Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Прежде чем подняться в кабинет, Адаме зашел в комнату дежурного





 

Прежде чем подняться в кабинет, Адаме зашел в комнату дежурного.

– Есть новости? – спросил он сержанта, который при появлении начальства щелкнул каблуками.

– Нет. Патрон и капитан Монтелли должны скоро подъехать. Холанда еще не нашли. Дункан и еще несколько наших людей устроили у его дома засаду. А сержант Донован вернулся. Он ждет патрона.

– Если шеф меня спросит, я – в своем кабинете. Больше ничего?

– Ничего интересного. На шоссе подобрали Луи Манчини: его кто-то здорово отделал, но кто – неясно. Он пока без сознания. Врач считает, что он вряд ли оправится. Видно, тот кто поработал над ним, был не из слабосильных.

Адаме нахмурился. Манчини? Это тип, который дал Джонни адрес Фей Карсон. Интересное совпадение.

– Куда его отвезли? – спросил он.

– В госпиталь. Комната 5.

– Если шеф спросит, скажите, что я пошел за чаем, – сказал Адаме, выходя из управления. На машине он уже через пять минут был перед зданием госпиталя.

– Манчини? – переспросил дежурный хирург. – Безнадежный случай. У него оказался не крепкий череп, а велосипедная цепь, которой его обработали – штука серьезная. Ему осталось не больше часа.

– Он в сознании?

– Нет, но может прийти в себя с минуту на минуту. Поднимитесь, если хотите. Что от нас зависело, мы сделали. Остальное в руках божьих.

Тело Луи Манчини было распростерто на кровати, и его страшное, изуродованное лицо на фоне бинтов казалось синим. Рядом на стуле сидел полицейский инспектор Ватсон с недовольной физиономией. При появлении Адамса он вскочил так резко, что чуть не опрокинул стул.

– Он приходил в себя? – спросил Адаме.

– Нет еще. Он даже не шевелится. Адаме наклонился над неподвижным телом.

– Луи! Вы слышите меня? – сказал он, беря раненного за руку.

Манчини не шевельнулся, глаза его были закрыты.

– Проснись! – заорал Адаме, тряся его за плечи.

– Осторожней, лейтенант, – предупредил Ватсон. – Вы можете убить его.

– А вам какое дело?! – рявкнул Адаме. – Закройте пасть!

Он взял спичечную коробку, чиркнул спичкой и под остекленевшим взглядом Ватсона поднес пламя к руке Луи. Тот застонал и открыл бессмысленные глаза.



– Послушай, Манчини, ты умираешь. Кто это сделал?

Ватсон автоматически достал блокнот.

– Где я? – шевельнул губами Луи.

– Какая тебе разница? Кто это сделал, я спрашиваю? – спросил Адаме, зажигая другую спичку. Манчини, с ужасом глядя на лейтенанта, прошептал:

– Такс и Вайти… Теперь оставьте меня.

– Почему они это сделали?

– Не помню, – проговорил Луи, но увидев, что Адаме вновь чиркает спичкой, согласился. – Хорошо, я скажу.

И он, с трудом шевеля распухшими губами, рассказал, как пытался шантажировать Гильду Доман. Карандаш Ватсона судорожно бегал по бумаге.

– Это ты дал Джонни адрес Фей?

– Я сказал ему, что она почти каждый вечер ходит в “Голубую Розу”.

– Так ты не давал ее адреса?

– Я его не знаю.

– В котором часу он к тебе заходил?

– Около одиннадцати.

– Значит, Такс работает на О'Брайена, – скорей, сказал, чем спросил Адаме, понимая, что делает немаловажное открытие.

– Да. Уже давно.

Адаме строго посмотрел на Ватсона.

– Вы все записали?

– Да, сэр.

– Луи, ты подпишешь это?

Он прочитал Манчини написанное и тот неверной рукой поставил закорючку в конце каждой страницы. Потом показания подписал Ватсон.

– Я возьму это с собой, – сказал он, засовывая блокнот в карман. – Пойдем, мы больше ничего не выудим из этого бедняги.

Выйдя в коридор, он добавил:

– Никому не говорите о том, что мы слышали. Это может вызвать некоторые политические осложнения и доставить вам массу хлопот. Поняли?

– Понял, – пролепетал Ватсон, покрываясь испариной.

Он ничего не понимал, но, давно работая в управлении, взял за правило не задавать лейтенанту лишних вопросов, чтобы потом не кусать локти.

– Хорошо. Идемте, у меня есть для вас работа. Ватсон покорно пошел к машине Адамса.

 

* * *

 

Холанду понадобилось не более двадцати минут, чтобы добраться до реки. Со слов Адамса он знал, что вся полиция города разыскивает его и не хотел рисковать, садясь в такси или на автобус. Он шел узенькими улочками и прятался в подъезды домов или за деревьями, если впереди или сзади появлялись люди.

Дождь перестал в тот момент, когда Холанд оказался у реки, берег хорошо просматривался. Он оглянулся: у дороги были видны кафе, лавки с рыболовными приспособлениями, тир… Кен взглянул на огромное водное пространство, которое отделяло его от лимана. В такую темную ночь различить стоящее на якоре судно было невозможно, но Кен надеялся на судьбу. Ему была нужна лодка, но где можно нанять ее в такой час? Значит, придется действовать более решительно. Он “займет” лодку у кого-нибудь на время. Но прежде, чем приняться за поиски лодки, нужно было убедиться, что яхта стоит именно в этом лимане.

Холанд медленно двинулся к дороге и вскоре оказался в игральном павильоне, где несколько молодых людей развлекались с автоматами, делая ставки по несколько центов. Какая-то блондинка в цветной блузке, привалившись к автомату, полировала себе ногти. Ей было не больше восемнадцати лет, но судя по лицу, девушка уже хлебнула в этой жизни горечи. С ее худенького плеча свисала кожаная сумка.



Кен вошел в зал и опустил несколько центов в тот автомат, около которого стояла девушка. Закончив первую игру, он закурил и, поймав на себе любопытный взгляд, улыбнулся блондинке.

– Когда появляется свободное время, нужно же на что-то убить его?

Она безразлично пожала плечами.

– Никто вас не заставляет. Кен подошел к ней.

– Вы знаете суда, которые бросили якоря поблизости? Я ищу “Виллу Пойнт”.

Блондинка подозрительно посмотрела на него.

– А вам-то что? – спросила она, и сунула руку под блузку, чтобы почесаться.

– Вы знаете, где она стоит?

– Может, и знаю. А вам на что?

– Мне нужно ее найти.

– Ну и зря, – сказала девушка, снова прислоняясь к автомату. – Вы знаете ее владельца? Холанд покачал головой.

– Ну, владельца я, предположим, тоже не знаю. Но туда часто приезжает Такс, парень, с которым вам лучше не связываться.

Она посмотрела на Кена долгим взглядом.

– Знаете, мальчик, идите-ка лучше домой. Такс может причинить вам неприятности.

– Они у меня уже есть.

– Вообще-то, все это меня не касается, – ответила она и пошла к толстяку, который нетерпеливо стучал по дальнему автомату.

Кен курил, наблюдая за девушкой краем глаза. Она обошла вокруг зала, останавливаясь возле каждого автомата, а потом, не спеша, вернулась на свое место и снова занялась своими ногтями.

– Так вы не хотите оказать мне маленькую услугу, сказав, где находится яхта? – угрожающе спросил Кен. Она вновь пожала плечами.

– В последний раз я ее видела у Норд-Сайд.

– Это мне ни о чем не говорит, я не знаю реки. Далеко отсюда?

– В восьми милях. Норд-Сайд виден издалека. Кен улыбнулся.

– Спасибо.

Девушка покачала головой.

– Готова поспорить, вы не успокоитесь, пока не схлопочите от Такса по морде. Имейте в виду, это гнусный тип.

Кен бросил шарик в автомат и сказал:

– Мне нужна лодка, чтобы доплыть туда, но денег у меня нет.

– А при чем тут я? Может, вы думаете, что я отправлюсь воровать для вас лодку?

– Я сделал бы это сам, если бы только знал, где они стоят.

– Такс знает, что вы собираетесь к нему? Кен отрицательно покачал головой.

– А кого вы боитесь-то, фликов?

– Что-то вроде этого.

– Вы найдете лодку у мола. Ее хозяин обычно отправляется ловить рыбу в пять утра, так что постарайтесь вернуть лодку к этому времени.

– Спасибо.

– И будьте осторожней, красавчик. Такс очень сердится, когда к нему приходят неожиданно.

– Я буду осторожен, – пообещал Кен, выходя.

Направившись к молу, он вскоре действительно обнаружил лодку, на дне которой лежали удочки, наживка, непромокаемый плащ и весла.

Кен вскочил в суденышко, отвязал его и стал грести в направлении дальнего света, на который велела ориентироваться девушка. Он греб довольно долго, пока в темноте не показались отчетливые контуры яхты. Кен бросил весла и попытался понять, действительно ли это “Вилла Пойнт”. Лодка тихонько покачивалась на волнах. Неожиданно вдали раздался гул мощного мотора. Кен оглянулся на берег, удаленного приблизительно на пятьсот метров, и увидел как в его сторону направляется катер. Охваченный тревогой, Кен подумал, что это может быть полиция и, схватив весла, принялся грести к яхте, надеясь укрыться в ее тени.

Катер быстро приближался, и Холанд понял, что, если он не изменит курса, то пройдет мимо него в каких-то тридцати метрах. Катер не изменил направления и поднятая им волна заставила шаткую лодку запрыгать на воде. Вскоре мотор заглушили, и Кен увидел, что катер остановился совсем рядом с яхтой.

Кен продолжал грести в том же направлении, надеясь, что с катера его не заметили. Через некоторое время он бросил весла и стал вглядываться в темноту, пытаясь обнаружить на яхте хоть какие-то признаки жизни. Катер стоял возле яхты, словно жеребенок рядом с кобылой, но на палубе было пусто. Тогда он решил подплыть как можно ближе и, оказавшись у борта, расслышал какие-то голоса. Кен хотел даже взобраться на палубу, но тут же отказался от этого намерения. Он обогнул судно и приблизился к правому борту. Один иллюминатор светился в ночной тьме, и Кен стал бесшумно маневрировать, чтобы приблизиться к нему. Внезапно из иллюминатора донесся четкий голос:

– Нам пора объясниться, Джонни. Ваше положение слишком паршиво, чтобы еще диктовать мне условия. Если вы несогласитесь делать то, что я скажу, будете сидеть здесь, пока не станете более сговорчивым.

Кен убрал весла, опасаясь, как бы они не стукнулись о борт и, схватившись за железную скобу, торчащую под иллюминатором, бросил быстрый взгляд внутрь каюты.

Красивый молодой блондин, которого Кен уже видел возле “Голубой Розы” лежал на койке. А у входа в каюту, прислонившись к двери, курил сигарету крупный темноволосы мужчина, одетый в безукоризненный костюм.

Кен отпрянул от иллюминатора и, держа лодку на месте, стал прислушиваться к разговору.

 

* * *

 

Солли поймал конец каната, брошенного О'Брайеном и помог хозяину взобраться на палубу.

– Такс здесь? – спросил О'Брайен.

– Да, патрон.

Негр несколько удивился, увидев патрона одного. Разбуженный мотором Такс, появился на палубе, застегивая рубашку. Он провел О'Брайена в свою каюту и там, сдерживая зевоту, сел на койку, вопросительно уставясь на него.

– Ты занялся Луи Манчини?

– Да, – отводя глаза, сказал Такс. – Правда, Вайти ударил его слишком сильно.

О'Брайен внимательно посмотрел на него.

– Что это значит?

– Сомневаюсь, что сейчас Луи чувствует себя хорошо, – осторожно ответил Такс. – Череп у него оказался чуть толще яичной скорлупы.

– Он умер?

– Не исключено. О'Брайен потер щеку.

– События опережают нас, – сказал он, взяв сигарету из золотого портсигара. – Может быть и лучше, если он сдохнет.

Такс перевел дыхание.

– Я не знаю, патрон, просто меня удивило бы, если бы он пришел в себя.

– Он не должен заговорить.

– Конечно, он будет молчать. Мы его оставили на шоссе, и он… В общем, такие не разговаривают.

О'Брайен щелкнул зажигалкой, глубоко затянулся и пустил дым к потолку. После четырех спокойных лет вокруг начали собираться тучи. Но нужно было оставаться хозяином положения, и все, кто пытался ему в этом мешать, должны были быть безжалостно устранены.

– Джонни нужно убрать, – сказал он, понизив голос.

Такс был ошарашен, но не показал вида.

– Как скажете, патрон.

– Труп должен исчезнуть без следа.

– Можно устроить, – кивнул Такс. – У меня на борту есть бочка, которая вполне сгодится для этого. Мне только нужно будет немного цемента. Его не найдут!

– Не тяни с этим. Такс. Сейчас я поговорю с ним, а потом решу, когда нужно будет это сделать.

– Этой ночью? – спросил Такс, подумав, что опять не удастся выспаться.

– Да, этой… Иди, готовь бочку.

– Я скажу Солли.

– Все делай сам, – сухо сказал О'Брайен. – Лишние свидетели не нужны, Солли поедет со мной. Такс скривился.

– Как же так, патрон. Эта бочка… Нужно, чтобы Солли помог мне. Вы же на хотите, чтобы я нажил грыжу. Я не могу все делать один.

О'Брайен посмотрел на светящийся кончик сигареты.

– Как хочешь, но если ты возьмешь в дело Солли, его тоже придется уничтожить. Свидетели нам не нужны. Такс очень дорожил Солли: тот был силен, как бык, и стремителен, как гремучая змея.

– Он не откроет пасти, не волнуйтесь, патрон.

– Ты, кажется, споришь со мной. Такс? Голос О'Брайена сделался угрожающим, и Такс предпочел замолчать.

– Что ты решил? – поинтересовался хозяин.

– Я справлюсь сам.

– Умница. Эта работа тебе по плечу.

– Можете рассчитывать на меня.

О'Брайен встал и вышел в коридор. Дойдя до каюты Джонни, он повернул торчащий из замка ключ, и вошел.

Джонни дремал. Услышав шум, он открыл глаза и молча посмотрел на вошедшего.

– Что вам нужно?

– Нам пора объясниться, Джонни. Ваше положение слишком паршиво, чтобы еще диктовать мне условия. Если вы не согласитесь делать то, что я скажу, будете сидеть здесь, пока не станете более сговорчивым.

– Послушаем ваше предложение, – сказал Джонни, потирая опухшее после сна лицо.

– Вы уедете сегодня же ночью и отправитесь на аэродром, чтобы сесть на Нью-йоркский самолет. Там один из моих агентов посадит вас на самолет до Парижа. В Париже вы останетесь до тех пор, пока я не разрешу вам вернуться.

– А в это время вы женитесь на Гильде, – рассмеялся Джонни. – Неужели вы всерьез думаете, что она пойдет за вас без моего согласия?

– Вы напишете ей, что улетаете в Париж. Она знает, что у вас неприятности и не удивится. Джонни сделал гримасу.

– А как насчет денежного вознаграждения?

– Я не рассчитываю дешево отделаться от вас. В обмен на письмо Гильде вы получите десять тысяч долларов. Кроме того, вы дадите слово, что останетесь в Париже до тех пор, пока я не позову вас обратно.

– Десять тысяч?! – не веря своим ушам, повторил Джонни. – Но вы можете дать и больше. Тысяч пятьдесят, а?

– Двадцать пять и ни цента больше.

– Я не тронусь с места меньше, чем за тридцать.

– Согласен. Тридцать. Мой агент в Нью-Йорке даст вам половину, вторую вы получите в Париже.

– И имейте в виду, Сион, если денег не будет, я сразу же вернусь.

– С полицией на загривке. Вы забыли, что прошлой ночью убили человека.

– Нет, не забыл. Вижу, вас это беспокоит больше, чем меня. Деньги мне нужны сейчас, а не в Нью-Йорке и не в Париже. Итак?

– Мой агент займется этим, – осторожно проговорил О'Брайен. Он открыл бумажник, достал триста долларов и протянул Джонни. – Вот, возьмите пока.

Джонни не заставил себя уговаривать. Спрыгнув с койки, как кошка, он схватил банкноты и сунул их в карман.

– Вижу, вы очень хотите получить мою сестренку, – ухмыльнулся он. – А вот я – другой. Ни одна женщина в мире не заставила бы меня расстаться с денежками.

О'Брайен с трудом подавил ярость.

– В столе есть почтовая бумага, напишите Гильде, что отправляетесь в Париж и в ближайшее время не вернетесь.

– О, как мне все это надоело! Вы и сами можете ей сказать.

– Без письма, соглашение не состоится.

– Что вы такое замышляете? – вдруг подозрительно спросил Джонни. – Может быть, вы боитесь, она подумает, что вы треснули меня по голове и бросили в воду?

– Не говорите глупостей, – внутренне ужасаясь догадливости Джонни, возразил О'Брайен. – Гильда вас любит, ей приятно будет узнать новости именно таким образом.

– Ну ладно, я позвоню ей из аэропорта.

– Вы воображаете, что будете разгуливать по аэропорту? Да флики сразу же схватят вас! Джонни пожал плечами.

– Ну, ладно! А если я сообщу ей, что был избит вашим мордоворотом? Сомневаюсь, что она обрадуется.

– Так вы напишете письмо?! – заорал О'Брайен. Джонни, нехотя, вынул из стола листок бумаги и, написав несколько слов, протянул его О'Брайену.

– Вот, а теперь дайте мне возможность уйти с вашей посудины.

О'Брайен прочитал письмо и кивнул, указывая на конверт:

– Напишите адрес.

Джонни послушался. О'Брайен взял конверт, заклеил его и сунул в бумажник.

Он был доволен: руки были развязаны, Гильда ничего не заподозрит.

– Вы поедете не со мной: не хочу, чтобы меня видели в таком обществе. Сейчас я увезу Солли, а он вернется на катере. И предупреждаю: делайте все, как я сказал, иначе пожалеете, что родились на свет.

– Давайте, я уеду первым, – предложил Джонни. – Я слишком долго сидел на этой грязной посудине. Мне надоело.

– Заткнитесь, – злобно прошипел О'Брайен. – Грязная скотина. Меня тошнит уже от этой торговли.

– В самом деле? Но имейте в виду, я не люблю шуток, и скоро вы это поймете.

Выйдя из каюты, О'Брайен запер дверь на ключ и поднялся на палубу. Теперь, когда в руках у него было письмо, он хотел поскорей избавиться от Джонни. Через некоторое время он скажет Гильде, что ее брат был убит во время драки в парижском кабаке, и она никогда не узнает, что истинным виновником этой смерти был ее муж.

Солли ждал на палубе и, увидев патрона, спрыгнул в катер.

Такс подошел к О'Брайену.

– Можешь начинать, – тихо распорядился тот. – Ты уверен, что справишься с ним? Я не хочу никакого шума.

– Все будет хорошо. Я скачу бочку за борт, здесь глубоко, он сразу же пойдет на дно.

– Когда вернется Солли, поезжай на берег и позвони мне. Скажешь Солли, что отвез этого типа на надувной лодке. Я задержу его на час. Тебе хватит этого времени.

– Я займусь этим, как только вы отчалите, – спокойно сказал Такс. В трюме нашлось немного цемента, я залью его раствором. Часа мне вполне хватит.

– И никакой стрельбы, Такс. Шум могут услышать с берега.

– У меня есть нож.

– Будь осторожен, – посоветовал О'Брайен, спускаясь в катер. Солли отвязал канат и включил мотор. Через минуту катер скрылся в темноте.

 






Date: 2015-12-12; view: 106; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.015 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию