Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 22. В нашем отсеке Фисника не обнаружилось





 

В нашем отсеке Фисника не обнаружилось. Соединившись с ним, выяснила, что он на одном из нижних этажей занят. Иванна, услышав негромкий ответ моего наставника, мечтательно закатила глазки и прошептала с придыханием:

– Какой мужчина приятный… А какой у него голос… У меня аж мурашки по телу бегают!

– Как, у вас тоже мурашки по коже бегают? – развеселилась я.

Она с недоумением взглянула на меня, а потом, улыбаясь, ответила:

– Ну, мне кажется, раз на мне кожа, раз я женщина, и у меня имеются расшатанные мужчинами нервы, значит, однозначно, есть мурашки, которые любят побегать. Так та самая чиваса говорила, о которой я тебе рассказывала недавно. У мужика которой…

– Да‑да, я поняла! – тут же перебила, вспомнив, что именно она рассказывала.

Иванна быстро проверила идеальность своей прически, провела руками в перчатках по своему наряду и предложила:

– Как ты считаешь, нам можно туда сходить… к мессу Фиснику?

– А пошли! – широко улыбнулась уже точно подружке. – Кто нам запретит?

Тем более, тебе же границы не определили, куда ходить можешь?

– Нет! – она быстро покачала головой и мы, посмеиваясь, рванули к лифтам.

– Иванна, ты уверена, что тебе именно Фисник нравится?

– Да! – кивнула она. – Знаешь, очень сильно нравится.

Девушка смущенно покраснела, чего при ее характере вот уж не ожидала.

– Он настолько организованный, положительный и спокойный, и… А у меня характер суетливый, его только такой мужчина и выдержит. Это мама с папой говорят…

– она запнулась, вспомнив, как здесь очутилась.

Тут же ощутила сильную боль, накатившую на нее, взяла девушку за руку и почувствовала ответное благодарное рукопожатие. Мы так и пошли искать наставника, держась за руки. Я же мысленно взмолилась, чтобы эта парочка подошла друг другу. Оба явно испытывают взаимную симпатию, и возможно у них есть хорошие предпосылки стать счастливой парой.

Наставник с головой залез в один из агрегатов в техническом отсеке и чем‑то там гремел, являя нам свое тело от пояса и ниже. Я громко поприветствовала его и повернулась к странно помалкивавшей Иванне. Та вожделеющим взглядом ласкала филейную часть Фисника. Даже очки приподняла для лучшего обзора, а уж что у нее внутри творилось… папа мой родненький! Перевела критический взгляд на эту часть своего наставника и заново на нее посмотрела. Отстраняясь от факта, что он мой друг, наставник, да и старше прилично… И ничего! Ягодицы как ягодицы… тело и тело.



Фисник ругнулся, чем‑то там громыхнул, удовлетворенно крякнул и полез задом наружу. Иванна облизала пересохшие губы, не отрываясь от столь захватывающего зрелища, а еще на миг показалось, что она вот‑вот на него набросится и обесчестит прямо тут… при мне. А может, еще и подержать попросит. Да, пути судьбы неисповедимы!

Могла ли я подумать еще совсем недавно, что мой наставник настолько сексуален для другой женщины, что та с трудом себя сейчас контролирует?

Мужчина, наконец, выбрался полностью наружу, увидел меня, почесал за ухом и, еще не заметив Иванну, осторожно спросил:

– Ты одна? А где наша прелестная пассажирка? Не захотела гулять по грязным и скучным корабельным отсекам?

Я хмыкнула, полностью уверенная, что Иванна хотела не только гулять, она бы любым делом занялась, и неважно где, лишь бы с Фисником. Открыла рот, чтобы ответить, но меня перебил воркующий зазывный голос Иванны:

– Ну что вы, я с удовольствием осматриваю корабль, месс Фисник, – она скользнула к нему и грациозно присела рядом на корточки. – Это весьма увлекательно. Так расширяет кругозор…

Фисник, заглядывая в ее очки, дернул ушами, а я ощутила, что он чрезвычайно польщен ее вниманием к нему… или к кораблю… Наверное, все‑таки первое. Но главное, он тоже очень ярко отреагировал на ее близкое присутствие. Вполне вероятно, что они забыли обо мне, молчали и смотрели друг на друга.

– А чем вы в повседневной жизни занимаетесь? – наконец прервал «гляделки» наставник, при этом осторожно подхватывая ладошку Иванны в перчатке. Я ощутила его неуверенность и, наверное, опасение, что девушка может выдернуть руку. – Работаю дизайнером интерьеров. Люблю пешие прогулки, музыку и очень люблю готовить, – немного смущаясь, ответила Иванна.

Я заметила, как мелко затрепетали крылья ее носа – точно принюхивается к Фиснику. И по тому взрыву удовольствия, который донесся от наставника, стало понятно, что тот тоже заметил и воспринимает как знак расположения.

С одной стороны, я чувствовала себя так, словно подглядываю за чем‑то исключительно личным, сокровенным и даже подумала было исчезнуть из зоны видимости, но с другой – уловила очень важную информацию, которая требовала уточнения:

– Иванна, у вас женщины могут любой профессиональной деятельностью заниматься? Я – инженер‑архитектор, возможно ли мне будет найти подходящую по специальности работу?

Девушка, продолжая сидеть на корточках рядом с Фисником, пожала плечиками и ответила:

– Почему нет? У нас у всех равные права… в какой‑то мере. Например, жена моего брата служит в космических войсках ближнего круга… что‑то похожее на пограничников. Вот только такая аналогия в голову приходит, – попыталась пояснить мне незнакомое понятие Иванна, затем продолжила. – А брат работает поваром в Корпусе Эсаров.



Она снова задумалась, подыскивая аналог, и ей тут же пришел на помощь Фисник:

– Так у некоторых известных тебе рас называют военные ведомства, адмиралтейства и подобные службы.

Мы обе благодарно кивнули. Фисник же закончил вместо Иванны:

– Женщины у нас работают везде, кроме космических патрулей дальнего действия и разведки. А вообще, на мужской и женской половинах есть параллельные службы, которые плотно взаимодействуют друг с другом и возглавляются единым верховным правительством и высшим судом.

– Может, вы уже расскажете об этих половинах? – воскликнула я, в надежде еще немного послушать об ипишту.

Но сладкая парочка, стоя плечом к плечу, синхронно отмахнулась от меня:

– Скоро сама все увидишь!

И, улыбаясь, снова повернулись друг к другу. Фисник вновь взял девушку за руку и погладил ладонь, затянутую в перчатку. Затем тихо произнес:

– Вы так осторожны, и я вас понимаю и одобряю. Такая потрясающая женщина не может рисковать своей свободой…

Я почувствовала, что Иванна испытала разочарование и обиду. Как будто ее сейчас обманули в самых лучших ожиданиях. Девушка подняла лицо к Фиснику и заявила:

– Да мне эта свобода уже в горле застряла, месс Фисник! Это же у вас, мужчин, большая потребность хранить свободу. Так что я просто выполняю обещание ходить в очках и перчатках, чтобы не доставлять лишних трудностей экипажу.

Судя по моим ощущениям, наставник был в недоумении, но приятном. Значит для Иванны не все потеряно. Он поднял ее руку к лицу и посмотрел в… так и хочется думать, что в глаза девушки, столь необычно было видеть такое общение, и накрыл своей ладонью.

– Может, вам попробовать снять перчатку? Мне хочется проверить, такая же рука маленькая, как кажется на первый взгляд?!

Мы обе застыли, не веря своим ушам. Иванна не могла поверить своему счастью, а я – что этот выдержанный, спокойный и рассудительный мужчина так легко поддался чарам Иванны и быстро сдался на ее милость. Видимо, почувствовал мой взгляд, потому что повернулся ко мне и резко произнес:

– Есения, там, справа от вас, второй агрегат, и его тоже нужно настроить. Займитесь этим немедленно, – я понятливо хмыкнула и направилась в указанном направлении, а вслед услышала просьбу. – И пожалуйста… не надо нас «читать»!

Громко фыркнула, но ментальные щиты подняла. А потом неожиданно увлеклась работой.

Однако через какое‑то время меня вновь выдернули из рабочего процесса, причем самым бесцеремонным образом. Я резко взлетела над полом и оказалась прижатой к каменной груди, а в шею уткнулся уже знакомый нос. Той частью тела, что ниже спины, ощутила все твердые нескромные желания Тария Бианы. В первый момент ошеломленно застыла в его руках, чем любитель непредсказуемых выходок и воспользовался. Непривычно мягким голосом произнес:

– Ты пахнешь как пшу! Это такой…

– … ночной цветок, – тут же прервала и задергалась в его руках, – который используют для изготовления благовоний.

Руки на моей груди и талии сжались, прекращая попытки освободиться, а над ухом вградчиво спросили:

– А откуда ты знаешь?

Чуть повернув голову в его сторону и задрав подбородок, осторожно ответила, чувствуя странное напряжение в нем:

– Фисник рассказал, – вспомнила про поднятые щиты и опустила их. – Наставник говорил, что я пахну как…

В следующий момент Тария захлестнула неудержимая ярость. Он аккуратно поставил меня на пол, и я поняла, что меня сейчас будут убивать. Медленно и мучительно. Но уже в следующее мгновение дошло, что не меня, а Фисника…

Биана мгновенно оказался рядом с наставником, который в этот момент что‑то увлеченно рассказывал Иванне, стоя возле одного из агрегатов и постукивая по нему металлическим ключом. Кажется, он сам не понял, почему неожиданно взлетел в воздух, а потом приземлился лицом вниз и приложился об пол. Но честь ему и хвала, потому что сообразил на удивление быстро. Сгруппировавшись, откатился в сторону, а в то место, где он только что лежал, прилетел довольно тяжелый кейс с инструментами. Не успей Фисник убраться в сторону – плакали бы мечты Иванны о связи.

Фисник выставил ключ, который умудрился не потерять при падении, зато у Бианы в руках оказался пресловутый энергетический меч. Смотреть на Биану в этот момент было жутко – лицо исказила гримаса ярости и жажда убийства. А по лицу Фисника текла кровь из разбитого носа и раненой скулы.

Мы с Иванной действовали синхронно. Только Иванна кинулась защищать Фисника, повиснув на нем и зверем уставившись на Тария. А я бросилась на Тария, так же повиснув на нем и заорав:

– Ты что творишь?! Прекрати! Это же было, когда он меня мужиком считал и ничего личного не имел. Просто заметил как‑то в разговоре и все. И предупредил, что ВЫ еще больше смеяться надо мной будете и презирать. Он меня пожалел, а ты…

Тут же ощутила мгновенный отклик Тария – он успокоился, поразительная сила воли. А я в тот же миг отлепилась от него и сделала пару шагов в сторону, подозрительно прислушиваясь к его чувствам – никакого сожаления, досада и только, но едва отошла, как ему стало обидно. Он выхватил платок из кармана и молча протянул Фиснику, тот так же молча принял его, но ключ держал перед собой. Хотя всем понятно – от Тария такое оружие не спасет. Но храбрость и мужество Фисника заслуживали уважения в наших с Иванной глазах.

Биана с каменным лицом удалился, напоследок бросив на меня короткий взгляд. Сам взгляд ничего не выражал, а вот его чувства – обида и злость – меня расстроили. Получается, я виновата в инциденте? Вот так дела!

Настроение упало абсолютно. Виновато подняла глаза на наставника и подругу, и сама себе не поверила. Они стояли, держась за руки, не защищенные перчатками, видимо Иванна хотела вытереть кровь с лица Фисника, но сейчас двое застыли словно статуи и, не отрываясь, смотрели в глаза друг другу, причем Иванна – без очков! А еще их чувства… столько чувств, эмоций. Невероятной силы эмоциональная буря сопровождала их обоюдный взгляд, как будто соединяла, переплетала и почти свела меня с ума. Отгородилась от них, а потом вздохнула, пытаясь успокоиться, и ушла. Им сейчас лучше не мешать. Но меня поразило, как быстро эти двое приняли друг друга и соединили свою жизнь. Разве так бывает? Раньше точно не встречала в той, оказывается, прошлой жизни. Получается, вместе с трансформацией и предшествующими ей событиями я поменяла не только место жительства и стала половозрелой, но и увидела много нового и невероятного. И только что случившееся чудо тому подтверждение.

До самого окончания смены просидела в служебном отсеке, но больше так и не увидела ни Фисника, ни Иванну. Сначала я искренне порадовалась за эту пару, а потом стало тоскливо. Ведь получилось, что одновременно лишилась общества обеих – и наставника, и подруги. Меня два раза вызывали на мелкие работы, не найдя Фисника, и наполненный ошеломляющими событиями день закончился привычными заботами.

Следующим утром, подходя к столовой, неожиданно ощутила бурную эмоциональную встряску. По ощущениям, сразу несколько илишту испытали крайнее удивление, радость, кто‑то – некоторую зависть и решимость, и еще много различных эмоций. Поработаю еще на корабле илишту и скоро спецом высочайшего уровня стану по определению различных эмоциональных состояний, пройду ускоренный курс, который бы дома – в обычных условиях и под защитой папы – еще бы лет сто изучала.

В проходе столпилось несколько мужчин, заинтересованно вытягивавших шеи, чтобы лучше видеть происходящее в столовой. Мне точно мимо не протолкнуться, поэтому прислушалась к громким голосам, поздравляющим кого‑то… словно молодоженов у рольфов или людей… Затем ощутила уже знакомую волну удовольствия от Иванны и Фисника, и догадалась, что именно им адресованы многочисленные поздравления и напутствия. И снова накатила неуместная печаль и тоска, несмотря на то, что буквально купалась в чужих, таких разных, но ярких чувствах и эмоциях.

Прислонилась к стене неподалеку, решив переждать этот ажиотаж. Наверное, они только пришли, а скрыть тот факт, что Фисник стал аннаром Иванны невозможно. Здорово, что все дружно радуются за эту пару, значит не все настолько плохо с этой связью, как я думала вначале. Папа часто говорил, что эмпат словно слепой: слышит что– то, но не видит полной картины и из‑за этого может неправильно воспринимать ситуацию. Предостерегал меня от преждевременных поверхностных оценок и решений, и я вполне могла поторопиться с выводами. Может, Тарий не так уж плох… Внезапно ощутила вспышку злости, а потом услышала:

– Жалеешь, что он достался не тебе? – слишком знакомый тихий голос сочился ядом.

Вздрогнув, обернулась, привычно задрав голову. Глаза Тария сверкали злобой, но вот в душе она смешивалась с болью и страхом. Отгородилась от его эмоций и ответила тихо, но холодно:

– Мне Иванна многое объяснила про вашу связь. Я понимаю, что некоторым образом виновата перед тобой, но топтать мое самолюбие, гордость, чувства и жизнь, наконец, – не позволю. Не знаю, как нам существовать дальше вместе! Я боюсь тебя, а ты ненавидишь меня.

Тарий молча смотрел на меня, а я боялась смотреть ему в глаза, чтобы снова не провалиться в невообразимый коктейль эмоций. Несмотря на его отношение ко мне, ненависть, все же решила объяснить, что чувствую. Так будет честно и справедливо, ведь я «читаю» его, а он может только догадываться.

– Понимаешь, я потеряла все, когда погиб отец: самого близкого человека, дом, друзей – все, что составляло прежнюю жизнь. А здесь столько негатива было, и только Фисник помог, поддержал, многому научил. Он – мой наставник, в какой‑то мере друг даже, но не более. А потом Иванна появилась – знаешь, как приятно ощутить родственную женскую душу рядом? Ведь ей тоже досталось – никому не пожелаешь. И после катастрофы целый корабль мужчин, которые шарахаются от нее не меньше чем от меня. Всего за пару дней мы некоторым образом сблизилась.

Я немного помолчала, пытаясь подобрать нужные слова, чтобы выразить мысль.

– Это невероятно, что всего два дня прошло, а они теперь на всю жизнь вместе, и сами приняли этот выбор, хотя ты им очень помог своим бешеным темпераментом. Поэтому мне грустно, что я снова одна, ведь они теперь вместе, а я вновь никому не нужна…

Тарий встал вплотную, опустил голову и ладонями обхватил мое лицо, поднимая еще выше, заглядывая в глаза. И мягким завораживающим голосом произнес:

– Ты теперь мне нужна, сильно нужна. Посмотри мне в глаза… поглубже…

Инстинктивно распахнув глаза, уставилась в его сверкающие бриллианты и словно под гипнозом смотрела, любуясь их гранями, играющими бликами и чистейшим зеркальным отражением. Огромные мужские ладони приятно согревали, а я продолжала восхищаться его глазами. Самые красивые, яркие и… глубокие. Осколки моих отражений слились в одно, а затем ощутила его чувства – нырнула в его душу. Какое богатство отражений его эмоций, невероятный накал и та‑а‑акое желание, что у меня перехватило дыхание, а потом… Толчок в спину, зрительный контакт прервался, и я оказалась притиснутой к груди Тария.

Тут же услышала злобный разочарованный рев, а от нас врассыпную отскочили илишту, которые толпой повалили из столовой и наверняка нечаянно толкнули меня и Тария. Заметив разгневанного Биану, прилипли к переборке, вытянувшись в струнку, и даже не дышали. Неохотно выпустив меня из рук, безопасник прошелся вдоль строя, на мгновение заглянув в столовую. По общему напряженному фону я поняла, что там творится то же, что и в коридоре. А затем угрожающе произнес:

– Через сутки мы выходим на общие маршруты, всем быть предельно осторожными. За нарушение дисциплины – наказание самое суровое. Вы на военном корабле, а не на прогулочной яхте. Всем все ясно?!

– Так точно, эсар! – рявкнуло несколько десятков мужских глоток.

– Тогда все по местам согласно штатному расписанию! – прошипел Биана, и все дружно рванули прочь от столовой. А я восхитилась слаженностью и стремительностью их действий. Из столовой тоже все быстро удалились. Правда, Фисник и Иванна так и не вышли. Это его последний рейс, так что, думаю, ему переживать нечего из‑за увольнения или списания, а уж когда рядом Иванна, то…

– Лютуешь, Тарий?! – с легкой насмешкой раздался за моей спиной голос Шерана. А я даже не услышала и не почувствовала, как старпом появился, слишком отвлеклась. Биана подошел ко мне и, встав рядом, ответил:

– Нет, Шеран! Все как всегда! Несмотря на то, что вероятно это мой последний рейс, я привык четко выполнять свою работу. И подобного балагана не потерплю!

Шеран кивнул другу с улыбкой, а потом уставился на меня, и почему‑то недовольно осмотрел мой служебный костюм.

– Приятно видеть вас, миса Есения! – с улыбкой поприветствовал меня.

В первый момент хотела как полагается поздороваться, а потом дошло, как он ко мне обратился. Миса – замужняя женщина, анна.

– Я не… – ощутив дикое напряжение и злость Тария, смирилась и пробормотала. – Спасибо, эсар Адива, мне тоже!

Уже знакомо дернув кончиком загнутого уха в некотором недоумении, старпом поинтересовался:

– Ну что вы, миса Есения, какой я вам эсар? Эсар – это обращение к военным в определенной должности, принятое у илишту на службе. Для вас я теперь всего лишь месс Шеран.

Он улыбался и явно пытался расположить, ведь Тарий его друг, но я разозлилась, почувствовав подвох в, казалось бы, вполне безобидных пояснениях:

– Ну что вы, эсар Адива, мессом вы станете для меня, когда я сойду с этого корабля, а пока я всего лишь эс Есения. Второй штатный инженер монтажник– координатор.

Теперь старпом испытывал удивление, а безопасника грозила поглотить волна злости.

– Да? Вы так думаете? – Шеран вопросительно посмотрел на Тария.

– А как иначе? Мы с вами контракт подписали, – поинтересовалась с преувеличенным недоумением. – Я работаю не покладая рук уже третью неделю. Вы мне дополнительно тройной оклад пообещали за помощь в спасении ваших женщин. Я их нашла! А теперь вы так легко отстранили меня от работы? Я, в принципе, согласна, только сначала оплатите все, что положено и обещано.

Тарий уже не злился, он пришел в ярость, а Шеран удивленно протянул, переводя взгляд с меня на друга:

– Но я думал, что теперь вы с Тарием…

– О чем тут думать? – бестактно, конечно, перебивать, тем более офицера такого ранга, но решила пресечь лишние вопросы, и с ехидцей заявила. – Мои кредиты – это мои кредиты, а уж кредиты Тария – наши общие.

На плечо легла тяжелая рука Тария, он наклонился пониже и прошипел мне на ухо:

– На этом корабле ты работать не будешь, Есения!

– Значит, сначала пусть мне заплатят причитающиеся кредиты, а потом эсар Шеран или эсар Янат Дина уведомят о расторжении контракта и обоснуют причины, – жестко ответила я.

Тарий скривился и процедил:

– Ты забыла, что контракт заключен на другое имя?

Я сбросила его руку и, уставившись на Шерана, уверенно заявила:

– Когда мы с вами в присутствии командора заключали устный договор об оплате моей помощи в поисках, вы договаривались с эсом Есем – это мое короткое имя. И вообще, именно со мной. Вы лично, эсар Шеран, пообещали мне тройной оклад. Я рисковала не меньше других… Неужели у вас у всех нет чести и гордости? Неужели ваши слова, эсар, ничего не значат? Или…

Шеран устало произнес, глядя на Тария, но обращаясь ко мне:

– Есения, Тарий – мой друг, а его жизнь сейчас в ваших руках. Вы…

– Это не повод лишать меня честно заработанного, – прервала его объяснения.

– И нарушать вами же данное слово и терять честь, эсар! Ваш друг лелеет свою ненависть ко мне, не хочет посмотреть на ситуацию с другой стороны и даже чуть‑чуть попытаться наладить отношения. Тарий сам виноват в своих проблемах. Я все сказала по этому поводу. Эсар Адива, с вашей стороны будут еще указания? – он качнул головой, я еще раз спросила. – Я могу быть свободна?

Он хмыкнул и ответил:

– Да, эса Есения, вы пока свободны. Потребуетесь по служебной необходимости – вызову.

Буду считать, что работу пока сохранила, и возможно кредиты мне заплатят. Хоть один мужик понял. Постаралась незаметно облегченно выдохнуть и под свирепым взглядом Тария направилась в столовую. Есть хотелось непередаваемо. А за спиной полыхала злость и шипели двое илишту. Жаль, что из‑за меня поссорились друзья, но может быть Шеран убедит Биану, что таким поведением и постоянной злостью ничего не добиться.

В столовой в уголке за стойкой стояли Фисник и Иванна. От обоих фонило счастьем и некоторым напряжением. Они знали, что заварушка в какой‑то мере из‑за них и ожидали наказания. Я наполнила поднос едой и пошла к ним, улыбаясь, радуясь их счастью. Эх, как же приятно, когда рядом есть счастливые, ведь они буквально заражают своим счастьем других. Мы вместе позавтракали, но парочка больше друг друга глазами поедала (Иванна сняла очки, пока мы оставались втроем). Тарий так и не пришел вслед за мной, да и Шеран тоже.

Весь день я как на иголках ждала, что Тарий предпримет в качестве ответных действий, но он так и не появился. Меня снова поразило собственное к этому отношение. С одной стороны, я испытывала облегчение, с другой – странную тянущую тяжесть в душе и разочарование.

 








Date: 2015-07-25; view: 55; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.039 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию