Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 1. Юная дочь феи и солдата Лара согласилась быть проданной мачехой в Дом удовольствий, чтобы ее отец смог участвовать в турнире Доблестных Рыцарей и выбиться из





Лара

 

Мир Хетара – 1

 

«Лара: роман / Пер. с англ. К.В. Бугаевой.»: Центрполиграф; Москва; 2012

ISBN 978-5-227-03804-3

Аннотация

 

Юная дочь феи и солдата Лара согласилась быть проданной мачехой в Дом удовольствий, чтобы ее отец смог участвовать в турнире Доблестных Рыцарей и выбиться из нищеты. Но у девушки неземной красоты было свое предназначение: ей предстояла долгая дорога из города, центра королевства Хетар, к лесным лордам, принцам-теням, прибрежным королям и, наконец, в Дальноземье, где она познает истинный смысл любви и жгучую страсть. Сможет ли она, полукровка, научиться убивать и изменить мир порока и обмана своей родины?..

 

Бертрис Смолл

Лара

 

Пролог

 

Обнаженная, она стояла посреди комнаты. Рука коснулась золотой цепочки на тонкой шее. К счастью, она никуда не исчезла. Пальцы осторожно покрутили хрустальный кулон в форме звезды. Она тоже на прежнем месте. По телу прокатилась волна облегчения. Она поднесла звезду к глазам.

– Ты здесь?

Кулон вспыхнул золотым пламенем.

– Разумеется, я здесь, – раздался знакомый голос. – Где мне еще быть?

– Мне страшно, – сказала девушка.

– Неизвестность часто пугает, но тебе нечего бояться, – заверил голос. – Все будет хорошо. Это лишь начало.

– Начало чего? – Девушке не терпелось все узнать. Она с трудом заставляла себя оставаться с открытыми глазами. Однако, несмотря на все усилия, веки смыкались.

– Твоего путешествия, – прозвучал ответ, звезда вспыхнула вновь и потухла, выскользнув из ослабевших пальцев девушки, и та провалилась в сладкий безмятежный сон.

Глава 1

 

Мы должны продать Лару, муж мой. У нас нет другого выбора, если ты не хочешь упустить эту возможность, – тихо произнесла Сюзанна, жена Джона Быстрый Меч. Ее очень раздражала неспособность мужа порой замечать очевидное. А ведь то, что у Джона была красавица дочь, которую он уже не мог обеспечивать, – вполне очевидный факт. И теперь эта дочь способна по воле случая обеспечить их всех.



– Я не могу, – ответил мужчина, в его голосе было отчаяние от осознания того, что жена права. Лара – все, что у него осталось от недолгой связи со сказочной красоты феей по имени Илона. Прекрасная волшебница подарила ему свою любовь и дочь, которую назвала Ларой, – яркую, великолепную, – и исчезла из его жизни так же легко, как и вошла в нее той летней ночью много лет назад. Он долго не женился, пока не влюбился в Сюзанну, но воспоминания об Илоне остались с ним навсегда.

– Послушай меня, муж мой. – Голос Сюзанны разогнал его мысли. – Думал ли ты, что станет с Ларой? Мы бедны. У нее нет приданого. Как сложится ее жизнь в таком случае? Многих пугает ее красота и родство с феей. Кто женится на бесприданнице да еще волшебнице? А какое ее ждет будущее, если она не выйдет замуж? Ты всю жизнь мечтал лишь об одном – стать членом ордена Доблестных Рыцарей. Ты служил с пятнадцати лет, слава о твоей отваге разошлась по свету. Однако ты понимаешь не хуже меня, что лишь бедность служит преградой для исполнения самого заветного желания. Рыцарский турнир за право стать членом ордена состоится уже через несколько месяцев, муж мой. Ты знаешь, что он проходит раз в три года.

Как он мог не знать и не понимать? Зачем она опять об этом напоминает? Жена очень похожа на свою падчерицу, но Джону необходим толчок, а она мечтает о лучшей жизни для их детей. У них лишь один способ получить желаемое.

– Но продать дочь в рабство… – робко протестовал Джон Быстрый Меч.

Сюзанна вздохнула:

– Я знаю, муж мой, как бесконечно дорог тебе этот ребенок, но она – единственная наша ценность. Она такая красавица, что даже смотреть больно. Я тоже полюбила ее. Но подумай о том, как мало у нас денег, и о сыне, которого я подарила тебе шесть месяцев назад. Что будет с Михаилом? О лачуге, в которой мы живем лишь благодаря твоим заслугам и милости гильдии солдат. Твой меч помогает нам получить еду и самое необходимое, но ничего более. Какую одежду мы носим? А что будет, когда твой меч не сможет служить нам? Сколько таких, как ты, предпочли сложить голову в бою, но не дожить до нищей старости без крыши над головой? И сколько их жен бродит по свету, вымаливая подаяние, чтобы прокормить их сыновей?

– Но что будет с Ларой, если продать ее в рабство? – спросил жену Джон Быстрый Меч. Его серые глаза смотрели тревожно, он нервно провел рукой по каштановым волосам.

– Ее, скорее всего, купят и сделают женщиной для удовольствий в одном из тех домов в городе, – сказала Сюзанна. – Это будет хорошая судьба для нее, и, вероятно, однажды какой-нибудь богач выкупит ее, чтобы она услаждала лишь его одного. Она будет жить в роскоши, муж мой, а это куда лучше того, что ей можем предложить мы. – Сюзанна коснулась мускулистой руки мужа. Он был хорошим человеком, но, как и большинству мужчин, ему требовалось указать верное направление. И это обязанность жены.

– Почему ты так уверена, что она будет счастлива? – продолжал настаивать он.



– Я уже ходила к Гаю Просперо, муж мой, – призналась Сюзанна.

– Ты была у главного торговца Центроземья, и он тебя видел? – Джон был поражен ее признанием.

– Главный торговец ведет открытый прием раз в месяц как раз для тех, у кого есть для него выгодное предложение. Несколько дней назад я взяла с собой Лару, чтобы он мог посмотреть на наше сокровище. Гай Просперо стал тем, кто он есть, потому что он умный человек и никогда не откажется от выгоды. Он сказал мне, что готов заплатить за Лару. Это более чем щедрая сумма. Я смогу купить лучшую материю для твоего костюма. Ты закажешь лучшие доспехи, новое оружие, купишь породистого коня, для которого я сошью красивую попону, и будешь гордиться не только своим талантом искусно владеть мечом, но и безупречным внешним видом. Я уже предупредила оружейника и кузнеца. Они будут рады служить тебе, муж мой, потому что знают: если ты победишь на турнире и станешь членом ордена Доблестных Рыцарей, это послужит и их репутации. Гай Просперо благосклонно отнесся к моему объяснению причины, побудившей нас продать Лару. Твое мастерское владение мечом, муж мой, известно всем. – Она говорила решительно. Он должен увериться, что так будет лучше для всех.

– Сюзанна…

– Думай, муж мой! – прервала она. – Когда ты займешь подобающее место, мы получим дом в Районе садов, где живут все рыцари ордена и их семьи. Знаю, сначала он будет небольшим, пока ты не отличишься по службе, мы не можем рассчитывать на больший дом, но однажды он у нас будет, я верю. Но даже самым низшим чинам рыцарей положена прислуга. У меня, наконец, будет помощница. Наш сын, Михаил, будет воспитываться как сын рыцаря и сразу получит привилегии, и если он и не станет воином, как его отец, то сможет получить образование и занять достойное место в общественной иерархии. Продажа Лары Гаю Просперо поможет нам всем. Она проживет жизнь в роскоши, а мы выберемся из нищеты и станем членами элиты. Сбудется твоя мечта. У нашего сына будет прекрасная перспектива, на которую мы и не рассчитывали. У нищего нет будущего, к нему нет уважения, муж мой. Он может быть уверен лишь в неизбежности смерти. – На глаза Сюзанны навернулись слезы.

Джон Быстрый Меч кивнул. В этом жена была права. Такая возможность им может больше не представиться. Его дочь обладала совершенной красотой, как и ее мать. Но он не мог обеспечить ей ту жизнь, для которой она была предназначена. В последнее время гильдия солдат была уже не так активна, как раньше. Они старались найти наемников, согласных на более низкую плату. А то, что те не обладали всеми необходимыми навыками, никого не волновало. Им можно было меньше платить, значит, больше заработать, а если уж они погибали, такова судьба. Не велика потеря. Поэтому сейчас задания получали в основном те солдаты, кто готов был делиться прибылью с сержантами гильдии.

– Я должен поговорить с Ларой, – сказал Джон. В его голосе была вся душевная боль.

Сюзанна подняла глаза на мужа.

– Да, – согласилась она и коснулась его щеки кончиками пальцев. – Мне бы хотелось, чтобы все сложилось по-другому, муж мой. Если бы Лара была дурнушкой и обладала более покладистым характером, мы могли бы пристроить ее служанкой в богатый дом. Она бы сама зарабатывала на свое содержание и смогла бы откладывать на приданое. Но она красива и своенравна.

– Как и ее мать, – прошептал Джон. – У Илоны был бурный темперамент и яркая внешность. Я понимаю, почему она меня бросила. Но она оставила мне Лару, чтобы я никогда не забывал о фее, которая некогда меня любила. – Он грустно вздохнул.

Сюзанна почувствовала легкую ревность, но скрыла ее от мужа, сказав вместо этого:

– Твоя фея была глупа, Джон Быстрый Меч, поскольку ты самый лучший мужчина на свете!

Он посмотрел на нее и подумал о том, как хорошо, что после многих лет одиночества он все же встретил Сюзанну с Луга. После того как Илона ушла, несмотря на мольбы, его сердце было разбито. Он остался с новорожденной дочерью и старушкой матерью. Именно Сюзанна и взяла на себя все заботы о девочке, нашла ей кормилицу и воспитывала Лару, пока он исполнял задание того, кто был готов платить за его умение управляться с мечом и за его преданность. И потом, когда Ларе было десять лет, мама умерла. К его большому удивлению, дочь сама принялась вести хозяйство. Она неизменно встречала его горячей едой, чистой постелью и веселой болтовней. Он был благодарен матери, так хорошо воспитавшей дочь, но с тоской ощущал, что в доме не хватает хорошей жены. С женщинами для утех он встречался регулярно, но Джону Быстрый Меч требовалось большее. По совету Лары он направился к свахе.

Сюзанна с Луга была дочерью фермера из Центроземья. Она была младшей из восьми сестер и брата. Семья была счастлива найти ей мужа, готового польститься на столь скромное приданое, состоящее из двух смен одежды, пары обуви, шерстяной накидки, перины, двух подушек и маленькой серебряной монеты низкого достоинства. А она была счастлива переехать из провинции в город.

– Лучшей жены тебе не найти, – сказала ему сваха. – Она вполне хороша собой и, что самое главное, с хорошим характером. Ее не испугал ребенок от феи. Она станет хорошей матерью девочке.

– Раз она такой лакомый кусочек, почему же она до сих пор не замужем? – поинтересовался Джон.

Сваха вздохнула:

– Все дело в приданом, Джон Быстрый Меч. Она самый младший ребенок в семье, у родителей для нее почти ничего не осталось. Обычно такие девочки остаются дома, чтобы заботиться о престарелых родителях, но ее мать умерла в прошлом году, и старик фермер, ее отец, взял себе новую жену, молодую вдову. Девочка им больше не нужна, и новая жена хочет, чтобы она ушла из дома. У нее есть дочь-дурнушка, которая и будет потом о них заботиться. Я сказала фермеру, что без серебряной монеты не смогу найти мужа Сюзанне. Новая жена была очень недовольна, но за девочку вступился ее брат, а ведь он наследник фермы, и его слово имеет вес.

Джон Быстрый Меч согласно кивнул. Он хорошо понимал, что значит быть нежеланным. Он и сам родился на ферме в Центроземье, и, будучи одним из младших детей в семье, привык сызмальства всего добиваться сам. Ему повезло, что жена его старшего брата была дочерью торговца, переехавшего к ним в дом. Это был старый солдат, который и научил Джона орудовать мечом и поддержал его в стремлении податься в Солдаты, чтобы иметь возможность жить самостоятельно.

– Я возьму в жены Сюзанну с Луга, – сказал он свахе и так и сделал.

Джон поехал на ферму к ее отцу, выяснил, что сваха его не обманула, и сквайр, управлявший Центроземьем, соединил их в ближайший День свадеб, вместе с двадцатью двумя другими парами. Сквайр совершал этот ритуал раз в месяц.

Сюзанна сразу же переехала к нему в город, свою первую брачную ночь они провели в его лачуге. Она тихо вскрикнула, когда он прорвал ее девственную плеву, и он мог быть уверен, что ребенок, которого она родит, будет от него. Она была хорошей партнершей, Джон вскоре осознал, какое сокровище досталось ему в жены. В доме все было чисто убрано. Дочка ухожена, а еда просто великолепна. Когда родился ребенок, он понял, что доволен жизнью. Правда, не полностью, поскольку так и не стал членом ордена Доблестных Рыцарей.

Когда Джон впервые приехал в город и стал жить среди солдат, то вскоре узнал, что это далеко не самая уважаемая часть населения. Да, они были, безусловно, необходимы, но к ним не очень хорошо относились. Солдаты служили пушечным мясом для Доблестных Рыцарей в войнах, которые те начинали. В последнее время солдат нанимали для сопровождения караванов, проходящих по территории четырех королевств. Они охраняли одиноких путников, перевозящих ценности. Повышение по службе было для них невозможно. Солдаты жили в бедном районе, но даже эти лачуги им не принадлежали. Они зависели от милости гильдии солдат, единственным выходом для них была смерть или вступление в орден Доблестных Рыцарей. Заработав прозвище Быстрый Меч за умение обращаться с оружием, Джон мечтал об одном – стать членом ордена.

Однако вступить в высшее общество было задачей не из легких. Каждые три года рыцари устраивали турнир в городе, чтобы пополнить свои ряды, редеющие в последнее время больше из-за естественной смерти. Но членом ордена становился не каждый. Мужчина, заявивший о своем участии, должен был вначале предстать перед всеми в красивом костюме, и, если его удостаивали чести, явиться в первый день соревнований при полной боевой экипировке, с оружием и на коне. Тот, кто выглядел неподобающим образом, дисквалифицировался и прогонялся с позором.

Первые пять дней участники должны были соревноваться друг с другом. В конце дня победитель переходил в другую группу. Затем шесть дней победители соревнуются между собой. Победители в этой группе разбивались на пары и соревновались с Доблестными Рыцарями верхом на коне с копьем в руках. Если участнику удавалось удержаться в седле, его принимали в орден. Упавшие с лошади выбывали. Это было жестокое испытание, но Джон Быстрый Меч был крепко-накрепко уверен, что победит, если только будет допущен к соревнованиям.

Однако требовалась дорогостоящая подготовка, а у него никогда не было лишних монет, чтобы откладывать. Ему с трудом удавалось обеспечивать семью. Солдаты вообще редко попадали на турнир. Большинство участников происходили из зажиточных семей с тремя или двумя сыновьями, которые специально тренировались для этого состязания. И вот сейчас жена предлагала ему решение, позволяющее осуществить заветную мечту. Джон никак не мог смириться с тем, что придется продать красавицу дочь, но по настоянию Сюзанны пригласил оружейника и кузнеца в таверну, где они могли обсудить все вместе. Оба были воодушевлены его идеей принять участие в турнире.

– Ты прирожденный воин, Джон Быстрый Меч, – с азартом произнес оружейник Рейф. – Я буду счастлив изготовить для тебя доспехи. Мы победим, ты же знаешь. – Он усмехнулся. – Я видел, как ты тренировался во дворе с мечом. Против тебя никто не устоит.

– Я не такой искусный наездник, как хотелось бы, – сомневался Джон.

Рейф чуть подался вперед и понизил голос:

– Среди моих клиентов три Доблестных Рыцаря, я сообщил им, что ты хочешь участвовать в турнире, они восприняли это с воодушевлением. Слава о тебе разнеслась повсюду. Ты слишком скромничаешь. Даю тебе слово, они подскажут мне, с кем тебе потренироваться, чтобы отточить свое мастерство, Джон Быстрый Меч. – Он взял кружку и стал жадно пить.

Затем Бевин, кузнец, произнес свою речь:

– Я всегда делал для тебя мечи. Мое мастерство с годами стало почти безупречным, я сделаю лучший меч, который тебе когда-либо доводилось держать в руках. Я пропою гимн смерти, когда ты пустишь его в дело, Джон. Тебе все будут завидовать, потому что по красоте он будет равен твоему искусству владеть оружием.

Солдат глубоко вздохнул.

– Ради этого я должен продать свою дочь, – сказал он. – Вы же знаете, я беден.

– Да, ты беден, как и говоришь, – произнес Бевин, – но волшебница сделала тебе самый ценный подарок, который только могла, в лице этой девушки.

– А что с ней будет, Джон Быстрый Меч, если ты ее не продашь? – спросил Рейф.

Их пронзительные взгляды скрестились, точно острые клинки.

Джон Быстрый Меч кивнул.

– Знаю, у меня нет выбора, – ответил он. – Завтра я сам поговорю с Гаем Просперо.

– Иди прямо на рассвете, чтобы я мог скорее начать работать над доспехами, – сказал Рейф. – Нам потребуется много времени. – Он допил остатки эля из кружки, встал и простился с собеседниками.

– Ты верно поступаешь, Джон, – сказал ему кузнец. – Какая тебе польза от взрослой девушки? У тебя хорошая жена, маленький сын. Красота твоей дочери обеспечит ей лучшее будущее, чем ты.

Джон Быстрый Меч с неохотой кивнул и заказал им еще по кружке эля. Вернувшись домой достаточно поздно, он ничего не сказал Сюзанне, а на следующее утро отправился в Золотой район, где жили богачи города. Он надел свою лучшую тунику. Правда, у него их всего было две. Начистил изрядно поношенные сапоги. С кожаного ремня на поясе свисал меч.

– Тебя ждут? – спросил гвардеец.

– Не знаю, ждут ли, нет ли, – сказал Джон.

– Стой здесь, мы проверим, – последовал ответ. Гвардеец повернулся к нему спиной и, открыв небольшое окно, кликнул посыльного.

Джон ждал. Мимо в повозках проезжали жительницы Золотого района, въезжали во двор и выезжали из ворот. Когда створки распахнулись, он заметил нечто похожее на парк. Наконец гвардеец жестом подозвал его.

– Ты должен оставить свой меч здесь, только тогда мы позволим тебе войти, – сказал он.

– Ты же знаешь, кто я, – ответил солдат. – Смогу я забрать свой меч на выходе?

– Я что, похож на вора? – возмутился гвардеец.

– Вовсе нет, но здесь столько народа, ты можешь не заметить, – поспешил объяснить Джон. – Меч – мой единственный кормилец.

– Понимаю, – кивнул гвардеец. – Я и сам член гильдии, Джон Быстрый Меч. Несколько лет назад я был серьезно ранен, но, к счастью, смог получить это место. С мечом все будет в порядке, я сам прослежу за этим. Иди же! Гай Просперо не любит ждать. У ворот увидишь повозку, тебя довезут до самого дома. – Он взял меч Джона и открыл массивные ворота, за которыми ждала повозка, развозившая визитеров. Джон поспешил занять место и двинулся в сторону Золотого района.

Вокруг простирался великолепный зеленый парк. Огромные деревья, идеально подстриженная трава. Аккуратно вымощенная дорога вела вниз. Среди деревьев виднелись красивые дома из блестящего белого мрамора. Джон и представить себе не мог, что где-то в городе есть такое удивительное место, Сюзанна ничего ему об этом не сказала. Он мысленно улыбнулся, вероятно, она хотела, чтобы это стало для него таким же сюрпризом, как и для нее. Было очень тихо. Они отъехали совсем недалеко от ворот, а городской шум уже не был слышен. Интересно, Район садов, где живут Доблестные Рыцари, такой же уединенный? В такой тишине даже думалось с трудом.

Джон насторожился, когда повозка свернула на узкую дорожку, посыпанную белым гравием. Карета двигалась дальше, а из пышных цветущих кустов появились слуги в ливреях и с граблями, и через несколько минут дорожка опять стала девственно ровной. Такое никогда бы не пришло ему в голову, если бы он не видел все собственными глазами. Вскоре показался и сам дом. У Джона не было времени его разглядывать, он лишь заметил ротонду с колоннами у главного входа, но в ту же минуту появились слуги. Его подвели к широкой мраморной скамье, стоящей в ротонде, и велели сесть. Прямо перед ним простирался огромных размеров бассейн с бронзовой статуей мальчика верхом на дельфине, изо рта которого веселым ручейком текла вода. Гладкую изумрудную поверхность украшали зеленые водяные гиацинты.

– За тобой придут, когда хозяин пожелает тебя принять, – сказал слуга и удалился.

Джон Быстрый Меч сел. Был погожий теплый день. Его мучили жажда и голод, он ничего не ел с утра, поскольку вышел из дома очень рано. Прежде всего Джон зашел к оружейнику, чтобы тот снял мерки на доспехи, затем долго шел пешком через весь город к Золотому району. Сейчас бы очень не помешало выпить хоть чашку воды, но Джон Быстрый Меч понимал, что он слишком ничтожная персона, чтобы ему предложили освежающие напитки. Он ждал. Испуганно вздрогнул, когда из бассейна выпрыгнула маленькая золотая рыбка и быстро нырнула обратно. Солнце стояло в зените, воздух нагрелся и напоминал густую неподвижную массу. Он подумал, что за пределами Золотого района, в городе было не так жарко. Наконец, к Джону подошел человек и заговорил:

– Я один из секретарей Гая Просперо. Ты пойдешь со мной. – И развернулся, не дожидаясь ответа.

Джон встал и спешно последовал за мужчиной в боковой коридор, ведущий в огромную залу.

– Жди здесь, – сказал секретарь и исчез за дверью в глубине комнаты.

Джон Быстрый Меч стоял и ждал. В центре залы он увидел великолепный мраморный стол в черную и золотую крапинку, с золотыми ножками с когтистыми лапами у основания. На столе стояла зеркально отполированная каменная ваза, украшенная ярким орнаментом из прекрасных экзотических цветов. С одной стороны зала представляла собой открытую колоннаду, из которой был выход в тенистый сад. Однако Джон не решался даже пошевелиться. Хорошие манеры, поскольку он все же был им обучен, взяли верх над любопытством.

– Сюда, – резкий окрик секретаря вывел его из задумчивости.

Они вошли в соседнюю залу, такую же огромную, как и предыдущая, за большим мраморным столом сидел человек, к которому Джон и пришел, поскольку в таком кресле, похожем на трон, мог восседать лишь Гай Просперо.

– Можешь идти, Иона, – сказал Гай Просперо секретарю и перевел взгляд на Джона Быстрый Меч.

Солдат вежливо поклонился и стал ждать, когда главный торговец к нему обратится. Джон знал, что следует молчать, пока с тобой не заговорит хозяин.

– Так ты хочешь стать Доблестным Рыцарем, – начал Гай Просперо.

– Я бы очень хотел, милорд, но, как ты знаешь, еще ничего не решено, – сказал солдат.

– Я буду рад, если у тебя все получится, – последовал удививший Джона ответ. – И это не только мое мнение. Твои боевые подвиги стали легендой, Джон Быстрый Меч. Ты по праву заслужил стать членом ордена Доблестных Рыцарей.

– Благодарю тебя, милорд.

– Это, разумеется, твое решение продать мне свою красавицу дочь. – Гай Просперо приступил к переговорам.

– Да, милорд, – ответил Джон.

– Я велел твоей жене снять с нее одежду. Девушка отлично сложена. Любой Дом удовольствий в городе пожелает взять ее. Торг будет беспрецедентный. Мой врач подтвердил, что она девственница. Я доволен, что она непорочна. Право первой ночи принесет ее владельцу целое состояние. – Он улыбнулся. – И она наполовину фея, если я верно понял твою жену.

В висках застучало. Они заставили его дочь раздеться, чтобы рассмотреть? Они проверяли, девственница ли она? Он заморгал глазами, в мгновение налившимися кровью, с трудом сглотнул вставший в горле ком и произнес:

– Да, милорд. Ее мать фея по имени Илона. Она была моей первой женщиной и пришла ко мне в канун летнего солнцестояния.

– Самое энергетически мощное время, – заметил Гай Просперо. – Итак, Джон Быстрый Меч, ты хочешь продать мне свою дочь?

Джона охватил ужас. Закрыв глаза, он выдохнул и кивнул:

– Да, я продам тебе Лару, милорд. – Он едва не заплакал. Хотелось выбежать из комнаты, в которой он стоял сейчас перед главным торговцем. Но Джон сдержался. Он открыл глаза и посмотрел прямо на Гая Просперо.

– Отлично! Эта самое мудрое твое решение, Джон Быстрый Меч. Я доволен, что тебе чужды эти глупые сантименты. Я велю Ионе принести бумаги, которые тебе следует подписать. Ты ведь умеешь писать, не так ли?

– И читать, и писать, – ответил солдат, – как и моя дочь.

Главный торговец вскинул брови:

– Эта девушка поистине бесценное сокровище. Совершенная красота, невинность и образование. – Он потер руки.

– Осмелюсь просить об одной милости, милорд, – поспешно вставил Джон Быстрый Меч.

– Какой? – спросил Гай Просперо. Что еще хочет этот человек? Он и так заплатит ему целое состояние.

– Я подпишу все документы сегодня, но позволь дочери остаться со мной до начала турнира.

Значит, этот солдат любит своего ребенка.

– Тебе понадобятся деньги на одежду и экипировку, – напомнил главный торговец.

– Я прошу заплатить мне сейчас лишь сумму, которая понадобится жене на покупку ткани, – сказал Джон. – И аванс для оружейника и кузнеца. Они мои друзья, и согласятся получить плату после турнира.

Гай Просперо обдумывал его просьбу.

– А девушка не убежит? – спросил он.

– Нет, она девочка послушная, и я, и жена объясним ей, что ее жизнь изменится к лучшему. Лара совсем не глупа. Она поймет, что будущее, которое ее ждет, лучше того, что мы можем ей обеспечить. Прошу тебя, милорд. Я ведь больше никогда ее не увижу.

Солдат был прав. Доблестные Рыцари были женатыми мужчинами и хранили верность своим женам, хотя он знавал и тех, кто вел образ жизни дворового кота. Однако вероятность того, что отец и дочь снова встретятся, очень мала. Гай Просперо обожал своих двух дочерей и в этих вопросах не умел оставаться расчетливым.

– Я включу этот пункт в наше соглашение, – наконец ответил он.

Торговец ударил в бронзовый гонг, стоящий на столе, и в следующее мгновение перед ним с поклоном предстал Иона. Гай Просперо дал ему необходимые инструкции.

– И поторопись. Джон Быстрый Меч хочет сегодня же сообщить жене и дочери о нашем договоре, а поздним вечером небезопасно ходить по городу. К тому же я обещал дочерям, что мы на несколько дней уедем на ферму. Сообщи моей жене, что мы отправляемся через час, и вели готовить паланкин. – Затем главный торговец повернулся к Джону: – Думаю, тебе будет приятно подождать в моем маленьком саду. Иона придет за тобой, когда будут готовы бумаги.

Джон поклонился и пошел за секретарем. Когда тот удалился окрыляемый собственным величием, Джон Быстрый Меч миновал колоннаду и вышел в сад.

Однажды наступит тот день, когда и у него будет такой же чудесный дом и сад. Сад, в котором Сюзанна сможет ткать или шить теплыми деньками. Сад, в котором Михаил сможет играть в полной безопасности. А он будет смотреть на все это великолепие и мысленно благодарить Лару. Джон вздохнул и сел на скамейку, внимательно оглядываясь по сторонам. Неподалеку, в самом центре сада был небольшой пруд с рыбками. В конце каждой клумбы росли миниатюрные цветущие деревья. Красные и розовые цветы. Сиреневые и фиолетовые. Оранжевые, желтые и голубые. И белые, наполняющие воздух упоительным ароматом. Вокруг все было так прекрасно и совершенно, что Джон едва не расплакался. Или дело вовсе не в цветах? Он смахнул слезы с глаз.

У него нет другого выхода. Он был уверен, что, если только получит возможность принять участие в турнире, обязательно станет Доблестным Рыцарем, а значит, Сюзанна и Михаил станут принадлежать к более высокой касте. Они больше никогда не будут нуждаться. Даже если он будет ранен на задании и не сможет исполнять свои обязанности, о нем и его семье обязательно позаботятся. Если же он навсегда останется солдатом, их неминуемо ждет беда. Сюзанна права. Его дочь – единственная их ценность. Если Лара останется в доме, ничто не убережет их от бедности и несчастья. Он не должен позволять воспоминаниям и сантиментам одержать верх над разумом, а должен поступать так, как будет лучше для всех. За спиной раздалось тихое покашливание, он повернулся и увидел секретаря, Иону.

– Господин ждет тебя, – сказал он достаточно грубо.

– Где документ? – спросил Джон Быстрый Меч.

– В вестибюле около библиотеки, – ответил Иона.

– Я хотел бы прочитать его, прежде чем подпишу, – сказал Солдат.

– Что? – Секретарь выглядел взбешенным. – Ты полагаешь, мой хозяин может тебя обмануть? Это неслыханно!

– Умерь свой пыл, – сухо произнес Джон Быстрый Меч. – Я всего лишь хочу знать, что подписываю. Ты бы сам стал подписывать важные документы, не читая?

– Нет, – признался секретарь. – Но я не предполагал, что человек в твоем положении об этом задумывается. Тебе дают отличную цену за дочь.

– Если бы я не был в том положении, в каком нахожусь, – тихо сказал солдат, – не продал бы любимую дочь. А теперь дай мне посмотреть бумагу. – Джон последовал за секретарем в вестибюль, где на столе лежал документ. Джон взял свиток и стал внимательно изучать, глаза широко распахнулись, когда он увидел сумму, которую получит за Лару. Десять тысяч золотых кубитов, половину из которых он может забрать сего дня у ювелира, а оставшуюся часть – когда передаст Лару Гаю Просперо. Датой передачи, к его огромному удивлению, было записано следующее после окончания турнира число.

– Все верно? – спросил Иона. – Господин решил, что ты захочешь, чтобы дочь разделила с тобой радость победы, Джон Быстрый Меч. Он сам отец и очень любит своих дочерей. – На этот раз секретарь говорил более вежливо, чем раньше.

Джон Быстрый Меч кивнул и вновь тайком утер глаза. Затем он погрузился в чтение написанного на пергаменте. Все было изложено именно так, как он условился с Гаем Просперо. Джон передал пергамент секретарю.

– Я готов подписать, – сказал он.

Они вместе зашли в огромную библиотеку главного торговца.

– Я видел документ, милорд, – сказал Джон, и тот развернул пергамент перед Гаем Просперо, смотревшим на него довольно равнодушно. Затем торговец взял перо из рук секретаря и подписал две бумаги. Один экземпляр для себя, другой для Джона Быстрый Меч. Иона протянул Джону второй документ.

Солдат закрыл глаза, несколько раз глубоко вздохнул и твердой рукой поставил на обоих документах свою подпись. Снова вздохнул и передал перо секретарю. Затем, к его удивлению, главный торговец протянул ему руку.

– Ты сегодня сделал непростой шаг, Джон Быстрый Меч, – сказал Гай Просперо. – Знай, я буду ждать твоей победы на турнире. Доблестные Рыцари нуждаются в таких воинах, как ты.

Солдат пожал протянутую ему руку.

– Благодарю, милорд, – только и смог произнести Джон. Он только что продал свою единственную дочь в рабство.

– Пойдем, Джон Быстрый Меч, – сказал секретарь, стремясь скорее увести солдата с глаз августейшего повелителя. – Теперь скажи, у тебя есть какие-то предпочтения в выборе ювелира, поскольку я должен отправить извещение, где бы ты хотел открыть счет.

– У меня нет опыта в этих вопросах, – честно признался Джон. – Не мог бы ты порекомендовать мне?

– С удовольствием, – ответил Иона, и губы его изогнулись в улыбке. Этот человек скоро будет принадлежать к весьма влиятельной части общества, и, поскольку Иона служил у одного из самых могущественных людей Хетара, не видел ничего плохого в том, чтобы завести друга среди Доблестных Рыцарей. – Авраам, его магазин прямо напротив ворот Золотого района. Он честен, среди его клиентов немало членов ордена. С твоего разрешения, я открою у него счет для тебя и передам на хранение пять тысяч кубитов. Если поедешь со мной, сможешь забрать квитанцию на золото.

У Джона Быстрый Меч внезапно закружилась голова.

– Да, – ответил он секретарю.

Иона, как и его хозяин, был уверен, что Джон сможет стать одним из победителей турнира и получит право называться рыцарем ордена. Солдат направился за секретарем, подождал, пока будет готова квитанция, затем пожал его руку, взял квитанцию и покинул дом Гая Просперо. У выхода его ждала повозка, чтобы доставить к воротам Золотого района. Он опять проехал по парковым дорожкам и вскоре стоял на шумной грязной улице города, сжимая в руке бумагу о получении пяти тысяч кубитов. Он быстро свернул ее в несколько раз, забрал свой меч у гвардейца и зашагал в квартал солдат, где и жил. В дом, где жена, сын и дочь ждали его возвращения.

День шел на убыль, и на улице темнело. Джон шел быстрым шагом. Он вполне мог защитить себя, но совсем не хотел сейчас ввязываться в драку. Едва он миновал ворота квартала, они закрылись на ночь. Джон лишь кивнул двум отставным солдатам, которые служили привратниками, но не остановился, как обычно, перекинуться с ними парой слов. Свернув на аллею, он остановился. Из груди вырвался тяжелый вздох. Джон был храбрым человеком, но даже ему становилось страшно при мысли о том, что ждет его впереди.

В окне лачуги он заметил огонек горящей свечи. Из узкой трубы поднимался дым. Расправив плечи, Джон Быстрый Меч зашагал к дому, распахнул дверь и вошел.

Сюзанна стояла у очага и держала в руках горшок, из которого доносились дурманящие запахи. Она повернулась, услышав его шаги. На лице застыл немой вопрос.

Затем, подняв на него глаза, она спросила:

– Ты все сделал, муж мой?

Он кивнул.

– Где Лара?

– Купает Михаила по моей просьбе, – ответила Сюзанна. – Ужин почти готов. Мясник дал мне несколько кусков птицы, которые все равно собирался выбрасывать. Я даже не просила. Я приготовила нам отличную тушеную курицу, муж мой.

– Дело в том, что я собираюсь принять участие в турнире, – сказал он и сел за стол поближе к огню. – Конечно, только в этом. Слухи в квартале расходятся быстро. Дай мне что-нибудь попить, жена. Во рту пересохло. Маковой росинки не проглотил с тех пор, как ушел из дома утром.

Сюзанна поставила перед ним кружку с сидром.

– Где золото? – тихо спросила она.

– У Авраама-ювелира. У него магазин прямо напротив Золотого района. Секретарь Гая Просперо, Иона, отнес ему деньги и дал мне квитанцию. Я торговался с главным торговцем. Половину сейчас, половину после того, как приведу Лару. Она останется с нами до следующего после окончания турнира дня.

Сюзанна подошла к нему, обняла и поцеловала в лоб.

– Это справедливо, можешь гордиться, что твоя дочь увидит, как ты победишь и займешь место среди Доблестных Рыцарей. Когда ты ей расскажешь?

– Сегодня, пока не растратил храбрость, – ответил он. – Оставь нас после ужина, чтобы мы с Ларой могли поговорить.

Она кивнула и улыбнулась вошедшей в комнату падчерице, с маленьким братом на руках.

– Вот и он, такой чистенький и сладенький, мачеха. Уложишь его сейчас или после ужина? – Она передала ребенка матери.

– Думаю, после. Положи его в люльку. Пусть поиграет с пальчиками на ногах, пока мы едим, – сказала Сюзанна и отдала сына обратно Ларе, которая отнесла его в люльку.

– И что? – с насмешкой спросил Джон Быстрый Меч. – Не поздороваешься со своим стариком отцом, девочка?

– Где ты был весь день, отец? – Лара поцеловала его в щеку, опустилась на пол, положила голову ему на колени и улыбнулась.

Он погладил ее по голове. Ее волосы были цвета, который он видел лишь раз в жизни. Золотистые, как и у ее матери. Такие же, как и у Илоны, зеленые глаза. Все в ней напоминало ему об Илоне. Все, кроме пухлых губ, которые она унаследовала от него.

– Чем ты занималась? – спросил он, словно не слыша ее вопроса.

– Госпожа Милдред посидела с Михаилом, пока мы с мачехой ходили в лавки торговцев шелком и бархатом в квартале торговцев. Мы надели наши лучшие юбки и кофты, чтобы они не приняли нас за нищенок, – рассказывала Лара. – Ох, папа, я никогда не видела такой красивой ткани. Я даже не представляла, что такая бывает. И все были так к нам добры! Один торговец подарил мне серебряную ленту для волос!

Сердце сжалось. Значит, в магазинах все тоже знают. Ничего удивительного, слухи – самый ходовой товар в городе.

– Ужин остынет, если вы двое не станете есть, – резко прервала их Сюзанна.

Лара встала и взяла тарелку.

– Я убрала свою ленточку, но после ужина покажу тебе, – сказала Лара. – Я буду надевать ее только по праздникам.

Они стали есть тушеную курицу, которую Сюзанна разложила большим черпаком по грубым деревянным тарелкам, отламывая кусочки хлеба от маленького круглого каравая, чтобы пропитать его вкусным соусом. Все ели молча. Когда ужин был закончен, Лара встала и быстро собрала тарелки и кружки и отнесла их в маленькую каменную раковину у задней двери. Затем она вернулась к очагу, сняла чайник с горячей водой, вылила воду в раковину, вновь наполнила чайник и повесила над огнем. Добавив в раковину холодной воды, она дочиста вымыла тарелки и кружки, вытерла передником и расставила в серванте, стоящем у стены напротив. Отец и мачеха тихо о чем-то разговаривали, но вот Сюзанна встала, взяла Михаила и пошла в сад укачивать сына.

– Подойди ко мне, сядь рядом. – Джон Быстрый Меч подозвал дочь. – Я должен поговорить с тобой, Лара.

Девушка села.

– Ты выглядишь таким грустным, отец. Что случилось?

– Ты знаешь, – начал он, – что этой весной вновь состоится турнир Доблестных Рыцарей.

– Да, папа, знаю. Ты должен быть среди них! Обязательно! Почему ты раньше не принимал участие в турнире? – спросила Лара.

– Чтобы стать участником, необходимо выполнить много требований. Использовать определенное оружие. Уметь читать и писать.

– Ты искусный фехтовальщик, папа, и читать и писать ты умеешь, – сказала Лара.

– Но я не мог выполнить еще три условия, Лара. Я должен выглядеть так, чтобы иметь право быть среди Доблестных Рыцарей.

– Почему? – настаивала дочь.

– У меня должна быть лошадь с красивой попоной, лучшие доспехи и оружие. Мне необходимо больше чем только мое умение, Лара.

– Как глупо, – ответила девушка. – Я всегда считала, что в любом деле навыки куда важнее внешности. – Она всплеснула руками и поцеловала отца в щеку.

– Но мои навыки – ничто, если я не буду выглядеть, как все остальные претенденты. – Он обнял ее и слегка прижал к себе. Это был один из тех редких моментов, когда она позволил себе выразить свои истинные чувства, ведь им так мало времени осталось провести вместе.

– Мы бедны, – произнесла дочь. – Нам нечего продать, чтобы ты смог участвовать в турнире, па?

– На это надо очень много денег. У нас нет ничего ценного, по крайней мере, я так думал до недавнего времени. Единственное, что может спасти нас, – это ты.

– Я? – Она смотрела на него с удивлением, но в глазах мелькнул страх. – Что же во мне ценного, папа?

Он улыбнулся ее наивности.

– Лара, ты обладаешь выдающейся красотой и девственностью, что уже огромная ценность. Ты же сама сказала, мы бедны. У тебя нет приданого, а без него мы не сможем найти для тебя достойного мужа. Теперь, когда гильдия получает все меньше заданий, у меня мало работы, а значит, и денег в кармане. Мне надо что-то предпринять, Лара, ради нас всех. Что будет с тобой, с Сюзанной, с твоим братом, если я не найду выход? Я уверен, что смогу стать одним из победителей, если получу право принять участие в турнире.

– Поэтому Сюзанна водила меня в дом Гая Просперо, да, папа? – задумчиво произнесла Лара. – Для этого меня просили раздеться догола, и меня осматривал врач, да, папа? Главный торговец заплатит за меня хорошие деньги? Он меня купит?

– Десять тысяч кубитов, дочка, – ответил Джон Быстрый Меч.

Лара кивнула:

– Огромные деньги, папа. Я правда стою такую кучу золота?

– Даже больше. Гай Просперо сам хочет заработать на тебе. Думаю, он получит вдвое или втрое больше, когда продаст тебя.

– Что же он будет со мной делать, па? – спросила Лара. Она была очень напугана и вся дрожала. Однако, вспомнив, как любит ее отец, заставила себя сдержать слезы. Он любит ее и никогда не позволит, чтобы ей было больно.

– Думаю, они продадут тебя в Дом удовольствий, – ответил отец и вновь нежно обнял дочь.

– Женщинами для удовольствий все восхищаются, па. Они живут в роскоши и на привилегированном положении, – продолжала рассуждать Лара. Затем она наклонилась к нему: – Тебе не о чем грустить, отец. Разве меня ждет лучшее будущее? Надо меня продать. – Она должна быть храброй. Ради отца. Она видела, как он переживает. Но ведь он обеспечит ей куда более счастливую жизнь, чем та, на которую она может рассчитывать в ее положении.

Джон молча кивнул.

– Когда я должна уйти? – Лицо ее стало печальным. – Ведь не сейчас, да, папа?

– На следующий день после окончания турнира, дочь, – ответил Джон Быстрый Меч.

Лара захлопала в ладоши:

– Значит, я увижу, как ты победишь, отец! Здорово! Я уйду из дома с легким сердцем, зная, что смогла помочь вам.

– Если бы я мог поступить по-другому, Лара, – начал он, но дочь закрыла ему рот своей маленькой ладошкой.

– Если бы ты мог, отец, ты бы обязательно так и сделал. – Она говорила очень спокойно. – Небесный распорядитель дает каждому из нас определенный талант. Тебе – мастерски управляться с мечом. Мне же суждено идти по жизни, используя свою красоту. Родись я дурнушкой, вы бы давно отдали меня в услужение в богатый дом, где я бы жила из милости. Нет. Уж лучше пусть будет так, как сейчас. Я стану самой известной женщиной для удовольствий, как Роксалана из Роуз. Она выкупила свою свободу и сейчас сама держит Дом удовольствий. И я поступлю так же. По своей собственной воле, а не из чьей-то милости.

– Я не ожидал, что найду в тебе столько понимания, Лара, – искренне признался Джон.

– Иногда мне кажется, что мама приходит ко мне по ночам и тихим шепотом учит меня мудрости. Я еще так молода, но порой у меня такое ощущение, что я живу уже тысячу лет или даже больше, – призналась Лара с легкой улыбкой.

– Иногда ты меня просто поражаешь, дочь, – сказал Джон Быстрый Меч. – Спасибо тебе за понимание и одобрение моего поступка. – Он поднял ее с колен и встал. – Пойду расскажу жене о том, какая храбрая у меня дочь.

Лара так и осталась сидеть на лавке. Ее жизнь так долго казалась ей незыблемой и спокойной, что она все чаще стала задаваться вопросом, что же должно произойти. Ей уже четырнадцать лет, она выросла. Многие девушки в ее возрасте уже были замужем или служили в домах, но это не ее судьба. Она не против. Ей всегда было интересно узнать, что за земли находятся за пределами города, возможно, сейчас ее желание исполнится. Ее могут продать в Дом удовольствий Прибрежной провинции. Она слышала, что это красивый и богатый район. Центроземье было скучным и непривлекательным, только поля и фермы. Женщины в Центроземье проживали в домах свои скучные жизни. И ни одна из них не могла выкупить свою свободу. Еще она слышала о земле принцев-теней. Немногие в городе знали об этом. Интересно, у них есть Дома удовольствий? Что касается лесных лордов, как они себя сами называли, они были одним из самых старых кланов в Хетаре, с чистейшей родословной – так они сами заявляли. Вся их жизнь была подчинена традициям.

Но отец сказал, что она красива. Красива настолько, что главный торговец согласился заплатить за нее десять тысяч золотых кубитов, да еще надеется выручить намного больше. У Лары еще не было опыта жизни за пределами квартала, но она чувствовала, что, если ее оценили так дорого, значит, ее ждет большое будущее. Перспективы казались ей захватывающими, и она с нетерпением ждала, что же уготовила ей судьба. Она наполовину фея, и сейчас, как никогда раньше, ощущала необыкновенное волнение. Сюзанна объяснила ей, что это происходит потому, что у нее настал период кровотока, который случается у женщин каждый лунный цикл, поэтому влияние матери на нее стало сильнее, чем когда-либо. Однако это никак не связано с ее волшебным происхождением.

Лара была счастлива, что ее уход сможет помочь семье занять более высокое положение в социальной иерархии, но не чувствовала, что ей предстоит ради этого пойти на жертвы. Происходящее виделось ей отличным шансом приблизиться к прекрасному будущему. Хотя ее немного тяготило, что именно ее мачехе принадлежала идея так с ней поступить. Разве не Джон Быстрый Меч должен решать, как распорядиться их жизнями? Сюзанна очень изменилась за последние шесть месяцев, с момента рождения сына. Нет, Лара не ревновала отца к мачехе. Но мысли о том, что кто-то может быть настолько привязан к другому человеку, как Сюзанна привязана к ее отцу, казалась ей сейчас отвратительной. Опять в ней проснулась буйная кровь феи, но девушка не привыкла ни с кем делиться своими размышлениями. Лара была уверена, что Сюзанну шокировало бы ее откровение, а подруг у нее не было.

Девочки из квартала не очень хорошо к ней относились. Многих пугало ее происхождение. Лара часто размышляла, чем же, по их мнению, она может им навредить. Колдовать она не умеет. Только сейчас Лара стала понимать, что их отталкивала ее красота. Получается, красота – благословение и проклятие одновременно. Лара решила, что стоит запомнить это на будущее.

 






Date: 2015-06-05; view: 174; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.031 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию