Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






В силу ч. 3 ст. 49 АПК ответчик вправе в любой инстанции признать иск полностью или частично, т.е. согласиться полностью (или в части) с притязаниями истца





ГПК Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

Изменение иска может касаться либо его предмета, либо основания. Одновременно изменить и то и другое нельзя, так как произойдет коренное изменение правоотношения, с которым был связан первоначальный иск.

Отказ от иска— это диспозитивно-распорядительные действия истца, направленные на прекращение производства по делу. Суд проверяет правомерность отказа от иска и утверждает его, если он не противоречит законодательству, а также не нарушает прав и законных интересов других лиц. Вынесение судом определения о принятии отказа от иска погашает право на обращение в суд в будущем по тому же предмету и основанию, поэтому суд обязан разъяснить последствия совершения данного процессуального действия (ч. 2 ст. 173 ГПК РФ). Определением о принятии отказа от иска суд одновременно прекращает производство по делу.

Признание иска— это распорядительные действия ответчика, выражающие его согласие с требованиями истца. Суд может не принять признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права или законные интересы других лиц. Признание может быть полным или частичным и влечет обычно вынесение судебного решения об удовлетворении иска.

Процессуальным принципом диспозитивности предопределяется право сторон совершать те или иные распорядительные действия, имеющие целью изменение иска, а также прекращение спора.

Изменение иска происходит при замене основания или предмета иска, увеличении либо уменьшении размера исковых требований в ходе рассмотрения дела в суде. Необходимость в этом у истца возникает либо в связи с осознанием недостаточной обоснованности заявленного предмета иска, либо ввиду допущения ошибки в исчислении взыскиваемой суммы и т.д.

Законодатель допускает изменение либо основания, либо предмета иска, поскольку одновременное изменение этих фундаментальных элементов иска означало бы его замену другим, не имеющим по сути ничего общего с заявленным иском.



Основание иска - это фактические обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждение заявленного требования. Следовательно, изменение основания иска не что иное, как полная замена фактов, легших в основу первоначального иска, новыми фактами, а также указание дополнительных фактов или исключение части фактов из числа ранее указанных. Изменение основания иска сохраняет его предмет, т.е истец по-прежнему преследует ранее заявленный интерес.

Предмет иска - материально-правовое требование к ответчику о совершении им определенных действий либо воздержании от них, признании существования (напротив, отсутствия) правоотношения, изменении либо прекращении его. Изменение предмета иска - замена истцом указанного им материально-правового требования иным, основанием которого остаются первоначально заявленные фактические обстоятельства.

В силу ч. 1 ст. 49 истец вправе изменить размер исковых требований как путем их увеличения, так и уменьшения, т.е. речь идет о модификации объекта требования, в частности его объема. Необходимость этого не всегда связана с неверным определением размера требования истцом.

Как указано в ч. 5 п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 13, соответствующее положение которого с введением нового АПК, видимо, сохраняет силу и в настоящее время, увеличение размера исковых требований относится к сумме иска по заявленному требованию*(46). Следовательно, к примеру, при предъявлении иска на сумму основной задолженности заявление до принятия решения по существу спора дополнительно о взыскании пени за просрочку платежа или иного штрафа, вытекающего из того же договора, следует рассматривать как заявление нового требования, которое должно быть заявлено и рассмотрено отдельно.

5. Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований возможны до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, т.е. в первой инстанции. При этом следует учесть, что, как это отмечено в п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13, соответствующее положение которого по сути сохраняет силу, право на совершение этих распорядительных действий может быть использовано также истцом при новом рассмотрении дела в первой инстанции после отмены решения кассационной или надзорной инстанциями и передачи дела на новое рассмотрение суду первой инстанции*(47).

Что касается отказа от иска полностью или частично, то в ч. 2 ст. 49 АПК предусмотрено, что истец вправе сделать это при рассмотрении дела в любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в этой инстанции, т.е. и в первой, и в апелляционной, и в кассационной, и в надзорной инстанциях. В этом отличие комментируемой нормы от нормы ч. 1 ст. 37 АПК 1995 г. Теперь истец волен отказаться от своих материально-правовых претензий к ответчику в любой инстанции.



В силу ч. 3 ст. 49 АПК ответчик вправе в любой инстанции признать иск полностью или частично, т.е. согласиться полностью (или в части) с притязаниями истца.

Стороны могут окончить дело мировым соглашением в порядке, предусмотренном специальной гл. 15 АПК. Судебное мировое соглашение - гражданско-правовая сделка (следовательно, она должна отвечать требованиям закона к ее действительности), заключенная в процессе его сторонами и утвержденная арбитражным судом. По ней стороны посредством взаимных уступок по-новому определяют свои материальные права и обязанности, прекращая спор, возникший между ними. О процессуальных особенностях заключения, оформления, утверждения и исполнения мирового соглашения подробнее см. комментарий к ст. 138-142 АПК.

Не все распорядительные действия сторон зависят только от их волеизъявления. В норме ч. 5 ст. 49 АПК сохранен контроль арбитражного суда за отказом истца от иска, уменьшением им размера исковых требований, признанием ответчиком иска, мировым соглашением сторон. Эти распорядительные действия принимаются арбитражным судом только в том случае, если они не противоречат закону (исчезла ссылка на иные правовые акты, содержавшаяся в ст. 37 АПК 1995 г.), не нарушают права (нет теперь указания на ненарушение законных интересов иных лиц, содержавшаяся в ст. 37 АПК 1995 г.) других лиц. В случае противоречия распорядительных действий закону или правам других лиц арбитражный суд рассматривает дело по существу.

 

 

  1. Мировое соглашение и его виды. Порядок и правовые последствия его заключения в судебном порядке.

 

Внесудебным является мировое соглашение, заключенное вне суда и без обращения в суд. В случае возникновения судопроизводства по делу о разрешении правового спора между лицами, заключившими внесудебное мировое соглашение, и ссылки в процессе разбирательст­ва той или другой стороны на это соглашение суд должен рассматри­вать внесудебное мировое соглашение как одно из обстоятельств дела. Судебное мировое соглашение — договор, заключенный сторона­ми в процессе разбирательства дела, об условиях окончания судопро­изводства без вынесения судебного решения. Судебное мировое согла­шение подчиняется общим правилам гражданского права о договорах и утверждается судом. Утвержденное судом мировое соглашение слу­жит основанием для вынесения определения о прекращении производ­ства по делу. Вступившее в законную силу определение суда об утвер­ждении мирового соглашения и прекращении производства по делу исключает возможность предъявления тождественного иска и разре­шения его судом (ст. 134, 220 ГПК). Суд отказывает в утверждении мирового соглашения, если оно про­тивозаконно или нарушает права других лиц (ст. 39 ГПК).

Определение суда о прекращении производства по делу ввиду за­ключения мирового соглашения может быть обжаловано лицами, уча­ствующими в деле. Утвержденное судом мировое соглашение имеет такую же силу, как судебное решение, и в случае неисполнения его одной из сторон может быть принудительно исполнено на основании исполнительного листа. Субъектами мирового соглашения могут быть стороны и третьи лица, заявляющие самостоятельное требование относительно предме­та спора. Мировое соглашение, составленное сторонами, может быть оформлено в виде самостоятельного документа, который приобщается к делу либо заносится в прбтокол судебного заседания и подписывает­ся его составителями. Суд (судья) должен разъяснить сторонам последствия .отказа от иска, признания иска и заключения мирового соглашения (ст. 173 ГПК).

 

  1. Цель, основания и виды процессуального соучастия. Процессуальные права и обязанности соучастников.

 

В соответствии со ст. 40 ГПК «иск может быть предъявлен в суд совме­стно несколькими истцами или к нескольким ответчикам». Допуская мно­жественность лиц на стороне истца и ответчика, законодатель устанавли­вает институт процессуального соучастия. Процессуальное соучастие представляет собой соединение исковых требований в одном производстве по субъектам процесса. Это дает осно­вание называть процессуальное соучастие субъективным соединением исков. К процессуальному соучастию относятся не все случаи множественно­сти лиц на стороне истца и ответчика, а лишь такие, когда право требова­ния одного из участвующих в судопроизводстве истцов не исключает права требования другого, обязанность одного из участвующих ответчиков не исключает обязанностей других. Из ст. 40 ГПК следует, что соучастие может возникнуть как по инициа­тиве нескольких истцов, если они одновременно предъявят иск к одному или к нескольким ответчикам, так и по инициативе одного истца, если он предъявит исковые требования к нескольким ответчикам. Вместе с тем ст. 151 ГПК дает право суду по своей инициативе объединить в одно про­изводство для совместного рассмотрения такие дела, в которых одни и те же лица участвуют на стороне истца или ответчика. Совокупность признаков, характеризующих институт процессуально­го соучастия, позволяет определить его как участие на стороне истца или ответчика либо на стороне того или другого одновременно нескольких лиц, являющихся субъектами спорного материального правоотношения (правоотношений), права требования и обязанности которых взаимно не исключаются.

Цель процессуального соучастия — наиболее удобное с точки зрения экономии времени и усилий суда, а также всех участвующих в деле лиц осуществление в гражданском судопроизводстве задачи по защите прав и законных интересов граждан и различных организаций. В зависимости от характера материальных отношений, лежащих в основе процессуального соучастия, различают обязательное (необходи­мое) и факультативное (необязательное) соучастие. Обязательное соучастие имеет место во всех случаях, когда правиль­ное решение вопроса о правах и обязанностях сторон по делу может быть дано лишь при условии, если суд рассмотрит совместно все требования соистцов или требования, предъявленные ко всем соответчикам. Гражданское процессуальное законодательство не дает перечня случа­ев обязательного соучастия и указаний на его основания. Однако в судебной практике установилось правило, согласно которому обязательное со­участие должно иметь место во всех тех случаях, когда в основе требова­ния нескольких истцов или к нескольким ответчикам лежит общее право или общая обязанность.

Суд не может вынести правильное решение, если не рассмотрит спор о праве общей собственности с точки зрения интересов всех собственни­ков. Поэтому необходимое соучастие является обязательным условием разрешения споров в следующих делах: об общей (совместной и долевой) собственности; о наследовании; об авторских и изобретательских правах, если это труд нескольких лиц; по искам об исключении имущества по описи; о защите чести, достоинства и деловой репутации; о праве пользования жилыми помещениями и др. Факультативное (необязательное) соучастие диктуется целесообраз­ностью совместного рассмотрения исковых требований нескольких ист­цов или к нескольким ответчикам. Так, в судебной практике нередко в одном процессе рассматриваются несколько однородных требований (на­пример, иск о взыскании заработной платы, предъявленный несколькими лицами, или иск к нескольким должностным лицам, которые своими дей­ствиями причинили материальный ущерб истцу). Процессуальное положение соучастников четко определено действу­ющим законодательством: каждый из истцов или ответчиков по отноше­нию к другой стороне выступает в процессе самостоятельно (ч. 3 ст. 40 ГПК). Из этого правила нет исключений. Самостоятельность каждого из соучастников означает, что действия одного из участников по иску на суде не служат ни на пользу, ни во вред остальным. Каждый из соучастников является самостоятельным субъектом процес­са и обладает всеми правами и обязанностями стороны. Однако согласно ст. 40 ГПК соучастники могут поручить ведение дела одному из них, хотя бы он вообще не имел права ведения чужих дел. Это поручение должно быть оформлено в соответствии с правилами оформления судебного пред­ставительства (ст. 53 ГПК). Таким образом, процессуальное соучастие как правовой институт слу­жит гарантией установления обстоятельств дела и значительно ускоряет рассмотрение и разрешение нескольких исковых требований.

Процессуальным соучастием достигается предупреждение противоре­чивых решений всех спорных вопросов, стоящих перед судом по конкрет­ному делу.

 

  1. Понятие надлежащего и ненадлежащего ответчика. Условия, порядок и последствия замены ненадлежащего ответчика.

 

От общих условий, при которых физическое или юридическое лицо может быть стороной в процессе (а такими общими условиями являются заинтересованность в деле и наличие гражданской процессуальной пра­воспособности), следует отличать способность быть стороной в данном процессе. Институт ненадлежащей стороны в новом гражданском процес­суальном законодательстве претерпел существенные изменения. Вопрос о замене ненадлежащей стороны разрешен только в отношении ненадле­жащего ответчика. Возможность замены ненадлежащего истца, т. е. лица, которому в соответствии с нормами материального права не принадлежит право требования по заявленному иску, из нового ГПК исключена. Зако­нодатель полагает, что нормальное течение процесса зависит лишь от того, является ли надлежащим ответчиком. «Суд, — говорится в ст. 41 ГПК, — при подготовке дела или во время его разбирательства в первой инстан­ции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненад­лежащего ответчика надлежащим». Из этой правовой нормы следует вывод: чтобы быть надлежащей сто­роной в конкретном деле, необходимо быть субъектом спорного матери­ального правоотношения. Для ответчика это означает иметь определен­ную, обязательственную по отношению к истцу материально-правовую связь, вытекающую из спорного материального правоотношения. Учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что ненадлежащим ответчиком признается лицо, в отношении которого истцом делается ошибочный вывод о его сопричастности к спорным материально-правовым отношениям и принадлежащим ему спорным обязанностям. Исходя из сказанного следует, что надлежащая сторона всегда харак­теризуется наличием у нее определенных прав или обязанностей по от­ношению к противоположной стороне, т. е. прямой связью со спорным материальным правоотношением, и потому является действительным субъектом спорного материального правоотношения. Следовательно, при­знание стороны надлежащей зависит от того, является ли сторона субъек­том спорного правоотношения. При подаче искового заявления судья не всегда в состоянии определить, являются ли истец либо ответчик надле­жащими, и не может по такому основанию отказать в приеме искового за­явления. Вместе с тем если истец, обращающийся в суд за защитой своих прав и законных интересов, не сможет представить в суд документы, под­тверждающие обстоятельства, на которых он основывает свои требования (ст. 132 ГПК), и соответственно подтвердить свою принадлежность к спор­ному правоотношению, то суд в порядке ст. 136 ГПК своим определением оставит исковое заявление без движения, предоставив истцу разумный срок для самостоятельного исправления недостатков. Правила замены ненадлежащего ответчика надлежащим установлены ст. 41 ГПК. Замена ненадлежащего ответчика надлежащим. Ответчика определяет истец, поэтому прежде всего он должен дать согласие на устранение из дела названного им ответчика и замену его другим, у которого предполо­жительно имеется связь с обязанностью отвечать по данному иску. При согласии истца на замену ответчика суд постановляет определение, кото­рым освобождает ненадлежащего ответчика от обязанности участвовать в процессе, и откладывает дело для привлечения в процесс надлежащего ответчика. Если истец не соглашается на замену ненадлежащего ответчи­ка другим лицом, суд рассматривает дело по предъявленному иску. При этом ненадлежащий ответчик пользуется всеми процессуальными права­ми надлежащей стороны, если он остался в процессе. Если в ходе судебно­го разбирательства истец не сможет доказать причастность предполагае­мого носителя спорных обязанностей (ответчика) к предмету иска, суд вынесет решение об отказе в удовлетворении заявленного искового тре­бования, со всеми вытекающими последствиями, предусмотренными ст. 99 ГПК. Признание стороны ненадлежащей не служит основанием для отри­цания за ней права стороны в процессе. Следовательно, ненадлежащая сторона до тех пор, пока она остается в процессе, является действитель­ным его субъектом — участвующим в деле лицом. Этим же ненадлежащая сторона отличается от юридически незаинтересованного лица, которое именно потому, что не имеет юридического интереса к исходу дела, не может быть участвующим в деле лицом.

 

  1. Процессуальное правопреемство (понятие и основания). Порядок вступления в процесс правопреемника и его правовое положение.

 

Перемена лиц в гражданском судопроизводстве возможна не только в порядке замены ненадлежащей стороны надлежащей, но и в порядке про­цессуального правопреемства (ст. 44ГПК). Суть гражданского процессуального правопреемства заключается в том, что одно лицо — правопреемник — продолжает участие в процессе, заменяя собой правопредшественника (истца, ответчика), т. е. занимает его процессуальное положение. Основанием для замены стороны правопре­емником является правопреемство в спорном или установленном реше­нием суда материальном правоотношении. Такая ситуация может сложить­ся в случае смерти гражданина, участвовавшего, например, в качестве истца в гражданском судопроизводстве. Если у умершего имелись наследники, к ним в порядке правопреемства перейдут все материальные права и обя­занности. Правопреемство в материальных правоотношениях служит основани­ем для замены выбывшего истца наследниками (или одним из них), т. е. основанием для процессуального правопреемства. Но в приведенном при­мере замена произойдет при условии изъявленного наследниками жела­ния вступить в процесс. Если же умерший гражданин участвовал в каче­стве ответчика, то правопреемник будет привлечен в процесс судом. При выбытии из процесса стороны — юридического лица основанием процессуального правопреемства является его реорганизация (ст. 58 ГК). Ликвидация юридического лица влечет прекращение его существования без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим ли­цам (п. 1 ст. 61 ГК). Основанием процессуального правопреемства может быть не только общее (универсальное) правопреемство материальных прав и обязанно­стей, но и единичное (сингулярное) правопреемство, когда от одного лица к другому переходит отдельное субъективное право (уступка требования — п. 1 ст. 382 ГК) или отдельная юридическая обязанность (п. 1 ст. 391 ГК). Гражданское процессуальное правопреемство в отличие от граждан­ского правопреемства может быть только общим (универсальным), так как правопреемник полностью заменяет собой правопредшественника во всем объеме его процессуальных прав и обязанностей. Гражданское процессу­альное правопреемство допускается во всех стадиях гражданского судо­производства.

Таким образом, гражданское процессуальное правопреемство — это замена лица, участвующего в процессе в качестве стороны (правопредше­ственника), другим лицом (правопреемником), которое занимает процес­суальное положение выбывшей стороны. Следовательно, при вступлении (привлечении) в процесс правопреем­ника новое производство по делу не возбуждается, поскольку процессуаль­ное правопреемство характеризуется тем, что правопреемник продолжает участие в процессе, занимая правовое положение правопредшественника. Действия суда различны в зависимости от того, в какой стадии произош­ла замена стороны в порядке правопреемства. Так, если сторона выбыла из процесса при рассмотрении дела в суде первой инстанции, суд в соот­ветствии со ст. 215 ГПК обязан приостановить производство по делу до вступления в процесс правопреемника. В этом случае судья, проводящий подготовку дела к судебному разбирательству или рассматривающий дело по существу, выносит определение о приостановлении производства по делу. После того как правопреемник определен и просит допустить его в про­цесс вместо выбывшего истца, суд выносит определение о его допуске. Такое определение не может быть обжаловано. Определение суда об от­казе в допуске в процесс правопреемника может быть обжаловано в част­ном порядке.

При выбытии из процесса ответчика суд по ходатайству истца или по своей инициативе выносит определение о привлечении правопреемника. Гражданское процессуальное правопреемство не допускается в случа­ях, когда спорное или установленное решением суда материальное право­отношение связано с личностью стороны (например, по искам об алимен­тах, о расторжении брака, восстановлении на работе и т. п.). Поскольку при гражданском процессуальном правопреемстве судопро­изводство продолжается с той стадии, на которой произошла замена сто­роны и правопреемник вступил в дело, для него все судебные акты, при­нятые в процессе до его вступления, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил. Статья 44 ГПК предусматривает замену в порядке гражданского про­цессуального правопреемства только стороны. Однако правила этого про­цессуального института распространяются и на третьих лиц. Замена стороны в порядке процессуального правопреемства отличает­ся от замены ненадлежащей стороны надлежащей по основаниям и пра­вовым последствиям. При процессуальном правопреемстве спорное или установленное решением суда материальное правоотношение переходит от выбывшей стороны к другому лицу, и именно поэтому производство по делу продолжается. Между ненадлежащей и надлежащей сторонами никакой материаль­но-правовой связи нет.

 

  1. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора. Отличие третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, от первоначальных истцов и соистцов.

 

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, вступают в процесс возникший по инициативе других лиц, истца, прокурора путем предъявления иска на общих основаниях к одной или обеим сторонам процесса для защиты своих прав и законных интере­сов (ст. 42 ГПК). При предъявлении иска третье лицо, вступая в процесс, заявляет само­стоятельное требование о защите своих субъективных материальных прав и добивается присуждения в свою пользу предмета, о котором спорят пер­воначальный истец и ответчик, или признания за собой права, оспаривае­мого первоначальными сторонами.

Предъявление иска всегда связано с определенными предпосылками права на предъявление иска, к которым относят процессуальную дееспо­собность лиц, участвующих в деле, а также определенный порядок пода­чи искового заявления в суд. Подаваемое третьим лицом исковое заявление по форме и содержанию должно отвечать требованиям, предусмотренным ст. 131 ГПК, и оплачи­ваться в общем порядке государственной пошлиной; кроме того, само тре­тье лицо должно обладать процессуальной дееспособностью. Исчерпы­вающий перечень оснований, по которым возможен отказ в принятии искового заявления третьего лица, аналогичен основаниям, предусмот­ренным для сторон, указанным в ст. 134 ГПК РФ. Отношения между сторонами и третьим лицом, заявляющим самосто­ятельное требование на предмет спора, конкретизируются в ряде практи­ческих положений. Если третье лицо адресует самостоятельное требование обеим первона­чальным сторонам, а истец отказался от иска к ответчику, предметом рас­смотрения остается иск третьего лица к обеим сторонам. Если третье лицо адресует самостоятельное требование только первоначальному истцу, то отказ истца от иска к ответчику должен повлечь прекращение в этой части производства по делу и освобождение ответчика от участия в процессе. Первоначальный истец остается в процессе в качестве ответчика перед тре­тьим лицом, а последний становится истцом по отношению к первоначаль­ному истцу. В этом случае мировое соглашение может быть заключено меж­ду первоначальным истцом (ответчиком) и третьим лицом (истцом).

Когда третье лицо адресует самостоятельное требование только от­ветчику, отказ истца от иска влечет прекращение производства по делу по первоначальному иску, но ответчик остается в процессе уже в роли ответ­чика перед третьим лицом. Субъектами мирового соглашения в этой ситуации могут быть третье лицо и ответчик. В других случаях, при участии в процессе обеих перво­начальных сторон, третьи лица заключать мировые соглашения не могут. В соответствии со ст. 42 ГПК третьи лица, заявляющие самостоятель­ное требование относительно предмета спора, могут вступить в процесс до постановления судебного решения, т. е. до удаления суда в совещатель­ную комнату. Но следует учесть, что вступление третьего лица в стадии судебного разбирательства в подавляющем большинстве случаев повле­чет за собой отложение дела, так как понадобятся дополнительные дока­зательства, обосновывающие его иск, которые вряд ли окажутся в распо­ряжении суда. Поэтому практически более целесообразным является вступление третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора, в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Поскольку третье лицо, заявляющее самостоятельное требование от­носительно предмета спора, по правовой природе своего участия в деле имеет сходство с истцом, объем его процессуальных прав и обязанностей такой же, как и у истца. Вместе с тем процессуально-правовой статус тре­тьего лица с самостоятельными требованиями относительно предмета спо­ра имеет характерные особенности, которые могут быть выражены в сле­дующем виде. В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК в порядке подготовки дела к судебному разбирательству судья разрешает вопрос о вступлении в дело третьих лиц. Вопрос о вступлении в дело третьих лиц связан с возмож­ным, а не обязательным их участием в процессе, так как принцип диспозитивности закрепляет право третьих лиц, так же как и истцов, самим ре­шать вопрос об участии в деле. Примером вступления в процесс третьего лица с самостоятельными требованиями может служить предъявление им самостоятельного иска на часть имущества в деле о разделе имущества между бывшими супругами, если эта часть имущества была передана третьим лицом во временное пользование супругов. Лишь при рассмотрении в одном процессе всех за­явленных требований и возражений всех лиц, утверждающих о наличии у них права собственности на спорное имущество, может быть вынесено законное и обоснованное решение. За невступившим в процесс третьим лицом, имеющим самостоятель­ные требования, сохраняется право на предъявление иска в отдельном процессе. Но вступление третьего лица в чужой процесс имеет определен­ные преимущества, особенно по имущественным искам. Если спорное имущество будет передано первоначальному истцу или оставлено у ответчика, то они могут им распорядиться (например, про­дать, подарить и т. п.), что в последующем затруднит или сделает невоз­можным защиту права третьего лица.

 

  1. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.

 

Другой вид участия третьего лица в гражданском судопроизводстве предусмотрен ст. 43 ГПК. Это третьи лица, не заявляющие самостоятель­ных требований относительно предмета спора. Указанная категория лиц не является субъектом спорного правоотношения. Тем не менее они явля­ются полноправными участниками процесса и имеют в деле юридический интерес, обусловленный защитой своих субъективных прав. В соответ­ствии с названной статьей указанные лица могут вступить в уже возник­ший процесс, если решение по делу способно повлиять на их права и обя­занности по отношению к одной из сторон. Эти права и обязанности и составляют юридический интерес третьего лица в чужом процессе.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относитель­но предмета спора, может вступить в дело на стороне истца или ответ­чика до принятия судом решения.

Участие третьих лиц, не заявивших самостоятельных требований отно­сительно предмета спора, в гражданском процессе обеспечивает выполне­ние целого комплекса процессуальных задач: 1) защиту материально-пра­вовых интересов граждан, организаций, выступающих в процессе в качестве третьего лица; 2) содействие и защиту субъективных прав граждан и орга­низаций, выступаюших в качестве сторон по делу; 3) достигается всесто­роннее и полное соответствие с объективной истиной, установление всех обстоятельств по делу; 4) способствует экономии времени и сил суда.

Под основанием вступления (привлечения) третьего лица в процесс пони­маются объективные данные о положении субъекта в системе материальных правоотношений. Это, прежде всего, данные о наличии материального право­отношения между третьим лицом и одной из сторон по делу, а также юриди­ческие факты, с наличием или отсутствием которых закон связывает измене­ние, прекращение данного правоотношения или возникновение нового.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относитель­но предмета спора, — это предполагаемый участник материального пра­воотношения, взаимосвязанного со спорным правоотношением; вместе с тем он находится за пределами основного спорного материального право­отношения, не являясь его субъектом.

Если третье лицо участвует на стороне ответчика, оно не связано пра­воотношением с истцом, не обладает по отношению к последнему права­ми и не несет обязанности.

Если же третье лицо выступает на стороне истца, у него нет субъектив­ных прав и юридических обязанностей по отношению к ответчику, так как нет с ним связи по правоотношению.

Именно потому, что третье лицо, не заявляющее самостоятельных тре­бований на предмет спора, не является субъектом основного спорного пра­воотношения, законодатель обошел его и в ряде субъективных процессу­альных прав, принадлежащих сторонам.

Так, третье лицо не имеет права на изменение основания и предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, на встреч­ный иск, а также на отказ от иска, признание иска или заключение миро­вого соглашения, на требование принудительного исполнения судебного решения. Права, в которых ограничено третье лицо, являются распоряди­тельными, т. е. направленными на распоряжение объектом спора. Не яв­ляясь субъектом основного спорного правоотношения между сторонами, третье лицо не может совершать процессуальные действия, направленные на распоряжение объектом этого правоотношения.

То обстоятельство, что третьи лица, участвующие в процессе в порядке ст. 43 ГПК, наделены, по существу, всеми процессуальными правами и процессуальными обязанностями сторон, за небольшим, но важным изъя­тием, является одной из причин смешения третьих лиц этого вида с со­участниками.

Не являясь предполагаемыми субъектами спорного материального пра­воотношения, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, никаких материальных благ для себя не приобретают. Поэтому закон и не предоставляет этим участвующим в деле лицам полного объема прав и обязанностей стороны. Однако поскольку третьи лица участвуют в деле на стороне истца или ответчика, они, следо­вательно, содействуют защите субъективных прав и охраняемых законом интересов сторон.

Наиболее типичное основание участия в процессе третьего лица, не за­являющего самостоятельное требование на предмет спора, — это возмож­ность предъявления к нему регрессного иска.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, чаще всего выступает в процессе на стороне ответчика и заинтере­совано в отказе судом в удовлетворении исковых требований.

Участвуя в чужом процессе, третье лицо, не заявляющее самостоятель­ных требований, помогает истцу или ответчику, на стороне которого оно выступает, добиться вынесения решения в его пользу, но тем самым за­щищает свои интересы: предотвращает для себя возможность регрессной ответственности перед стороной (или наступление иных неблагоприят­ных последствий) либо обеспечивает себе возможность предъявления требования к стороне в будущем. При этом третье лицо самостоятельно распоряжается своими процессуальными правами и не связано с волей стороны, пособником которой оно является.

 

  1. Основания и формы участия прокурора в гражданском судопроизводстве.

 

Участвуя в судебном разбирательстве гражданских дел, прокурор про­должает выполнение возложенных на него обязанностей по осуществле­нию надзора за исполнением законов судом и всеми участниками судо­производства. При этом он содействует суду в правильном разрешении дел: помогает ему в исследовании и оценке доказательств, в установлении фактов предмета доказывания, толковании норм права, оценке правомер­ности требований и возражений сторон и т. д. Для этого он наделен широ­ким кругом процессуальных прав и, следовательно, является субъектом гражданского процессуального права. В общем виде эти права закрепле­ны в Законе «О прокуратуре Российской Федерации». В п. 4 ст. 27 Закона «О прокуратуре», а также в ст. 45 ГПК установлены и право и правила обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства. Прокурор вправе обращаться с любым подведомственным и подсудным судам иском, не подменяя, однако, самих заинтересованных лиц. В соот­ветствии с принципом диспозитивности последние сами должны заботить­ся о защите своих прав и охраняемых интересов. Участие прокурора в деле обязательно по спорам о выселении в судеб­ном порядке с занимаемой жилой площади, по делам особого производства, связанным с ограничением физического лица в дееспособности, признании лица недееспособным, объявлении лица умершим, в делах, связанных с вос­питанием детей, и др. Участие прокурора в суде первой инстанции выражается, прежде все­го, в проявлении инициативы в возбуждении гражданского дела. Выявив нарушение законности, прокурор обращается к суду первой инстанции с просьбой о его устранении, восстановлении нарушенных прав и интере­сов, привлечении виновных лиц к установленной законом гражданско-правовой ответственности. При этом прокурор обязан обеспечить закон­ность возбуждения гражданского дела, т. е. обращаться к суду только с правомерными требованиями, соблюдая правила о подведомственности, подсудности и др. Перед обращением в суд для возбуждения дела прокурор обязан с исчерпывающей полнотой установить факты основания иска, собрать все необходимые доказательства, выявить всех заинтересованных лиц, определить их процессуальное правовое положение. Возбуждение гражданского дела по инициативе прокурора обязатель­но предполагает участие прокурора в судебном разбирательстве. Хотя дей­ствующее гражданское процессуальное законодательство и не предусматривает участие прокурора, вместе с тем это вытекает из содержания ст. 320 и 371 ГПК. Участие прокурора заключается в поддержании исков, заявле­ний и участии в доказывании фактов, положенных им в обоснование за­явленных требований и возражений. С этой целью прокурор участвует в исследовании и оценке доказательств, установлении объективной исти­ны по делу, стремится убедить суд в необходимости удовлетворения заяв­ленных требований. В соответствии с принципом состязательности про­курор, возбудивший дело, занимает в процессе положение активной стороны. Он первый дает объяснения по предъявленному им иску, пер­вым выступает в судебных прениях. По смыслу ст. 45 ГПК прокурор вправе не только предъявлять иски, но и ставить вопрос о возбуждении дел, возникающих из публичных право­отношений, а также дел особого производства. При выборе дел для участия в судебном разбирательстве учитывается их сложность, а также состояние законности в административно-террито­риальном образовании, в деятельности суда. Независимо от формы участия в процессе прокурор может участвовать в суде не только первой, но и других инстанций, если до этого он участво­вал в деле в суде первой инстанции. Прокурор вправе приносить представления на решения и определения мирового судьи и суда первой инстанции или поддержать обоснованные жалобы лиц, участвующих в деле, чтобы добиться устранения нарушений законности. В обязанность прокурора входит принятие мер по предотвращению отмены или изменению законных и обоснованных постановлений как мирового судьи, так и федерального суда первой инстанции. Эти меры состоят, во-первых, в опровержении доводов, содержащихся в жалобах лиц, участвующих в деле; во-вторых, в исправлении собственных ошибок, до­пущенных при принесении представления. Если представление принесе­но неправильно, оно должно быть отозвано до начала судебного заседа­ния (ст. 326, 345 ГПК). Участие прокурора в заседаниях суда второй инстанции допустимо по любому гражданскому делу. Форма участия в данном случае — дача за­ключения о законности и обоснованности решения суда первой инстанции (п. 3 ст. 45 ГПК). Надзор за законностью и обоснованностью судебных актов апелляци­онной и кассационной инстанций выражается в проверке соответствия их действующему законодательству и в принесении в случае необходимости представлений. Участие прокурора в заседаниях надзорной инстанции реализуется в форме поддержания принесенного им или вышестоящим прокурором представления и дачи заключения по делу.

 

  1. Субъекты, защищающие в гражданском судопроизводстве от своего имени права, свободы и законные интересы других лиц: цель и основания участия, формы участия, процессуальные права и обязанности.

 

Лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового согла­шения и обязанности по уплате судебных расходов (ст. 46 ГПК). Обращение с иском в суд должно быть обоснованным. Прежде чем предъявить его, необходимо выяснить все обстоятельства правонаруше­ния и связанные с ними правовые последствия, собрать подтверждающие их доказательства, затем выявить всех заинтересованных в исходе дела лиц. Все это излагается в исковом заявлении. Субъекты, предъявляющие иск в защиту интересов других лиц, все процессуальные действия совер­шают от своего имени и по своему усмотрению, не будучи связаны с пове­дением этих лиц. Они могут отказаться от иска, однако лицо, в интересах которого он предъявлен, вправе требовать от суда продолжения процесса и рассмотрения дела по существу. Субъекты, защищающие интересы других лиц, имеют право обжало­вать вынесенные по делу решения и определения, а при согласии с ними — требовать их исполнения.

 

  1. Понятие и значение представительства в суде.

 

Судебное представительство — правоотношение, в силу которого одно лицо совершает процессуальные действия в пределах предоставленных ему полномочий от имени и в интересах представляемого, вследствие чего у представителя возникают процессуальные права и обязанности. Лица, от имени которых совершается процессуальная деятельность, называются представляемыми, или доверителями, а лица, совершающие указанную деятельность, — представителями, или поверенными. Представительство в гражданском процессе представляет собой процес­суальную деятельность дееспособных субъектов, осуществляемую от име­ни и в интересах охраняемых законом прав сторон, третьих лиц, заявителей и иных заинтересованных по делу лиц, с целью добиться для них наиболее благоприятного решения по делу, а также для оказания квалифицирован­ной юридической помощи указанным лицам в защите своих прав. Как видно из приведенного определения, судебное представительство характеризуется тремя признаками: 1) совершается от имени определенного лица, гражданина или органи­зации, которые являются лицами, участвующими в деле. Представи­тели осуществляют их процессуальные права и исполняют их процес­суальные обязанности, не приобретая для себя в процессе никаких материальных прав. Полномочия представителей носят всегда произ­водный характер. Сами лица, участвующие в деле, ни в коей мере не лишают себя объема предоставляемых им процессуальных прав и мо­гут выступать в процессе вместе со своими представителями. Они не передают им свои процессуальные права, а лишь делегируют их на совершение процессуальных действий от своего имени; 2) судебное представительство в гражданском процессе характеризует­ся тем, что действия представителя совершаются в интересах пред­ставляемого. Сам представитель, участвуя в деле, не приобретает для себя каких-либо благ. Все правовые последствия, связанные с его действиями, касаются представляемых им лиц; 3) судебный представитель действует в гражданском процессе в пределах предоставленных ему полномочий. Он может совершать только такие процессуальные действия, на которые ему дано соответствующее право. При осуществлении судебного представительства возникают два вида отношений: одни — между самим доверителем и представителем, другие — между представителем и судом. В рамках первых отношений представи­тель наделяется гражданскими процессуальными полномочиями на веде­ние дела; в рамках вторых происходит допуск его судом к участию в граж­данском процессе. Представительство в гражданском процессе возможно как по воле за­интересованных лиц, так и при ее отсутствии. По признаку наличия или отсутствия воли представляемых в назначении представителей оно мо­жет быть подразделено на два вида: 1) договорное (добровольное) предста­вительство и 2) законное (обязательное) представительство. Обязательным условием участия в суде в качестве представителя яв­ляется его правоспособность и дееспособность, а для договорных пред­ставителей также наличие надлежащим образом оформленных полномо­чий на ведение дела (ст. 49 ГПК).

 

  1. Виды представительства в суде.

 

Договорное представительство возникает только по воле гражданина, организации и при согласии представителя защищать интересы в суде. Этот вид представительства получил название договорного, поскольку в его основе лежит договор между конкретным лицом и представителем, в силу которого представитель получает полномочия на ведение дела в суде. Во взаимоотношениях между гражданами судебное представитель­ство возникает на основании договора-поручения. Договорными представителями могут быть: 1) адвокаты; 2) юрисконсуль­ты и другие работники организаций; 3) работники юридических фирм; 4) один из соучастников по поручению других соучастников; 5) лица, допущенные судом, рассматривающим дело, к представительству по данному делу. Представительство общественных организаций (общественное пред­ставительство) — представительство, осуществляемое в гражданском про­цессе уполномоченными общественных организаций по делам своих орга­низаций, их членов и по защите прав и интересов других лиц.

Законное представительство осуществляется в интересах недее­способных или ограниченно дееспособных. Оно возникает в силу строго определенных юридических фактов и прямого указания закона. Согласно ст. 52 ГПК дела недееспособных или ограниченно дееспособных лиц в суде ведут их законные представители. В зависимости от юридических фак­тов, лежащих в его основе, законное представительство можно подразде­лить на три подвида: 1) представительство в силу факта родительских от­ношений; 2) представительство на основании административного акта; 3) представительство в случаях, предусмотренных федеральным законом. Судебными представителями могут быть только дееспособные физи­ческие лица, достигшие совершеннолетия. Лица, признанные судом огра­ниченно дееспособными или недееспособными, а также несовершеннолет­ние правом на выполнение представительских функций не обладают. Гражданский процессуальный закон в ст. 51 ГПК устанавливает специ­альные ограничения для определенной категории дееспособных граждан в их праве быть представителями в суде: это судьи, следователи, прокуроры, кроме случаев выступления их в процессе в качестве представителей соот­ветствующего суда, прокуратуры или в качестве законных представителей.

 

  1. Полномочия представителя в суде и их оформление.

 

Судебные представители наделяются правами и обязанностями истцов, ответчиков, третьих лиц и т. д. в зависимости от того, какое процессуаль­ное положение занимают представляемые ими субъекты. Судебный пред­ставитель вправе совершать процессуальные действия при условии, если он надлежаще на то уполномочен. Полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом (ст. 53 ГПК). Доверенности, выдаваемые гражданами, могут быть удостоверены в но­тариальном порядке либо организацией, где работает или учится довери­тель, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства до­верителя, администрацией учреждения социальной защиты населения, в которых находится доверитель, а также стационарного лечебного уч­реждения, в котором доверитель находится на излечении, командиром (на­чальником) соответствующих воинской части, соединения, учреждения, военно-учебного заведения, если доверенности выдаются военнослужащи­ми, работниками этих части, соединения, учреждения, военно-учебного за­ведения, или членами их семей. Доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверяются начальником соответствующего места лишения свободы. Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руково­дителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными до­кументами, скрепленной печатью этой организации. Законные представители предъявляют суду документы, удостоверяю­щие их статус и полномочия. Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удо­стоверяется ордером соответствующего адвокатского образования. Полномочия представителя могут быть выражены также занесением в протокол судебного заседания и письменном заявлении доверителя в суде. Объем полномочий представителя определяется законом, уставом, по­ложением, специальным актом или договором. Полномочия представите­лей в литературе принято подразделять на два вида: общие и специальные. К общим относятся все права и обязанности, предоставляемые лицам, участвующим в деле: право заявлять отводы, исследовать доказательства и т. п. (ст. 35 ГПК). Эти полномочия в уполномочивающих документах, как правило, не указываются вообще. Специальные полномочия судебного представителя касаются соверше­ния наиболее важных действий, связанных с распоряжением объектом процесса, определением характера судебной защиты. Чтобы между дове­рителем и представителем не произошло каких-либо недоразумений по поводу таких действий, полномочия на их совершение должны специаль­но оговариваться в уполномочивающем документе. Полномочия добровольного представителя определяются доверителем и должны быть выражены в доверенности. Полномочие дает судебному представителю право на совершение всех необходимых процессуальных действий без специального их перечисления в доверенности. Но ряд про­цессуальных действий договорный представитель может совершать только в том случае, если такие полномочия специально оговорены в доверенно­сти (ст. 54 ГПК). Специальные полномочия поверенного связаны с субъек­тивными процессуальными правами доверителя, которые принадлежат только ему и никому другому. Все специальные права оговариваются в доверенности, выданной пред­ставляемым лицом. Представители, действующие от имени недееспособных лиц, распола­гают, как правило, и общими и специальными полномочиями. Каких-либо прямых ограничений для них в ГПК не установлено. Вместе с тем ст. 37 ГК РФ содержит указание на то, что опекун не вправе без предваритель­ного разрешения органов опеки и попечительства совершать, а попечи­тель — давать согласие на совершение сделок от имени представляемого, выходящих за пределы бытовых. В частности, без такого решения нельзя заключать договоры, подлежащие нотариальному удостоверению, отка­заться от принадлежащих подопечному прав, совершать раздел имуще­ства, производить обмен жилых помещений, отчуждать имущество. На основании данных установлений можно сделать вывод о существовании ограничений в осуществлении процессуальных прав опекунами и попе­чителями. Общее правило такое: своими действиями законные предста­вители не могут нарушать имущественные интересы представляемых ими лиц. Во всех случаях, когда речь идет о распоряжении имуществом, пред­ставители без соответствующего разрешения не могут отказываться от исков, уменьшать исковые требования, признавать их полностью или час­тично, заключать мировые соглашения. Законные представители имеют право совершать от имени и в интере­сах представляемых те процессуальные действия, право совершения ко­торых принадлежит представляемому, если для конкретного случая зако­ном не предусмотрены ограничения. Так, опекун недееспособного не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению, в том числе по обмену или дарению иму­щества подопечного, по сдаче его в наем (в аренду), в безвозмездное пользою вание или в залог. Опекун не может совершать сделки, влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, а также любые сделки, влекущие умень­шение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК).

 

  1. Понятие, значение и виды гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности.

 

Гражданская процессуальная ответственность — предусмотрен­ная гражданскими процессуальными нормами обязанность правонару­шителя претерпеть юридически неблагоприятные последствия право­нарушения в виде лишений личного или имущественного характера.

Правонарушение в гражданском судопроизводстве имеет место в том случае, если субъект гражданского процессуального правоотноше­ния не выполняет или ненадлежащим образом выполняет гражданские процессуальные обязанности или нарушает запреты.

Предпосылками применения процессуальной ответственности яв­ляются:

а) наличие норм гражданского процессуального права, содержащих указания на меры ответственности, и б) наличие право- и дееспособ­ных субъектов процессуальных отношений. Основанием для привле­чения к процессуальной ответственности являются неправомерные действия субъектов гражданских процессуальных отношений, кото­рые становятся юридическими фактами. Кроме того, для привлечения к процессуальной ответственности необходимо субъективное отноше­ние правонарушителя к неисполнению гражданской процессуальной обязанности, т.е. вина.

Гражданская процессуальная ответственность ясно выражается в штрафных мерах воздействия и в компенсационном взыскании. Эти меры воздействуют на имущественную сферу правонарушителя. Суд, применяя штрафную ответственность, возлагает на правонарушителя дополнительную обязанность в виде уплаты денежных сумм в пользу государства или в пользу стороны. Однако уплата штрафа, как прави­ло, не освобождает правонарушителя от исполнения неисполненной или ненадлежащим образом исполненной гражданской процессуаль­ной обязанности.

К штрафному виду процессуальной ответственности относятся и такие меры, как предупреждение, удаление из зала судебного заседа­ния и принудительный привод. Они воздействуют на психическую сферу правонарушителя.

Судебные штрафы — денежные суммы, которые взыскиваются с граждан и должностных лиц за неисполнение или ненадлежащее ис­полнение гражданских процессуальных обязанностей. Штраф взыски­вается в доход государства по определению суда.

Гражданским процессуальным кодексом предусмотрены штрафы за следующие правонарушения: за не извещение суда о невозможности представить в суд востребуемое доказательство, а также в случае невы­полнения требований суда в установленный им срок о представлении доказательств по причинам, признанным судом неуважительными. В этих случаях на виновных должностных лиц или граждан, не являю­щихся участвующими в деле лицами, налагается штраф — на должно­стных лиц в размере до 10 установленных федеральным законом мини­мальных размеров оплаты труда (МРОТ), на граждан — до пяти МРОТ (ч. 3 ст. 57 ГПК). При обеспечении иска за нарушение запрещения от­ветчику совершать определенные действия, а также запрещения дру­гим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению в нему иные обязательства, виновные лица подвергаются штрафу в размере до 10 МРОТ (ч. 2 ст. 140 ГПК). За повторное наруше­ние порядка в судебном заседании налагается штраф в размере до 10 МРОТ (ч. 3 ст. 159). В случае уклонения от явки в суд или от надле­жащего исполнения своих обязанностей переводчик может быть под­вергнут штрафу в размере до 10 МРОТ (ч. 4 ст. 162 ГПК). В соответст­вии с ч. 2 ст. 168 ГПК в случае, если вызванный свидетель, эксперт, спе­циалист, переводчик не явился в судебное заседание по причинам, при­знанным судом неуважительными, он может быть подвергнут штрафу в размере до 10 МРОТ. Если при рассмотрении конкретного граждан­ского дела суд выявит случаи нарушения законности, он направляет соответствующим должностным лицам частное определение с требо­ванием об устранении отмеченных правонарушений. При несообще­нии о принятых мерах виновные должностные лица могут быть под­вергнуты штрафу в размере до 10 МРОТ (ч. 2 ст. 226 ГПК).

При неявке в судебное заседание представителя органа государст­венной власти, органа местного самоуправления, когда суд признает обязательной их явку, на указанных лиц может быть наложен штраф в размере до 10 МРОТ (ч. 4 ст. 246 ГПК), а в случае невыполнения требо­вания суда, рассматривающего возникающее из публичных отношений дело о представлении доказательств, должностные лица, не исполняю­щие эти требования, подвергаются штрафу в размере до 10 МРОТ (ч 2 ст. 249 ГПК).

Штрафы, как правило, налагаются судьей за виновное неисполне­ние или ненадлежащее исполнение гражданских процессуальных обя­занностей (ч. 3 ст. 57, ч. 2 ст. 140, ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 246 ГПК). В некото­рых случаях закон говорит о неуважительности причины неисполнения обязанности (ч. 2 ст. 168 ГПК). В ряде статей вина правонарушите­ля предполагается (презюмируется) (ч. 4 ст. 162, ч. 4 ст. 246, ч. 2 ст. 249 ГПК).

Судебные штрафы, наложенные судом на не участвующих в рас­смотрении дела должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, организаций за нарушение предусмотрен­ных законом обязанностей, взыскиваются из их личных средств (ст. 105 ГПК)

В любом случае судья должен выяснить причины неисполнения обязанности. Если после наложения штрафа выяснится, что причины неисполнения процессуальной обязанности были уважительными, то лицо, на которое наложен штраф, имеет право в течение десяти дней со дня получения копии определения суда о наложении штрафа обра­титься в наложивший штраф суд с заявлением о сложении или об уменьшении штрафа. Заявление рассматривается в судебном заседа­нии в течение десяти дней. Лицо, на которое наложен штраф, извещает­ся о времени и месте судебного заседания, однако его неявка не препят­ствует рассмотрению заявления.






Date: 2015-08-15; view: 648; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.039 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию