Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава вторая. Клер скрылась в небольшом переулке в начале улицы





 

Клер скрылась в небольшом переулке в начале улицы. Ее трясло от возбуждения. Этой ночью ей практически не удалось поспать. Клер была уверена, что эта подлюка Керри о чем‑то догадывается. Клер всю ночь ворочалась, а они с Керри еще и спали в одной кровати.

Мне повезло, думала она, что Керри спит как бревно. Хотя она была сегодня утром на волосок от провала. Но теперь она свободна, надо только подождать, пока Керри и эти надоедливые детишки пройдут мимо.

Ее сердце заколотилось чаще, когда Керри с детьми продефилировали мимо нее. Клер еле сдержала смешок. Надо же, если бы Керри была в белом, а детки в желтом, получилась бы точь‑в‑точь матушка гусыня с утятами.

Еще несколько томительных минут. Пора, надо только подождать – вдруг кто‑то что‑нибудь оставил дома и вернется. От возбуждения у нее забегали мурашки по спине.

Впереди была свобода, и ее вкус пьянил.

Вдруг – Клер с трудом сдержала крик – она почувствовала, как что‑то ползет по тыльной стороне ладони. Толстый коричневый паук хотел заползти ей в рукав. Пауков Клер ненавидела больше всего, особенно вот таких, толстых и коричневых, которые норовят заползти под одежду и добраться до ее тела. Однажды, когда ей было семь, паук забрался к ней в спортивные штаны. После этого Клер несколько месяцев преследовали кошмары.

– Боже! – воскликнула она и, все еще трясясь, начала сильно махать рукой, чтобы скинуть паука. В порыве отвращения она хотела станцевать на нем, но у мистера паука были другие планы, и он быстро удрал. Ее лицо исказила гримаса.

Клер вышла на улицу и обнаружила неподалеку жирного Джейсона Смита, который выгуливал свою Джесс, черно‑белую колли. Клер любила собак, особенно Джесс – так и хотелось ее погладить. А вот ее хозяина на дух не переносила. Джейсон всегда пялился на нее, даже когда она была маленькой. Ему бы больше пристало разгуливать со змеей вокруг толстой потной шеи, чем с симпатичным колли.

Клер замерла, когда Джесс остановился и начал принюхиваться. Если собака поймет, что она здесь, тогда и этот Король Уродцев догадается. Клер резко отскочила в сторону и укрылась за забором. Там она вытащила сотовый из кармана, чтобы посмотреть, который час. Это был подарок Брэда, о телефоне никто не знал. Клер поцеловала его и положила обратно в карман. До приезда сандерлендского автобуса оставалось еще несколько минут.



Решив, что у нее еще достаточно времени, чтобы подкраситься, Клер достала из другого кармана косметичку, также подарок Брэда, о котором никто не знал. Она намазала губы ярко‑красной помадой, а щеки румянами, чуть более светлыми, чем помада. Довольная собой, она убрала косметичку в карман, скрестила пальцы на счастье и пошла к дороге.

В восторге от того, что ее план побега идет как по маслу, Клер забылась и начала мурлыкать себе под нос новую песню Робби Вильямса. Через секунду у нее едва не случился инфаркт, когда она чуть не столкнулась с Робби Лэмсдоном, своим братом.

Клер отпрянула в сторону, сердце бешено колотилось. Но Робби, казалось, не замечал ничего вокруг. Он хмуро уставился в землю и, очевидно все еще злой из‑за чего‑то, быстро прошагал мимо сестры.

Черт. Встреча с Робби ей ни к чему.

Интересно, куда это он собирается? Если я пропущу автобус, Брэд будет злиться целый день.

Клер пригнулась и стала осторожно пробираться к улице, напоминая паука, которого только что хотела расплющить. Так, отлично, Робби направляется к Тюлип‑Крещент. Должно быть, ему надо в Хоктон. Если повернет в конце улицы направо, значит, собирается срезать путь через дворы.

Робби повернул направо. Клер рассекла кулаком воздух. Ура! Перебежав через улицу к автобусной остановке, она мило улыбнулась старому мистеру Скиллинсу и Долли Смит, матери Джейсона. От пяток до макушки ее стокилограммовая туша была в темно‑коричневом. Долли посмотрела на Клер сверху вниз сквозь свои очки в толстой коричневой оправе, повернулась к щеголеватому мистеру Скиллинсу и продолжила разговор.

Клер хотелось послушать сплетни о том, что случилось прошлой ночью около паба «Голубой лев». Мистер Скиллинс, улыбнувшись Клер, напомнил Долли, что поножовщина около паба случалась регулярно, да и внутри него часто происходили стычки. Долли, которой не слишком нравилось, что ее сын работает в пабе с самой плохой репутацией в Хоктоне, недовольно засопела, глядя на собеседника.

Наконец подошел автобус, и Клер вздохнула с облегчением. Вряд ли эта парочка обратила на нее внимание, они слишком заняты «Голубым львом». Но, войдя в автобус, они не задержались на теме паба. Вполне возможно, ее путешествие может стать новой темой их разговора.

Автобус доехал до Ньюботтл минут за десять. Выходя из автобуса, Долли и мистер Скиллинс не умолкали ни на минуту. Вооруженные сплетнями и готовые к продолжению разговора, они встали в очередь на пересадку. Если население Ньюботтла чего‑то еще не знало сегодня утром, ему недолго осталось пребывать в неведении.



Каждая долгая минута путешествия Клер в Сандерленд была наполнена мыслями о Брэде. Они встретились чуть больше месяца назад в кегельбане «Вашингтон», где Клер была вместе со своей подругой Кэти Джекс. Клер подрабатывала, выполняя многочисленные поручения соседей, и ей удавалось скопить денег, чтобы раз в месяц посещать кегельбан. Но однажды Брэд, когда они болтали с ним после кегельбана, сказал на прощание, что хочет встретиться с ними снова следующим вечером. От волнения ее сердце чуть не выскочило из груди.

– И что мы будем делать, Кэти? – переживала Клер по дороге домой. Подруга только пожимала плечами. Хоть ее мама и папа работали, деньгами они дочку не баловали.

Вдруг на Кэти снизошло озарение.

– Мы можем постоять снаружи. Приехать пораньше и притвориться, что нам на этот раз не особенно хочется играть в боулинг, внутри слишком жарко.

Поразмыслив, Клер решила, что, кроме ограбления банка, это единственный выход.

Следующим вечером они были напряжены до предела, но старались не показывать виду. Кэти и Клер приехали в клуб очень рано и видели, как подъехал Брэд. Они раскрыли рты от удивления, когда молодой человек вылез из красной спортивной машины и направился к ним. Кэти и Клер легонько тыкали друг друга локтями и с трудом сдерживались, чтобы не хихикать.

Вскоре стало ясно, что улыбка Брэда предназначалась только Клер. Они игнорировали Кэти в течение часа, и та решила отправиться домой, не позволив себя провожать. По правде говоря, Клер плохо поступила с подругой, но она ничего не могла с собой поделать. Когда Брэд улыбался ей, все ее тело начинало дрожать, а улыбался он достаточно часто.

Когда Кэти ушла, Брэд пригласил Клер покататься на машине. Они поехали вдоль побережья, потом посидели на скалистом пляже, посмотрели на прилив, а затем вернулись назад в Сиберн. Эта ночь была лучшей в жизни Клер. И когда Брэд поцеловал ее, она поняла, что влюбилась и будет любить его вечно.

Назавтра в школе Клер не в силах была ни с кем общаться, как, впрочем, и весь следующий день тоже.

Однако после той первой ночи продолжения не было. Тогда они лишь поцеловались, и все. Каждый раз, когда Клер видела Брэда, его белокурые локоны и широкие плечи, ее ноги – словно у них был собственный мозг – подкашивались и молили ее лечь и отдаться ему.

Ее и Кэти на прошлой неделе оставили после уроков за то, что они хихикали во время урока. Все девчонки с нетерпением ждали своего великого дня, и Кэти и Клер поклялись друг другу, что та, которая первой потеряет девственность, расскажет подруге все подробности.

Клер казалось, что сегодня именно этот великий день. Возможно, всё случится, когда закончится фотосессия, которую Брэд организовал для нее. Вот почему Клер так накрасилась сегодня. Пара его друзей видели их вместе и спросили его, почему такая милашка, как она, еще не работает моделью, чтобы зарабатывать на жизнь. Когда Брэд сказал Клер об этом, она была вне себя от счастья и замучила его до смерти, чтобы он организовал ей фотосессию, как он это называл. Конечно, Клер пообещала Кэти сделать все возможное, чтобы притащить и ее, потому что Кэти тоже была очень даже ничего, если не считать длинноватого носа. И тогда они обе будут богатыми и наконец уедут из Сихиллса.

Автобус подъехал к остановке Парк‑Лейн. Выгнув шею, Клер увидела, что Брэд стоит на другой стороне улицы. Она вся задрожала от одного только взгляда на него. Клер выскочила из автобуса и перебежала через дорогу, не обращая внимания на движение.

Брэд улыбался своей очаровательной улыбкой, и сердце Клер выпрыгивало из груди. Затем его улыбка медленно угасла, словно кто‑то дотронулся до реостата на выключателе.

– Что за пакость у тебя на лице? – спросил он не своим голосом.

Клер прижала пальцы к губам, и ее сердце, которое так счастливо билось пару минут назад, ушло в пятки. Он никогда не говорил с ней так до этого. Да, иногда он вел себя, как будто он был далеко, и иногда покрикивал на нее, чтобы она прижалась к нему, но никогда не говорил с ней так. Сбитая с толку, она пыталась понять, что сделала не так.

– Я думала, тебе это понравится. Во всех журналах пишут, что у моделей должен быть хороший макияж под светом ламп. Я думала, ты дал мне косметичку как раз для этого.

– Да все эти журналы – куча мусора. Они никогда не печатают то, что на самом деле нравится мужчинам. Я люблю, когда мои женщины выглядят естественно. Вот. – Он сунул Клер в руку бумажный платок. – Плюнь на него и сотри эту чертову мазню с лица.

Лицо Клер стало таким же красным, как ее помада. Она наспех сделала то, что велел Брэд.

– Уже лучше, – кивнул он, когда она закончила. – Пошли, – поторапливал он ее, – мы и так уже заставляем людей ждать.

Он улыбнулся, и Клер улыбнулась в ответ. Она вновь была счастлива, взяла его под руку и осмотрелась.

– Где машина?

– Ее пришлось отдать в автомастерскую. Да ладно, здесь недалеко. – Брэд улыбнулся, обнажив в хищном оскале белые зубы, а Клер, как беззащитный барашек, робко улыбнулась в ответ.

Уйдя с Парк‑Лейн, они направились в центр, мимо музея, от которого надо было идти еще десять минут до Хендонского дока. Они привлекали к себе внимание, и по какой‑то причине это сильно раздражало Брэда.

– Ты что, не могла переодеть школьную форму? – раздраженно сказал он. – Я выгляжу как педофил.

– Но ты же сказал, что не можешь дождаться, когда увидишь меня в форме!

– Я имел в виду, что ты должна принести ее мне, а не дефилировать в ней по городу. Посмотри, как все эти уроды пялятся на нас.

Клер пожала плечами, несколько расстроенная его поведением. Да, сегодня Брэд явно вел себя странно. И он никогда до этого не ругал ее.

– Ну и что? – сказала Клер, покачивая бедрами и притворяясь, что ей все равно. – Пусть смотрят.

– «Ну и что»!.. Это все, что ты можешь сказать? Тупая корова. Ты выглядишь как малолетка в этой одежде и хочешь, чтобы меня посадили. Ладно, – взяв Клер за локоть, Брэд начал тянуть ее за собой, – нам надо идти. Эти люди не будут ждать вечно.

– Но я думала, у них есть студия. Ты ведь так говорил? – сказала Клер, пытаясь поспеть за ним.

– Она у них есть, тупица. Но сегодня такой чудный день, и они решили, что будет неплохо сделать несколько снимков на лодке.

– Замечательно! – Клер прижалась к руке Брэда и представила себя на обложке журнала «Хэллоу». Она уже видела, как Керри держала журнал в руках и ее лицо все зеленело, зеленело, зеленело.

Дойдя до доков в сопровождении эскадрильи пикирующих на воду чаек, Брэд повел Клер к маленькой рыбацкой лодке, которая покачивалась на волнах примерно в двухстах ярдах от других лодок. Казалось, что в доке все вымерло.

Клер трясло от возбуждения. Сколько ей заплатят? Керри умрет от зависти, когда она войдет в дом и бросит на стол приличную сумму денег.

Они почти дошли до маленькой рыбацкой лодки, когда Клер увидела около нее двух здоровенных мужиков. Сама лодка по мере приближения все больше и больше напоминала обломок судна после кораблекрушения. На мужиках были темно‑синие шерстяные шапки, темные джинсы и толстые военно‑морские куртки. Клер показалось, что эти типы больше похожи на рыбаков, чем на фотографов. Тот, который поменьше, крутил в пальцах кусок толстой веревки.

– Черт тебя подери, где ты так долго шатался? – спросил тот, что с веревкой, когда они подошли к лодке.

Клер почувствовала, как рука Брэда сильно сжала ее запястье. На секунду ей стало как‑то не по себе.

Брэд сразу же почувствовал, как напряглись ее мышцы, но он знал, как обращаться с женщинами. Он улыбнулся Клер и слегка ослабил хватку. И все страхи Клер сразу же улетучились. Рядом с ней был ее мужчина. Разве он не клялся, что будет любить ее вечно и что они будут жить вместе до конца своих дней?

– Все в порядке Клер, просто давай в лодку, и все будет отлично.

Клер осмотрелась:

– Но где камеры? Ты же обещал, что будут камеры.

Человек с веревкой перебил ее громким хохотом:

– Камеры, надо же! Бог ты мой!

Что‑то в этом было не так. У нее стало покалывать в пояснице, когда мужик залез в лодку и протянул ей руку.

– Давай, милашка, забирайся, – давясь от смеха, сказал он. – Давай двигайся, камеры внутри. Честно.

Клер была далеко не дурой, и она чувствовала, когда ей врали. Она попятилась назад, но сразу же почувствовала руку Брэда на спине. Она замерла и ощутила его дыхание на шее, когда он прошептал:

– Ты бы лучше делала, как тебе велят. Мне бы очень не хотелось, чтобы с тобой произошло что‑то неприятное. – Он толкнул ее к лодке, наклонился вперед и схватил ее за руку.

– Нет… Нет! – завопила Клер, пятясь назад. – Брэд! – Она развернулась так быстро, что подвернула лодыжку и, падая на бетон, сильно ободрала колени. Боль в коленях была сильнее боли в лодыжке. Клер посмотрела вниз и увидела, как по ее ногам течет кровь. Крича, она вскочила быстрее, чем они могли ожидать. Испугавшись и внезапно осознав, что ей всего лишь тринадцать, а не шестнадцать (как она притворялась), Клер предприняла отчаянную попытку к бегству.

Но тот, с веревкой, со зловещим смехом опередил ее. Прыгнув на причал, он схватил Клер за талию, поднял в воздух и швырнул в лодку. Испуганная до смерти, рыдая, но твердо решив не сдаваться, Клер потянулась наверх и уцепилась за край лодки, чтобы подняться. Когда она посмотрела через борт, трое мужчин стояли вместе. Брэд протянул руку, и высокий быстро отсчитывал ему пятидесятифунтовые купюры.

– Брэд! Брэд! – кричала она. Но Брэд просто посмотрел на нее, улыбнулся, убрал деньги в карман и ушел прочь.

– Н‑Е‑Е‑Е‑Е‑Е‑Е‑Т! – заорала Клер в ужасе, когда мужчины забрались на лодку. Но прежде чем она успела закричать вновь, ее резко и грубо подняли на ноги и затолкали в маленькую каюту.

Клер замерла, потрясенная. Боль в коленях отошла на второй план.

Еще две девочки уже были в каюте.

Обе были обнаженные.

У обеих руки и ноги были связаны такой же веревкой, какая была у мужчины, который бросил ее в лодку.

Они смотрели на нее с неподдельным ужасом в глазах.

 

Джейд смотрела на новую девочку, которую втолкнули в каюту. Она видела свой собственный страх, отраженный в глазах новенькой. Джейд была на лодке со вчерашнего дня. Ее обманным путем затянул в «модельный бизнес» новый бой‑френд. Почти бой‑френд.

Джейд, черная как уголь шестнадцатилетняя красавица с роскошными волосами, мечтала стать моделью, но родители советовали ей набраться терпения и верить, что все, чего она желает, рано или поздно придет к ней. Родители были приемными, они не чаяли в ней души с тех пор, как она трехмесячным младенцем вошла в их бездетную жизнь. Все это так, но как в шестнадцать лет быть терпеливой? Джейд вцепилась в первый представившийся ей шанс, как идиотка. Только вот этот шанс превратился в ночной кошмар. Хуже всего, что она не знала, чем это все кончится. По обрывкам разговоров этих уродов Джейд заключила, что все это не предвещало ничего хорошего. Ни для одной из девушек.

Как же она жалела, что не послушалась своих родителей!

Хохотун, как Джейд его называла, вошел в каюту следом за новенькой. Она уже знала, что произойдет дальше, и невольно съежилась, подтянув колени к животу.

Клер не знала, что Хохотун подошел к ней сзади, пока он не схватил ее за плечо и не развернул к себе лицом. Она попыталась отойти назад, но идти было некуда. Внезапно он отвел правую руку назад и сильно ударил ее по лицу. Пока Клер не опомнилась от удара, обеими руками грубо сорвал с нее юбку. Пуговица отскочила, а молния просто разорвалась. Юбка упала к ее лодыжкам. Мясистая рука тут же сорвала ее белые трусики.

– Да, – рассмеялся подонок. – Натуральная блондинка, чудно. – Он завел назад обе руки и теперь мял ей ягодицы.

Клер вскрикнула, и он вновь ударил ее:

– Заткнись, ты, стерва!

После второго удара она внезапно осознала, в какой оказалась опасности.

Она должна выбраться отсюда.

Выбраться и позвать на помощь, чтобы спасти этих девочек.

Вот я ему сейчас.

Когда Хохотун вновь двинулся к ней и наклонился, чтобы снять с нее куртку, рубашку и лифчик, Клер ринулась вперед и ударила его головой в подбородк.

Теперь уже Хохотун вскрикнул от боли, и спустя секунду Клер пожалела о том, что сделала. Он обрушил на девочку серию ударов по груди и плечам, буквально пригвоздив ее к полу. Это продолжалось всего несколько секунд – слава богу, в каюту вошел второй и остановил своего обезумевшего напарника.

– Какого хрена ты делаешь? Это хороший товар, и, черт тебя подери, ты его портишь. Ты что, не соображаешь?

Поджав губы, Хохотун наклонился и быстро связал запястья Клер. Она лягнула его левой ногой в голень и тут же обрела голос.

– Отвали от меня, ты, грязный подонок! Пошел ты! Отпусти меня! – Клер топала ногами по полу. – Брэд! Брэд! – кричала она, но Хохотун, который больше не улыбался, прикрикнул на нее, схватил ее за лодыжки и связал их.

– Видишь, какая? – пожаловался он напарнику. – Хуже всех. Лучше закрой пасть, сука. Нет больше никакого Брэда.

– Отвали от меня, урод, свинья паршивая! – Клер опять начала топать по полу каблуками. – Отпусти меня!

Хохотун схватил ее за волосы, яркие зажимы‑бабочки разлетелись в стороны.

– Послушай, деточка! – Он обрызгал ее лицо слюной. – Поверь мне, я знаю множество способов, чтобы сделать тебе больно и не особо попортить твою белую кожу.

Хохотун левой рукой надавил ей на затылок и, прижав ее лицо к своему, впился в нее губами. Клер отчаянно сопротивлялась, но он был сильнее. Оторвавшись от ее губ, Хохотун толкнул ее к двум другим девочкам:

– Это тебе урок, а теперь заткнись. Там, где ты скоро окажешься, с тобой будут вовсю развлекаться.

Снова засмеявшись, он вышел из каюты.

– Тьфу, вот дерьмо, – отплевывалась Клер, – мерзкий недоносок! Этот подонок со своим вонючим дыханием засунул язык мне в рот! – Ее трясло. – Боже, лучше бы меня вырвало. – Она все продолжала отплевываться.

Трейси, рыжеволосая девушка со сверкающими зелеными глазами, не выдержала, глядя на Клер.

– Я хочу домой! – рыдала она. – Я хочу к мамочке! Я хочу к папочке! – Она посмотрела на остальных девушек, ее прелестные глаза были полны отчаяния, а слезы струились по бледному лицу. – Билли сказал, что сделает из меня певицу. Он сказал… – Она сдержала очередной всхлип, помолчала секунду, а потом продолжила: – Он сказал, что я пою, как Тина Тернер и что мир уже готов для новой певицы.

Клер кивнула. Ее донимала боль в коленях, лодыжке, в избитых плечах и груди. Левое колено все еще кровоточило, небольшая красная струйка стекала вниз по ноге.

Джейд смотрела на Трейси. Она пыталась разговорить ее с тех пор, как попала сюда прошлой ночью и увидела еще одну девушку, съежившуюся в углу. Но та была в шоке, и Джейд опасалась, что для нее уже все было кончено.

Следующая фраза, которую она сказала, заставила Джейд покрыться мурашками.

– Я не знаю, что они сделали с другой девушкой, – бормотала Трейси. – Мне всего четырнадцать… Боже, что сделает со мной мамочка, когда полиция обнаружит меня здесь без одежды!

– Что еще за другая девушка? – резко спросила Джейд.

– Что? – Трейси посмотрела на нее.

– Другая девушка: ты только что сказала, что здесь была другая девушка.

– Да, она была здесь, когда меня притащили сюда, – ответила, помолчав, Трейси. – Они насиловали ее. Снова и снова. – Она опять начала рыдать.

– Боже мой! – Клер осмотрела все свои ранения и теперь стала вслушиваться в то, о чем говорили девушки.

– Что ты имеешь в виду под другой девушкой? Где она теперь?

Трейси проигнорировала ее и хныкала:

– Билли говорил, что любит меня, сказал, что мы разбогатеем на моем пении и объедем весь мир. – В подтверждение она кивнула головой.

– Мне кажется, – сказала Джейд, – что всех нас выбрали из‑за хорошей внешности, и теперь мы все в большой куче дерьма.

Клер медленно кивнула, затем стукнула кулаками по стене.

– Я видела, как один из них давал Брэду кучу денег. Этот урод продал меня. Вот что он сделал, черт его подери, он продал меня! – Она начала колотить ногами по полу и прикусила губу, чтобы не закричать.

Трейси смотрела, как Джейд пыталась успокоить новенькую. Спустя некоторое время Клер пришла в себя и попросила Трейси рассказать, что же произошло с той девушкой.

– Ее просто вытащили отсюда, и она больше не вернулась.

Клер и Джейд посмотрели друг на друга. Они молчали пару минут, каждая вспоминала все те кошмарные истории, что рассказывали им старшие о странных людях, от которых надо держаться подальше. Истории, которые они впитывали еще с молоком матерей, на их коленях. Истории, которые никогда не могли произойти с ними. Только не с ними.

Затем Клер завыла. Это был протяжный, глухой звук, который издает пойманное животное, когда понимает, что ему уже не спастись.

 






Date: 2015-12-12; view: 132; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию