни войн, ни конфликтов, если бы стало ясно, что реальное бытие каждого во вселенной является единым Богом, единым Христом, единой Душой и единым Духом. И по причине этого единства то, что благотворно для одного, – благотворно и для другого.

В таком духовном единстве мы и обретаем наш мир друг с другом. И если мы поэкспериментируем с этим, то быстро обнаружим, насколько это верно. Допустим, мы собрались в магазин. Перед выходом из дома мы напомним себе, что каждый, кого мы встретим, – являет собой то же самое «одно», которое есть мы: та же самая жизнь оживляет его, та же самая Душа, та же самая любовь, та же самая радость, мир и желание блага. Иными словами, тот же самый Бог восседает на троне внутри всех тех, с кем мы соприкасаемся. В настоящий момент они могут не осознавать этого Божественного Присутствия внутри своего существа, но они откликнутся, если мы заметим и признаем Его внутри них. И в деловом мире (будь это среди сотрудников, работников или начальников; будь это среди наших соперников или подчиненных), мы сохраняем в себе отношение признания[56]:

Я – это ты. Мои интересы – это твои интересы, твои интересы – это мои, так как единая жизнь оживляет наше бытие, единая Душа, единый Дух Бога. Все, что мы делаем друг для друга, – мы делаем, следуя принципу, который связывает нас.

И разница в наших отношениях (деловых, партнерских и дружеских) мгновенно становится заметной, а затем она обнаруживается даже в национальных и международных делах. В тот самый момент, когда мы отказываемся от ощущения отделенности, этот принцип становится действующим в нашей жизни. Он никогда не может перестать действовать и всегда будет плодоносить щедро.

Каждый находится здесь, на земле, с одной единственной целью – явить славу Бога, явить божественность и полноту Бога. Постигая это, мы будем встречать тех, кто является благословением для нас, – так же как и мы являемся благословением для них.

В тот момент, когда мы обращаемся к человеку за своим благом, – мы можем найти там благо сегодня, а зло – завтра. Духовное благо может прийтиот Отцако мне через вас, но оно никогда не приходит отвас. Вы не можете быть источником какого-либо блага для меня. Но Отец может использовать вас как инструмент для того, чтобы Его благо изливалось через вас ко мне. Поэтому, когда мы видим своих друзей и свою семью в этом свете, – они становятся для нас инструментами Бога, Божественного блага, которое идет к нам через них. Принимая за истину то, что все благо излучается от Отца внутри нас, мы достигаем благодати. Может казаться, что благо приходит через бесчисленное количество людей, но на самом деле оно есть излучение блага, излияние Бога изнутри.

В чем заключается принцип? «Возлюби ближнего своего как самого себя». Подчиняясь этой заповеди, мы любим друга и недруга; мы молимся за наших врагов; мы прощаем семьдесят раз по семь [«семижды семьдесят»]; мы не лжесвидетельствуем против ближнего тем, что оцениваем его; мы не осуждаем, называя что-то хорошим или плохим. То есть за каждым внешним проявлением мы видим подлинность Христа – единое Я, которое есть ваше Я и мое Я. Тогда о нас можно сказать:

«...приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:

Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;

Был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне»;

Тогда праведники скажут Ему в ответ: «Господи! Когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим и напоили?

Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим и одели?

Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?»

И Царь скажет им в ответ: «истинно говорю вам – так, как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» [Мат.25:34-40].

       
 
 
   









Date: 2015-07-27; view: 1091; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.037 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию