Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. Резкий звонок будильника вывел Кена из забытья





 

Резкий звонок будильника вывел Кена из забытья. Он машинально накрыл его подушкой и, перевернулся на другой бок, чтобы снова уснуть. Пошарив возле себя рукой, он с удивлением обнаружил, что Энн нет рядом, и тут же вспомнил, что она в Лондоне. Тогда он открыл глаза и оглядел спальню. В неповоротливом после сна мозгу постепенно всплывали события минувшей ночи.

Кен взглянул на будильник: было чуть больше семи…

Он поднялся, натянул брюки и прошел в ванную. Голова болела от выпитого и, бреясь, Кен отметил, что за эту ночь сильно осунулся, а под глазами появились синяки.

Побрившись, он принял душ и сразу почувствовал себя лучше, только голова все еще была тяжелой.

Одеваясь, Кен размышлял, скоро ли обнаружат тело Фей. Ему было выгодней, если тело обнаружат не сразу. Воспоминания сторожа и блондинки за несколько дней утратят четкость. Что же касается Рафаэла Свитинга, тут у Холанда не было иллюзий: он, конечно, все прекрасно запомнил. Кен еще раз дал себе слово быть осторожным, и не попадаться этим людям на глаза. На кухне, поставив кофейник на огонь, он задумался, как окончательно вывести пятна на костюме. Этот костюм он купил совсем недавно, и если сейчас избавиться от него, Энн сразу же заметит. А если на костюм наткнется полиция, Кен окажется в очень тяжелом положении.

Он сварил кофе, отнес чашку в спальню и стал рассматривать пятна, которые контрастно выделялись на светло-серой ткани. Левый ботинок тоже был запачкан кровью.

Кен сел на край кровати и выпил кофе. К счастью, он купил костюм и ботинки в большом магазине и заплатил наличными, вряд ли продавец запомнил его.

И вдруг в голову Холанда пришла блестящая мысль: он отправится в тот магазин и купит похожий костюм. Или даже точно такой, и пока продавец будет упаковывать его, он повесит старый, среди сотен других. Его обнаружат лишь через несколько недель, и тогда уже никто не сможет установить связь между Кеном Холандом и старым костюмом. Ботинки тоже почти новые, с ними нужно проделать такую же процедуру, тогда Энн ничего не заметит.



Он завернул костюм и ботинки в два пакета и положил их в передней. Собираясь вернуться в комнату, Кен заметил почтальона и, дождавшись, когда газета окажется в почтовом ящике, схватил ее и быстро просмотрел все страницы. О Фей ничего не было. Впрочем, он на другое и не рассчитывал. Если даже полиция обнаружила тело, сообщение появится лишь вечером.

Пора было отправляться в банк.

Холанд надел шляпу, взял оба пакета, запер дверь и оставил ключ для уборщицы под ковриком. Идя через сад, он вдруг увидел, что какая-то машина резко затормозила перед калиткой. Едва сдержавшись, чтобы не броситься обратно к дому, он подошел и почти уверенно откинул щеколду.

Из машины красный и оживленный Паркер делал ему знаки, – Здравствуйте, Холанд! Я решил заехать за вами. Услуга, как говорится, за услугу. Ну, влезайте!

– Спасибо, – пробормотал Кен. – Я и не думал, что вы будете на машине.

– Я и сам не думал до вчерашнего вечера, – сказал Паркер, помрачнев, и протянул Холанду сигарету. – Сегодня приезжает моя теща. Эта старая уродина не желает брать такси, и я должен мотаться за ней на вокзал. Только не подумайте, что у нее нет денег, просто она всю жизнь ведет себя так, словно живет на милостыню. Я просил Мези не приглашать ее, но все напрасно: моя женушка делает все наоборот.

Паркер протянул Холанду зажигалку и тот прикурил.

– О, лужайка все еще не подстрижена? – поднял брови Паркер.

– Нет, – торопливо сказал Холанд. Лужайка совершенно вылетела у него из головы. – Вчера было душновато.

Паркер, отъезжая, ткнул Холанда локтем в бок.

– Ну как вчерашний вечерок? Нашли что-нибудь? А?

– Замечательный вечер, – по возможности равнодушно ответил Кен. – Я вытащил почти все сорняки и рано лег спать.

Паркер рассмеялся.

– Идите, расскажите эти сказки своей бабушке. Посмотрели бы вы на себя в зеркало. Нет, старина, вы разоблачены. Как там, кстати, поживает моя подружка?

– Какая подружка? – спросил Холанд, бессмысленно глядя на поток встречных машин.

– Ну, Холанд, нельзя быть таким скрытным. Вы же прекрасно понимаете, что я вас не выдам. Она вам понравилась?

– Не понимаю, о чем вы, – замороженным голосом отозвался Холанд.

– О, боже! Я же давал вам телефон. Вы звонили ей, правда?

– Я уже сказал вам, что пропалывал клумбу с розами.

Паркер поднял глаза к нему.

– Ну как хотите. Только все равно вы меня ни в чем не убедили. Я дал вам телефон, и вы им воспользовались, вот так!

– Как хотите, – пожал плечами Холанд. – Только вчера вечером я был дома. И прошу вас, оставить, наконец, эту тему.

– Ну, ладно, я вас просто дразнил, – улыбнулся Паркер, слегка удивленный злостью, звучавшей в голосе сослуживца. – Я хотел пошутить, но если вам это неприятно, я больше не буду. Только имейте в виду. Фей – потрясающая девочка. Тот мой приятель, который познакомил меня с ней, просто спас меня от петли. Конечно, я рискую каждый раз, когда иду на свидание, но игра стоит свеч! Это прелестная девушка и, поверьте, стоит тех денег, которые берет.



– И все же я прошу вас переменить тему. Вы же видите, меня это нисколько не интересует.

– А вы можете предложить что-нибудь поинтересней? – улыбнулся Паркер. – Ну, давайте, поговорим о более важных вещах. Что у вас в этих пакетах?

– Энн приготовила кое-какие вещи, чтобы я отнес их в чистку.

– Не понимаю, почему женщинам так нравится нагружать нас всякими делами. Мези дала мне список поручений, длинный, как рука. Я надеюсь все же найти кого-нибудь, кто сделает все за меня.

Некоторое время Паркер вел машину молча.

– А может быть, мне зайти к Фей во время перерыва? – задумчиво проговорил он. – Я же не смогу видеться с ней, пока теща будет у нас. Эта старая кляча всюду сует свой нос, и если я задержусь хоть ненадолго, сразу же примется нашептывать Мези.

Холанд почувствовал, как озноб прошел вдоль позвоночника.

– Во время завтрака? И она согласится принять вас в такую рань?

– Это не так уж и рано, – рассмеялся Паркер. – Мне приходилось бывать у нее и в восемь утра.

При мысли о том, что Паркер поднимется в квартиру и столкнется там с полицией Холанд похолодел.

– Вы не позвоните ей заранее?

– О, конечно. Она ведь может быть занята. Но во время завтрака есть шанс застать крошку в одиночестве. Холанд вздохнул.

– По-моему, идти днем в такое место довольно рискованно.

– Подумаешь! В начале улицы есть стоянка машин, а сама улица вся обсажена деревьями. Можете убедиться в этом как-нибудь, если до сих пор не сделали этого, обманщик.

– Лучше следите за дорогой. Вы чуть не врезались в фургон, – насмешливо сказал Кен.

В одиннадцать часов, когда основная масса клиентов ушла, Паркер закрыл свое окошечко и, понизив голос, объявил Холанду, что идет звонить.

– Я отлучусь на пять минут. Присмотрите тут, ладно?

Холанд видел, как он прошел через холл и плотно закрыл дверь в телефонную будку, через несколько секунд дверь открылась, и Паркер почти что вывалился оттуда. Он был совершенно бледен. Казалось, он спешит спрятаться за своим окошечком.

Холанд старался не показать, что заметил его состояние и регистрировал чеки. Это стоило ему немалых усилий: руки его дрожали.

– Ну как, – безразличным тоном наконец спросил он, – назначили свидание?

– Боже мой, – пробормотал Паркер, – у нее фараоны!

– Фараоны? – Холанд выронил ручку.

– Да! Наверное, это облава. Представляете, что могло бы произойти, если бы я оказался там!

– Откуда вы знаете, что там полиция?

– Тип, который подошел к телефону, сразу же сказал: “Лейтенант Адаме из городской полиции”. Он хотел знать, кто звонит.

– Вы ему сказали?

– Конечно, нет. Я сразу же бросил трубку. Черт возьми! Что бы это могло значить? Я никогда не слышал, чтобы устраивали облавы у девиц, которые работают у себя на квартире. Подумать только, они могли явиться в тот момент, когда там был я!

– Вы хорошо сделали, что сначала позвонили.

– И не говорите! – Паркер вытер лицо. – Как вы думаете, они попытаются узнать, откуда был звонок?

– " – У них нет на это оснований, – ответил Холанд, который сразу же понял, какая страшная опасность ему угрожает. Полиция легко могла узнать, откуда звонили. Если они явятся в банк, вооруженные приметами, которые им сообщит Рафаил Свитинг, он попадется, как крыса. Вдобавок у него с собой испачканный кровью костюм.

– Может быть, ее ограбили? – нервно проговорил Паркер. – А вдруг они там потому, что ее убили?

Холанд почувствовал, как по его щеке побежала холодная капля пота. Он молчал, опасаясь, что может выдать себя.

– Эти девицы страшно рискуют, – продолжал Паркер. – Ее вполне могли и убить.

Появление у окошечка помешало ему развить эту тему. За этим клиентом подошли другие, и Холанд с Паркером некоторое время молча занимались своим делом. Кен мучительно думал о пакетах, оставленных в его шкафчике в гардеробной.

Что за кретин этот Паркер! Если полиция захочет найти автора телефонного звонка и неожиданно нагрянет сюда? Он тревожно посмотрел на часы-браслет. До завтрака еще целый час. Полиция вполне может быть уже в дороге…

Нужно было сосредоточиться, но клиенты повалили прямо-таки валом, и Холанд погрузился в работу. Наступил перерыв, и Паркер вдруг неуверенно проговорил:

– Вошел какой-то тип, очень похожий на фараона.

– Где? – сердце Холанда замерло, а потом заколотилось с утроенной энергией. Его взгляд обшарил пустынный холл. Почти незаметный на фоне стены, за одной из колонн стоял высокий человек, одетый в коричневый костюм и фетровую шляпу. Он действительно походил на полицейского: плотный, с толстым лицом сангвиника и маленькими глазками, взгляд которых, напугал Холанда.

– Никаких сомнений: это легавый, – прошептал Паркер.

Не отвечая, Холанд наблюдал за подозрительным человеком. Тот пересек холл и вошел в телефонную будку.

– Как вы думаете, кто-нибудь видел меня, когда я звонил? – тихо спросил Паркер.

– Не думаю. Телефон хорошо просматривается только отсюда.

– Если меня спросят, скажу, что хотел позвонить жене, но не смог соединиться. А может быть они и не станут нас спрашивать.

– Очень бы хотелось.

Они видели как неизвестный вышел из кабины и стал разговаривать с посыльным. Посыльный взглянул на что-то, лежащее на ладони у неизвестного, и пожал плечами. Они обменялись несколькими словами, после чего мужчина направился прямо к Холанду.

Кровь застыла в жилах Кена, но он постарался сделать вид, что регистрирует чеки.

– Вот они и узнали, – вполголоса сказал Паркер. Неизвестный подошел к конторке, его инквизиторский взгляд остановился на Паркере, а потом перешел на Холанда.

– Городская полиция, сержант Донован, – басом проговорил он. – Я ищу типа, который полчаса назад звонил отсюда по телефону. Кто-нибудь из вас его видел?

Холанд поднял глаза на бугристое, кирпичного цвета лицо Донована. Множество морщин разбегалось от его курносого носа, а под ним торчали тщательно ухоженные рыжие усы.

– Нет, я никого не видел, – ответил Кен.

– Я только что звонил, – совершенно спокойно ответил Паркер. – Я пытался соединиться с женой. Надеюсь, вы не меня имели в виду?

– Меня не интересует ваш звонок жене. Вы не видели, кто-нибудь кроме вас пользовался телефоном?

– Видел старика, потом девушку, – вдохновенно лгал Паркер. – Но это было больше часа назад. Мы были очень заняты, кроме них я никого не видел.

– Ваша занятость не помешала вам позвонить жене, – сказал Донован, сверля Паркера глазами.

– Ничто не может удержать меня от разговора с женой, – широко улыбаясь, возразил Паркер.

Донован вынул из кармана мятую сигарету, задумчиво вставил ее в рот и чиркнул желтой медной зажигалкой.

– А вы видели кого-нибудь, кто бы пользовался телефоном? – спросил он на этот раз у Холанда.

– Кажется, я уже сказал – нет! – ответил тот, с трудом вынося взгляд полицейского.

– Вы могли изменить свое мнение.

– Я никого не видел. Донован недовольно скривился.

– Никто ничего не видит в этом чертовом городе, и никто ничего не знает. – Он последний раз подозрительно посмотрел на обоих мужчин и, пройдя через холл, снова заговорил с посыльным.

– Ну вот! – облегченно вздохнул Паркер. – Мне не хотелось бы, что бы этот милашка еще раз принялся стирать меня в табак. А вам?

– Мне тем более, – ответил Холанд, чувствуя, как дрожат его коленки.

– Во всяком случае я отлично выкрутился.

– Не спешите радоваться, – возразил Кен. Они видели, что Донован, поговорив с посыльным, коротко кивнул и вышел из банка.

– Похоже, дело скверное, – сказал Паркер. – Если сюда приходил шпик, значит ее точно убили. Черт возьми! Какой же я все-таки счастливчик: мне удалось избежать неприятностей!

 

* * *

 

Часы на башне городского отеля пробили половину второго, когда Холанд вышел из магазина, держа под мышками два пакета. Он быстро миновал Центральную улицу и вошел в банк в неплохом настроении: план был осуществлен. Выпачканный костюм висел среди сотен своих новеньких собратьев в демонстрационном зале, а что касается ботинок, они заняли место среди таких же, выставленных на витрине. Кен несколько растерялся, когда продавец, предлагая ему почти такой же, как он только что сунул среди других, костюм, спросил, не забыл ли он свой пакет.

– У меня не было никакого пакета, – нахально ответил Кен.

Несколько удивленный продавец не стал настаивать.

Сейчас Холанда терзала одна мысль: этот сержант Донован, прилетевший на телефонный звонок, словно хищная птица на падаль, очень уж внимательно сверлил его своими глазками. Что, если у него уже есть описание внешности ночного гостя Фей Карсон?

В дневных газетах тоже ничего не было об убийстве.

– Ничего? – удивился Паркер. – Вы уверены?

– Ничего, – Холанд протянул ему газету. – Посмотрите сами.

– Значит, это не убийство, – заметил Паркер, пробегая газету глазами. – У таких девиц всегда истории с полицией. Во всяком случае, меня она теперь не скоро увидит…

День тянулся медленно, и Холанд, ожидавший возвращения сержанта Донована, едва дождался, когда банк, наконец, закроют и можно будет заняться кассой.

– Если этот шпик начнет задавать нескромные вопросы, я могу рассчитывать на вашу поддержку? – спросил вдруг Паркер.

– Безусловно, – кивнул Холанд, представляя, что стало бы с сослуживцем, если бы он узнал правду. – Вы не должны так беспокоиться.

– Ваши слова да богу в уши, – нервно хихикнул Паркер. – Если они как-нибудь узнают, кто звонил, у меня будут неприятности. Старик Шварц не будет в восторге, если ему донесут, что его служащий ходил к шлюхе. Он сразу же выкинет меня за дверь. А уж о жене и говорить нечего: страшно подумать, что она сделает.

– Успокойтесь, я никому ничего не скажу.

– Это послужит мне уроком, – сказал Паркер. – Никогда больше не стану ходить к девкам. – Он закрыл кассу и добавил:

– Я убегаю, пора ехать за тещей. Сожалею, но подвезти вас не смогу.

– Ничего, – улыбнулся Холанд. – Мне осталось зарегистрировать несколько чеков, и я закончу. До свидания.

Он повозился еще немного, дожидаясь, чтобы Паркер ушел, а потом спустился в гардероб, взял оба пакета, шляпу и вышел через служебный вход. Доехав до дома на автобусе, Кен остановился на углу, чтобы купить газету.

Это было в последних новостях. Он остановился, и с бьющимся сердцем прочитал заголовок:

 

УБИЙСТВО НА ЛЕССИНГТОН-АВЕНЮ!

"Бывшая танцовщица заколота кинжалом в своей квартире неизвестным убийцей”.

 

Холанд не мог заставить себя читать дальше и опустил газету. Разом взмокнув, он продолжал свой путь. Подходя к дому Кен заметил, что соседка, миссис Фелдинг стоит у своей калитки и внимательно смотрит на него. Она всегда делала так, и Энн внушала мужу, что миссис Фелдинг вовсе не злая, просто ей скучно. Но, по мнению Холанда, старая ведьма пыталась быть в курсе всего, что происходило вокруг, и совала нос в дела, которые совершенно ее не касались.

– Вы гуляли по городу, мистер Холанд? – спросила она, уставившись любопытными глазками на пакеты подмышками соседа.

– Да, – ответил Кен.

– Надеюсь, вы не наделаете глупостей, пока миссис Холанд нет дома? – хихикнула она, грозя пальцем. – Мой покойный супруг просто дичал, стоило мне повернуться к нему спиной.

– Старая кляча! – злобно подумал Кен, торопясь проделать сотню шагов, которая отделяла его от дома.

– А как вы поздно стали возвращаться домой! – продолжала она, делая хитренькие глазки. – У меня такое чувство, что сегодня вы вернулись ночью.

Сердце Холанда упало.

– Думаю, вы ошибаетесь.

Улыбка соседки погасла, а ее пронзительный взгляд заставил Кена отвести глаза.

– О, мистер Холанд, я смотрела в окно, и абсолютно уверена, что это были именно вы.

– И тем не менее это не так, – упорствуя, ответил Кен. – Простите, я тороплюсь: хочу написать письмо Энн.

– Ну что ж, передавайте ей привет, – сказала миссис Фелдинг, прожигая его взглядом насквозь.

– Обязательно, – натянуто улыбаясь, пообещал Кен.

Он быстро подошел к своей двери, открыл ее и оказался в вестибюле. Если полицейские вздумают допросить эту очаровашку, он пропал. Старая ведьма может погубить его. Она шпионила за ним ночью, а сейчас заметила пакеты. Что отвечать, если полиция заинтересуется этим? Кен понял вдруг, что чувствует крыса, попав в западню. Пройдя в гостиную, он налил себе стакан виски и сел на диван. Только выпив половину стакана, он смог заставить себя прочитать новости.

"Сегодня утром Фей Карсон, бывшая танцовщица кафе “Голубая роза” была обнаружена мертвой. Ее нашла женщина, которая приходила делать уборку. Тело лежало поперек кровати. Подозревают, что орудием убийства стал остро заточенный нож для разбивания льда.

Сержант Донован, которому поручено следствие по делу, заявил, что располагает большим количеством улик, которые позволят обнаружить убийцу очень скоро. Он ищет сейчас высокого человека крепкого телосложения, одетого в светло-серый костюм и такую же шляпу, который провожал мисс Карсон домой прошлой ночью”.

Холанд выронил газету и закрыл глаза. Ему хотелось немедленно сесть в машину и мчаться как можно быстрей и дальше, чтобы скрыться раньше, чем здесь появится полиция.

"Высокий человек крепкого телосложения, одетый в светло-серый костюм и такую же шляпу…” Какое идиотство, покупать точно такой же костюм только ради того, чтобы Энн не заметила пропажи! Да он же теперь никогда не рискнет надеть этот костюм.

Кен провел рукой по лицу. Что же делать? Неужели придется бежать?

– Да возьми же себя в руки! – требовал он. – Побольше хладнокровия!

Кен встал, развязал оба пакета, отнес их содержимое в спальню и разместил в шкафу. Потом он вернулся в гостиную и благословил небо за отсутствие Энн, которое давало ему полную свободу действий.

Но через шесть дней Энн вернется! Дело, конечно, не сможет закончиться так быстро, но если это случится, к тому времени он будет уже в тюрьме.

Кен поставил стакан, чтобы закурить. Какое-то движение на улице заставило его посмотреть в окно. Недалеко от дома остановилась машина, дверца открылась, и возле калитки показался незнакомый мужчина.

Кен почувствовал себя пригвожденным к месту, челюсти его стиснулись, дыхание прервалось.

Из машины вышел еще один человек и тоже подошел к калитке. Тот, что подошел первым, толкнул калитку, и Холанд узнал его: это был сержант Донован.

 

 






Date: 2015-12-12; view: 61; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.013 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию