Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 28





Неферет

 

Тени бесновались. Творилось что‑то неладное.

– Читайте следующую главу учебника. Мне нужно кое за чем проследить, – приказала Неферет удивленным ученикам, прежде чем выбежать из класса. Она скрыла себя мраком и туманом, чтобы любопытные глаза и надоедливые преподаватели не увидели, как она спешит в свои покои. Там она быстро разрезала руку. Сложив ладонь ковшиком, она протянула руку к нитям Тьмы.

– Пейте! Расскажите, что пошло не так.

Щупальца Тьмы завихрились вокруг нее, как пиявки присосавшись к руке. Пока они пили кровь, разум Неферет наполнился шепотом десятков голосов.

«Бездействует Сосуд, Земле совсем не мешает.

Вместе с Духом она правду смерти открывает».

– Что? – разгневалась Неферет. – Аурокс не там? Неужели он настолько глуп, что не нашел ферму?

«Сидит на месте Сосуд, а минуты идут».

– Заставьте его действовать! Заставьте остановить проклятый ритуал!

Голоса щупалец залопотали одновременно, ввергнув разум Неферет в замешательство. Она сжала кулак и отбросила от себя нити Тьмы.

– Повинуйтесь приказу! Вы получили свою плату!

Шепчущие голоса внезапно умолкли, когда посреди покоев Неферет материализовалась тень Белого быка. Он был прозрачен и неосязаем, но его голос, властный и раздраженный, прогрохотал в голове Неферет:

«Я же говорил тебе, что жертва должна быть равной повелению!»

Усилием воли Неферет подавила свой гнев и нежным голоском обратилась к призрачному образу:

– Но ведь Сосуд – твой дар. Зачем для управления созданием Тьмы требуется великая жертва? Я вообще не понимаю, почему он не повинуется приказу.

«При его сотворении я тебя предупреждал, что полученная за его создание жертва недостаточна и Сосуд может быть поврежден».

– Могу тебе признаться, с недавних пор я начала сомневаться в его разумности.

«Возможно, он поступает по своему разумению, а не просто слепо подчиняется».

– Значит, он ленив? Я дала ему задание, а он его не выполняет! – Неферет замолчала, пытаясь держать себя в руках, а затем театрально вздохнула: – Не то чтобы я так сильно забочусь о себе, но он проявляет неуважение по отношению к тебе!



«О, моя бессердечная, мне приятно, что ты беспокоишься обо мне. Возможно, Сосуду нужен толчок».

– Если ты его подтолкнешь, буду очень благодарна.

В знак признательности Неферет присела в реверансе.

«Ради тебя мои нити заставят его действовать. Но им по‑прежнему нужна равноценная жертва».

Пытаясь говорить спокойно, Неферет поинтересовалась:

– Замечательно. Какая жертва им необходима?

«Сосуд – это зверь, а значит, для его подчинения необходимо пожертвовать зверем».

– Зверем? Пересмешником?

«Нет. Жертвой должно быть создание, находящееся на твоей стороне».

Неферет почувствовала себя плохо.

– Умник? Я должна принести в жертву своего кота?

«Если он тебе так дорог, выбери другого. Здесь так много кошек, не так ли?..»

Произнеся эти слова, образ Белого быка растворился в воздухе.

С ледяной решимостью Неферет вытащила из комода кинжал атамэ, открыла дверь своих покоев и начала подготовку к идеальному жертвоприношению. Жертвой станет не Умник – он не кот Воина. Его смерть не будет пронизана требуемым насилием. Нет, в Доме Ночи есть только один зверь, чья смерть удовлетворит эту потребность Тьмы. Завернувшись в тени и туман, Неферет заскользила в ночи...

 

Зои

 

– Приди о Воздух, и дыханьем Никс коснись...

С первой же строчки заклинания Танатос я поняла, что этот Круг не будет похож ни на один из прежних. Во‑первых, голос Верховной жрицы изменился. Не то чтобы она кричала, но в мягких переливах строк заклинания возникла сила, придавшая голосу Танатос вес, слова казались живыми и парящими вокруг нас. Когда она продолжила, эта сила объяла также и пространство вокруг, обжигая кожу.

Я увидела, как по рукам Дэмьена побежали мурашки, и поняла, что остальные тоже это чувствуют.

Где тени прошлого таятся, пусть исчезнет мрак,

Взываем к Смертив Круг сейчас явись,

Нам правду расскажи, да будет так!

Взмахом руки Танатос сделала Дэмьену знак поднять свечу. Жрица кивнула мне, я зажгла спичку, поднесла к фитилю и сказала:

– Воздух, призываю тебя в наш Круг!

Раздался могучий свист, и ветер завихрился вокруг, развевая мои волосы и полы плаща Танатос.

– Переходим к Огню, – сказала она, и я направилась по часовой стрелке к Шони. Ее карие глаза округлились: она заметила что‑то у нас за спиной.

Вспомнив о предупреждении бабушки, я оглянулась через плечо и пораженно ахнула. Вдоль границы круга от Дэмьена к Шони тянулась мерцающая красная нить.

Я привыкла, что во время создания Круга часто появляется серебристая нить, но эта была другой. Да, в ней заключалась сила, но она внушала ужас. Я не знала, видела ли ее уже Танатос и не знала, является ли присутствие этой нити хорошим или плохим знаком, но мне не хотелось прерывать заклятие Верховной жрицы, которая уже начала вызывать Огонь.

Приди Огонь, чтоб жарко запылать,



Преграды на пути уничтожая.

Заставь жестокую явиться Смерть опять,

Пусть прояснится истина святая.

По ее знаку Шони подняла красную свечу, и я зажгла ее, сказав:

– Огонь, призываю тебя в наш Круг!

Мне показалось, будто мы внезапно очутились в Аду. Языки пламени вспыхивали на теле Шони и танцевали по и так обуглившейся земле Круга, но этот огонь не чинил разрушений. Я услышала странное шипение и увидела, как с мертвой земли поднимается туман, будто огонь встретился не с землей, а со льдом.

Затем к Огню присоединился Воздух, и языки пламени вместе с туманом взвились в небо, которое тут же пронзили молнии.

– Молнии. – Голос Шони звучал приглушенно и изумленно. – Воздух и Огонь вызывают молнии.

– Переходим к Воде, – сказала Танатос.

Плотная алая нить, мерцая, протянулась за нами.

Остановившись перед Эрин, я подумала, что она выглядит испуганной, но та кивнула и сказала:

– Приступайте. Я готова.

Танатос произнесла:

Приди Вода, пройдя сквозь Круг волной,

Очисти правду, что скрывает время.

Пусть Смерти лик умоется слезой.

Смой корку лжи и грязи черной бремя.

Эрин подняла свечу навстречу моей спичке, и я сказала:

– Вода, призываю тебя в наш Круг!

Раздался такой рев, словно внезапно мы оказались окружены водопадом. Ночь заиграла искристыми оттенками синего, бирюзового и сапфирового – всеми цветами воды. Стихия обрушилась на почерневший Круг. Вода завихрилась вокруг нас водоворотом, а затем, как Огонь и Воздух, устремилась в расцвеченное молниями небо.

Тучи сгустились, и раздался удар грома, прокатившийся по небу с такой яростью, что я спрятала голову в плечи.

– Нет, – быстро успокоила меня Эрин, – Вода на нас не злится.

– Как и Огонь, – сказала Шони.

– И Ветер, – добавил Дэмьен.

– Стихии разбушевались из‑за совершенного здесь зла, – пояснила Танатос. – Приготовьтесь, Круг. Мы переходим к Земле!

Грозовые тучи множились, а молнии освещали надвигавшуюся бурю.

Я встала перед Стиви Рей.

– Пора поднатужиться, – улыбнулась она.

Танатос кивнула и обратилась к Земле:

Приди Земля, мила ты всем богам,

Ключи заклятий у тебя сохранны.

Открой загадку жуткой смерти нам,

Раскрой измученного сердца раны.

Стиви Рей подняла зеленую свечу и поднесла к пламени моей спички.

– Земля, призываю тебя в наш Круг!

Земля под нашими ногами начала трястись, словно мы перенеслись в эпицентр землетрясения. Я не смогла сдержать короткий возглас.

– Зои! – закричал Старк. Я видела, как он борется, пытаясь достать до Круга, опоясанного толстой красной нитью.

– Подождите, все нормально! – заорала Стиви Рей, силясь перекричать какофонию бушующих стихий. – Как и остальные стихии, Земля злится не на нас. Она не причинит нам вреда. Смотри, она обновляет почву!

Я опустила глаза и увидела, что моя подруга права. Дочиста вымытая водой земля шевелилась и трансформировалась, пока вместо пепла и увядших растений вновь не появился богатый оклахомский краснозем.

– Видишь, теперь все как надо! – сказала Стиви Рей. При ее словах тряска стихла, а затем окончательно прекратилась.

– Мы должны завершить Круг и заклинание, – напомнила Танатос. – Призывай Дух, Зои. Немедленно!

 

Аурокс

 

Из своего наблюдательного пункта в садике Аурокс смотрел, как формируется горящий красным круг. Его мощь впечатляла и захватывала, сила стихий казалась безмерной. Он чувствовал эмоции, в олицетворяющих их недолетках и вампирах – Воздух, Огонь, Вода и Земля. Радость, смелость и праведный гнев наполняли Круг и распространялись дальше, доходя до Аурокса.

Аурокс мог бы использовать эту энергию для превращения в существо, которое поглотит его, по велению Неферет бросится на Рефаима и разрушит заклинание, которое уже почти завершила Верховная жрица.

Он посмотрел на Зои. Сияя, она повернулась к пожилой женщине, сидевшей посередине круга. Аурокс сразу понял, что как только Танатос вызовет последнюю стихию, Дух, и Зои зажжет лиловую свечу, Круг будет создан и Заклинание Откровения вступит в силу.

Чтобы это остановить, нужно было действовать не мешкая.

Аурокс стоял на месте, мысленно сражаясь сам с собой.

«Я был создан, чтобы служить Неферет. А она служит Тьме».

Перед ним сверкал и распространялся излучаемый стихиями Свет Богини, чистый и яркий, в сравнении тем, что было запятнано Тьмой и ее разрушительной силой.

«Я не должен останавливать Круг!»

Глубоко внутри Аурокса голос кричал ему не стоять столбом. Ему вторил другой голос, молящий его задержаться, подождать и стать свидетелем...

Тело Аурокса пронзила боль, когда на него набросились щупальца Тьмы. Толстые и липкие, они облепили его как паутина. Он ахнул, когда его кожа принялась впитывать эмоции, пробуждая спящее в его теле создание. Не в силах это прекратить, Аурокс чувствовал, что превращается в быка. Создание завладело его телом, помня только последнее повеление Неферет: напасть на Рефаима.

Опустив голову с уже сформировавшимися блестящими смертоносными рогами, Аурокс бросился на бывшего пересмешника.

 

Зои

 

Мы с Танатос медленно и осторожно встали перед бабушкой, невредимо сидевшей в самом сердце разбушевавшихся стихий. Ее лицо побледнело, но руки не дрожали, когда она подняла лиловую свечу.

Танатос обратилась к Духу:

Приди о Дух, ты верен, мудр и вечен.

Скрепили солью Круг, для Истины черед.

Узнаем, как страданьем был отмечен

Путь Линды. С нами Дух, пусть Тьма уйдет!

Я поджигала спичку, чтобы зажечь свечу Духа, когда крик Стиви Рей вторгся в ритуал:

– Рефаим! Берегись!

Я подняла глаза как раз вовремя, чтобы заметить, как из теней вынырнул Дракон Ланкфорд. С обнаженным мечом он несся прямо на Рефаима.

– Поверь мне! – кричал Дракон. – Ложись!

– Нет! – завопила Стиви Рей.

Рефаим не стал колебаться даже секунду. Он упал на колени, словно жертвенный агнец перед мечом Дракона.

Меня жутко тошнило. Я услышала, как Афродита визжит что‑то вроде «Я же вам говорила», но смотреть на нее я не могла. Я была абсолютно уверена, что сейчас Мастер Меча рассечет Рефаима пополам, но не могла отвести взгляда от коленопреклоненного парня.

Дракон перепрыгнул через Рефаима и с жутким скрежещущим звуком его меч столкнулся с острым как бритва краем похожих на бычьи рога чудовища.

В последнюю секунду Дракон сумел отвести от Рефаима смертельный удар, но существо неслось с бешеной скоростью и было очень тяжелым. Даже Дракон не смог остановить инерцию.

Рефаим исчез – не растерзанный на части, но отброшенный в сторону с такой силой, что летел, как мне показалось, целую вечность, прежде чем приземлиться. Он упал довольно далеко от круга и остался лежать без движения.

– О, Богиня, нет! – всхлипывала Стиви Рей. – Рефаим!

Я увидела, что она разворачивается, собираясь выйти из круга и побежать к Рефаиму.

– Не разрывайте Круг! Именно этого хочет Тьма: сделаете так, и все жертвы окажутся напрасными!

Я не видела Афродиту, но ее голос прозвучал убедительно, потому, вместо того, чтобы выйти из Круга, Стиви Рей рухнула на колени, совсем как несколько секунд назад Рефаим, склонила голову и надтреснутым голосом произнесла:

– Никс, я верю в твое милосердие! Прошу, защити моего Рефаима!

Существо развернулось и, роя землю копытами, вновь понесся на Рефаима.

Дракон Ланкфорд двигался почти с той же сверхъестественной скоростью, что и это существо. Он успел вовремя, оказавшись между Рефаимом и смертью.

Поднимая меч, он возвестил:

– Мастер Меча Никс здесь! Я защищу Рефаима!

Дракон вновь сошелся в схватке с чудовищем. Бык переключился на Фехтовальщика, сражаясь, Дракон все дальше уводил его от бесчувственного тела Рефаима. Вдруг, издав странный звук, существо повернуло голову. При виде его морды лица мне показалось, будто меня ударили под дых. Глаза существа сияли как лунные камни. Я знала, что ОНО – Аурокс, полностью превратившийся и без капли человечности.

– Воины, ко мне! – закричал Дракон, отражая очередную атаку Аурокса.

– Зои, ты должна призвать Дух и зажечь свечу! – Танатос схватила меня за плечи, развернула лицом к себе и затрясла. Сильно. – Дракон сразится с чудовищем. А мы должны держаться Круга и завершить заклинание, иначе ни для кого из них не останется надежды.

«Ни для кого? Где Старк? Где Дарий?»

Диким взглядом я окинула местность. Он пропутешествовал мимо них и сквозь них, прежде чем я поняла, что на самом деле вижу. Оба парня стояли там же, где находились до начала ритуала, но не могли помочь Дракону. Они не могли помочь даже самим себе. Дарий и Старк, мой Воин, мой Хранитель, превратились в застывших зомби. Раскрытые в немом крике рты, устремленные в пространство невидящие глаза...

– Нити Тьмы пленили их, – пояснила Танатос, все еще держа меня за плечи. – Открой Круг, чтобы я завершила заклинание. Чтобы победить в этой битве, нам нужна сила Смерти и всех пяти стихий.

– Птичка Зои, делай, как она говорит.

Бабушка подняла лиловую свечу.

Дрожащими руками я чиркнула спичкой и закричала:

– Дух, призываю тебя в наш Круг!

Танатос воздела руки к небу. Разбрасывая вокруг нас соль, она произнесла заключительные строки заклинания:

Приказываю, дверь Смерти мне открой,

И покажи нам правду, спрятанную Тьмой!

Алая нить натянулась и с оглушающим ревом устремилась вверх, создав сияющий красным хаос, осветивший грозовые тучи, нависшие над нами в ночном небе.

– Контролируйте свои стихии! Помните о нашей цели! – крикнула Танатос. – Начните с Воздуха!

Дэмьен поднял обе руки и сильным уверенным голосом воззвал:

– Воздух, где тени прошлого таятся, пусть исчезнет мрак!

Ветер устремился прочь от Дэмьена. Он охватил хаотичное красное сияние и превратил его в воронку концентрированной энергии.

– Огонь! – скомандовала Танатос.

Шони подняла руки и закричала:

– Огонь, заставь жестокую явиться Смерть опять!

Молнии тут же как магнитом притянуло к центру сверкающей воронки.

– Вода!

Эрин не стала поднимать руки, а указала на место, где бабушка обнаружила тело мамы.

– Вода, очисти правду, что скрывает время!

Раздался оглушительный треск, и в землю врезалась молния. Из места удара заструилась вода, вырываясь из красной земли, как лужа крови.

– Земля!

Стиви Рей, стоя коленях, наблюдала за битвой Дракона и Аурокса, подбиравшихся все ближе к неподвижному телу Рефаима. Красная Верховная жрица плакала, и ее голос дрожал, но ее слова пронеслись над кругом, усиленные сердечной болью:

– Земля, ключи заклятий у тебя сохранны!

Вода забурлила. Со дна лужи, словно земля выплевывала их, начали подниматься образы, но нечеткие и неясные, неузнаваемые лица и смутно похожие на человеческие силуэты.

– Дух! – выкрикнула Танатос.

Я открыла рот и позволила Духу произнести за меня верные слова из Заклинания Откровения:

– Узнаем, как страданьем был отмечен путь мамы! С нами Дух, пусть Тьма уйдет!

Внезапно все за пределами круга – Аурокс и Дракон, Дарий, Старк и Афродита – перестали для меня существовать. Я вся сосредоточилась только на том, что разворачивалось в луже.

Вода очистилась, и я словно наяву увидела маму на крыльце бабушкиного домика. Она открыла дверь с немного смущенной улыбкой. Затем изображение повернулось другим углом, и я увидела у двери обнаженную Неферет, спрашивающую, дома ли Сильвия Редберд.

Я услышала, как всхлипнула бабушка, и захотела побежать и встать между лужей и ней, защитить бабулю от душераздирающего зрелища, которое нам предстояло увидеть.

Но я не могла пошевелиться.

– Нет, подождите! – Я в панике опустила глаза. Красное свечение, отделяющее наш Круг, расширило свои границы. Оно покрывало всю землю вокруг нас. – Это невыносимо! Я не хочу, чтобы бабушка...

– Ты не сможешь это остановить, – покачала головой Танатос. – Смерть запустила заклинание. Только Смерть может нас освободить.

Бабушка сумела поднять руку и вложить ее в мою. Удерживаемые на месте силой Смерти и стихий, мы увидели все.

Неферет связала маму липкими, извивающимися как плети, черными нитями, а потом перерезала ей горло и позволила щупальцам стащить ее тело с крыльца. Посредине выжженного круга Белый бык Тьмы пил кровь мамы, пока окружающие его щупальца не разбухли. Когда мертвое тело мамы было совершенно полностью обескровлено, Неферет, смеясь, взобралась на быка, и они исчезли вдали.

– Это правда, – сказала Танатос. – Неферет – Супруга Тьмы.

И тут Стиви Рей выкрикнула:

– Помоги Рефаиму! Бык убьет его!

Я оторвала взгляд от исчезающего видения и посмотрела на Стиви Рей.

Я только успела подумать: «Какого черта она в такой момент говорит по телефону?», как мир вокруг взорвался шумом и кровью.

 






Date: 2015-12-12; view: 79; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.016 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию