Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Лара довольно скоро выяснила, что они не преувеличивали





 

Лара довольно скоро выяснила, что они не преувеличивали. Живущие в замке женщины никогда далеко от него не уходили. Но когда Лара выглянула из башни, ее поразило, какой прекрасный вид перед ней открылся. И ей сразу захотелось увидеть остальное. Ей не терпелось совершить верховую прогулку по окрестностям, хоть она и понимала, почему теране считают своих женщин слишком беспомощными для таких путешествий.

Беспомощными? Лара чуть не засмеялась при этой мысли. Сирват и остальные женщины отнюдь не беспомощны, размышляла она. Они очень неплохо управляются с хозяйством доминуса. Лара предположила, что такой же порядок царит и в остальных частях замка, и в окрестных деревнях. Но в Тере, похоже, проживало два отдельных сообщества. Мужчины занимались своими делами, а женщины — своими. И они почти нигде не соприкасались, за исключением спальни. «И пока эти сообщества не соединятся в единое целое, Тера останется такой, какая есть, — думала Лара, — и рано или поздно окажется уязвимой перед Хетаром». Наверное, надо рассказать доминусу то, что ей стало известно. Но сначала надо получше узнать Теру.

В конце концов Лара решилась завести разговор с доминусом, когда они вечером сидели в его личном саду.

С их знакомства прошло уже несколько недель, и они обращались друг к другу по имени.

— Магнус, тебе известно, что ваш стародавний колдун наслал проклятие не на женщин Теры, а на мужчин?

— Что? — Тот искренне изумился. — Я не понимаю, о чем ты.

— Ваши женщины умеют говорить, — объяснила она. — Это вы, мужчины, их не слышите. Вот чего хотел тот колдун. Чтобы вы больше не слышали голосов женщин, поскольку именно женщина его перехитрила.

— Женщины могут говорить, — ошеломленно повторил Магнус. — Ты действительно слышишь их голоса? Не мысленно, наяву?

— Это не игра воображения, Магнус. У ваших женщин есть голос, они могут говорить, — подтвердила Лара. — У недружелюбной и взбалмошной Юмы, к примеру, очень приятный голос. По вечерам она иногда поет. Жаль, что ты не слышишь ее голос, он очень красивый.



— Ты можешь снять проклятие с помощью своей магии? — удивился Магнус.

— Не знаю, — ответила Лара. — Я спрошу у Этне.

— Кто такая Этне? — Он ни разу не слышал, чтобы она упоминала это имя.

Лара подняла кулон, что висел у нее на шее на тонкой золотой цепочке.

— Этне, — вслух произнесла она, — пожалуйста, покажись доминусу.

В кулоне вспыхнул яркий огонек.

— Что это? — спросил Магнус.

— Этне — мой оберег. Ее надела мне моя мать, королева фей, когда оставляла меня с отцом-смертным. Мы общаемся с ней без слов. Я сейчас спрошу у нее, как мне снять ваше проклятие. Я никогда раньше этого не делала, но, думаю, я сумею.

Она вгляделась в кулон, который держала двумя пальцами.

«Этне, я хочу помочь мужчинам Теры. Я могу как-нибудь снять с них проклятие?»

«Сначала ты должна узнать слова проклятия, — сказала Этне. — Смогут ли они вспомнить после стольких-то лет?»

— Магнус, как давно наложено это проклятие? — Спросила Лара. — Нет ли записи, какие слова были произнесены?

— Это случилось более пятисот лет назад, — ответил тот. — Что же касается слов, то если они и существуют, то найти их можно только в Книге Теры, что хранится в Храме Великого Создателя.

— Тогда давай поедем туда и выясним, — предложила Лара. — Я уже извелась от скуки в женских покоях. Мне совершенно нечем заняться. Я не привыкла быть лишь венцом удовольствия, лорд доминус.

Его голубые глаза вспыхнули.

— Значит, вот ты кто? Венец удовольствия? — Усмехнувшись, он потянулся к Ларе, но она быстро отскочила назад:

— О нет. — Она засмеялась и погрозила ему пальцем. — Сначала разберемся с этим, а потом уже обсудим, как в очередной раз удовлетворить твою ненасытную страсть.

— Согласен. Завтра же отправимся в путь, — пообещал Магнус. — Кстати, мы обнаружили у ворот прекраснейшего золотистого скакуна. Он напомнил мне тебя. Бери его, если захочешь. Он твой. А теперь иди сюда, моя колдунья.

— Золотистый скакун? С кремовой гривой и таким же хвостом? — заволновалась Лара.

— Верно, — подтвердил доминус.

Лара вскочила с подушек, на которых они оба лежали.

— Магнус, отведи меня к нему!

— Ладно. — Он встал. — Но после этого...

— Да-да, конечно, — пообещала она. — Разве я могу отказать мужчине с таким темпераментом?

Доминус взял Лару под руку и отвел к конюшням. Навстречу им вышел главный конюх.

— Где то животное, что нашли сегодня утром? — поинтересовался доминус.

— Мы его почистили, накормили и напоили, мой лорд. Он умирал от жажды, — сообщил конюх, сопровождая их в каменное здание. — Я решил, что ему нужен покой, чтобы восстановить силы, — закончил он. — Вот он, здесь, мой лорд.

Скакун поднял голову, окинул посетителей взглядом и сразу заметил Лару.

— Даграс! — воскликнула она. — Как ты здесь очутился? Я же оставила тебя в Фиакре, чтобы ты был в безопасности. — Лара распахнула дверцу стойла, вбежала внутрь и обняла лошадь за шею. — Я так по тебе скучала!

— И я тоже скучал по вас, хозяйка, — ответил скакун. — Королева Илона решила, что я могу вам понадобиться. Она дала мне крылья, чтобы я смог перелететь море и найти вас. Она сказала, что вы будете здесь.



Доминус и главный конюх вздрогнули, заслышав голос лошади. Они с изумлением смотрели на прильнувшую к коню Лару.

— Настоящая магия, — произнес Магнус.

— Даграс, это доминус доминиона Тера, — представила его Лара. — Магнус, это Даграс, мой конь.

Жеребец поднял копыто и кивнул.

— Приветствую вас, лорд доминус, — сказал он. — Я — Даграс, сын Худака, рожденный Рональдой, из табуна принца-тени Калига.

Главный конюх свалился на пол в глубоком обмороке. Однако доминус был покрепче.

— И ты, если я правильно расслышал, прилетел из Хетара и пересек целое море, чтобы оказаться со своей хозяйкой.

— Из Дальноземья, лорд доминус, — поправил его Даграс. — Когда я сказал Лиаму, лорду Фиакра, что должен отправиться в путь, он лично проводил меня к Рендору Филану, чьи земли граничат с морем и Прибрежной провинцией. Я не прискакал в Хетар. Я взлетел с берега Рендора.

— Взлетел? — переспросил Магнус.

Конь кивнул:

— Да. И должен сказать, это было очень волнующе.

— А где теперь твои крылья? — поинтересовался доминус.

— Мне они больше не нужны.

— Но где они? — настаивал доминус.

— Даже не представляю, — ответил Даграс. — Королева Илона сказала, чтобы я просто подумал о крыльях, когда мне понадобится лететь, и они сразу появятся. Я так и сделал, и они действительно появились. А когда в них отпала необходимость — исчезли. По-моему, все очень просто.

Доминус, похоже, был сбит с толку. В этот момент конюх у его ног застонал, начиная приходить в сознание.

— Магия часто пугает тех, кто с ней незнаком, — спокойно сказала Лара. — Ты не хочешь помочь ему подняться?

Доминус нагнулся и поставил на ноги еще не полностью пришедшего в себя конюха.

— Питер, все в порядке, — сказал он. — Этот конь действительно разговаривает, но это добрая магия. Хорошенько за ним присматривай.

— С-слушаюсь, л-лорд доминус, — дрожащим голосом выговорил конюх.

— Привет, Питер! — обратился к нему Даграс. — Мне понравился тот молодой человек, что заботился обо мне, когда меня только привели в конюшню. Я бы хотел, чтобы он и дальше мной занимался. Он очень милый и отлично знает, как пользоваться скребницей. Как его зовут?

— Джейсон, — ответил Питер и сам удивился: он никак не мог привыкнуть к тому, что разговаривает с лошадью. — Это мой сын. Я лично учил его пользоваться скребницами.

— Он очень аккуратно с ними обращается, — похвалил Даграс.

— Я прослежу, чтобы вас вверили его заботам, — пообещал главный конюх. И поспешно ретировался, чтобы успокоить свои расшатанные нервы.

— Не беспокойтесь, он скоро ко мне привыкнет, —

пообещал Даграс Ларе.

— Сколько тебе нужно времени, чтобы восстановить силы? — спросила она.

— К утру я буду в полном порядке, — заверил ее Даграс. — А куда мы отправимся?

— К Храму Великого Создателя. Но тебе надо узнать дорогу к храму у доминуса, потому что я совершенно не представляю, где это находится. А сейчас расскажи, как мои дети? Что происходит в Дальноземье? Я же знаю, что ты любишь слухи.

— Диллон учился ездить на мне, но я намекнул лорду, что я великоват для него. Ануш хорошеет день ото дня и ходит за Носс хвостиком. Хетар пока к нам не вторгался, хотя об этом много говорят, — сообщил Даграс.

Лара кивнула.

— Здесь, кажется, много обширных земель, хозяйка, — заметил конь.

— Пока не знаю, я их еще не исследовала, — ответила Лара. — На здешних людях лежит проклятие, которое я должна попытаться разрушить. Мужчины не слышат голосов своих женщин и много веков верят, что те не могут говорить. На самом деле они могут. Просто мужчины их не слышат, — стала объяснять она.

— А что мы будем искать? — поинтересовался Даграс.

— Слова проклятия — без них я не смогу распутать этот клубок, — пояснила Лара.

— А он отличный мужчина, хозяйка, — заметил конь, кивнув на доминуса.

— Даграс! — Лара покраснела.

Конь насмешливо фыркнул, его темные глаза зажглись озорством.

— Позвольте мне отдохнуть до утра, и я понесу вас на своей спине куда угодно, — сказал он. — Приятно будет снова отправиться с вами в путешествие. — Он повернул голову к Магнусу: — Пока хозяйка дарует вам свою преданность, я дарую вам и свою, лорд доминус. Но помните, что главной для меня всегда остается Лара, вдова Вартана, дочь Доблестного Рыцаря Джона Быстрый Меч и Илоны, королевы лесных фей.

— Ты знаешь, что такое честь, — оценил его слова доминус. — Я все понял, Даграс. Как следует отоспись, завтра нам предстоит долгое путешествие. — Он дружески кивнул коню, а потом повернулся к Ларе: — Готова идти?

Лара напоследок обняла своего коня и поцеловала его в морду.

— Отдыхай, — наказала она. — Завтра я приду к тебе. — Потом она взяла доминуса за руку, и они вышли из конюшен.

Они направились в личный сад Магнуса — обнесенное каменной стеной красивое и полное зелени местечко с маленьким прудом и водопадом. День клонился к вечеру, и небо уже расцветилось синими, розовыми и золотыми отблесками, поверх которых вальяжно плыли узкие облачка. В каменной стене сада виднелись круглые бойницы, в которые можно было наблюдать за расположенным внизу фьордом. А напротив бойниц плавно поднимались горные вершины. И нигде не было заметно никакой жизни.

Магнус стоял за спиной Лары, его большие руки сжимали ее грудь.

— Ты не говорила, что у тебя двое детей, — пробормотал он ей на ухо. Его руки продолжали ласкать ее грудь. — Даже мне известно, что феи могут родить ребенка только тому, кого полюбили. Кто их отец?

— Вартан Фиакр, мой муж, — ответила Лара. — Я ведь говорила, что я его вдова. Мой муж хотел иметь от меня детей. Он очень меня любил, и я тоже испытывала к нему нежные чувства. Я подарила ему дочь и сына, хотя мы оба знали, что придет день, когда я должна буду их оставить. Я только не ожидала, что к тому времени с ними не будет отца, который о них позаботится.

— Ты не сказала, что любила его, — заметил Магнус.

— Я испытывала к нему достаточно нежности, чтобы принять его семя и родить ему детей, — ответила Лара.

— Ты будешь носить моего сына лишь тогда, когда полюбишь меня безо всяких оговорок, — с внезапной твердостью заявил доминус. — Меньшего я от тебя не приму.

— Я не знаю, способна ли я полюбить, — сказала Лара.

— Ты меня полюбишь! — повторил Магнус. — А если нет, значит, ты ничем не лучше моих женщин для удовольствий.

— Выдели приданое Юме и остальным и выдай их замуж. Нехорошо держать их у себя, если вы их не любите, лорд доминус.

— Откуда ты знаешь, что я их не люблю? — поинтересовался Магнус, продолжая мять ее грудь. Его пальцы сквозь платье играли с ее сосками, а губы прижимались к шее. Лара чувствовала исходящий от него жар.

— Разве вы прячете где-то здесь своих детей, лорд доминус? — промурлыкала она. — Я что-то не видела никого в женских покоях. Уверена, что, если бы вы захотели от кого-то из этих женщин детей, вы бы уже их имели.

— Те, кого я привожу сюда ради собственного удовольствия, не задерживаются здесь надолго, — признался он. — Я не хочу детей, поэтому каждый день им дают особый эликсир, чтобы предотвратить случайности. За этим строго следит моя сестра, — объяснил доминус.

— Ты не спал ни с одной из них с тех пор, как я здесь появилась, — заметила Лара.

— А ты подаришь мне ребенка, если я отошлю их? — спросил Магнус, сдавливая сзади ее тонкую нежную шейку. Она пахла так сладко, что дразнила его воображение.

— Если ты их не отошлешь — точно не подарю, — ответила Лара. — Но сначала, лорд доминус, нам нужно решить кое-какие проблемы. Я должна попытаться разрушить тяготеющее над вами проклятие. И я не смогу этого сделать, если меня будут отвлекать твои ревнивые женщины или растущий в животе ребенок. Выбор за тобой.

— Я обдумаю твое предложение, — согласился Магнус.

Он отпустил ее грудь, развернул к себе лицом и прижал спиной к каменной стене. Потом стал целовать ее лицо и задрал платье. Распустив завязки своего одеяния, он подхватил Лару за ягодицы, подтянул ее вверх и насадил на свое копье. И улыбнулся, услышав, что она ахнула. Ее горячие и влажные ножны плотно обхватили его любовное орудие.

— Я ведь еще в самый первый день говорил, что ты принадлежишь мне, — прошептал он ей на ухо.

Лара обняла его за шею и стала целовать в губы.

— А я тебе ответила, что это ты принадлежишь мне, — возразила она, обхватывая ногами его торс. — Но ты не получишь от меня самого желанного дара, пока в твоем доме остаются женщины, с которыми ты делишь удовольствие. — Лара снова поцеловала его со всей страстью, их языки сплелись в яростном сражении, и он распахнул двери к раю.

— Ты такая тесная, — простонал Магнус, прижимаясь к ее губам. Ее сила его восхищала.

— А ты такой большой, — призналась Лара. От удовольствия у нее кружилась голова.

Они раскачивались взад и вперед, пока не достигли невероятного наслаждения, которое вспыхнуло и ушло, оставив после себя удовлетворение и слабость. Ноги Лары сами собой разжались, и она крепко вцепилась в Магнуса, чтобы не упасть.

— Мне надо отдать Сирват распоряжения на то время, пока мы будем отсутствовать, — произнес доминус. — Это тебя порадует, моя фея?

— Я хочу для вас только самого лучшего, лорд доминус, — с притворной покорностью прошептала Лара.

Магнус усмехнулся:

— Ты поистине восхитительная колдунья. Иначе я бы уже давно перебросил тебя через стену.

— Но я бы могла отрастить себе крылья и улететь. Как Даграс. Неужели вы бы не скучали по мне, лорд доминус? — промурлыкала Лара. Халат Магнуса все еще был распахнут, и она лизнула его грудь.

— Ты соленый, — произнесла она. — Люблю соль!

— Прекращай надо мной издеваться, фея, — ответил он, застегивая одежду. — Кроме того, я голоден и хочу поужинать. Пойдем со мной в главный зал.

— Не сегодня, — отказалась Лара. — Мне нужно отдохнуть перед завтрашним путешествием. К тому же все здешние мужчины всегда нервничают при звуке моего голоса. Я лучше пойду к себе в спальню. Конечно, если вы не против, лорд доминус. — В ее изумрудных глазах блеснули чертики.

Упершись ладонью в стену, Магнус всем телом прижался к ней. Другая его рука играла ее длинными золотыми прядями.

— Это твои чары на меня так действуют, да, фея-колдунья? Поэтому в твое отсутствие я чувствую внутри пустоту, чем бы я ни был занят. — Он поднес к своим губам прядь ее волос и поцеловал. — Меня везде преследует твой аромат. — Магнус обхватил ладонями ее голову. — А еще ты вызываешь во мне чувство одновременно невероятной силы и слабости. — Он легко-легко провел губами по ее губам.

Лара с закрытыми глазами слушала его ровный глубокий голос. Его слова очень удивили ее. Но еще больше взволновали, потому что она почувствовала в Магнусе человека равного себе. Действительно равного. Может ли она влюбиться в него? Он уже влюблен, она это чувствует. Способна ли она на такую же всепоглощающую любовь? Осмелится ли она на нее? Лара в очередной раз пожалела, что не может жить как обычная женщина. Безо всякого предназначения. Без наложенных свыше обязательств.

Губы Магнуса накрыли ее рот, но только на мгновение. Потом она с улыбкой посмотрела в его голубые глаза и нежно погладила щеку. Он улыбнулся ей в ответ.

— Однажды ты разобьешь мне сердце, — признался ей Магнус в редкую минуту полного доверия.

— Нет, Магнус. Ни за что. — Она выскользнула из его объятий и заторопилась к выходу.

Магнус посмотрел ей вслед и коротко вздохнул. Потом встряхнулся и подозвал слугу, чтобы передать сестре просьбу присоединиться к нему на восходе первой луны. Он сдержит данное Ларе слово, подумал доминус, и отошлет Юму, Фельду и Альцип. Они в любом случае ему наскучили. Ему теперь и одной женщины более чем достаточно; при условии, что эта женщина — Лара. И Магнус внезапно с кристальной ясностью осознал, что всю жизнь ждал именно ее.

Он решил, что будет ужинать в главном зале. О том, что Лара хочет попытаться разрушить проклятие, он не рассказал даже самым близким соратникам. Если ей не удастся справиться с этим, гнев от разочарования может обрушиться не только на нее, но и на самого доминуса.

Когда серебряная луна поднялась над замком, Сирват присоединилась к Магнусу. Она принесла с собой блюдо с засахаренными вишнями, которые он обожал, и удобно устроилась на подушках. Ночь была теплой, и они расположились на воздухе, в его личном саду.

— Я хочу, чтобы ты нашла мужей — хороших мужей — для Юмы, Альцип и Фельды, — сразу же заговорил Магнус. — Для Юмы нужен муж зажиточный, занимающий то же положение, что и ее семья. На меньшее она не согласится. Для Альцип нужен кто-то ученый, с любым другим она заскучает. А маленькой Фельде, скорее всего, подойдет какой-нибудь старший сын богатого фермера. Но обязательно с добрым сердцем, поскольку, как я вижу, Фельда очень милая девочка. Да, и надо выделить им приданое. Отрезы, пуховые подушки и одеяла, серебряное блюдо, гардероб, который удовлетворит любую невесту, и шелковая сума с пятьюдесятью золотыми слитками — все это должна получить каждая из них. При этом они могут оставить себе все подаренные мной драгоценности. Как ты думаешь, это достаточно щедро?

Сестра энергично закивала.

— Лара рассказала мне, что ты можешь говорить и что это мужчины не слышат женщин, — сказал доминус.

Сирват улыбнулась.

— Завтра мы отправляемся верхом к Храму Великого Создателя. Лара хочет найти там точные слова проклятия, чтобы попытаться его снять. Тебе она нравится? — спросил Магнус.

Сирват снова кивнула и, вопросительно показав на него самого, хитро улыбнулась.

— Верно, — только и ответил он.

Сирват откинула голову и раскрыла рот, но ее смеха он не услышал, хотя Магнус видел, что она смеется. «Интересно, как звучит ее смех? — подумал он. — И на что похож ее голос?» Ему внезапно очень захотелось узнать это.

— Я очень хочу услышать твой голос, сестра, — произнес он.

Сирват показала на него, потом на себя.

— Он похож на мой? — спросил Магнус.

Сирват сделала знак большим и указательным пальцами.

Он понял.

— Чуть-чуть, да? — спросил он, и Сирват, улыбаясь, кивнула.

— А ты сама уже готова к замужеству? — спросил Магнус.

Сирват отрицательно закрутила головой.

Он засмеялся.

— Насколько я тебя знаю, это означает, что ты сама выберешь себе мужа, верно? И кто же он? Кто похитил твое сердце, а, Сирват? — иронично спросил Магнус.

Девушка послала ему загадочную улыбку и смущенно отвернулась, избегая его пристального взгляда.

— Если у Лары получится снять проклятие, ты мне расскажешь об этом? — мягко спросил он.

Сирват кивнула и передала ему засахаренные вишни. Доминус набрал в горсть клейких ягод и стал по одной поглощать. Затем, поднявшись на ноги, она послала брату воздушный поцелуй, собираясь оставить его одного в саду, залитом лунным светом.

— Одну минутку, — остановил ее Магнус. — Пришли ко мне Юму, Альцип и Фельду.

Сирват отвесила ему поклон и быстро вышла. «Если бы только у Лары все получилось», — подумала она. Тогда она сможет рассказать брату, что есть человек, которого она любит и за которого хочет выйти замуж, — капитан Коррадо. Она знала его всю жизнь. Они даже были дальними родственниками. И девушка видела, что он тоже ее любит, — по взглядам, которые он незаметно на нее бросал. Но Сирват понимала, что Коррадо скромен и не станет просить руку девушки, которая является сестрой самого доминуса. Возможно, поэтому до сих пор он был холост.

Войдя в женские покои, она увидела, что все три женщины для удовольствий наслаждаются ночным воздухом в маленьком садике, который был разбит для женской половины замка. Девушка сгорала от нетерпения рассказать им о планах доминуса.

— У меня есть новости, — сообщила она троице. — А где Лара?

— В своих покоях, — ответила Фельда.

— Приведи ее, ей тоже стоит это услышать, — заявила Сирват.

Фельда вскочила и убежала. Спустя пару минут она вернулась в сопровождении Лары.

— В чем дело? — поинтересовалась Лара.

— Садись с остальными, — сказала Сирват. — У меня новости, которые касаются вас всех. Юма, Альцип и Фельда, доминус решил подыскать вам мужей и предоставить очень щедрое приданое.

— Нет! — воскликнула Юма. — Я не хочу никого, кроме доминуса.

— Молчи! — строго приказала Сирват. — Ты будешь поступать так, как тебе говорят. Ты получишь мужа из высшей касты, поскольку происходишь из соответствующей семьи. Мужем Альцип станет умный и образованный мужчина. А для маленькой Фельды найдется наследник земельных владений, хороший молодой человек, который оценит ее доброту и золотое сердце. В приданое вы получите среди всего прочего серебряное блюдо и золотые монеты. Также вы можете оставить себе все подаренные доминусом драгоценности и взять одну чистопородную лошадь. Мой брат проявляет к вам большую щедрость.

— Я согласна, — сказала Альцип.

— И я тоже, — согласилась практичная Фельда.

— А я нет! — крикнула Юма. — А что насчет Лары? Какие планы у доминуса на нее? Каким будет ее муж?

— Лара останется здесь, — улыбнулась Сирват. — Похоже, брат предпочитает ее всем остальным женщинам. Он считает, что больше не нуждается в ваших услугах. Но я не стану с тобой спорить. Я всего лишь передаю слова доминуса. Брат хочет поговорить со всеми вами в своем саду. Идите к нему!

Юма выбежала из покоев, за ней спокойным шагом вышли, перешептываясь на ходу, Альцип и Фельда.

— Почему ты хотела, чтобы я присутствовала при этом разговоре? — спросила Лара у Сирват.

— Я понадеялась, что, услышав новости в твоем присутствии, они не станут винить тебя в решении доминуса. Ты знала о его планах? — полюбопытствовала она.

— Я не знала, что именно он решит, — осторожно ответила Лара. — Но я ему намекнула, что лучше выдать их замуж.

Сирват засмеялась.

— Какая ты хитрая, — сказала она.

— Нет, — сказала Лара. — Но если твой брат хочет делить со мной удовольствия, он не может делить их с кем-то еще. Мужчины Теры ведь не живут сразу с несколькими женщинами.

— Наши законы этого не запрещают, — заметила Сирват. — Некоторые мужчины так и делают, но большинство из них не может себе позволить больше одной жены. Мужчин, которые имеют сразу несколько женщин для удовольствий, очень мало. В Тере ведь больше женщин, чем мужчин. И у тех, кто не может найти себе мужа, выбор невелик. Одни открыто продают свое тело. Другие присоединяются к Дочерям Великого Создателя, это женское религиозное общество.

— А ты сама собираешься замуж? — спросила Лара.

Девушка улыбнулась.

— Если ты спросишь мое сердце, то да, — ответила она.

— И кто же он? — полюбопытствовала Лара.

— Ты его знаешь, — слегка улыбнулась Сирват. — Это капитан Коррадо.

Лара улыбнулась в ответ:

— Хороший выбор. Он хороший человек и был со мной очень добр. Твой брат знает об этом?

— Нет, но, когда он сможет меня услышать, я ему расскажу, — сказала Сирват. — Иногда я общаюсь с братом с помощью писем, но об этом написать не могу.

— Я не уверена, что смогу снять с вас проклятие, — предупредила Лара.

— Ты найдешь способ. Я знаю, что ты найдешь, — настаивала Сирват.

В это время вернулись Альцип и Фельда.

— Доминус обо всем подумал, — сказала Альцип. — И приданое у нас более чем щедрое. Нам всем предоставят прекрасных мужей.

— А где Юма? — поинтересовалась Сирват.

— Пытается соблазнить доминуса, чтобы он отказался от своего решения. Лара, я думаю, тебе стоит пойти к нему, — мягко сказала Фельда.

— Он просит меня прийти? — спросила Лара.

— Нет, но Юма очень агрессивно настроена, — волнуясь, пояснила Фельда.

— Если он сам не просит меня прийти, я не стану этого делать. Магнус Хаук вполне может о себе позаботиться, — возразила Лара.

И в этот момент в сад сердито ворвалась Юма.

— Я не позволю, чтобы меня отсылали, как какую-то племенную корову! — завопила она. — Я скорее пойду на панель! Или присоединюсь к Дочерям Великого Создателя и больше не стану предлагать свое тело мужчинам!

— Если ты предпочитаешь такую жизнь жизни замужней женщины, это будет твоим решением. И очень далеким от совершенства, я полагаю, — спокойно отметила Лара.

— Ты! — Юма обратила свой гнев против Лары. — Это ведь все из-за тебя, да, фея? Пока ты не появилась, доминус был нами вполне доволен. А теперь нас всех внезапно выставляют из замка. — Ее глаза сузились, и она вдруг бросилась на Лару.

Лара встала, повернулась лицом к Юме и подняла руку.

— Не приближайся ко мне! — предупредила она обозленную женщину.

Юма озадаченно остановилась.

— Ты что, хочешь, чтобы я позвала мастерицу наказаний? — поинтересовалась Сирват.

Альцип и Фельда побледнели.

Юма резко повернулась к Сирват.

— Лорд доминус этого не позволит, — ухмыльнулась она.

— В этой части замка командую я, — возразила Сирват. — Не забывай этого. А теперь я снова тебя спрашиваю: ты хочешь, чтобы я позвала мастерицу наказаний?

— Зови! — бросила Юма.

Сестра доминуса ни секунды не колебалась. Хлопнув в ладоши, она вызвала служанку.

— Немедленно пришлите сюда мастерицу наказаний.

Служанка широко раскрыла глаза, отвесила поклон и торопливо убежала. В саду наступила мертвая тишина. А потом внезапно появился доминус.

— Сирват вызвала мастерицу наказаний? — спросил он у Лары.

— Из-за Юмы. Она злилась и пыталась оспорить ее авторитет.

— Я не могу этого допустить, — спокойно произнес Магнус. — Я сам с этим разберусь.

Появилась мастерица наказаний — крупная, высокая женщина, которую сопровождали две большие собаки. Увидев доминуса, она угодливо поклонилась.

— Мне передали, что леди Сирват меня вызывала, — сказала она.

— Так и было, — ответила Сирват. — Но мой брат желает самолично разобраться с ситуацией. Однако вам лучше пока остаться. Ему может понадобиться ваша помощь.

Мастерица наказаний поклонилась:

— Слушаюсь, леди Сирват. Вы только прикажите, и я все исполню.

Юма бросилась в ноги доминусу и жалобно взглянула на него.

Магнус Хаук окинул ее холодным взглядом. И сразу перевел глаза на сестру.

— Передай этому бесстыдному созданию, что ее уловки меня не разжалобят, — заявил он ледяным тоном. — И скажи мастерице наказаний, что мне нужна плетка-восьмихвостка с узлами.

Альцип с Фельдой побледнели от ужаса. Такого доминуса они еще не знали. Юму они не любили, но сейчас невольно ей посочувствовали.

— Тебе обязательно делать это самому? — тихо спросила Лара.

— Я не могу допустить прилюдной слабости, даже к женщине. Иначе пойдут разговоры, — пояснил Магнус. — Ее сегодняшние фокусы уже наверняка обсуждают по всему замку. Я должен ее наказать, чтобы другим было неповадно следовать ее примеру.

— Другим женщинам? — спокойно поинтересовалась Лара.

— И женщинам и мужчинам, — ответил Магнус. — Завтра ты поймешь, насколько безграничны земли доминиона. Я его хозяин, и никто не должен сомневаться в моей решительности и уверенности. Именно таким должен быть доминус Теры.

Лара понимала его лучше, чем кто-либо.

— Слушаюсь, лорд доминус, — ответила она и поклонилась. На какой-то миг его губ коснулась слабая-слабая улыбка. И исчезла так быстро, что Лара даже засомневалась, не показалось ли ей это.

— Разденьте ее и поставьте на колени! — ледяным тоном приказал Магнус. Он равнодушно смотрел, как Юму заставляют подняться, стягивают с нее платье и ставят на колени.

Мастерица наказаний своими мускулистыми руками крепко ухватила ее за плечи. Юма пыталась сопротивляться, но та держала ее мертвой хваткой.

— Фельда и Альцип, идите в свои покои, — велел доминус. — Ваше присутствие здесь не требуется.

Девушки по очереди поцеловали ему руку и ушли.

Доминус повернулся к Сирват и стоящей рядом с ней Ларе.

— Вы остаетесь? — спросил он.

Они обе молча кивнули.

Магнус взял в руку широкую кожаную плетку. С конца ее свисало восемь узких полосок с узлами, причиняющими при ударе сильную боль.

— Ты получишь десять ударов, — произнес Магнус. Потом он замахнулся и стегнул ее налитые ягодицы. Сначала Юма лишь сильно сжимала губы, но на третьем ударе она закричала и стала умолять Сирват проявить милосердие.

Доминус, казалось, не слышал ее криков. Собаки заливались лаем и рвались с привязи. Он видел алые отметины на коже Юмы, видел, как она пытается вывернуться и с каким беспокойством смотрят на него Лара с Сирват. Он знал, что плетка причиняет Юме обжигающую боль. Сама виновата — не стоило бросать ему вызов.

Сирват оставалась глуха к мучениям Юмы. Она не была жестокой, но Юма с самого своего появления в замке вела себя грубо и заносчиво. И все же Юма была женщиной ее брата, и поэтому Сирват считала, что не стоит наказывать ее по всей строгости. Но на пятом ударе мольбы Юмы сменились проклятиями, и Сирват почувствовала, что делает правильно, что молчит.

Лара тоже наблюдала за наказанием с внешним спокойствием. Она хорошо понимала, что движет Магнусом. Тем не менее, Лара испытала облегчение, когда он нанес последний удар. К этому времени Юма уже жалобно рыдала.

Магнус Хаук отложил плетку в сторону и ушел, коротко бросив:

— Займитесь ею.

Всю спину и ягодицы Юмы покрывали узкие красные отметины.

— Я о ней позабочусь, — сказала мастерица наказаний своим скрипучим голосом. Она перестала удерживать Юму за плечи, но сразу подхватила ее на руки. — Где ее покои? — спросила она у Сирват.

— Пойдемте, — сказала та и увела за собой мастерицу наказаний вместе с ее собаками.

Лара осталась в саду. Она подняла глаза к небу. На нем сияли две луны разной степени «зрелости». И еще две были на подходе. Как и в Дальноземье, они тоже были серебристо-белыми. Интересно, почему только в Хетаре луна бывает яркой и сияющей?

Вернулась Сирват и села рядом с Ларой.

— Юме уже легче, но от ее рыданий я чуть сама не расплакалась. Мастерица наказаний смазала ее раны особым снадобьем, чтобы облегчить боль. Юма будет на ее попечении еще несколько дней, пока рубцы не подживут. А почему ты осталась? Мне-то пришлось, я ведь управляю домом брата, но тебе было не обязательно на это смотреть.

— Доминусу были нужны свидетели. Уверена, что, не будь нас, Юма бы потом рассказывала всем, что ей удалось смягчить его сердце своими женскими чарами. А теперь у нее это уже не получится. Несколько человек видели, как ее наказывали. Не только мы с тобой, но и слуги, которые смотрели из-за колонн. Очевидно, она ужасно с ними обращалась, раз они с удовольствием смотрели на ее порку, — пояснила Лара.

— Придется найти ей в мужья кого-то посильнее, — сказала Сирват. — Это будет нелегко, но приданое у нее очень хорошее, да и Юма славится своей красотой. Кроме того, очень почетно взять в жены ту, что жила с моим братом.

— Значит, Альцип и Фельде не составит труда найти пару, — сказала Лара. — Но как ты будешь выбирать им мужей?

— Пожелания доминуса передадут высокопоставленным обитательницам замка. Они принесут мне свои рекомендации, и затем мы обсудим каждую кандидатуру. Поскольку мужчины нас не слышат, они не знают, сколько всего мы услышим сами. Мы для них почти невидимки, и это дает нам возможность выяснить, что собой представляет тот или иной мужчина, — улыбнулась Сирват. — Хотя все-таки будет лучше, если они смогут наконец нас услышать, — добавила она.

— Тогда вы сможете быть с ними на равных, — согласилась Лара.

Сирват засмеялась:

— По-моему, мы и так уже их превосходим. Ведь это они нас не слышат, а не мы их. У женщин Теры всегда была власть. Мы были сильней, даже когда мужчины слышали наши голоса. Иначе одна из нас не смогла бы одержать верх над тем колдуном. Да, он нанес нам на смертном одре ответный удар, но твоя магия поможет нам преодолеть его проклятие.

— Ты когда-нибудь была в Храме Великого Создателя?

— Я никогда не покидала земель замка и покину их, только когда поеду к своему мужу, — ответила Сирват.

— Я не могу гарантировать, что у меня получится снять проклятие, — сказала Лара подруге. — Я этого не обещаю. Я могу только попытаться. Жаль, что ты не бывала в храме и не можешь рассказать мне о нем. Мы называем божественный дом Небесной канцелярией.

— Чисто по-хетариански, — усмехнулась Сирват. — Вы и шагу ступить не можете без денежных подсчетов. А я, хоть никогда и не бывала в храме, кое-что могу о нем рассказать. Его епископа зовут Аслак. Он очень стар, и, как я слышала, не обладает слишком широкими взглядами.

— Наверняка так и есть, — отозвалась Лара. — Смогу я обратиться к кому-то другому, если Аслак окажется слишком закостенелым в своих представлениях?

Сирват кивнула:

— К моему дяде, брату нашей матери Арику. Он уже избран следующим епископом и сразу заменит Аслака, когда тот умрет. Новых епископов всегда избирают заранее, когда действующий становится слишком стар. Аслаку уже сто лет. Мой тебе совет: сперва поговори с Ариком и спроси у него совета.

— А епископ не обидится? — поинтересовалась Лара.

— Нет, если Магнус первым выразит ему свое уважение. Аслаку лучше не знать о тебе, пока ты не найдешь то, что ищешь. А если не найдешь, то лучше вообще не знать.

— Какая ты расчетливая! — заметила Лара.

— Наступает время перемен, — продолжила Сирват, — и Тера по-прежнему плетется по жизни, как и много веков назад. Мы не продвинемся вперед, пока женщины этой земли наконец не будут услышаны. Пришло время узнать, что находится за нашими границами.

— Мы с тобой думаем очень похоже, — произнесла Лара. — И я с тобой согласна. Хетар может многое предложить Тере, но и у Теры, в свою очередь, есть что предложить Хетару.

— А что мы можем предложить Хетару, кроме тех товаров, которые мы поставляем?

— Еще не время говорить об этом, — ответила Лара. — Давай сначала решим проблему с проклятием. И потом я расскажу, что за мысли крутятся у меня в голове.

— Говорят, что в Храм Великого Создателя надо ехать целый день, — сказала Сирват.

— Я привыкла ездить верхом. Мне это даже нравится, — сказала Лара. — К тому же сегодня прибыл мой личный конь, которого мне подарил Калиг, принц-тень. Моя мать дала коню крылья, и он прилетел в Теру. — Лара засмеялась. — Андрасте с Верикой будут в восторге. Моего коня зовут Даграс, и он умеет разговаривать.

Голубые глаза Сирват округлились.

— Конь, который умеет разговаривать?

— Иногда, выезжая на Даграсе, я рассказываю ему о том, что меня беспокоит или волнует. Он хороший слушатель и еще лучший советчик, — пояснила Лара.

— Ты принимаешь советы от зверя? — с сомнением спросила Сирват.

— Животные очень мудры и часто видят недоступное нам, смертным. А слушать, что думают другие, вообще полезно.

— Мне бы хотелось познакомиться с этим созданием, — созналась Сирват.

— Пойдем завтра со мной в конюшню, и я тебя ему представлю, — пообещала Лара.

— Во сколько вы уезжаете?

— Доминус пока не говорил. Думаю, мне стоит послать к нему слугу, чтобы это выяснить, — вслух подумала Лара.

— Лучше дождись, пока он сам тебе все скажет, — посоветовала Сирват. — Не позволяй ему слишком быстро выяснить, что ты мудрее его. Твоя миссия не должна оказаться под угрозой.

— Тогда, наверное, лучше всего нам разойтись по постелям, — решила Лара.

Сирват кивнула.

— Я рада, что наши покои расположены далеко от покоев Юмы. Наверняка она всю ночь будет стонать и охать.

Оставшись одна в своих покоях, Лара вынула из ножен Андрасте и, положив ее перед собой на кровать, заговорила с мечом. Прислоненный к стене в углу Верика, услышав голос хозяйки, открыл глаза, отчего вид у него сделался еще более свирепым.

— Моя мать прислала нам Даграса, — сообщила Лара.— Завтра мы вместе с доминусом покинем замок и отправимся в путь. — Она объяснила своим магическим помощникам, зачем и куда они едут.

— Будет неплохо наконец выбраться отсюда, — сказала Андрасте. — Мы уже слишком долго сидим взаперти. Еще денек-другой, и я стану такой же раздражительной, как Верика.

— Ты права, Воспевающая победу и Вкушающая Кровь, — согласился Верика. — Я тоже хочу почувствовать на лице свежий ветер.

— Доминус не сказал точно, когда мы отбываем, я только знаю, что рано утром, — добавила Лара. — Сирват говорит, что до храма целый день езды.

В дверь осторожно постучали, и на пороге показалась Служанка.

— Доминус требует вас к себе, миледи, — сообщила она.

— Я сейчас приду, — отозвалась Лара и поспешила к Магнусу.

Она уже неплохо знала замок и быстро добралась до покоев доминуса. Тот с улыбкой взял ее за руку, чтобы отнести в спальню, но Лара забрала у него руку.

— Лорд доминус, ваша сестра говорит, что нам предстоит долгий путь к храму. Поэтому, если мы собираемся отправляться засветло, нам нужно как следует отдохнуть, — сказала она. — Если же вам нужна женщина для удовольствий, можете позвать Фельду или Альцип. Юма, боюсь, еще нездорова.

— Ты отказываешься разделить со мной удовольствие? — удивился и обиделся Магнус.

— Я не рабыня и не обязана беспрекословно тебе подчиняться, — спокойно возразила Лара. — День предстоит долгий, и мне нужно собраться с силами для того, что нас ждет впереди. — Она подняла руку и осторожно погладила Магнуса по лицу. — Кроме того, мы ведь совсем недавно наслаждались друг другом, не так ли?

Он поймал ее руку, обжигающими губами коснулся ладони, потом чувствительного запястья.

— Мне никогда не удавалось овладеть тобой, — тихо произнес он. — Какая-то частичка всегда от меня ускользает.

— Такова моя натура феи, — ответила Лара, загадочно улыбнувшись.

— Смогу ли я когда-нибудь получить тебя целиком? спросил он.

— Нет такого мужчины, который бы получил все, что может предложить женщина, — сказала Лара и поцеловала его в губы. — Доброй ночи, лорд доминус. Я правильно поняла, что вы желаете отбыть перед рассветом? Я буду готова к этому времени.

Магнус кивнул и молча посмотрел ей вслед. Впервые в жизни он чувствовал, что очарован и заинтригован какой-либо женщиной. Лара ему отказала, и, будь на ее месте любая другая, он бы наказал ее со всей строгостью. И все же отказ Лары не оскорбил его — лишь удивил. Что же есть такого в этой хетарианке, что так сильно его притягивает? — подумал Магнус. Он вздохнул, сомневаясь, что когда-нибудь это узнает. Но выбора у него не было. Он не желал теперь никакой другой женщины в своих объятиях, поэтому улегся спать в полном одиночестве.

 






Date: 2015-06-05; view: 120; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.054 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию