Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 2. В течение трех лет Сион О'Брайен был тайный советником полиции





 

В течение трех лет Сион О'Брайен был тайный советником полиции. Он появился на политической сцене в тот момент, когда одна из партий находилась в полном упадке и была близка к развалу, но благодаря его огромным средствам, удалось укрепить ее пошатнувшийся авторитет и удержать у власти. Во главе этой партии стоял Эд Фабиан, жизнерадостный толстяк-полицейский, лишенный каких бы то ни было принципов. Когда О'Брайен предложил ему свои миллионы, Фабиан принял деньги, не поинтересовавшись их происхождением. Он не думал и о том, что эти миллионы придется возвращать. Желание О'Брайена оставаться в тени слегка смутило Фабиана, но деньги были ему необходимы, чтобы поставить партию на ноги, и он понимал, что чрезмерное любопытство может лишь повредить делу.

Старея, Фабиан становился совершенно бесполезным и сейчас был лишь статистом в своей партии, хотя и занимал высокий пост. А так как деньги поступали в кассу исправно, он безропотно подчинялся тому, кто их платил. Если бы он знал, что О'Брайен сколотил огромное состояние на интернациональном наркотическом бизнесе, его, вероятно, хватил бы удар.

Бывший гангстер О'Брайен теперь не ссорился с законом и, благодаря потрясающей изворотливости, умел оставаться в тени. Ему удалось благополучно улизнуть из Франции вместе с капиталом в то время, как многие его сообщники попали на каторгу. Он приехал в Калифорнию, во Флинт-сити, чтобы отойти от дел и пристроить денежки в какое-нибудь выгодное предприятие. Но вскоре бездеятельная жизнь ему надоела, и пришло решение заняться политикой. Познакомившись с городскими партиями, он понял, что та, которую возглавляет Фабиан стоит на ногах слабей остальных. Несмотря на то, что, торгуя наркотиками О'Брайен вел себя максимально осторожно, он все же до конца не был уверен в безопасности. Ему было известно, что один из его сообщников, получив во Франции двадцать лет тюрьмы, выдал полиции его приметы, надеясь таким образом облегчить свою участь. Так что отношение к полиции у О'Брайена было особым.



Он избегал всяческой огласки и следил, чтобы ни одна его фотография не попала на страницы газет, а также на глаза инспектора полиции Франции, который занимался его поисками. О'Брайену совсем не улыбалось получить двадцать лет принудительных работ. Вот уже три года он жил почти спокойно, и это очень устраивало бывшего воротилу наркобизнеса. Он вел тихую и уединенную жизнь, забавляясь тем, что контролировал жизнь процветающего города, и не давал повода избирателям догадаться о том, кто он есть на самом деле.

У О'Брайена была теперь роскошная вилла, окруженная громадным садом, который спускался до самой реки. Высокие стены окружали его резиденцию, защищая от нескромных взглядов.

Говард ехал на встречу с О'Брайеном. Он миновал аллею, по краям которой красовались великолепные цветочные клумбы. В саду, казалось, работал целый батальон китайцев – садовников, но Говард не обращал на них внимания. Этим утром голова шефа полиции была забита достаточно серьезными проблемами. Подозревая не совсем честное происхождение миллионов О'Брайена, он старался не попадаться в его обществе на глаза остальным членам партии. Но сегодня утром он должен был сообщить О'Брайену нечто, о чем не следовало говорить по телефону, рискуя быть подслушанным.

Говард поставил машину перед залитым солнцем входом в виллу и позвонил.

Бывший борец Селиван, служивший кем-то вроде вышибалы, открыл дверь и удивленно посмотрел на шефа полиции.

– Мистер О'Брайен дома? – спросил Говард.

– Да, – неуверенно ответил Селиван, но все же пропустил гостя в дом. – Он немного занят.

Где-то в недрах дома раздавалось женское пение, и Говард подумал сперва, что это радио, но тут же понял, что это живой голос. Говард мало понимал в музыке, но легкое сопрано, звучавшее в доме, было необыкновенно красивым и в какой-то момент шеф полиции заслушался.

– Скажите хозяину, – велел он, – что я пришел по очень важному делу.

– Нет уж, скажите ему это сами, – возразил Селиван. – Я не самоубийца, чтобы прерывать кудахтанье этой курочки.

Он жестом указал на коридор, ведущий в салон. Говард быстро прошел по коридору и остановился перед распахнутыми дверями салона.

О'Брайен раскинулся в кресле, полузакрыв глаза, а у рояля, возле открытой балконной двери, сидела стройная, красивая девушка. Шеф полиции окинул ее мгновенным профессиональным взглядом и отметил, что это блондинка с зелеными глазами, тонким лицом, высокими скулами, чувственным ртом, одетая в кашемировый свитер и клетчатые синие брюки.

Девушка пела арию, которую Говард когда-то слышал, но откуда она, вспомнить не мог. Говард стоял неподвижно и, не отрываясь, смотрел на девушку. До сих пор он считал самой красивой женщиной в городе свою жену, но эта незнакомка оставила Глорию далеко позади.

В конце пассажа девушка увидела неожиданного гостя, вздрогнула, взяла фальшивую ноту и сняла руки с клавиш.

О'Брайен нахмурился и открыл глаза.

– Что с тобой? – спросил он и, проследив направление ее взгляда, заметил Говарда.



– Простите, что беспокою вас, – сказал тот, входя в салон, – но мне нужно сказать вам пару слов.

О'Брайен встал, кажется, ничуть не удивившись, хотя появление шефа полиции не могло не смутить его.

– Вы не должны были входить до окончания арии, – шутливо сказал он, подходя к Говарду и пожимая ему руку. – Музыка никогда не была вашим хобби, не так ли? Тем хуже. Мистер Говард, позвольте представить вам мою невесту мисс Доман.

Девушка встала и слегка улыбнулась, но во взгляде ее мелькнуло неудовольствие. Говарду показалось, что она опасается его.

– Ваша невеста? – удивленно сказал он. – Я этого не знал! Примите мои поздравления. А я-то думал, что вы на всю жизнь решили остаться холостяком.

– Просто я не спешил, – сказал О'Брайен, обнимая девушку за талию. – Но мисс Доман стоит того, чтобы ждать встречи с ней и дольше. Гильда, мистер Говард – очень влиятельный человек, и я хочу, чтобы вы стали друзьями.

– Ты хорошо знаешь, Сион, что твои друзья – это и мои друзья тоже.

– Отлично сказано! – рассмеялся О'Брайен. – Тогда почему у тебя такой нелюдимый вид? – и, не дожидаясь ответа, он повернулся к Говарду.

– Что вы будете пить?

– Но я… – Говард посмотрел на Гильду, а потом на О'Брайена, – я пришел по небольшому делу.

– Ты слышишь, дорогая? Дело!

– В таком случае, я оставлю вас, – сказала девушка, освобождаясь от руки О'Брайена. – Ты ведь недолго, Сион?

Она улыбнулась Говарду и вышла из салона.

Говард проводил ее восхищенным взглядом, пораженный формами, которые подчеркивали брюки и свитер.

– Она бесподобна, да? – спросил О'Брайен, который знал слабость Говарда к молодым красоткам. – А какой голос! – Он подошел к бару и налил два стакана виски. – Подумать только, когда я ее встретил, она пела в одном ночном кабаре. Но я уговорил ее серьезно заняться пением, и теперь она поет Моцарта. Ее слушал сам Франчелли и был в восторге. Он сказал, что из нее может получиться оперная дива.

Говард взял предложенный стакан и сел, поглядывая на О'Брайена.

– Он в хорошей форме, – подумал шеф полиции с завистью. – Сколько ему лет? Не меньше сорока. И подумать только, этот негодяй отхватил такую классную девушку, а кроме того располагает не меньше, чем десятью миллионами!

О'Брайен выглядел действительно совсем неплохо. Густые черные брови и тонкие усы придавали ему сходство с Мефистофелем.

– Так что же у вас за дело? – спросил О'Браейн, усаживаясь на спинку кресла и покачивая ногой, обутой в дорогой ботинок.

– Вам уже говорили о доме 25 по Лессингтон-авеню?

О'Брайен поднял правую бровь.

– В связи с чем?

– Я выяснил, что этот дом принадлежит вам.

– И что же?

– Вчера вечером там была убита проститутка. Еще четыре квартиры в этом доме тоже заняты продажными женщинами.

О'Брайен сделал глоток, поставил стакан и закурил сигарету. Лицо его было совершенно бесстрастным, но Говард знал его достаточно хорошо для того, чтобы понять – мозг О'Брайена совершает лихорадочную работу.

– Пусть вас это не тревожит, – проговорил, наконец, О'Брайен. – Я все улажу. Кто эта девица?

– Ее звали Фей Карсон.

– У полиции на нее что-нибудь есть? Говард покачал головой.

– Пресса в курсе?

– Будет в курсе через час или два. Я решил поговорить с вами заранее, чтобы у вас не было неожиданностей.

– Кто вам сказал, что здание принадлежит мне?

– Монтелли.

– Он слишком много болтает.

Говард сделал большой глоток, он нуждался в подкреплении. Только что О'Брайен, набитый своими подозрительными миллионами, словно мешок, признался, что ему принадлежит дом свиданий.

– Вы знали, чем зарабатывают эти женщины?

– Естественно, – О'Брайен нахмурился. – Нужно же им где-то жить? Кроме того, их не смущает цена за квартиру.

Он встал, подошел к телефону, набрал номер и через несколько секунд сказал:

– Такс, это ты? Для тебя есть срочная работа. Отправляйся на Лессингтон-авеню и выбрось на улицу всех кур, которых найдешь в нашем курятнике. Там их должно быть четверо. Всех за дверь! Когда помещение освободится, посели на их место каких-нибудь приличных людей, желательно, старых дев. Ты понял? – Он положил трубку и вернулся на место.

– Ну вот, все устроено. Когда приедут газетчики, они найдут в доме таких жильцов, что им придется снять шляпы и тщательно вытереть ноги о коврик.

Говард тревожно посмотрел на О'Брайена. Все это было подозрительно просто – настоящие гангстерские приемы.

– Мне и в голову не пришло сделать что-нибудь подобное, – сказал он. О'Браейн усмехнулся.

– В вашем распоряжении тоже есть псы, которым вы даете кость или бьете плеткой. Моя главная задача в том, чтобы держаться подальше от неприятностей.

О'Брайен закурил, предложил сигарету Говарду и продолжал:

– Теперь расскажите мне обо всем подробней. Вы нашли убийцу?

– Пока нет. Он не оставил следов. Девушка, похоже, знала его, потому что убийца ударил ее спереди, но никто ничего не слышал. Она не звала на помощь.

– Кто ведет следствие?

– Донован. Но я сказал Адамсу, чтобы он тоже не сидел, сложа руки.

– У вас есть приметы?

– Очень неопределенные: человек лет тридцати, красивый, в светло-сером костюме.

– С этим далеко не уйдешь, – пробормотал О'Брайен, снова наполняя стаканы.

– Это лучше чем ничего, – сказал Говард, принимая стакан. – Такие истории всегда трудно распутывать.

– Барт схватится за эту историю, чтобы сделать нам неприятность. Вы говорили с Фабианом?

– Нет еще. Но вряд ли он сможет что-то сделать. Если я выйду на убийцу, все встанет на свои места. Меня беспокоит только слава этого дома.

– Спасибо, что объяснили, – язвительно проговорил О'Брайен, – а то я ужасно непонятливый. – Он встал. – Не подумайте, что я хочу выставить вас за дверь, но сегодня утром у меня чертовски много работы. Держите меня в курсе дела. Я хочу иметь копии всех рапортов, которые появятся по этому делу. Желательно в отпечатанном виде.

Говард заколебался.

– Видите ли.., рапорты не должны попадать за стены управления. Это противоречит правилам. Лучше я стану держать вас в курсе дела.

– Мне нужны копии рапортов, – значительно проговорил О'Брайен и улыбнулся недоброй улыбкой.

– Хорошо, – становясь сговорчивым, согласился Говард, – я устрою это.

– Спасибо. Я знал, что на вас можно положиться. Предупредите Фабиана, что Барт собирается пойти в наступление. Но не нужно слишком затыкать рот прессе: пусть они поговорят о девушке. Скажите им, что она была танцовщицей в ночном баре.

– Ясно.

О'Брайен проводил Говарда до двери.

– Вы считаете, Донован справится с этим делом?

– Этим занимается еще Адаме.

– Да… Адаме… Это умный агент. Ладно, спасибо, что заехали. Буду ждать репортеров.

О'Брайен, стоя на пороге, смотрел, как Говард идет к машине, потом он медленно закрыл дверь и некоторое время стоял, задумавшись.

Гильда, наблюдавшая за ним через полуоткрытую дверь библиотеки, передернула плечами, заметив злобную усмешку, искривившую губы ее будущего мужа.

 

* * *

 

Детектив Лео Дункан сунул в зубы сигару, чиркнул спичкой и, затянувшись, посмотрел на сержанта Донована, который сидел по другую сторону стола и медленно жевал сэндвич с ветчиной. Лицо его было омрачено думами.

Дункан, который уже не надеялся повысить звание, снова обрел надежду, после того, как стал работать с Донованом по делу об убийстве. Он не считал, будто бы сержант хватает звезды с неба, но хорошо запутанное преступление всегда дает шанс для продвижения тому, кто умеет работать мозгами.

– Этот старый хек клянется всеми святыми, что у него был блокнот, где он отмечал номера машин на стоянке. Но этот блокнот исчез.

Донован придвинул чашку кофе и тоже взял сигарету.

– Не сам же он спер этот дурацкий блокнот, – сказал Дункан, – там наверняка кто-то был. – Может быть его стибрил тип в сером костюме. Он зашел поговорить со стариком, определенно зная, что у того есть книга для записей. Скорей всего, это он.

Донован покачал головой.

– Этот тип в сером костюме кажется мне нашим клиентом, иначе зачем он дал сторожу фальшивый номер. Мы не потеряли времени даром, Дункан. У нас уже есть основания задержать его. А сейчас мы должны проверить круг знакомств этой Фей Карсон. Наверняка у нее были более или менее постоянные клиенты. Кроме того, нужно вернуться в банк и поговорить с тем типом, который наврал мне насчет телефонной кабины.

– Банк уже закрыт…

– Возможно, ночной сторож знает адрес…..Ночной сторож не знал ни адреса, ни самого Паркера.

– Когда я заступаю на смену, – объяснил он, – здесь уже пусто. Приходите утром, и вы получите адрес.

– Тогда мне нужен адрес директора, – резко сказал Донован. – Это очень срочно.

– У меня нет никаких адресов, – ответил сторож. – За всеми справками нужно обращаться к мистеру Холанду, главному кассиру.

– Идет, нетерпеливо сказал Донован. – Давайте мне его адрес да поскорей, я спешу.

Ночной сторож нацарапал на бумажке адрес, и детективы вернулись к машине. Они без труда нашли нужную улицу и через несколько минут были уже перед ухоженным розовым садиком.

– Чудесные розы, – похвалил Донован, который в свободное время с удовольствием возился у себя в саду. – А вот лужайку давно следовало бы подстричь. Кстати, мне тоже надо заняться своей лужайкой.

– Займитесь лучше свой основной работой, – буркнул Дункан.

Донован подошел к двери и с силой нажал на кнопку звонка. Они подождали немного и, когда Донован уже собирался повторить звонок, дверь отворилась, и на пороге показался служащий, которого Донован уже видел в банке и который, это было ясно, умирал от страха. Это удивило детектива. Выдвинув вперед тяжелую челюсть, он нахмурил брови и грозно спросил:

– Вы – Холанд?

Кен молча кивнул.

Заинтригованный Донован рассматривал Холанда. “Можно подумать, он ограбил кассу своего банка, – подумал детектив. – Чего это он так сдрейфил?"

– Мне нужно поговорить с Паркером, – заявил Донован, – где он живет?

Кен открывал и закрывал рот, но не мог произнести ни слова. Глаза его были прикованы к полицейскому, который вынужден был повторить вопрос.

Кен сглотнул слюну и, едва ворочая языком, произнес:

– Маршалл-авеню, 25. Это – следующая улица. Донован достал свою записную книжку и сделал там заметку.

– Он говорил вам что-нибудь, когда ходил звонить жене?

– Нет.., ничего.

– Но вы видели, как он пользовался телефоном?

– Да, видел.

– В котором часу это было?

– Не знаю… Не обратил внимания. Донован с отвращением посмотрел на собеседника, потом повернулся к Дункану:

– Идемте, мы только зря теряем время.

Они большими шагами пошли по аллее, распахнули калитку и направились к машине.

Дункан, который шел последним, прежде чем сесть в машину, резко обернулся.

Холанд стоял на пороге дома и, совершенно бледный, смотрел им вслед. Встретившись глазами с детективом, он вошел в дом и резко захлопнул дверь.

 






Date: 2015-12-12; view: 62; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию