Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Ты умеешь ездить верхом? – спросил Лару Энда





 

Ты умеешь ездить верхом? – спросил Лару Энда.

Она отрицательно покачала головой.

– Но я могу научиться, – сказала она.

Он поднял ее и посадил перед собой в седло. Рука легла ей на грудь.

– Мягкая, – прошептал Энда на ухо Ларе.

Возможно, она должна была затрепетать от страха, но она оставалась спокойной. Глупое проявление превосходства. Лара промолчала, когда он обнял ее за талию и прижал к себе.

– Мы поедем не очень быстро, – сказал Энда.

– Следует поспешить, если хотите до наступления ночи вернуться домой, – заметила Лара. – Каравану понадобилось два дня, если поспешите, сможете добраться за один.

– У тебя есть образование? – удивился хозяин.

– Достаточное, чтобы подсчитать расстояние и время.

– Ты родилась рабыней? – Щеку обдало жаром его дыхания.

– Нет.

– Расскажи мне о себе. – Ему стало любопытно.

– Как известно, моя мать была феей. Она ушла, когда я была совсем маленькой. Мой отец был солдатом гильдии, – начала рассказ Лара. – Меня вырастила бабушка, потом воспитывала мачеха Сюзанна. Мой отец отличный воин и хотел стать членом ордена Доблестных Рыцарей, но на это не было денег, пока он не продал меня Гаю Просперо. Вот так я стала рабыней.

– Но твой отец хоть стал рыцарем?

– Да. Я была на турнире и видела, как отважно он сражался.

– Почему же Гай Просперо не продал тебя в Дом удовольствий? Он наверняка так и планировал.

– Да, именно так, но Старшая госпожа гильдии женщин для удовольствий наложила запрет. Из-за моей красоты уже стали ругаться мужчины и женщины. И всех пугала волшебная кровь.

– Меня не пугает, – сказал Энда и прикоснулся горячими губами к ее шее. – Веками лесные жители жили вместе с феями. Нам нравилось любить фей. – Зубы впились в ее мочку.

– Я не фея, – возразила Лара. – Моя мать фея. Я не умею колдовать. Если вы купили меня ради этого, то совершили ошибку. У вас еще есть время догнать Рольфа Честная Сделка и вернуть свое золото. И король Прибрежной провинции будет рад.

Энда тихо засмеялся:

– Нет, мы тебя не вернем, и бедняга Аркас никогда не узнает, чего лишился. Караванщик доволен сделкой, а банкир уже отправил деньги волшебной почтой на счет Гая Просперо. Ты принадлежишь мне и моему брату, Лара. Лучше привыкай к этому прямо сейчас. – Пальцы сильно сжали сосок на ее груди, и Лара вскрикнула от удивления.



Энда засмеялся и припустил коня. Они скакали галопом по темному лесу. Караван шел другой дорогой. Лара поняла, что для Рольфа важно, чтобы путь был не самым быстрым, а самым безопасным. Дальше дорога проходила через луга и петляла по холмам. Лошадь, казалось, не испытывала усталости, и Лара заволновалась, остановятся ли они вообще до прибытия в усадьбу. Но когда солнце было в зените, они подъехали к небольшому роднику.

Дурга, скакавший впереди, спешился и помог Ларе спуститься на землю. Он приподнял ее голову и заглянул в глаза:

– Не бойся, маленькая волшебница. Мы будем хорошо с тобой обращаться. А ты ведь будешь послушной рабыней?

– Да, милорд, – ответила Лара.

У него были маленькие, как у кабана, глазки.

– Умерь свою похоть, брат. – К ним подошел Энда. – Помни, что ты мне обещал.

– Тогда не будем задерживаться, – сказал Дурга. – Если бы ты не был таким щепетильным, мы взяли бы ее прямо здесь на берегу. Подумай, какое удовольствие мы получим, да и день такой погожий.

Энда засмеялся:

– Нет. Наше семя станет более плодородным, если мы подождем. – Он посмотрел на Лару, стоявшую рядом и изо всех сил старающуюся скрыть свое отвращение. – Иди в кусты, девочка. И мы сделаем так же. Ты голодна?

– Да.

– Делай, что велят, потом поедим.

Лара повиновалась и скрылась в кустах. Но совсем не за тем, что велели делать хозяева. Она посмотрела на звезду и увидела, что она загорелась немеркнущим пламенем. Она вздохнула и вернулась на полянку. Энда протянул ей лепешку и кусок самого вкусного сыра, который ей доводилось пробовать. Он был мягким, как крем, с кусочками грибов. Энда со смехом следил, как она ест.

– Этот сыр готовит моя будущая жена Тира, – сказал он. – Правда, вкусно?

– Ты женат? – Лара была очень удивлена.

– Поженимся осенью. Она младшая сестра жены Дурги Ситы. Мы с братом члены властвующего клана. По традиции наши жены всегда из одной семьи.

– А что, если в этой семье не родятся девочки?

– Такого не бывает, – ответил Энда. – Наша родословная очень чистая и идет от самого Сотворения. Лесные кланы самые старые во всем Хетаре.

Они выпили вина, вскочили на коней и продолжили путь. Уже ближе к вечеру они прибыли в усадьбу Дурги. С помощью новых хозяев Лара поднялась по раскачивающейся узкой лестнице в жилище в кронах деревьев. Все здесь казалось ей удивительным. В городе ничего подобного не было.

– У меня свои покои в усадьбе, – сказал Энда. – Мы с братом владеем тобой вместе, но на какое-то время ты останешься со мной.

Он открыл дверь, ведущую в темный коридор, и подтолкнул Лару. Это не похоже ни на что, виденное ранее, хотя немного и напоминало лачугу в квартале солдат. Нет, все же нет. Большая комната казалась темной, поскольку стены и потолок были обиты панелями из необработанного дерева. Очаг, сложенный из камней, наполнял помещение приятным теплом. Пол был устлан овечьими шкурами. Стол и стулья вокруг него тоже были грубой работы и сделаны из такого же темного дерева. Комната не была ничем украшена, поскольку это была комната мужчины, и у лесных лордов не было традиции украшать жилище.



Энда пересек комнату и открыл дверь в стене.

– Вот здесь ты будешь проводить почти все свое время, Лара. Вот тут, на моей кровати. Когда я женюсь на Тире, то буду жить в собственном доме. Но ты останешься здесь и будешь ждать визитов хозяина. – Он обнял ее и прижал к себе. – Боишься?

– Чего? – спросила Лара, стараясь придать лицу удивленное выражение.

Да! Она очень боялась. Ее страшило это мрачное место. Пугало, что придется удовлетворять желания обоих братьев, называвших себя ее хозяевами. Она никогда не сможет с этим смириться. Никогда!

– Того, кто станет твоим будущим. Меня. – Он коснулся ее губами.

Лара не почувствовала ничего, кроме холодного отвращения, и даже была немного удивлена.

– Надо быть совсем глупой, чтобы не понять, что вы с братом купили меня, чтобы сделать женщиной для удовольствий, но больше я ничего не знаю, – ответила Лара. – В городе право первой ночи с девственницей продают тому, кто сделает самую большую ставку. После этой ночи ее обучают мастерству доставлять удовольствие мужчинам и женщинам, которые будут к ней приходить. Но поскольку гильдия запретила продавать меня в Дом удовольствий, я ничему не обучалась.

– Мы с братом научим тебя, как ублажать мужчин, – сказал Энда. – И мы хотим получить удовольствие от первой ночи. Первым буду я, но брат тоже будет с нами и возьмет тебя вторым той же ночью. Это его право, он старше.

– Почему вы заплатили такую огромную сумму за меня? – спросила Лара.

– У нас есть на то причины. Тебе не понять, – ответил Энда. – Еще раз спросишь, я лично тебя выпорю. Очень неприятно портить такую прекрасную кожу, но придется, Лара, чтобы никто не счел меня слабым. Поняла?

– Да, милорд, – тихо сказала Лара.

– Не будем ссориться. – Он провел пальцем по ее руке, чувствуя, как просыпается желание. Дурга был прав. Не стоит долго ждать. Не сегодня, девушка очень устала. Завтра. Если она ничего не умеет, не стоит откладывать начало обучения.

– Где я могу помыться, милорд? – Ее голос стал требовательным.

– В спальне всегда есть горячая вода, – ответил Энда. – Можешь отдохнуть до ужина. Тебе принесут еду. Сегодня ночью можешь отдыхать. Я пошлю женщину, чтобы принесла твои вещи. Из комнаты ты сможешь выйти, только если я сам приду за тобой.

– Да, милорд. – Она поклонилась и проводила его взглядом.

Оставшись одна, Лара еще раз внимательно огляделась, однако ее первое впечатление не изменилось. Усадьба Дурги была достаточно комфортной, но грубо отделанной. Лара прошла в спальню. Деревянная кровать, конечно, была огромного размера с резными опорами и деревянным навесом. Ларе хотелось осмотреть все, но слишком велико было желание помыться. Последний раз она принимала ванну еще в городе. Ничего, у нее еще будет достаточно времени, если она действительно проведет эту ночь одна.

Лара подошла к очагу, взяла котел с горячей водой и вылила в большой таз, стоящий тут же у стены. Сбросив платье, она с удовольствием погрузилась в воду, не обращая внимания на брызги, разлетевшиеся в разные стороны, и принялась тереть тело мочалкой, которую нашла рядом на маленьком столике. Закончив, Лара тщательно встряхнула платье. Ей было неприятно надевать его вновь, но другого у нее не было. Вещи еще не принесли. Лара вышла в комнату и села к очагу.

Как хорошо сидеть в тишине и наблюдать за игрой пламени. В комнате было тепло, и лесная сырость совсем не ощущалась. Лара была уверена, что к вечеру усадьба наполнится гостями, появятся члены семьи Дурги, но никаких звуков веселья она так и не услышала. Внезапно открылась дверь, и вошли две женщины. У одной в руках был поднос, вторая несла мешок с вещами. Лара сразу их узнала.

– Белда! Жаэль!

– Мы не должны с тобой разговаривать, – прошептала Белда.

– Приказ Дурги, – добавила Жаэль и положила вещи на стул.

– С вами все в порядке? – очень тихо спросила Лара.

Обе женщины кивнули.

Белда поставила поднос на стол.

– Мы найдем выход из положения, – пробормотала она, и они с Жаэль поспешили покинуть комнату.

На подносе Лара увидела миску с тушеной олениной, свежий хлеб, кусок сыра и кубок с элем. Она съела все до последней крошки, не оставив мышам даже маленького кусочка сыра. После ужина Лара прошлась по комнате и выглянула в окно, но не увидела ничего, кроме густой листвы. Она подумала запереть дверь, но на ней не было ни замка, ни щеколды. Пожав плечами, она вернулась в спальню. Что ж, последнее время на ее долю выпало много волнений, и, раз уж ее оставили сегодня одну, надо использовать эту возможность и хорошо выспаться. Сквозь листву за окном пробивался свет зеленой луны. Лара подбросила еще несколько поленьев в очаг и принялась распаковывать вещи.

Прежде всего она достала чистую сорочку и сняла грязное дорожное платье. Затем взяла гребень, которым Тания расчесывала ей волосы. Завтра утром у нее будет много времени, чтобы заняться собой. Она принялась медленно расчесывать волосы. Впервые с тех пор, как умерла бабушка, Лара почувствовала себя так одиноко. Она сняла покрывало с кровати и обнаружила под ним грубое, но на удивление чистое льняное белье. Забравшись в постель, Лара прикоснулась к хрустальной звезде на шее.

Я попала туда, где должна была оказаться? – задала она вопрос.

Ты попала туда, где должна была оказаться . – Пламя вспыхнуло и погасло.

Эти люди пугают меня. Они так отличаются от тех, кого я знала раньше .

Люди есть люди, – последовал ответ – Просто этот народ почти дикий, но самый гордый во всем Хетаре .

Почему я должна принадлежать им? Почему должна жертвовать собой ? – нетерпеливо спрашивала Лара. – Мне противно, когда они ко мне прикасаются! Я ведь не должна что-либо чувствовать! Только так смогу выжить.

Нет! Ты должна все чувствовать, чтобы познать страсть и научиться ее контролировать. Твоя волшебная кровь защитит тебя, Лара, верь мне .

А что они от меня хотят? – с мольбой в голосе спросила девушка.

Ты все узнаешь в свое время. Здесь ты найдешь настоящего друга, самого близкого из всех, что у тебя будут в жизни. От друга ты узнаешь все, что нужно, и тогда, когда будет нужно. Почему ты не хочешь понять, что находишься под защитой?

Но чьей ?

Моей , – мягко ответил голос. – И тех, кто сделал так, чтобы у молодого воина и феи родился ребенок. Ты помогаешь нам, а мы в благодарность за это будем помогать тебе всю жизнь, а она, поверь мне, будет очень и очень долгой. Завтра ночью братья лесные лорды лишат тебя невинности. Прими это спокойно. Постарайся научиться у них всему, чему сможешь. Они грубы, но у них есть чему поучиться в искусстве плотской любви. Не пугайся того наслаждения, которое ты испытаешь с ними, Лара. Ты должна познать это, ведь ты не предназначена для обычной жизни, как другие женщины. А теперь спи, девочка. Тебе надо быть сильной.

Ты моя мама?

Нет, и ты знаешь это , – ответил голос, и пламя вспыхнуло сильнее.

Тогда кто ты?

Одна из тех, кто тебя любит. Ты знаешь мое имя. Я Этне .

После этих слов Лара провалилась в долгий сон, до той самой поры, когда солнце озарило своим светом зелень деревьев. Лара открыла глаза, радуясь лучам, пробивающимся сквозь листву. Она чувствовала себя спокойной и отдохнувшей. Никогда раньше разговор с кулоном не продолжался так долго, но ведь и жизнь ее до сегодняшнего дня была ровной и предсказуемой. Лара никогда не думала о том, что когда-то вырастет и все изменится. Она полагала, что, несмотря на бедность отца, для нее найдется муж, и она продолжит жить так же, как и раньше, обслуживая мужа, как когда-то отца. Девушка вздохнула и посмотрела в окно, где виднелся маленький кусочек голубого неба. Лара опять вздохнула, встала и надела чистую сорочку и платье.

Пройдя в соседнюю комнату, она обнаружила, что поднос, на котором принесли ужин, исчез, а на его месте стоял другой со свежим темным хлебом, куском желтого сыра, вареным яйцом и персиком. И еще графин со свежей питьевой водой. Лара с аппетитом поела и распахнула окно, чтобы рассмотреть все, что сможет увидеть при дневном свете. Воздух был теплым, и ароматы леса очень отличались от запахов города. Однако, к сожалению, Лара опять не смогла разглядеть ничего, кроме листвы. Она оглядела комнату, в надежде найти себе занятие. Ей было скучно, и совсем не радовало то, что придется провести так весь день. В сундуке, стоящем у стены, она обнаружила одежду Энды, большинство вещей нуждались в починке. Разве это не обязанность его невесты, следить за одеждой жениха? Лара захлопнула крышку. От отчаяния она намочила тряпку водой из кувшина и вымыла оба окна.

Поздним утром отворилась дверь, и в комнату проскользнула Белда. Приложив палец к губам, она потащила Лару в спальню.

– Здесь мы можем поговорить, – произнесла она едва слышно. – Я пришла за подносом, поэтому времени у меня немного. Почему ты осталась в лесу? Ведь тебе было уготовано лучшее место, Лара.

– Сама не знаю, зачем я понадобилась лесным лордам. Они заплатили Рольфу Честная Сделка тридцать тысяч золотых монет. Он сделал все, что мог, чтобы отговорить их, даже сказал, что обещал меня королю Прибрежной провинции. Но они были непреклонны и настояли. Зачем им платить за меня так много?

Женщина покачала головой:

– Труда говорит, что они хотят принести тебя в жертву своим богам, потому что ты благородных кровей и девственница.

– Труда говорит глупости. Я дочь солдата. Хоть мой отец и стал сейчас Доблестным Рыцарем, я выросла в нищете. Сегодня ночью мне предстоит принести свою невинность в жертву, только не богам, а двум братьям – Дурге и Энде. Никто из них не смог бы принести такую огромную сумму в дар богам, но пусть Труда думает как хочет.

– Дурга уже ложился с ней, поэтому она считает себя особенной. Она даже попыталась командовать нами, но жена Дурги, леди Сита, влепила ей пощечину за нахальство, – быстро говорила Белда. – Теперь мне пора. Да, тебе ничего не нужно?

– Две вещи, раз уж ты спросила. Настоящая ванна, чтобы я могла помыть волосы, а еще иголка и нитки, чтобы я могла заняться ремонтом одежды, – сказала Лара. – Я привыкла к работе, без нее мне скучно.

– Я передам леди Сите. Знаешь, они не такие плохие, эти лесные жители. Если смогу, загляну позже. – Белда подхватила поднос, и Лара вновь осталась одна.

Однако, к удивлению девушки, Белда вскоре вернулась с маленькой корзинкой, в которой было все необходимое для шитья.

– Леди Сита предала тебе это со словами одобрения. Она сказала, что спросит мужа и лорда Энду, можно ли тебе вымыться самой, или тебя должны отвести в бани.

– Они все живут на деревьях? – не удержалась Лара.

– Нет, только несколько лордов. Внизу есть деревня, но ее отсюда не разглядеть. Деревья – это огромные стены города. – И Белда поспешила удалиться.

Лара достала из сундука самый потрепанный костюм Энды и принялась за работу. Теперь жизнь уже не казалась ей такой ужасной. Во второй половине дня Лара закончила самую трудную часть своей работы и принялась за ремонт менее изношенной одежды. Она так увлеклась, что не услышала, как хлопнула входная дверь, и подскочила лишь от громких звуков голоса.

– Что ты делаешь? Это ведь моя одежда? – грубо спросил Энда. – Где ты взяла нитки?

Лара спокойно стояла и смотрела на хозяина.

– Я не могу сидеть взаперти и ничего не делать. Я нашла в сундуке костюмы и попросила прислугу принести мне нитки и иглы. Она вернулась с корзинкой и сказала, что леди Сита поощряет мое желание. Ты мной недоволен? Возможно, это сделала бы твоя невеста, если бы ее попросили.

– Тира – дочь очень знатной семьи, такой же, как и моя. Она не должна выполнять работу рабыни, – высокомерно ответил Энда, взял одну из рубашек и тщательно ее осмотрел. – Отлично заштопано. Даже швов не видно.

– Благодарю, милорд. Рада тебе услужить.

– Я бы предпочел, чтобы ты услужила мне другим способом. – Он сжал ее в своих объятиях.

– Не сомневаюсь, милорд, – ответила Лара. – Мне говорили, что я быстро учусь. Надеюсь, смогу доказать это. – Она быстро посмотрела ему прямо в лицо и тут же опустила глаза. Темные ресницы подчеркивали белизну ее кожи и золотистый оттенок волос.

– Слова здесь не важны, моя светловолосая рабыня, ты должна научиться развлекать меня. Скоро для твоего язычка найдется работа лучше, чем пустая болтовня. – Он приподнял ее голову. – Мне сказали, ты хочешь помыться.

– Да. – Его темные глаза были очень красивы, а взгляд словно гипнотизировал. Не пугайся того наслаждения, которое ты испытаешь с ними, Лара, – эхом пронеслось в голове.

– Для меня ты вполне чистая.

– Я привыкла регулярно принимать ванну. Хотя бы несколько раз в неделю, милорд. В моих волосах столько дорожной пыли.

– Я могу разрешить тебе отправиться в бани, но только под присмотром, – сказал Энда.

– Как угодно, милорд.

– Ты всегда такая кроткая и послушная?

– Не всегда, милорд.

– Тебя не пугает, что сегодня ночью ты лишишься невинности?

– Меня это скорее волнует, милорд, – спокойно ответила Лара. – Это естественный процесс, и случается с каждой девушкой. Такова жизнь, милорд. Кроме того, ты сказал, что не причинишь мне вреда, значит, я могу надеяться, что ты будешь терпеливым и внимательным. – Она улыбнулась.

– Мы с братом предпочитаем разные удовольствия. Именно поэтому я настоял, что буду первым, – сказал Энда. – Я буду и терпеливым, и внимательным. У меня на тебя большие планы, Лара. Но Дурга ведет себя с женщинами очень грубо. Он требователен и жесток. Я буду рядом. Запомни, после сегодняшней ночи мы должны подождать несколько месяцев, а затем снова мы проведем ночь все вместе.

Лара хотела спросить, почему и он, и его брат так хотят провести с ней ночь. Зачем она должна делить постель с ними обоими. Но Энда уже предупредил ее, что не стоит задавать много вопросов, да и кулон сказал, что ей еще рано знать об этом. Лара смотрела на него не моргая.

– Так мне можно помыться, милорд?

Он кивнул:

– Да, пошли, я отведу тебя.

Он схватил ее за руку и вывел из комнаты в большую залу. Они миновали много коридоров и комнат, спускались по лестницам, обвитым вокруг стволов деревьев, и, наконец, Лара оказалась в небольшой деревне. Все дома удивительным образом вписывались в природный пейзаж. Они были деревянные с соломенными крышами. Именно о таких домах и рассказывала ей бабушка. На главной площади был установлен большой каменный фонтан, где женщины набирали воду. Некоторые оглянулись, когда она и Энда прошли мимо. Вскоре они подошли к квадратному каменному зданию.

– Ог! – крикнул Энда. – Где ты?

– Здесь, милорд.

Из темного помещения показался огромных размеров человек. Лара вскрикнула. Он был локтей на шесть выше ее.

– Чем могу служить, хозяин?

– Затопи печь. Моя новая женщина для удовольствий хочет помыться.

Ог удалился, нагнувшись, чтобы пройти под проемом.

– Никогда не видела таких гигантов, – сказала Лара. – Кто он?

– Последний из лесных великанов, – ответил Энда. – Они служили нам веками. – Они сели на каменную скамейку. – Он скажет, когда все будет готово. – Энда принялся гладить ее грудь. – Я слышал, что грудь девушек от ласк становится больше. – Он поцеловал ее в губы. – У Тиры почти совсем нет груди. Мне предстоит много потрудиться, – он усмехнулся, – чтобы у нее появились сиськи. А твоя грудь похожа на два спелых летних персика. Надеюсь, к осени они превратятся в наливные яблочки. – Он развязал тесьму на платье, и жадные пальцы коснулись ее кожи. – Тебе нравится, когда я глажу тебя, Лара? Не бойся, скажи мне, что тебе больше нравится. – Он коснулся ее соска, и девушка улыбнулась. – Тебе нравится, да?

Она уткнулась ему в плечо. Его прикосновения были навязчивыми, но возбуждали.

– Говорят, дочери похожи на матерей. Если это верно, ты должна быть темпераментна и даже распутна. Говорят, феи предпочитают мужчин эльфам, потому что они более страстные. Так ли это? – прошептал он ей на ухо, тяжело дыша и продолжая гладить ее тело.

– Не знаю, милорд, – ответила Лара. – У меня никогда не было любовника. – Почему же ей кажется, что кровь сейчас закипит?

– Нет, не было, да, маленькая девственница? Но сегодня ночью я покажу тебе, что такое страсть. Поверь мне, тебе понравится.

«Но с какой целью», – подумала Лара и вздохнула, что, кажется, очень понравилось Энде.

– Вода становится горячее с каждой минутой, милорд. – Вернулся великан Ог. Потолок был достаточно высок, чтобы он мог выпрямиться в полный рост.

– Где мыло? Мочалки? – Энда отпустил Лару, рука выскользнула из-под платья.

– Все приготовлено, как для тебя, милорд, – ответил великан.

– Тогда убирайся и не появляйся, пока мы не уйдем. Иди в усадьбу брата и попроси дать тебе еды. Скажи, я велел.

– Спасибо, милорд, ты так щедр. – Ог поклонился, но Лара почувствовала в его словах сарказм. Великан удалился.

– Он спит здесь, – сказал Энда. – Это единственное место в деревне, где он может поместиться. Пойдем! – Он привел ее в большую комнату с каменной ванной посредине. – Снимай платье, но не сразу заходи в воду, дай мне насладиться видом твоего обнаженного тела.

Ей было немного стыдно, но она тщательно скрывала свои чувства. Энда и Дурга уже видели ее без одежды, но сейчас все было немного по-другому. Она скинула платье и сорочку и предстала перед жадным взором хозяина.

Он не сводил с нее глаз, затем хрипло произнес:

– Я проведу с тобой много-много часов, Лара. Полезай в воду.

Он сел на скамью и внимательно следил за каждым ее движением. Он едва не застонал от вида столь прекрасного тела, ее длинные волосы, даже покрытые слоем дорожной пыли, были великолепны.

Когда Лара закончила, она повернулась к Энде:

– А ты не хотел бы помыться, милорд? Мачеха учила меня мыть мужчину.

От этого он не мог отказаться. Он так быстро скинул одежду и скользнул в воду, что Лара не успела разглядеть его мужское достоинство, заметила лишь, что руки и ноги покрыты темными волосами. Что ж, уже очень скоро она все увидит. Погрузившись в ванну, Энда блаженно вытянулся, предоставляя свое тело ее мягким ручкам.

Он никогда бы не признался в этом во всеуслышание, но этот обычай жителей города был ему больше всего по душе. Лара взяла мочалку и принялась омывать его плечи, грудь, спину. Это было не просто приятно, это возбуждало, хотя он видел, что она не думала ни о чем подобном.

– Я помою тебе волосы, милорд. – И стала массировать ему голову прежде, чем он успел возразить. Потом она вымыла и лицо, и шею, и даже уши. – Вот! – произнесла она радостным голосом. – Я закончила, милорд.

Она встала, спустилась вниз по ступеням, завернулась в сухую простыню, приготовив еще одну для него.

Он молча взял ее, сел и принялся вытираться, наблюдая, как Лара промокает и взбивает свои волосы.

– Прости, милорд, что придется надеть грязное платье. Сама я надела утром чистое. Надо было подумать и о твоем. В следующий раз я не забуду. – Она протянула ему одежду и быстро оделась сама. – Тебе понравилось?

– Понравилось. Дурга вскипит от ревности, когда узнает. Но будь он здесь, точно не удержался бы и взял тебя прямо на полу. В следующий раз пригласим его с собой, да?

– Ты прикажи, милорд, а мое дело подчиняться, – ответила Лара.

Энда рассмеялся:

– Почему мне кажется, что ты не такая уж и покорная, какой хочешь казаться? Ничего, скоро я приучу тебя к тому, что мужчина – хозяин во всем. – Он обхватил ее посвежевшее лицо ладонями. – И когда я покажу тебе, что такое страсть, ты сама будешь молить меня подарить тебе наслаждение, которое мужчина и женщина доставляют друг другу, когда мужской корень погружается глубоко-глубоко в потайной сад. – Он жадно поцеловал ее в губы. – Скажи, что ты хочешь меня, – прорычал он.

– Пока нет, – услышала Лара собственный голос, и удивилась тому, что сказала. Ее поражало и собственное спокойствие. Она чувствовала себя сильной и уверенной и знала, что ее защищают.

– Сегодня ночью захочешь, – процедил Энда сквозь зубы, боясь даже на мгновение продемонстрировать свою слабость. Что с ним происходит? Эта маленькая фея околдовала его, он даже засомневался, не совершили ли они ошибку, купив ее. – Пошли, – резко сказал он. – Мне пора возвращаться в усадьбу брата, а тебе в мои покои. Я не позволяю тебе разговаривать с нашими женщинами.

На столе в комнате ее уже ждал ужин: вареная форель, ветчина и жареные крылья каплуна. Еще на подносе был хлеб, сыр и персик. И вино, большой кувшин вина. Лара съела все, но вина выпила немного. Умывшись, она почистила зубы. Затем прошла в спальню и легла в постель обнаженной. Она знала, что он захочет увидеть ее без одежды, да и подходящей сорочки у нее не было. С половины Дурги послышалось пение, под которое Лара и уснула. Проснулась она от звука шагов в соседней комнате. Затем кто-то налил в кубок вина из графина, которое она не выпила за ужином.

Наконец в комнате появился Энда и принялся медленно раздеваться, аккуратно складывая вещи на стул.

Он подошел к очагу и подбросил несколько поленьев в огонь. Лара заметила, что ягодицы его упругие и красивой округлой формы. Энда повернулся, предоставляя возможность любоваться его внушительных размеров корнем. Лара решила, что мужское тело лишено той красоты, которая есть у женщин. Энда был крепким и мускулистым, как все лесные жители. Он лег рядом с Ларой и скинул покрывало.

Затем он обхватил ее руками и потянул к себе. Она легла сверху, грудь касалась его груди, живот – живота, а бедра – бедер. Внутри все таяло от ощущения его мужской силы. Она с трудом могла дышать, а когда он провел широкой ладонью по ее спине, поняла, что его прикосновения ей приятны.

– Тихо, девочка, – сказал Энда, словно разговаривал с испуганным животным. Руки медленно гладили ее ягодицы, медленно, медленно. – Так хорошо. Привыкай к прикосновениям хозяина. Веди себя хорошо, и будешь награждена.

Когда она почти расслабилась, он положил руки ей на талию и приподнял, уткнувшись лицом в ложбинку между грудей. Он вдыхал ее запах, глубоко и жадно. Энда провел кончиком языка по ее груди, и глаза Лары распахнулись от удивления. Он обхватил губами ее сосок, и сердце забилось сильнее.

Темные глаза внимательно следили за ее реакцией. Он ласкал ее грудь до тех пор, пока не послышался тихий стон, который больше всего удивил саму Лару. Но больше поражало то удовольствие, которое она испытывала. Энда одним движением переложил Лару на кровать и сам перекатился почти вплотную к ней.

– Нравится?

Она медлила с ответом, вспоминая совет Этне.

– Да, – наконец сказала Лара. – Нравится.

– Это не простое спаривание, это наслаждение, – сказал Энда. – Хотя Дурга просто использует тебя, и все. Мой брат никогда не был утонченным любовником. Я же, напротив, выбираю женщин, которых увлекает любовная игра. Дурга никак не может понять, почему рабыни охотнее ложатся со мной, чем с ним. За исключением таких, как Труда, полагающих, что, отдавшись ему, смогут получить власть и привилегии.

– Но им это не удается, – сказала Лара.

– Разумеется, нет. У нее не чистая кровь, – сказал Энда и поцеловал девушку. – Ты умна, раз так быстро поняла это, Лара. – Он провел пальцем по ее щеке. – Закончим разговоры. Скоро здесь будет Дурга, жаждущий получить свою долю.

«А ведь он первый мужчина, который целует меня в губы», – подумала Лара и ответила на его поцелуй, ощущая его желание и пытаясь определить его на вкус. Что же это такое, любить и быть любимой? Но в следующую секунду в голове возник ответ. Любовь – роскошь, доступная немногим, если она вообще существует на свете. К сожалению, ей не судьба быть любимой.

Энда уже накрыл ее своим телом и шептал в ухо:

– Откройся мне навстречу, девочка. Я уже готов обладать тобой.

Лара раздвинула ноги так, как учила ее Сюзанна. Она почувствовала, как его пальцы касаются самого интимного места, и ее вновь накрыла волна удовольствия. Что же это? Сюзанна ничего не говорила о том, что женщина тоже испытывает какие-то чувства, возможно, об этом просто не принято говорить. Внутри нее словно что-то ожило, и Лара зашевелилась.

– Ах да, девочка, ты почти готова принять меня. – Пальцы продолжали ласкать ее. Энда приподнялся и приготовился войти в нее.

Лара внимательно наблюдала за ним из-под прикрытых век. Черты лица смягчились, выражение стало более открытым. Она почувствовала прикосновение его плоти. Когда он вошел глубже, Лара вскрикнула от неожиданно пронзившей изнутри боли. Она постаралась скинуть с себя Энду, впиваясь ногтями в плечи. Но боль прошла так же внезапно, как и появилась. Энда поймал ее руки и прижал к бедрам, заставляя все тело двигаться в одном с ним ритме. Теперь он мог полностью насладиться ей. Непреодолимое горячее желание захватило его с новой силой. Никогда в жизни женщина не доставляла ему столько удовольствия. Он готов был расплакаться от охвативших его чувств, понимая, что эта девушка дала ему больше, чем он когда-либо имел право желать. Он медленно провел пальцем по ее губам, и поразился ее взгляду.

Лара разглядывала мужчину, лежащего сверху, и на мгновение ей стало жаль его. Он так отчаянно и искренне нуждался в ней. Но почему?

– Скажи, что мне делать.

– Обними меня и закрой глаза, – жестко произнес он.

Она прижала его голову к своей груди, перебирая пальцами густые волосы. Закрыв глаза, она ощутила его плоть еще сильнее. Лара вздохнула и принялась двигаться, как это делал Энда. Он велел ей обхватить его ногами и вошел в нее еще глубже. Лара почувствовала, что теперь, когда страх боли прошел, она даже испытывает некоторое удовольствие.

Энда не мог сдерживать себя. Лара была столь восхитительна, что он не мог насытиться ей. Вскоре он излил в нее свое семя и упал, тяжело дыша, ей на грудь. Это был еще один непонятный момент, о котором не упоминала Сюзанна. Лара прижала его к себе, словно младенца, и именно тогда поняла, в чем истинная власть женщины над мужчиной. Мужчины могут думать, как им заблагорассудится, но правда в том, что всем управляет женщина. Она едва не рассмеялась от поразившей ее мысли. Оказывается, заполучить мужчину не так-то и сложно.

Постепенно дыхание Энды выровнялось, и он перевалился на спину.

– Ты выполняешь обещания, – сказал он.

– Рада, что смогла доставить удовольствие, милорд, – сухо ответила Лара.

– Надо позвать Дургу. Он захочет взять тебя прежде, чем ты опять будешь моей. Не пугайся. Он будет груб, но все закончится быстро, если он в своей обычной форме. – Энда засмеялся и встал с постели.

Он вернулся через несколько минут со старшим братом. Лара спокойно лежала и ждала их.

Дурга окинул ее похотливым взглядом, и маленькие черные глазки вспыхнули.

– Она помылась после тебя? – Он требовательно взглянул на брата.

– Она сейчас все сделает, – ответил Энда. – Я только встал с нее и сразу пошел за тобой, брат. – Он подошел к кровати и потянул Лару за руку.

Она поспешила налить горячей воды в таз и принялась мыться. Сюзанна предупреждала ее, обязательно мыть все, даже самые интимные места. Лара с удивлением увидела кровь, которая появилась, видимо, в момент потери невинности.

Когда она вернулась, оба брата уже лежали в постели. Без одежды Дурга выглядел совсем не толстым. Она мелкими шажками приблизилась к кровати.

– Поспеши, девчонка, – прикрикнул на нее Дурга. – Я и так тебя долго ждал. – Он рывком заставил ее сесть на него. – Сиди смирно, фея, дай мне насладиться твоими сиськами. Да, им еще надо подрасти, но красивей я в жизни не видел! – Две большие ладони легли на ее грудь и сжали с такой силой, что Лара вскрикнула.

– Аккуратнее, брат, – засмеялся Энда. – Лара – очень нежное создание. Это не твоя корова Труда.

– Труда знает, как доставить мужчине удовольствие, – ответил Дурга. – Тебе надо будет как-то попробовать. Она сосет корень лучше, чем кто-либо.

– Думаю, пока мне достаточно моей маленькой феи, – ответил Энда. – Она подарила мне огромное наслаждение и еще подарит не раз после твоего ухода.

– Что ж, девка, – Дурга посмотрел на Лару, – пришло время и мне получить такое же. – Он повалил ее на спину, сел ей на живот и положил свой мужской корень ей на грудь. – Как тебе этот?

Понимая, что от нее хотят услышать, Лара произнесла:

– Очень хороший, милорд. Так не похож на корень Энды.

Дурга довольно усмехнулся:

– Да, мой способен разорвать женщину на части и заставить желать меня больше, чем они могут себе позволить. – Он разразился диким смехом и, сжав Лару, вошел в нее резко и быстро, зарычав от восторга. Веки его опустились, закрыв маленькие черные бусинки глаз. Выражение восхищения постепенно появлялось на лице.

Лара не была готова к такой атаке, но Дургу это не беспокоило. Он даже не замечал этого. Его волновало лишь удовлетворение собственных желаний. Энда, по крайней мере, подарил удовольствие и ей. К счастью, она была готова к тому, как поведет себя с ней этот мужчина. Она стонала, словно ей нравилось то, что он делает. Она закинула ноги и тяжело задышала, впрочем, причиной тому была злость на его грубое поведение.

С ревом он излил в нее свое семя и навалился всем телом.

– Хороша, брат. Под твоим руководством она скоро станет почти идеальной. Желаю тебе получить много наслаждения с этой рабыней. Можешь оставить ее себе до осени, но зимой она опять будет моей. Спокойной ночи.

Подобрав разбросанные вещи, он ушел искать Труду, поскольку, откровенно говоря, именно Дурга привык желать больше, чем мог себе позволить.

Лара встала и отправилась мыться. Ей было больно. Энда был внимателен с ней, а после Дурги у нее осталось ощущение грязи. Затем она легла в кровать и стала ждать, что Энда захочет опять взять ее.

Вместо этого он сказал:

– Поспи, Лара. Я останусь с тобой, и позже ты еще раз подаришь мне наслаждение. – Он повернулся к ней спиной и быстро заснул.

Лару это удивило, но вызвало огромную благодарность. На такое она и не надеялась. Она осторожно прикоснулась к кулону.

Вот все и позади , – мысленно поделилась она со своей хранительницей.

Да, все позади , – ответила Этне. Звезда вспыхнула ярким светом и погасла.

Лара закрыла глаза и заснула.

Когда она проснулась, сквозь листву за окном пробивался лунный свет. Рядом лежал Энда и покрывал ее лицо поцелуями.

– Ты опять меня хочешь? – спокойно спросила Лара. Его можно было бы назвать красивым. Энда был высок, широкоплеч. На щеках благодаря свежему лесному воздуху играл румянец. Дурга был ниже брата, но тоже широк в плечах. Его черты никак нельзя было назвать даже привлекательными, хотя черная борода красиво обрамляла лицо и очень ему шла. Глаза были маленькими, как у вепря, а нос слишком крупный. «Странно, – подумала Лара. – Ведь у них одна мать».

– Да, – прошептал Энда. – Но сначала надо тебя успокоить. Разведи ноги в стороны, Лара. – Он наклонил голову и коснулся языком кораллового цвета раковины. Он действовал медленно, словно хотел тщательно исследовать то, что скрыто от глаз.

Лара была удивлена его поведением, но это было так приятно, что она не произнесла ни слова, лишь отдалась новым впечатлениям. Она почти мурлыкала от удовольствия. Кончик языка Энды касался самых чувствительных мест ее тела, он дразнил и ласкал, заставляя ее стонать все громче. Внезапно ее подхватила горячая волна и закружила, даря невиданные ощущения. Лара уже не чувствовала, что происходит с ее телом.

Энда поднял на нее большие карие глаза, полные желания. Он медленно ввел свой мужской корень в ее мягкую жаркую плоть.

– Ты чувствуешь меня, Лара?

– Да, милорд. – Ей показалось, что он стал толще и длиннее, чем раньше.

– Скажи, – прошептал он ей на ухо.

– Он твердый, – ответила Лара. – Твердый и большой, больше, чем раньше. Я чувствую его жар. Он сжигает меня изнутри.

– Теперь ты знаешь, что такое страсть, – сказал Энда. – Ты и мечтать не могла о лучшем учителе. Сегодня я начну учить тебя всему, что ты должна знать, чтобы доставить удовольствие каждому мужчине, который будет лежать с тобой. А сейчас мне надо сбросить накопленное желание. – Он двигался быстро, и вскоре Лара почувствовала, как в нее вливается его семя. Затем он встал с кровати и стал одеваться. – Не вставай, отдохни, – сказал Энда. – Я пришлю женщину с едой и питьем.

– Я хотела бы опять помыться, – сказала Лара.

– Ты делаешь это каждый день? – Энда удивленно поднял брови.

Она кивнула:

– Мне приятно быть чистой. Моя кожа пропиталась запахом тебя и твоего брата. Тебе самому будет приятнее, если от меня будет пахнуть свежестью. – Она улыбнулась.

– Хорошо, тебя проводят в бани.

Энда вышел, а Лара провалилась в сон.

Ее разбудил голос Белды:

– Лара, я принесла тебе еду. Ого! На этой постели неплохо развлекались.

Лара встала.

– Это на мне неплохо развлекались. Теперь я больше не представляю ценности как девственница.

– Как много крови, – сказала Белда. – Ему понравилось?

– Он удовлетворен, и брат тоже, – ответила Лара.

– Оба? – Белда смотрела на нее круглыми от удивления глазами. – Бедняжка!

– Сначала лорд Энда, потом его брат. Просто грубо взял меня и ушел. Лорд Энда совсем не такой. Он был нежен со мной вчера ночью и сегодня утром, когда захотел меня снова. – Лара накинула сорочку. – Он сказал, я могу пойти в бани.

– Да, мне передала леди Сита. Может, сначала поешь?

– Сначала я хочу смыть с себя отвратительный мужской запах, – возразила Лара. Она накинула плащ и направилась к двери. – Ты видела великана Ога, что живет в банях? Лорд Энда сказал, что это единственное помещение в деревне, где он может встать в полный рост. – Они спустились по лестнице и вышли на улицу.

– Говорят, великаны служили лесным лордам, пока их не уничтожила болезнь. Ог тогда был младенцем и выжил один, – рассказала Белда. – Только представь, целая раса уничтожена. Как ему, должно быть, одиноко.

На улицах деревни в этот утренний час было много народа. Лара заметила, что многие женщины смотрят на нее, а некоторые спешат отойти в сторону, сделав жест, словно хотели защититься от сглаза. Из бани вышел Ог и поклонился в знак приветствия.

– Человек от лорда Энды уже предупредил, что ты придешь, леди, – сказал он.

– Я Лара, Ог. Женщина для удовольствий, и ничего больше. Прошу, зови меня по имени. А это Белда, рабыня.

– Вода уже нагрелась, Лара. – Ог довольно улыбнулся. У него были светлые голубые глаза и короткие рыжие волосы. – Входите, входите.

– Я должна идти, – сказала Белда. – Как долго ты здесь пробудешь? Леди Сита не поощряет бездельников, поэтому мне лучше вернуться, иначе накажут.

– Полчаса, – сказала Лара. – Я не буду мыть волосы.

– Я скажу миледи, за тобой придут. – Она поспешила в усадьбу.

Ог проводил Лару и закрыл тяжелую дубовую дверь. Оставшись одна, Лара скинула плащ, сорочку и с удовольствием погрузилась в теплую воду. Ванна была горячее, чем вчера, но сейчас это было очень кстати, чтобы расслабиться после ночи. Она вздохнула и закрыла глаза. Лара думала о том, что худшее уже позади, хотя до сих пор так и не поняла, зачем она нужна лесным лордам. Лара вышла из ванны и взяла кувшин с мылом и мочалку. Она тщательно вымылась и решила понежиться еще немного.

Вскоре, вспомнив о том, что за ней должны прийти, она принялась одеваться. Впереди еще один долгий скучный день, единственным развлечением была починка одежды. Сегодня она, возможно, закончит с этим и что же будет делать завтра? Надо будет попросить Энду позволить ей выходить из комнат. Даже в городе ей было позволено гулять. Лара вышла в холл, но ее никто не ждал. Она присела на ту же скамью, где вчера они с Эндой ждали, когда Ог приготовит воду. Великан, согнувшись, вошел в здание бани.

– Я мог бы сам отвести тебя, но здесь очень следят за тем, чтобы правила не нарушались. Твое желание помыться их обеспокоило. Поэтому тебя и заставили ждать, чтобы наказать.

– Если мне позволят поговорить с леди Ситой, я могла бы согласовать с ней удобные для всех дни и время, – сказала Лара.

– Да, – кивнул великан, – это очень разумно, к сожалению, лесные жители не всегда руководствуются разумом. У них свои традиции и обычаи, их не изменить. Ты наполовину фея?

– Да. Ты первый, кто понял, что быть наполовину феей не то же самое, что быть настоящей феей. – Лара улыбнулась.

Ог засмеялся:

– Если бы кто-то из них видел когда-нибудь настоящую фею, они бы знали, в чем разница.

– А ты видел? – Ларе стало очень любопытно.

– Не говори никому, Лара, – неожиданно испугался Ог. – Мне нельзя об этом говорить.

– Я сохраню твою тайну. – Лара коснулась его огромной руки, на фоне которой ее ладошка выглядела крошечной. – Я умею хранить секреты. Я думала, лесные феи и эльфы всегда жили вместе с лесными лордами.

– Когда-то, – сказал Ог, – но не сейчас. Они очень стараются скрыть это, чтобы не потерять власть, как старейший клан в Хетаре.

В этот момент отворилась дверь, и в холл вошла Труда.

– Я готова проводить тебя в дом Дурги, – зло сказала она.

– До свидания, Ог, – сказала Лара, вставая.

– До свидания, Лара, – ответил великан и проводил ее взглядом.

 






Date: 2015-06-05; view: 196; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.049 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию