Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 10. Петляя по темным улочкам и переулкам, Холанд ушел, наконец, от полиции, и из первой же телефонной будки позвонил в управление





 

Петляя по темным улочкам и переулкам, Холанд ушел, наконец, от полиции, и из первой же телефонной будки позвонил в управление. Но Адамса там не было. Тогда он решил, что Адаме может руководить операцией где-нибудь у реки, и понял, что ему лучше всего идти на Мэддокс-Курт к сестре Джонни. На всякий случай он позвонил еще Адамсу домой, но ему не ответили. Тогда он снова набрал номер полиции.

Дежурный, казалось, был не в настроении.

– Понятия не имею, – ответил он. – Если вам так надо, оставьте для него информацию. Холанд немного подумал и сказал:

– Передайте ему, что особа, которую он оставил у себя дома, находится сейчас на Мэддокс-Курт, 145. Он поймет, что я имею в виду.

– Ладно, – равнодушно ответил дежурный и бросил трубку.

Через двадцать минут Холанд был на Мэддокс-Курт, 145. Портье в холле не оказалось, и Кен устремился вверх по лестнице.

Дойдя до двери Гильды, он посмотрел на часы: было без двадцати час. Холанд подумал, что девушка, скорей всего, уже легла, и если это так, вполне может позвать портье, который вышвырнет незваного гостя.

Он позвонил и стал ждать. Вскоре за дверью послышались легкие шаги, и женский голос спросил:

– Кто там?

– Я принес вам известие от Джонни, – сказал Кен. Он вытащил из кармана конверт и протолкнул его под дверь.

Наступило молчание, потом дверь широко распахнулась. На пороге стояла высокая блондинка, которую Кен видел накануне в “Голубой Розе”. На ней была красная блузка и брюки того же цвета. Зеленые глаза, казалось, освещали бледное лицо.

– Что с ним? – выдохнула девушка.

– У него неприятности, и он просил меня зайти к вам.

– Входите.

Они прошли в гостиную.

– Садитесь! – резко сказала она. – Что за история с ним приключилась?

– Джонни разыскивает полиция: он стрелял в полицейского.

– В полицейского? – лицо Гильды вытянулось. – Он его убил?

– Не знаю. Но сам Джонни ранен в руку.

– Расскажите, как все произошло, – поторопила его Гильда.

Пока Холанд рассказывал, она с недоумением рассматривала его, а потом показала на грязный конверт:



– Как вы получили это?

– Джонни сказал, что иначе вы не поверите, что меня прислал он.

– Он пишет, чтобы я помогала вам, но о ранении – ни слова.

– Ему и это удалось написать с трудом. Рука у него почти не действует.

Гильда взглянула на него с омерзением.

– Вас удивило бы, если бы вы узнали, что мой брат находится в самолете, который летит в Париж?

– Ерунда! О'Брайен собирался убить его и заставил написать это письмо, чтобы вы думали, будто он летит в Париж.

– Чем дальше, тем страшнее, вы не находите? – она подошла к бару. – И вы хотите, чтобы я поверила, что Сион собирался убить моего Джонни?

– Я понимаю, это кажется невероятным, – огорченный недоверием девушки, проговорил Холанд. – Но, если я вам все расскажу…

– Бесполезно, – усмехнулась она, открывая бар. В ту же секунду она повернулась к Холанду с пистолетом в руке. – Не двигайтесь! Я знаю, вы лжете. Вы, тот человек, которого разыскивает полиция. Вы – убийца Фей Карсон!

 

* * *

 

В тот момент, когда О'Брайен вошел в салон, раздался телефонный звонок.

– Подойдите, – велел он Селивану, а сам направился к бару, чтобы налить виски.

Селиван снял трубку, послушал и скривился.

– Это капитан Монтелли. Поговорите с ним. О'Брайен выпил виски, закурил и подошел к аппарату.

– В чем дело? – спросил он.

– Произошла история, которая может наделать много шума. Джонни Доман засветился. О'Брайен переменился в лице.

– Что вы плетете?

– Один из моих людей, который искал Холанда, видел его в компании Джонни. Агент пытался задержать Холанда, а Джонни выстрелил в него. Холанд и Доман спрятались в одном доме недалеко от набережной. Адаме приказал окружить район, но Холанд удрал по крышам. Полицейские стали его преследовать, но на крышах нарвались на Такса и Солли.

– Что? – О'Брайен чуть не выронил трубку.

– Понятия не имею, что они там делали, – сказал Монтелли. – Эти подонки открыли огонь и уложили пятерых агентов. Таксу же удалось проникнуть в тот дом, и он прикончил Джонни Домана еще до нашего прихода.

– А что с Таксом? – О'Брайен стиснул телефонную трубку так, что побелели костяшки пальцев.

– Мои люди изрешетили его.

– Значит Такс упустил Джонни с яхты. Что скажет Гильда, когда прочитает завтрашние газеты?

– Холанд удрал, – продолжал Монтелли. – Мы его ищем. Газетчики в наших руках.

– Поймайте Холанда! – заорал О'Брайен. – Это приказ!

Он швырнул трубку на рычаг и вышел в холл, где его ждал Селиван.

– Я ухожу, – бросил он. – Ждите меня здесь.

Он вывел из гаража “кадиллак” и направился на Мэддокс-Курт. Мозг его лихорадочно работал. Пожалуй, он объяснит Гильде, что самолет из-за поломки вернулся, и Джонни снова оказался в городе. Он вошел в лифт, поднялся и позвонил. Через несколько секунд голос Гильды спросил через дверь:

– Кто там?

– Открой, малышка. Это Сион.

Гильда открыла не сразу, и О'Брайен удивился, когда увидел, как она оглядывается, словно желая посмотреть на кого-то. В руке она держала пистолет, а в гостиной, в кресле, сидел незнакомый мужчина.



– Что происходит?

Незнакомец, бледнея, напряженно смотрел на него.

– Грабитель? – О'Брайен взял пистолет из руки Гильды и вошел в гостиную.

– Этот человек убил Фей Карсон, – задыхаясь, произнесла Гильда. – Он сам пришел сюда!

О'Брайен напрягся.

– Вы – Холанд?

– Да, – ответил тот. – Но я не убивал ее!

– Вот как? – ухмыльнулся О'Брайен. – И что же вы здесь делаете?

– У него, вероятно, ум зашел за разум. Он пришел сюда, чтобы спрятаться. Говорит, что Джонни ранил полицейского. И еще, что ты хотел убить Джонни, а он его спас.

– Какая чушь! – возмутился Сион. – Вызывай полицию, она будет в восторге от этой встречи.

– Подождите, – обратился Кен к Гильде. – Вы слишком доверчивы, этот тип обманывает вас. Я слышал, как он…

– Заткнись! – прорычал О'Брайен, поднимая револьвер. – Еще одно слово, и ты – покойник! – Он повернулся к Гильде. – Позови Монтелли, он займется этим.

Она подошла к телефону, но в этот момент у входной двери позвонили.

О'Брайен вопросительно посмотрел на Гильду.

– Ты кого-нибудь ждешь? – спросил он.

– Нет.

Раздался еще один звонок.

– Возьми пистолет и посторожи этого типа. Я посмотрю – кто там.

Он отдал девушке пистолет и направился к двери. На пороге, держа руки в карманах, стоял лейтенант Адаме. Ни один мускул не дрогнул на лице детектива, хотя он не ожидал встретить здесь О'Брайена.

– Что вы собираетесь здесь вынюхивать? – проворчал О'Брайен.

– Холанд здесь, не так ли?

– Откуда вы знаете?

– Знаю.

– Входите, забирайте его.

Адаме вошел, заметил оружие в руках Гильды и едва заметно подмигнул Кену.

– Вот человек, который убил Фей Карсон, – заявил О'Брайен. – Вы должны отвезти его в управление. Адаме покачал головой.

– Это не убийца.

– Что это значит? – помрачнел О'Брайен. – У шефа полиции есть доказательства. Забирайте его и везите в управление.

– Шеф получил сведения от сержанта Донована, который, как известно, слабоват мозгами, – сказал Адаме, наблюдая за Гильдой, которая прятала пистолет в бар.

– Пусть его оправдает суд, – возразил О'Брайен, – меня это не касается. Что мешает вам сейчас задержать этого человека?

– Он невиновен. Мне тоже было поручено вести следствие, и я вел его, независимо от Донована.

– Вы, конечно, считаете, что ее убил Джонни Доман, не так ли? – злобно прошипел О'Брайен.

– Нет, не он.

О'Брайен сделал нетерпеливый жест.

– Кто же?!

– О, это целая история. Факты…

– Я не хочу его слушать, – надула губки Гильда. – Я хочу спать. Пусть он уезжает и увозит этого парня.

– Но эта история имеет к вам самое прямое отношение, мисс Доман, чуть улыбнулся Адаме. – Фей Карсон была убита потому, что вы были замужем за Морисом Вердом. Это не может вас не интересовать.

– Что? Что вы говорите? Замужем за Вердом? – лицо О'Брайена побагровело. Гильда бросилась к нему.

– Этот флик лжет! Не слушай, прогони его!

– Вы не можете этого отрицать, мисс Доман, – продолжал Адаме, усаживаясь на диван. – Я получил эти сведения из Лос-Анджелеса десять минут назад. Вы прожили с Вердом четыре месяца, а потом бросили его. Это зарегистрировано в гражданском суде.

Гильда с усилием овладела собой, пожала плечами и отвернулась.

– Пусть, – прошептала она. – Но это не ваше дело.

– Напротив, – Адаме положил ногу на ногу. – Этим фактом объясняется убийство Фей Карсон.

Гильда искоса посмотрела на неподвижно стоящего О'Брайена.

– Не верь ему, Сион, это все выдумки.

– Думайте, что говорите, лейтенант, – не слишком уверенно проговорил О'Брайен.

– Завтра утром я смогу предоставить вам доказательства своих слов, – заявил Адаме.

О'Брайен подошел к Гильде, взял за руку и взглядом впился в ее глаза.

– Ты замужем за Вердом, дорогая?

– Да. Мне очень жаль, Сион. Я должна была давно сказать тебе. Но я потребую развода. Это был совершенно идиотский поступок, но я за него дорого заплатила. Через два месяца я уже поняла, что это за тип. Мне так стыдно…

Уголки губ О'Брайена дрогнули.

– Не думай больше об этом, малышка. Все мы совершаем ошибки, – он погладил девушку по руке. – Все к лучшему, – и, повернувшись к Адамсу, продолжал другим тоном:

– Вы сунули свой нос, куда не надо. Сейчас вы уведете этого типа и обвините его в убийстве Фей Карсон. И вы же устроите так, чтобы заполнить его досье первоклассными уликами. Если же я обнаружу, что вы поступили иначе, придется вам распрощаться со службой: вас просто вышвырнут из полиции.

Адаме почесал кончик носа.

– Об этом не может быть и речи. Холанд не убивал Фей Карсон.

– Тогда – кто?

Адаме кивнул в сторону Гильды.

– Она!

– Боже мой! – закричал О'Брайен. – Вы мне заплатите за это! Я вас… – но, взглянув на Гильду, осекся. Лицо ее было белым, как только что выпавший снег. Ее глаза следили за чем-то позади О'Брайена, рукой она судорожно сжимала свое горло. О'Брайен резко обернулся.

На пороге комнаты, склонив голову набок, сидела рыжая болонка.

 

* * *

 

Собачонка, словно только и ждала, чтобы ее заметили: она кинулась к кухонной двери и стала царапать ее.

– Уходите! Уходите все! – словно раненное животное взревела вдруг Гильда. Ее прекрасное лицо исказилось и стало просто жутким.

– Гильда! – в недоумении проговорил О'Брайен. – Что с тобой?

Адаме вскочил с кресла, прошел по коридору и отворил кухонную дверь. Болонка проскользнула у него под ногами, бросилась на кухню и стала лизать руку какого-то мужчины, лежащего в луже крови на полу. Между его лопаток торчал нож. Животное перестало лизать его руку, принюхалось, и вдруг жутко завыло.

Адаме выразительно кивнул Кену на дверь, ведущую в гостиную. Тот встал в проеме, он видел, как Гильда, упала в кресло. Лицо ее приобрело зеленоватый оттенок.

– Взгляните, – позвал Адаме О'Брайена. О'Брайен вошел в кухню, ногой перевернул труп и, разглядывая его, спросил:

– Кто это?

Адаме заметил, что бывший гангстер растерялся.

– Рафаил Свитинг, шантажист, – пояснил он, наблюдая за странным поведением болонки, которая со странной настойчивостью пыталась открыть лапой дверцу холодильника. В конце концов она стала на задние лапы и, подвывая, стала царапать его белый бок.

– Но не там же он, в самом деле? – как бы про себя сказал Адаме.

– Что вы там бормочете? – спросил О'Брайен. Вместо ответа, Адаме подошел к холодильнику и распахнул дверцу.

Из глотки О'Брайена вырвался вопль ужаса, когда он увидел скрюченное на полу холодильной камеры тело.

– Дьявольщина! А это еще кто?

– Это ее муж, Морис Верд. А я-то еще думал, куда он подевался?

О'Брайен, с трудом взяв себя в руки, вернулся в гостиную.

– Это не я, Сион, – взмолилась Гильда. – Я его нашла там. Клянусь!

– Не волнуйся так, дорогая, я тебя не оставлю. – Он обернулся к Адамсу, прислонившемуся к кухонной двери.

– Давайте, урегулируем все сразу же…

– Давайте. Я обвиняю мисс Доман в тройном убийстве. Она убила Фей Карсон, Мориса Верда и Рафаила Свитинга, – произнес Адаме. – Но детально разберемся в полиции.

– Разберемся здесь и немедленно, – коротко заявил О'Брайен. – Мисс Доман настаивает на своей невиновности. У вас нет никаких доказательств.

– У меня достаточно доказательств, чтобы обвинить ее в убийстве Фей Карсон.

– Какие же они?

– Вначале я не видел причин для убийства и думал, что это сделал Джонни Доман. У него было не все в порядке с мозгами, и он угрожал Фей. Но он не мог убить, потому что в тот момент, когда Фей и Холанд выходили из “Голубой Розы”, находился неподалеку, а так как он не знал адреса, то не мог оказаться в квартире раньше их. Морис Верд тоже угрожал Карсон. В его номере я обнаружил полный хаос: мебель была перевернута, все разбросано, и мне стало ясно, что там искали какой-то документ. Тогда я затребовал из Лос-Анджелеса все сведения о Морисе и узнал, что тринадцать месяцев тому назад он женился на Гильде Доман. В номере искали брачное свидетельство. – Адаме ходил взад-вперед по гостиной, держа руки в карманах, О'Брайен мрачно наблюдал за ним. – Потом мне сказали, что мисс Доман собирается замуж за мистера О'Брайена. Для нее это блестящая партия. И тогда я спросил себя, а не попытается ли Фей Карсон, которая знала о браке Гильды с Морисом, сообщить об этом счастливому жениху, и тем самым отомстить бывшей подруге: ведь у них были старые счеты. Тогда я стал проверять, что делала мисс Доман в ночь преступления.

Ее видели покидающей “Голубую Розу” за полчаса до того, как оттуда ушли Холанд и Фей Карсон. Девушки жили раньше вместе, и Гильда знала привычку Фей оставлять ключ под ковриком у двери. Поэтому замок не был взломан. Портье сказал мне, что мисс Доман вернулась домой в два часа ночи. Требуется не более двадцати минут, чтобы добраться сюда с Лессингтон-авеню. Вот и делайте выводы. Кроме того, портье сказал, что видел, как к мисс Доман поднимался Морис Верд, но он не видел его выходящим от нее. Очень похоже, что она убила мужа и засунула в холодильник, ожидая возможности избавиться от трупа. Возможно, Верд сказал ей, что Карсон знает об их женитьбе. Мисс Доман входила к нему, чтобы найти брачное свидетельство, нашла его и уничтожила. Потом она пошла в “Голубую Розу”, где и увидела свою будущую жертву в компании Холанда.

Она тут же смекнула, что Фей приведет Холанда к себе, и он послужит неплохим прикрытием.

Итак, мисс Доман опередила Фей и оказалась в квартире раньше ее. Она выключила свет, убила бывшую подругу и спокойно отправилась домой.

О'Брайен встал, вынул из портсигара сигарету и подошел к бару.

– Все это лишь выдумки, – сказал он, закуривая. – Хороший адвокат вдребезги разнесет всю эту вашу гипотезу. К тому же Джонни признался, что это он убил Фей.

– Конечно, – согласился Адаме. – Ведь не на нем же вы собирались жениться. Вы не взяли бы мисс Доман замуж, если бы считали ее виновной. А мисс Доман очень хотела стать вашей женой, потому что любит денежки.

– Ваши обвинения не выдерживают критики, – заявил О'Брайен. – Вам придется передать это дело более умному коллеге.

– Через неделю я представлю необходимые доказательства, и никому не передам этого дела.

О'Брайен положил сигарету в пепельницу и взял пистолет, спрятанный Гильдой в баре.

– Не двигайтесь, или я буду стрелять! – и, взглянув на Кена, который все еще стоял в двери гостиной, добавил:

– Подойдите и встаньте рядом с этим фликом.

Кену пришлось подчиниться.

Адаме не казался огорченным.

– Это ничего не даст, О'Брайен. Ей не удастся выкрутиться с двумя мертвецами: один – в холодильнике, другой – посреди кухни.

– Вы говорите так, потому что не знаете моей организации. Вы, конечно, чертовски хитры, но вам еще многому надо учиться, – и, обращаясь к Гильде, попросил:

– Вызови Вайти, дорогая. Спидвей 56 778. Скажи, чтобы привел с собой четырех человек. Для него есть дело.

Гильда, словно выброшенная пружиной, вскочила с кресла.

– На вашем месте я не стал бы этого делать, – тихо сказал Адаме. – Это ничего не изменит.

– В самом деле?! – сверкнул глазами О'Брайен. – Хотите знать, что мы сделаем? Мы пришьем вас, Холанда и портье. Мои парни унесут тех двоих мертвецов из кухни и сделают так, чтобы они исчезли. Вас же найдут внизу, убитым из револьвера Холанда, а тот будет валяться на лестнице, застреленный вами. Что же касается портье, он будет убит случайно.

– Очень правдоподобно, – похвалил Адаме.

– Безусловно. Фей Карсон же убил Холанд и никто другой, – обнажил в этой усмешке зубы О'Брайен.

Гильда дрожала так, что с трудом удерживала телефонную трубку.

– Я не могу, Сион, – наконец простонала она.

– Оставь, – нетерпеливо сказал О'Брайен. – Я все сделаю сам. Иди в свою комнату, и ни о чем не переживай. Самое страшное – позади.

Гильда, шатаясь, прошла в спальню и закрыла за собой дверь.

О'Брайен вновь взглянул на Адамса.

– Руки вверх, шутник вы этакий.

Из кухни в этот момент вышел Лео. Шерсть на нем была выпачкана кровью и стояла дыбом. Он подошел к О'Брайену сзади, встал на задние лапы и передними уперся гангстеру под коленки. О'Брайен вздрогнул, оглянулся и отшвырнул животное ногой.

Этого хватило, чтобы рука Адамса нырнула под пиджак и вынырнула уже с пистолетом.

Раздались два выстрела, но О'Брайен все же опоздал на долю секунды, и между его глаз появилась кровавая дыра. Он выронил пистолет и зашатался. Адаме выстрелил еще раз, и О'Брайен упал вниз лицом.

– Мерзавец! – облегченно вздохнул Адаме. – Ну и натерпелся же я страху!

Холанд ничего не ответил: он упал в кресло и обхватил голову руками.

– Концерт окончен, – объявил Адаме, распахивая дверь в комнату Гильды. – Собирайтесь, красавица, теперь вам предстоит выкручиваться самой. Сейчас мы поедем в полицию, и там вы расскажете свои басни.

Гильда отшатнулась.

– Эта крошка, – Адаме указал на болонку, – разрушила все его грандиозные проекты. О'Брайен предусмотрел все, кроме собачонки. Идите девочка, не заставляйте меня ждать!

– Не подходите ко мне! – с искаженным ужасом лицом закричала Гильда.

– Возможно, судьям понравятся ваши ножки, и приговор не будет слишком суровым, – усмехнулся Адаме. – Если повезет, вы отделаетесь двадцатью пятью годами.

Гильда резко повернулась и молнией метнулась к окну. Зазвенело стекло, раздался долгий крик, и шестью этажами ниже тело глухо ударилось о тротуар.

Адаме вернулся в гостиную и, не обращая внимания на Кена, который все еще сидел, обхватив голову руками, вызвал управление полиции.

– Пришлите санитарную машину. Патрульную тоже. Мэддокс-Курт, 145. Это срочно.

Потом он подошел к Холанду и как следует тряхнул его за плечи.

– А вы убирайтесь отсюда! Разве вам не хочется вернуться домой?

Кен, не веря, смотрел на детектива.

– Идите, живо! – прикрикнул Адаме. – Вас это больше не касается. Держите рот на замке, и не ходите по девкам. Ну, вперед!

Ничего не понимая, Кен поднялся и пошел к двери.

– Скажите, – неожиданно окликнул его Адаме, – вы не хотели бы усыновить его? – и указал на Лео, который притулился в углу.

Холанд с ужасом посмотрел на животное.

– Нет, – дрожащим голосом ответил он. – Все, о чем я сейчас мечтаю, никогда в своей жизни не видеть больше рыжих болонок, – и на подгибающихся ногах стал спускаться по лестнице.

 

* * *

 

На следующее утро, около восьми часов, Холанд остановил машину недалеко от дома Макса Паркера. Ждать пришлось недолго: дверь открылась, и Паркер нетвердой походкой вышел на тротуар. Кен вылез из машины.

– Я подвезу вас к банку, – сказал он как ни в чем не бывало.

Паркер вздрогнул и во все глаза уставился на сослуживца.

– Впервые вижу такую наглость! – гневно сказал он. – Как вы можете идти в банк, когда вас ищет полиция? Я не поеду с вами.

– Не стоит так нервничать, – улыбнулся Кен. – Я уже сам сходил в полицию. Этой ночью они нашли убийцу, я – вне подозрений.

Челюсть Паркера отвисла.

– Нашли убийцу! Так значит, это не вы?

– Конечно, нет. Как вы могли подумать?

– Ну, ладно. И все же я не хочу иметь с вами дела: вы разбили мою семейную жизнь.

И тогда Холанд задал вопрос, который мучил его в данный момент больше всего.

– Вы говорили вашей жене, что я ходил к Фей?

– Жене? Думайте, что говорите! Неужели я стану докладывать ей, что рекомендовал эту девку своим знакомым.

Кен облегченно вздохнул и похлопал Паркера по плечу.

– И если можно, не говорите об этом и Энн.

– Я не собираюсь ставить вас в дурацкое положение, – обиделся Паркер. – Для нас обоих это был хороший урок.

– А как чувствует себя ваша Мези?

– Она похожа на великомученицу. Она спокойна, словно ей дали наркоз, и очень вежлива со мной. Понадобятся месяцы, чтобы это забылось.

– Купите ей хороший подарок. Меховое манто, например.

– О, как вы распоряжаетесь моими деньгами!

– Отсюда вывод: никогда не признавайтесь жене в своих грехах… Но не стоять же нам здесь целый день! Вы поедете или нет?

Устраиваясь в машине Паркер с любопытством поглядывал на Холанда: ему казалось, что рядом находится совсем новый, незнакомый человек, от которого веет уверенностью, силой и энергией.

– Что же произошло на самом деле? Расскажите мне.

– Я знаю не больше вашего. Я пошел вчера в полицию и признался лейтенанту, что провел часть ночи с Фей. По правде говоря, я думал, он меня задержит. Не тут-то было. Лейтенант сказал, что убийца уже задержан и чтобы я убирался восвояси. Ну, а я не заставил себя уговаривать.

Машина подъехала к банку, и Паркер спросил:

– Вы расскажете что-нибудь Энн? Кен покачал головой.

– Вы вели себя с женой, как мальчишка. Я постараюсь не повторить вашей ошибки.

 

* * *

 

Прошло пять дней, и Холанд в радостном предвкушении прогуливался по платформе. Через несколько минут подойдет поезд, которым возвращается Энн.

Холанд чувствовал себя спокойным и счастливым. Последние четыре вечера он потратил, чтобы подстричь лужайку, прополоть розы и навести порядок в доме. Все поручения, которые дала ему Энн перед отъездом, были выполнены. Кухня была покрашена, стекла вымыты, испорченная петля на калитке исправлена, автомобиль блестел…

Газеты много писали о той страшной ночи. Многие городские деятели были опозорены, отдельные полицейские чины полетели со своих мест, и среди них – капитан Джон Монтелли. Линдсей Барт должен был на ближайших муниципальных выборах занять руководящий пост в правительстве. Пресса сообщала также, что лейтенанту полиции Адамсу светят капитанские погоны.

Поезд медленно подползал к перрону, и Холанд увидел светловолосую головку Энн, которая высунулась из окна. Она махала рукой, и через несколько секунд уже замерла в объятиях мужа.

– О! Кен!

– Дорогая! Как мне не хватало тебя!

– Все было хорошо? – спросила Энн, слегка отстраняясь: муж удивился ей вдруг затвердевшей линией подбородка и губ и легкой худобой, которая делала его еще привлекательней.

– Я в хорошей форме! – улыбнулся Кен.

– Да, ты изменился… Ты не скучал, по крайней мере? Ты.., ты выходил.., по вечерам?

– Не было время, дорогая. Я должен был выкрасить кухню и работал в саду.

– Странно. Ты уверен, что не наделал глупостей?

– До чего же ты подозрительна!

По дороге домой Энн рассказала о своем путешествии в Лондон и, сидя рядом с женой в зеленом “линкольне”, Кен чувствовал себя самым счастливым человеком на земле.

Они подъехали к дому.

– Посмотри на сад, – сказал Холанд. – Разве я не заслужил похвалы? А калитка? Видишь, как она легко открывается?

– Дорогой, кажется, мне надо снова уехать, – улыбнулась Энн, которая любовалась посыпанной гравием дорожкой и клумбой с розами.

– Это восхитительно! – захлопала она в ладоши, переводя взгляд на дом. – Ты даже вымыл окна!

– К вашим услугам, миссис, – отозвался Холанд, вынимая из багажника серый чемодан.

– О, Кен! – воскликнула вдруг жена. – Какой сюрприз! Он очарователен!

Кен проследил за ее взглядом.

На пороге дома с блестящими, устремленными на Холанда глазами, сидела рыжая болонка!

 

 






Date: 2015-12-12; view: 104; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.049 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию