Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 19. Вернувшись домой, Стоун увидел записку





 

Вернувшись домой, Стоун увидел записку. Заранее зная, что в ней содержится, он все же не торопясь прочитал текст. Потом сел в кресло, глубоко вздохнул, а через секунду испытал прилив гнева и взялся за телефон. Рубену, Милтону и Калебу Стоун сообщил, что сегодня вечером в его коттедже объявляется сбор «Верблюжьего клуба». Калеб немедленно взвыл, уверяя, что ему и так приходится сидеть допоздна над одним важным проектом, однако Стоун оборвал его на полуслове.

– Калеб, дело крайне серьезное. И касается нашей общей знакомой.

– Какой именно? – подозрительно поинтересовался тот.

– Сьюзен.

– У нее что, неприятности?

– Да.

– Тогда приеду, – решительно сказал Калеб.

Стоун потратил несколько часов, укрепляя кое‑какие старые надгробия на кладбище, которые вечно норовили покоситься после очередного ливня. Впрочем, он не просто так занимался этой грязной и тяжелой работой, ему хотелось прикоснуться к одной вещи, которая была давным‑давно погребена – причем не только в земле, но и в его собственном прошлом.

На ветхом постаменте была установлена скульптура орла. На случай если за ним кто‑то наблюдает, Стоун преднамеренно сделал неловкое движение, и вертикально стоявшая плита упала на землю. Открылось небольшое углубление, в котором находился герметично запечатанный металлический контейнер. Стоун извлек его и поместил в мусорное ведро, куда собирал сухую траву и сорняки, затем отряхнул руки и вместе с ведром вошел в коттедж.

Он открыл контейнер, воспользовавшись ключом, который был изолентой прикреплен позади накладки выключателя в крошечной ванной комнате, и разложил содержимое на столе. Это был его «страховой полис», подготовленный на случай, если возникнут серьезные неприятности. Стоун отлично понимал, что та работа, которую ему поручали ради вящего блага отечества, под иным углом зрения могла бы смотреться попросту серией преступлений, совершенных под жалким предлогом контрразведывательной деятельности. Он бесчисленное количество раз слышал недвусмысленные предупреждения, что если его сцапают в ходе той или иной операции, Дядюшка Сэм не придет на помощь. Конечно, когда ты молод, владеешь спецнавыками и до безумия уверен в собственных силах, такие слова только разжигают аппетит.



Со своими коллегами типа Лу Чинчетти и Боба Коула он частенько обменивался шуточками из категории черного юмора: дескать, в случае угрозы неминуемого захвата они попросту застрелят друг друга, покинув этот мир сообща, в составе все той же тесно сплоченной команды. И все же, по мере того как шли годы и продолжались заказные ликвидации, Стоун взял себе за правило собирать сведения и документы, полученные в ходе таких миссий. Дядюшка Сэм может говорить все, что ему вздумается, однако есть резон заручиться средствами, которые заставят Контору нести ответственность за свои приказы. Хотя, если честно, все это по большому счету не помогло. Жена погибла, дочь, можно сказать, потеряна, зато те люди, которые потребовали ликвидировать его самого за отказ продолжать убийства, не пострадали ничуточки.

Стоун долго смотрел на одну из фотографий, сделанную во Вьетнаме, где он был простым солдатом, пусть даже и обладающим особыми навыками. Ему поручили устранить вьетконговского политика, который успешно организовывал вражеское сопротивление. Согласно принятым правилам, снайперы не действуют в одиночку. Организуется наблюдение, выделяются люди, следящие за ветром и прочими климатическими факторами, и так далее. Стоуна, однако, направили без напарника, хотя поставленная задача даже ему самому казалась невыполнимой. Предстояло десантироваться с вертолета во вражеские джунгли, затем на своих двоих преодолеть пять миль предельно опасной, почти непроходимой местности, чтобы в итоге застрелить человека, окруженного десятитысячной армией солдат, не говоря уже про мощную военную охрану. После этого надлежало вернуться обратным ходом и к сумеркам выйти в установленный квадрат, который и днем‑то разыскать едва возможно. Вертушка появится ровно через четыре часа после исходного десантирования. Облет будет совершен только один раз. Если Стоун не поспеет ко времени, с этого момента он будет играть роль ходячей мишени для вьетнамцев.

На первый взгляд его выбрали на это самоубийственное задание по той простой причине, что он был лучшим из лучших. В ту пору он был машиной. Мог передвигаться бегом круглые сутки. Однажды Стоуна десантировали непосредственно в Южно‑Китайское море, после чего ему пришлось преодолеть мили водной пучины в ненастную погоду – лишь оттого, что кому‑то из штабистов показалось, будто некий человек вреден для Соединенных Штатов. Стоун пустил объекту пулю в голову, когда тот сидел за кухонным столом, проглядывая газету. Сделав дело, он поплыл обратно и в конечном итоге был подобран специально присланной подводной лодкой.

И все же по мере выполнения заданий во Вьетнаме Стоуну все чаще казалось, что начальство начинает серьезно раздражать его растущее неприятие всей этой войны. Кое‑кто из вышестоящих наверняка спал и видел, как он терпит неудачу. И разумеется, гибнет. Впрочем, Стоун не оправдал тайных надежд. Тем вечером он поразил цель с большого расстояния, используя оптический прицел, при взгляде на который сегодняшние снайперы только рассмеются. В предписанный квадрат он попал в тот самый момент, когда вертолет, успевший сделать облет, уже ложился на обратный курс. Стоун знал, что пилот его заметил – и не собирался возвращаться. Тогда он пустил снайперскую пулю сквозь распахнутую карго‑дверь, чтобы показать всю ошибочность такого поведения.



Вертолет, конечно же, после этого сразу сел, пусть и на краткий миг. Стоуну вполне хватило секунды, чтобы запрыгнуть на полозковое шасси. Когда вертушка стала набирать высоту, с земли на них обрушился град пуль. Да уж, ему еще никогда не приходилось удирать с такой прытью от батальона рассвирепевших вьетконговцев… Успех задания привлек к себе внимание ЦРУ, и в конечном итоге его взяли в элитную спецгруппу правительственных киллеров под кодовым названием «Три шестерки».

Подразделение «666» было настолько засекреченным, что подавляющее число сотрудников ЦРУ даже не подозревало о его существовании. Да оно и к лучшему: меньше знаешь, лучше спишь. Как ни крути, каждая «цивилизованная» страна обладает командой специалистов по убийствам, которые призваны защищать национальные интересы, – и Америка, конечно же, имела полное право обзавестись подобной структурой. Во всяком случае, так гласила доктрина ЦРУ.

Стоун переключил внимание на следующий листок бумаги, где, помимо списка из нескольких имен, имелся очередной снимок. Вот они все: Стоун, Боб Коул, Лу Чинчетти, Роджер Симпсон, Джадд Бингем и Картер Грей. Оливер не слышал, чтобы на свете имелась какая‑либо другая фотография, где группу запечатлели в полном составе. Этот снимок своим существованием был обязан тому факту, что после одного особенно тяжелого задания они вшестером напились, едва их самолет коснулся родной американской почвы. Сейчас, разглядывая юношески гладкое, уверенное лицо солдата, Стоун чувствовал неприятное стеснение в груди. Этот парень и понятия не имел, какие жизненные бури и утраты обрушатся на его голову.

Он с прищуром взглянул на изображение высокого, элегантного человека, которым в ту пору был Роджер Симпсон. Роджеру никогда не доводилось работать на поле боя; напротив, подобно Картеру Грею, он руководил деятельностью Стоуна и других его коллег с относительно безопасного расстояния. На политику он переключился, когда еще был высоким и симпатичным. Увы, амбициозность, которая смотрелась очень позитивным качеством в молодости, по истечении трех десятков лет превратила его в лживого интригана, злопамятного до невозможности, пусть даже проявленное к нему неуважение носило предельно тривиальный характер. Ему было мало оказаться в числе сотни сенаторов; нет, он видел себя президентом и работал на эту цель долго и упорно. Возникало впечатление, что с окончанием текущего президентского срока Симпсон и в самом деле окажется фаворитом среди кандидатов на эту должность. Супруга Роджера, бывшая «Мисс Алабама», обеспечивала ему необходимый глянец. Витали, впрочем, неизвестно кем распускаемые слухи, что миссис Симпсон вовсе не так уж рада иметь в мужьях Роджера, однако желание стать первой леди явно перевешивало прочие соображения.

Стоун всегда считал Симпсона бесхребетным слизняком, который тем не менее не упустит возможность вонзить тебе нож в спину. Сам факт, что через несколько быстротечных лет подобная личность приберет к рукам высший пост страны, лишь подкреплял и без того пренебрежительные взгляды Стоуна на американскую политику.

Он убрал бумаги обратно в контейнер и вернул его в тайник. Да, есть шансы, что прямо сейчас к нему кто‑то подбирается, но, пока он жив, надо предпринять все меры, чтобы Аннабель Конрой тоже продолжала оставаться среди живых, пусть даже сама она не хотела его помощи.

Стоун уже лишился дочери. Он не намерен так просто отказываться от Аннабель.

 






Date: 2015-12-13; view: 93; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию