Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. Сова уверенно летела в ночном небе





 

Сова уверенно летела в ночном небе. Внизу, вместо пасущихся коров, стали проплывать отары овец. И вот уже пересечена невидимая граница между землями Фиакра и Филана. Сова продолжала путь, пока не увидела внизу деревню Адри, где жил Рендор, лорд Филана. В нескольких милях по другую сторону катило свои воды великое море Сагитта. Ночная птица испытала искушение сразу полететь вдоль берега к Прибрежной провинции, но она чувствовала усталость. Шумно хлопая крыльями, сова спланировала на землю. И едва когтистые лапы коснулись земли, Лара скомандовала: «Арал, изменись!» — и тут же приняла свой обычный человеческий облик.

— А я думал, ты прибудешь только сегодня вечером, — послышался сквозь открытую дверь голос Рендора. — Добро пожаловать в Адри, Лара. Входи!

— Как ты догадался, что это я? — с улыбкой спросила она, позволяя провести себя в дом.

Теплый смех Рендора, казалось, грел душу. Он показал на высокий стол, где лежали ее меч и посох — Андрасте и Верика.

— Я же знаю: раз ты послала их вперед, значит, и сама скоро будешь, — засмеялся лорд.

Лара тоже засмеялась.

— Я могла прибыть и завтра, — сказала она.

— Ты бы не оставила их так надолго, — рассудительно ответил Рендор. — Они так внезапно появились, что до смерти перепугали нашу служанку, убиравшую со стола. От неожиданности она закричала, а когда посох повернулся в ее сторону, и вовсе упала в обморок. Не помню, когда мы с Рахиль в последний раз так смеялись, — усмехнувшись, закончил он.

— О, мне очень жаль! — извинилась Лара. — Верика не любит путешествовать с помощью магии, но, поскольку я не поехала верхом, это был самый простой способ его сюда доставить. Хотя он бы предпочел, чтобы я несла его всю дорогу в своих совиных когтях.

— Проходи и садись у огня, — пригласил Рендор. Он подошел к буфету и налил им по небольшому кубку вина.

— Я пробуду у вас всего пару дней, — пояснила Лара. — Я знаю, тебе скоро уезжать на Собирание.

— Мы с моими воинами проводим тебя к королю Ашерону, — сказал Рендор. — Ему надо напомнить, что Лару, вдову Вартана и дочь Джона Быстрый Меч, почитают все дальноземские кланы. При всем его презрении к городу и правительству, Ашерон все-таки хетарианец, и внешние приличия для него — все.



— Ему известно, что ты видишь его насквозь?

— Сильно сомневаюсь. Умом он понимает, что я не отношусь к варварам, но в глубине души все равно в этом сомневается. По-моему, он бы не особенно удивился, появись я у него дома в шкурах вместо одежды и с мечом в руке, да еще и в сопровождении воинов в древних шлемах, — засмеялся Рендор. — Он постоянно ждет, что я открою свою истинную сущность и тем самым докажу, что Хетар прав: дальноземцы — дикари.

Представив себе Рендора с мечом и в шкурах, Лара улыбнулась. Но потом снова стала серьезной.

— Мы в Дальноземье куда более цивилизованны, чем жители Хетара со своими правилами и нравами.

— Тогда зачем ты туда возвращаешься? — поинтересовался Рендор.

— Потому что моя судьба так решила, — ответила Лира. — Я давно знала — и Вартан тоже, — что однажды мне придется покинуть Дальноземье. Я не имею представления, зачем мне нужно ехать в Прибрежную провинцию, но я знаю, что должна быть там. Я еще ночью спрашивала об этом Этне, моего духа-хранителя, и она подтвердила. Но королевство Ашерона для меня не последняя остановка. И я даже не знаю, куда потом отправлюсь, — пойму, когда придет время.

Рендор вздохнул:

— Жаль это слышать. Ты нужна нам в Дальноземье.

Лара покачала головой:

— Вы сейчас хорошо защищены и вполне можете справиться с хетарианцами, если понадобится, мой дорогой Рендор. Я многому тебя научила, но лучшие уроки ты постиг рядом с Вартаном. Дальноземье будет в безопасности под твоим руководством.

В дом вошла жена Рендора Рахиль.

— Ах, Лара, ты уже приехала,— с улыбкой произнесла она, ее карие глаза тепло засветились при виде гостьи. — Добро пожаловать в наши края. Муж уже рассказал тебе о нашей бедной служанке?

— Да, рассказал. Мне очень жаль, что я ее напугала, — снова извинилась Лара.

Рахиль засмеялась.

— Наши люди не привыкли к магии, — сказала она. — Ты, наверное, очень устала? Я уже приготовила для тебя гостевые покои.

— С ног валюсь, — призналась Лара. — Я давно не практиковала превращения, и без единой остановки пролетела от Камдина до Адри.

— Ты наверняка толком и не спала с тех пор, как... — Рахиль заколебалась.

— Да, — ответила Лара. — После смерти Вартана я почти не спала.

— Тогда пойдем со мной, — пригласила Рахиль. — Я покажу тебе твою спальню.

— Доброй ночи, Рендор, и спасибо за гостеприимство. — Лара поднялась на ноги и последовала за уверенной фигуркой Рахили.

Спальня оказалась довольно уютной: в очаге горел неяркий огонь, прогоняя прохладу ночи, а постель выглядела вполне удобной. Лара пожелала хозяйке доброй ночи, потом скинула платье и забралась под одеяло. Как ни удивительно, но она почти тут же заснула и проснулась только к полудню. Она проспала бы и дольше, но в спальню вошла Рахиль, в руках она несла поднос с завтраком.



— Я решила, что за тобой надо поухаживать, — заявила она. — Прежде чем продолжать путешествие, тебе надо восстановить силы. — Она взяла миску с подноса, положила в нее ложку и протянула Ларе. — Ешь, — скомандовала она.

Лара не стала спорить. Она действительно все еще чувствовала себя усталой и слабой. Она стала медленно, смакуя, есть вкуснейшее тушеное мясо с овощами. Когда миска наполовину опустела, Рахиль положила на ее краешек хлеб, смазанный маслом. Их глаза встретились, и Лара улыбнулась.

— Спасибо, — произнесла она и продолжила еду.

— У меня три дочери, и все пошли в меня — не умеют вовремя отдыхать. Вижу, ты тоже от нас мало отличаешься, — заметила Рахиль. — Бера, похоже, не присматривала за тобой после убийства Вартана?

— Бера потеряла опору в жизни после случившегося. Она с самой трагедии только плачет и проклинает судьбу.

— И ты сама всем занималась? Готовила прощальную церемонию? Для всех гостей? Ты сама отсылала гонцов? — удивилась Рахиль, в ее голосе звучало легкое потрясение.

— За детьми приглядывала Носс, — пояснила Лара. — А потом Бера настолько пришла в себя, что смогла вместе с Кэмом переехать из дома Вартана. Перед отъездом я видела, что она нормально устроилась в меньшем доме.

— Значит, в главном доме теперь заправляет Лиам? — проговорила Рахиль, обращаясь к самой себе, и потом кивнула. — С твоей стороны это был очень мудрый и щедрый поступок.

— Наш дом был лучшим в Камдине, и он должен принадлежать лорду, — пояснила Лара. — Они с Носс приняли Диллона и Ануш в свою семью и будут воспитывать их как родных. Носс родила еще одного мальчика, его назвали Элроем. Он родился ярко-рыжим, как Лиам.

Рахиль с улыбкой забрала у нее пустую миску и вручила другую, с печеным яблоком в густых золотистых сливках.

— Значит, у Носс теперь будет трое мальчишек и одна маленькая девочка. Мне говорили, что она стала Лиаму хорошей женой.

— Им повезло друг с другом, — согласилась Лара. Она зачерпнула ложкой мягкое яблоко и слизнула с губ капельки сладости.

— Когда закончишь есть, еще поспи, — посоветовала Рахиль. — Я принесла тебе вина, в которое подмешала немного сонного настоя. Тебе надо проспать до утра. — Она забрала пустую миску, с удовольствием отметив, что Лара съела все до последней ложки. Поставив посуду на поднос, она передала Ларе чашку вина.

Лара стала медленно его потягивать. Она насытилась теплом и хорошей пищей и наконец начала расслабляться.

— Ты так добра ко мне, я очень тебе благодарна, — обратилась она к Рахили. — Вчера я была совсем без сил. За последние несколько месяцев я очень ослабла.

— В чем бы ни состояла твоя судьба, она будет на пользу всем нам, — сказала Рахиль. — И если я могу чем-то облегчить твое бремя, я это сделаю. — Она забрала у Лары пустую чашку и, нагнувшись, поцеловала в лоб, как маленького ребенка. — А теперь спи, — сказала она и, подхватив поднос, вышла из комнаты.

Как и советовала Рахиль, Лара проспала до самого утра. Проснувшись, она увидела в маленькое мозаичное оконце, что небо уже расцвечено подступающим восходом. В приоткрытую створку проникал легкий ветерок. Лара потянулась. Впервые за много недель ей было хорошо. Она подумала о том, что ей предстояло, и испытала радостное предвкушение. И поняла, что с нетерпением ждет путешествия в Прибрежную провинцию.

— Хетар, — негромко произнесла она.

Хетар, который делился на Лесную провинцию, Провинцию пустынь, Прибрежную провинцию и Центроземье, но все дороги которого вели в центр, к городу. Хетар, где о человеке судили по деньгам и одежке, где все жили по диктуемым сверху правилам. Но где все-таки были и свои преимущества — для тех, кто этим правилам следовал. Начиная свой путь, она не осознавала, насколько скована, спутана по рукам и ногам этой жизнью. Она могла так никогда этого и не узнать, если бы ее семь лет назад ранним утром не отослали из города.

И сейчас она, скорее всего, была бы женщиной для удовольствий в одном из лучших Домов. Прекрасное создание, искушенное в амурном искусстве, единственная цель которого доставлять и получать удовольствие. Но, будь это ее судьбой, Лара бы никогда не узнала, каково это — любить и быть любимой. Не узнала бы, что кровь феи позволяет ей владеть белой магией. А кровь отца — стать великой воительницей. Она часто гадала, что думает о своей дочери Джон Быстрый Меч. Знает ли он, какую важную роль она сыграла в той давней зимней войне?

Лара спустила ноги с постели и встала. Да! Наконец-то она приходит в себя. Подойдя к окну, она распахнула створки и глубоко вдохнула острый соленый запах теплого ветра. Завтра. Завтра она отправится во дворец короля Ашерона! В этот момент она отчетливо услышала голос Этне, своего духа-хранителя. Она потянулась к кулону, что висел у нее на шее на золотой цепочке.

«Нет, — произнесла дух-хранитель. — Тебе пока надо отдыхать, дитя мое. Здесь ты в безопасности, в отличие от Хетара, где всем заправляет Гай Просперо».

«Но Рендор и его люди скоро уедут на Собирание», — запротестовала Лара. Они сЭтне, как всегда, общались без помощи слов.

«До Собирания еще больше месяца. У тебя еще есть время, дитя мое, так пользуйся этим. Тебе нужно подкопить сил, они скоро тебе понадобятся».

«Хорошо», — согласилась Лара, и крошечный огонек в кулоне замерцал.

«Почему, — пробормотала она про себя. — Ну почему все магические существа всегда говорят загадками?»

Уши укололо тихим, еле слышным смешком.

Но Этне была права. Лара поняла, что все еще чувствует себя усталой и измученной.

Ей нравилось, как Рахиль хлопочет над ней, усердно потчуя вкусной едой и заставляя ложиться рано, а вставать поздно. К Ларе начали возвращаться силы, и по прошествии двух недель она решила, что ей пора покидать Филан.

— Завтра, — сообщила она Рендору тем же вечером, когда они все сидели за ужином.

Тот кивнул:

— На рассвете не слишком рано?

— Рендор! — запротестовала Рахиль.

— Это было бы идеально, — согласилась Лара и успокаивающе накрыла руку Рахили своей. — Благодаря вам я чувствую себя полной сил, — сказала она ей. — Мне пора уезжать. Я это чувствую.

По круглым щекам доброй Рахили потекли слезы.

— Ты столько страдала, — произнесла она. — Это несправедливо.

— Ты бы видела, как она обращается с мечом, — обратился к жене Рендор. — Тогда бы ты не обманывалась насчет ее хрупкой красоты. — Он засмеялся. — От пения Андрасте у меня каждый раз мурашки бегут по коже.

— Андрасте действительно очень свирепая и воинственная, — согласилась Лара.

— Ты предстанешь перед королем Ашероном такой же, как в первый раз? — поинтересовался Рендор. — Прекрасной феей в струящемся белом платье?

— Нет, — ответила Лара. — Я предстану перед ним воительницей, чтобы он не заблуждался на мой счет. Я должна исполнить свою судьбу, и никто меня не остановит.

Рендор кивнул.

— Ты меня убедила, — широко улыбаясь, произнес он.

Путь ко дворцу Ашерона занял целый день. Они отбыли из Филана перед восходом и выехали к морю, когда солнце уже стояло высоко над горизонтом. Сделали привал, чтобы дать лошадям отдохнуть. Глядя на синие плещущиеся волны, Лара вдруг подумала: а откуда начинается это море? И где заканчивается? Известно ли это королям Прибрежной провинции? Может, они ей расскажут? И почему она раньше об этом не подумала, когда впервые увидела море Сагитта?

Лара чувствовала, что ее судьба как-то связана с великим морем, чьи волны накатывали на песчаный берег, вдоль которого они сейчас держат путь. Но как именно? Ашерон наверняка что-то об этом знает. Можно его расспросить. Ведь море должно где-то заканчиваться, не так ли? И с той и с другой стороны тоже должен быть песчаный берег. А может, на нем тоже живут люди. Не исключено, что Хетар и Дальноземье не единственные населенные земли.

Чем ближе они подходили к дворцу Ашерона, тем больше вопросов роилось у нее в голове.

— Ты такая молчаливая, — заметил Рендор, когда они снова пустились в путь.

— Ты знаешь, где заканчивается море? — спросила в ответ Лара.

На лице лорда Филана появилось озадаченное выражение, и он ответил :

— Это же море.

— Ты никогда не думал, что может находиться по другую его сторону? — Лара видела, что этот вопрос удивил его, вызвал растерянность и смущение, но Рендор мог что-то знать, а благодаря ее вопросам и вспомнить.

— Море — это море, — повторил он. — Оно просто там есть. И всегда было.

— Подумай, Рендор. С его водами граничат только твои земли да Прибрежная провинция. Если море с одной стороны начинается, то с другой оно должно кончаться. И на другой стороне тоже должно что-то быть.

— Другой стороне чего? — спросил сбитый с толку Рендор.

Он не понимал. По правде говоря, Лара и сама толком не понимала.

— Я говорю глупости, — сказала она и, заметив в его глазах облегчение, сочла за лучшее не продолжать разговор.

Рендор понятия не имел, о чем она говорит и что имеет в виду. Но она не сомневалась, что король Ашерон поймет. Короли Прибрежной провинции привозили в город изысканные ткани и исключительные по красоте драгоценности — явно не собственного производства. Лара не видела на их землях никаких предприятий. Так откуда же появлялись эти роскошные товары?

Утро уже перешло в день, а день в вечер, когда они вдруг увидели направляющийся к ним отряд всадников. Лара в первый момент удивилась, но потом поняла, что это Ашерон прислал им эскорт.

— Как он узнал, что мы едем? — спросила она у Рендора.

Тот кивнул на вершины, что опоясывали берег.

— Видишь, это смотровые башни. Они хорошо спрятаны, но они есть, точно говорю. Они незаметны, поскольку напоминают просто груды камней. А их обитатели переговариваются между собой флажками — у них есть что-то вроде сигнального кода.

— Очень умно и так по-хетариански, — фыркнула Лара. — В первый раз, когда мы приезжали, я их что-то не заметила. Какая небрежность с моей стороны.

— Нет, — ответил Рендор. — Ты приезжала как жена Вартана, чтобы примирить Хетар с Дальноземьем. Волшебница-фея. — Он усмехнулся.

Лара засмеялась.

— Да, кажется, припоминаю. На мне было платье под стать этой легенде. Я привезла его в Адри в деревянной резной шкатулочке, исполненной в форме фрукта. На Вартана произвело сильное впечатление, что женщина, проделавшая весь путь налегке, может стать поистине неотразимой.

— Ты привезла платье в деревянном фрукте? — захохотал Рендор. — Никогда такого не слышал. — Потом он посерьезнел. — Ты ведь знаешь, он очень тебя любил. Вартан говорил мне, что без тебя он бы ни за что столького не достиг.

— Он всегда себя недооценивал, — тихо произнесла Лара. — В нем было такое величие. Я до сих пор не могу смириться с его гибелью. Мое сердце разбито, Рендор, я перестала что-либо чувствовать. Я не испытываю вины за отнятые мной жизни. Я скорблю о Вартане и о Фиакре. Но я не чувствую ни малейшей жалости к Адону и Элин.

— Мне жаль, что смерть Вартана отняла у нас и тебя, — сказал Рендор.

— Она лишь стала катализатором. Мы оба знали, что наступит день, когда судьба призовет меня покинуть Фиакр. — Лара глубоко вздохнула, но ничего больше не прибавила. Что тут еще скажешь?

Эскорт приблизился, и Лара без удивления поняла, что их встречает лично король Ашерон. Это был высокий, красивый мужчина с волосами посеребренными сединой и глазами цвета темного моря. Быстро спешившись, он посмотрел Ларе в глаза и поцеловал ей руку.

— И снова добро пожаловать, вдова Вартана и дочь Джона Быстрый Меч, — поприветствовал он ее и помог спуститься с лошади. — Позвольте предложить вам прогуляться по берегу, моя дорогая. — Ашерон взял ее под руку.

— Вы опечалены, — проницательно заметила Лара. — Что произошло, мой лорд?

— Я, как и вы, недавно потерял супругу, — ответил Ашерон.

— Алина умерла? Мы в Дальноземье ничего не слышали о ее смерти.

— Мы отправили ее в море всего несколько дней назад. Все случилось очень неожиданно, — пояснил Ашерон. Его глаза, обычно блестевшие, как драгоценные камни, затуманились горем.

— Вы хороните мертвых в море? — Лара была очарована.

— Мы все приходим из моря, — сказал Ашерон. — И когда наши бренные тела умирают, мы возвращаем их туда, откуда они прибыли. Вместе с вещами, которые им понадобятся в Небесной канцелярии. Я не пожалел денег для своей королевы, лодка с Алиной была невероятно красивой. А как вы поступили в своем Дальноземье? — Теперь это был уже любопытствующий король Прибрежной провинции.

— Вартан лежал в доме два дня, на высоких дрогах. Это позволило всем желающим почтить его память. Семья за свой счет предоставляла пищу и кров всем скорбящим, — объяснила Лара. — На третий день тело вынесли и положили в большой похоронный костер, который разожгли в час заката. Мы с сыном оставались рядом с ним, пока костер не прогорел дотла. Потом поднялся ветер и развеял пепел. Это дальноземский обычай, он называется прощальной церемонией. Хотя с преступниками поступают иначе — их зарывают в землю, оставляя души навечно проклятыми. Именно так мы избавились от убийцы Вартана и его мерзкой жены после того, как я их сразила, — добавила она.

Ашерон кивнул.

— Мне сообщили, что его убил собственный брат, — сказал он.

— Верно, — ответила Лара. — Адон всегда завидовал Вартану, но я никогда не думала, что он может совершить подобное. Его наверняка подговорила жена. Я всегда знала, что у Элин большие амбиции, но ее поступок поставил под удар ее единственного ребенка и осиротил его. Теперь его будет воспитывать бабушка, и многие в Фиакре возложат на него ответственность за родительское злодеяние.

— Вы никогда не думали, что за этим может стоять что-то большее? — спросил Ашерон.

Лара внезапно умолкла.

— Что вы имеете в виду, мой лорд?

— Вартан обладал большой властью в Дальноземье, и кто знает, каких высот он смог бы достичь, прислушиваясь к вашим советам? До меня дошли слухи — тихие, но очень ясные, что в городе среди власть имущих были те, кто считал Вартана большой угрозой лично своим амбициям и Хетару в целом. Кроме того, тот факт, что вы, будучи феей, не смогли предотвратить убийство мужа, наносит сильный удар по вашему авторитету.

Негромкие слова короля буквально ошеломили Лару. На какой-то миг у нее закружилась голова, и она чуть не потеряла сознание. Но поднявшийся в душе гнев придал сил, и она произнесла:

— Не всплывает ли в этой связи одно имя? Например, такое: Гай Просперо?

— Да, он так и не простил вам потерю своего престижа в зимней войне. Ему потребовалось пять лет, чтобы вернуть былой авторитет и снова приблизиться к заветной цели — императорскому трону, — ответил король.

— И он действительно может его получить?

— Пока неясно. Возможно, Аркас прояснит ситуацию, когда вернется из города. Он представляет нас на Совете Хетара.

— Значит, моего мужа убили из-за политики, — ровно произнесла Лара. — Гай Просперо, уверенный в том, что Дальноземье населено дикарями, решил, что после устранения Вартана все кланы перессорятся между собой. — Она горько вздохнула. — Его невежество просто ужасает. Наши кланы более чем когда-либо настроены держаться вместе. На место Вартана в Совете Дальноземья они выбрали Рендора. А Роана Ахи поставили во главе армии. Посмей Хетар вторгнуться в наши земли, напади на любой клан, и его встретит вооруженная армия. Этот потенциальный император из-за своих амбиций готов весь наш мир ввергнуть в пламя войны. Но как ему удалось добраться до Адона? Или, может, он обратился к Элин? Ну конечно! Наверняка это была Элин. Несчастная дурочка, снедаемая жалкими мечтами, что ее муж однажды возглавит Фиакр. Умри Вартан естественной смертью, Фиакр и тогда не выбрал бы Адона предводителем клана.

— И что вы будете делать дальше? — спросил король Прибрежной провинции у своей прекрасной гостьи.

Они снова пошли вдоль берега.

Лара пожала плечами:

— Меня призывает моя судьба.

— И она призвала вас ко мне? — Он улыбнулся. — Я польщен.

— Она призвала меня на побережье, но я еще не знаю зачем, мой лорд. Но у меня к вам много вопросов.

— На что смогу — отвечу, — пообещал тот.

— Вы должны ответить на все, — возразила Лара.

Ашерон резко вскинул на нее глаза.

— Ну-ну, — пробормотал он.

Лара засмеялась.

— Я обнаружила, что при ближайшем рассмотрении наше королевство куда более любопытно, чем мне казалось. Мне известно, что вы обладаете знанием, которое я ищу, мой лорд.

Ашерон улыбнулся:

— Как я могу вам отказать? Кроме того, мне известно, что у вас есть свое предназначение. Существует пророчество, которое известно лишь избранным. Оно записано в Книге Хетара — той, что хранится в городе, в башне Небесной канцелярии. Полагаю, именно вы должны его исполнить. И Гай Просперо явно считает так же, иначе он не прилагал бы столько усилий, чтобы вас уничтожить.

— Сколько еще людей знает о пророчестве? — спросила Лара.

— Их можно пересчитать по пальцам, и они все высокопоставленные и могущественные люди. И еще, возможно, епископ, но он очень стар и, боюсь, находится под пятой у Просперо.

— Расскажите, в чем состоит пророчество.

— «Из тьмы явится дева. Из золотого света придет воительница. Из далекого завтра прибудет истинная судьба Хетара», — процитировал король Ашерон.

— Я была девой из тьмы и нищеты города. Я стала воительницей золотых пустынь принцев-теней, — произнесла Лара. — Но где же, интересно, находится «далекое завтра»?

— Оно везде, Лара. И вы должны его отыскать, — спокойно произнес Ашерон. И добавил: — А сейчас нам лучше вернуться к лошадям и поехать ко мне во дворец.

Оседлав коней, они поскакали по песчаному берегу. Король вырвался вперед, возглавив их маленький отряд. Рендор на скаку приблизился к Ларе и очень тихо, чтобы только она его слышала, поинтересовался:

— Что он сказал?

— Что смерть Вартана, вероятно, была политическим убийством, которое измыслил наш давний приятель Просперо, — спокойно ответила Лара.

Смуглое лицо Рендора потемнело от гнева, и она заметила, как его люди сгрудились вокруг, заслоняя их от прибрежных воинов.

Лара предупреждающе положила руку на плечо Рендора.

— Это сделали не короли Прибрежной провинции, мой друг, — тихо сказала она. — Мы всегда знали, что наши отношения с Хетаром никогда уже не будут прежними, учитывая исход зимней войны. Но они напали с неожиданной стороны. Расскажи об этом другим лордам, когда будешь на Собирании. Предупреди их и не стесняйся в выражениях — нельзя поддаваться на попытки Хетара вас перессорить. Если случится что-то неприятное и это будет выглядеть как дело рук другого клана, надо отнестись к этому с подозрением. Уверена, Гай Просперо считал, что после убийства моего мужа Дальноземье должно погрузиться в хаос. Но вместо этого вы просто избрали другого лорда. И теперь Просперо станет измышлять другой способ, чтобы создать проблемы для тебя лично и для Дальноземья в целом. Будь начеку и не ослабляй бдительности, какими бы льстивыми словами ни осыпал тебя Хетар. Они в отчаянии, им некуда идти, у них нет возможности накормить свое растущее население. Пока вы хорошо защищены, но так будет не всегда. Лорды должны иметь план действий на случай неожиданности.

— Как жаль, что ты нас покидаешь, — снова сказал Рендор.

— Я уезжаю не навсегда, — пообещала Лара.

До дворца они добрались перед самым закатом. Все слуги были погружены в траур из-за недавней смерти королевы Алины, так что никто не побеспокоился устроить банкет в честь прибывших гостей. Людей Рендора увели, чтобы накормить и устроить на ночлег. Король провел Лару и нового главу Совета Дальноземья в небольшую столовую с видом на море. Слуги принесли серебряные чаши с ароматической водой для омовения. Смыв с рук дорожную грязь, все трое удобно устроились на обеденных кушетках и принялись за еду.

У Лары почти не было аппетита. Она не могла отвести взгляд от морской глади. Ясное голубое небо уже расцветилось густыми оттенками заходящего солнца. Из воды поднимался тонкий золотой полумесяц, а над ним ярко блестела большая звезда Бельтейр. День был долгим, но Лара не чувствовала усталости. Забота Рахиль помогла ей восстановить силы, и Лара чувствовала, что скоро, очень скоро ее жизненный путь изменится.

— Вы так молчаливы, — наконец произнес король Ашерон, обращаясь к Ларе.

— Вы дали мне пищу для размышлений, — пояснила та.

Король повернулся к Рендору:

— Она вам рассказала о нашем разговоре?

— Да, — ответил Рендор.

— Это хорошо! — заявил Ашерон. — Дальноземье должно оставаться настороже.

— Вы — хетарианец, но не соглашаетесь со своим правительством, — сказал Рендор. — Почему?

— Правительство в большинстве своем состоит из жадных и нечестных людей, — ответил Ашерон. — Они принесут Хетару несчастье. Я лишь пытаюсь отсрочить неизбежное.

Рендор кивнул.

— Вы ведь сможете защитить Лару?

— Конечно. Должна же она исполнить предначертание своей судьбы. — Он улыбнулся.

Лара с Рендором засмеялись. Потом Рендор произнес:

— Завтра с утра я уеду. Через пару дней мы отбываем на Собирание. В этом году оно обещает быть любопытным.

— Передай лордам мои уважение и почтение, — попросила Лара и встала. — Я бы хотела пройти к себе, если вы не против.

Ашерон подозвал служанку и дал указания проводить гостью в ее покои.

Лара подошла к Рендору, который поднялся на ноги. Она встала на цыпочки и расцеловала его в обе щеки.

— До следующей встречи, лорд Филан, и пусть Небесный распорядитель сопутствует вам во всех начинаниях. Храните Дальноземье! Счастливого пути! — Она пожелала спокойной ночи хозяину замка и последовала за служанкой.

Ларе предоставили не те покои, которые занимала в прошлый раз вместе с Вартаном, и она была благодарна Ашерону за эту чуткость. Но, как и в той спальне, здесь тоже было огромное арочное окно с почти невидимой дверью, что вела на мраморную террасу с видом на море. Служанка показала Ларе стоящую на террасе ванну, потом поклонилась и вышла, предоставив королевскую гостью самой себе.

Лара опустила руку в небольшую квадратную ванну. Вода была горячей и пахла желтыми первоцветами. Лара улыбнулась, сбросила сапоги, стянула кожаные штаны, потом жилет и рубашку. Даже не потрудившись заколоть волосы, она переступила бортик и с глубоким вздохом погрузилась в воду. «С горячей ванной ничто не сравнится», — подумала она. Затем, нащупав сиденье, уселась на него и с удовольствием ощутила, как плещется вода в маленьком водоемчике. На бортике стояла мисочка с жидким мылом и лежала большая губка из морских водорослей. Лара вылила на губку мыло и обильно намылилась до образования густой пены. Затем она вымыла и сполоснула волосы, пожалев, что нет лимона для последнего ополаскивания. Едва она об этом подумала, как заметила на краю ванны ломтик лимона. Засмеявшись, она выжала его в волосы и смыла чистой водой из гнутого крана-ракушки у себя над головой.

Однако вода из ванной стала быстро уходить. Из маленьких отверстий внизу брызнули горячие струи. Лара наклонила голову, чтобы смыть с головы остатки лимонного сока, а ванна наполнилась чистой водой с приятным запахом. Лара расслабилась. Она смотрела, как медленно поднимается золотая прибрежная луна, ее убаюкивал звук плещущихся внизу волн.

Когда небо совсем потемнело, Лара вернулась в свои покои и обнаружила, что кто-то зажег светильники, а в маленьком очаге напротив кровати пылает неяркий огонь. Насухо вытершись большим полотенцем, которое висело на стойке около очага, она облачилась в свободные ночные одежды. Ее вещи уже принесли, и она достала красивый золотой гребень — подарок Калига, знак его любви. Опустившись на бархатную ткань перед камином, Лара стала расчесывать волосы. Наконец почувствовав, что хочет спать, она забралась в большую удобную постель с кораллово-золотистым балдахином. «Что же принесет завтрашний день?» — подумала она. И сколько ей оставаться во дворце Ашерона? Ее глаза медленно закрылись.

Лара проснулась на рассвете и вышла на террасу, чтобы встретить восходящее солнце. Она проспала всю ночь, глубоко и без сновидений. И следующие несколько недель были примерно такими же. Она просыпалась, завтракала на мраморной террасе и выходила на прогулку в придворцовый городок. Когда-то давно короли Прибрежной провинции решили, что их лидер будет владеть собственным дворцом и городом.

Беломраморный дворец венчали высокие башни и позолоченные купола. Раскинувшийся вокруг город был очень похож на него. Окна домов пестрели растениями и цветами всех размеров и оттенков. На рынке царила чистота, а витрины под разноцветными навесами были полны товаров.

Ларе не нужны были деньги. Если ей нравилась какая-то вещь, Лару почти насильно заставляли ее взять. Здесь все знали, что она дочь феи и великого Доблестного Рыцаря Джона Быстрый Меч, хотя, кем была ее мать, для хетарианцев значения не имело. Как не имела для них значения и ее жизнь в Дальноземье, где, по слухам, она сошлась с кем-то из местных и родила ему детей. Лара по-прежнему слыла здесь знаменитой красавицей.

После обеда Лара совершала верховые прогулки вдоль берега вместе с королем Ашероном, а по вечерам они вместе ужинали и частенько проводили время за разговорами. Или играли в настольную игру, похожую на ту, в которую она играла с Вартаном.

Однажды вечером Ашерон объявил своей гостье, что из города возвращается его сын Аркас.

— Он уже давно не путешествует верхом, — объяснил он Ларе. — Все представители Совета перемещаются в город и обратно с помощью магии.

— А кого он сопровождал в городе? — полюбопытствовала она.

— Короля Баласи, — ответил Ашерон. — Он из древнего и уважаемого рода. Но я считаю, что он слишком внушаемый человек и немного глуповат. И когда настает его очередь представлять нас в Высшем совете, мы всегда посылаем с ним кого-нибудь, кто мог бы направлять его в правильное русло. Только приходится делать это незаметно, поскольку он очень много о себе мнит. А мой сын вряд ли вас когда-нибудь забудет.

— В прошлый раз я не стала этого говорить, но Аркас глубоко меня оскорбил, — сказала Лара своему радушному хозяину. — Хотя я полагаю, что причиной его поведения был лишь чрезмерный энтузиазм.

— Что он вам сказал? — Ашерона явно обеспокоило такое открытие.

— Он сослался на мое прошлое рабыни и прикоснулся ко мне довольно интимным образом, — ровно произнесла Лара. — Я ответила ему не слишком по-дружески.

— Я сожалею, — произнес Ашерон. — Но вы конечно же правы: такое его поведение было вызвано его чрезмерным энтузиазмом при встрече с вами.

Лара согласно кивнула, хотя не сомневалась, что поведение Аркаса было связано куда больше с его похотливой натурой. Поэтому она не испытывала желания с ним встречаться.

— У меня есть к вам вопрос. Мне хотелось задать его с той минуты, как я снова увидела море Сагитта, — начала она.

— Отвечу, если смогу, — ответил Ашерон, с радостью меняя тему разговора.

— Что находится по другую сторону вашего моря? И почему об этом не принято говорить?

Ашерон прыснул:

— Об этом у меня еще никто не спрашивал. Вы очень сообразительны. Хетар полагает, что, кроме него, не существует других земель — не считая Дальноземья, которое он объявил страной варваров, чтобы на его фоне выглядеть важным и цивилизованным. Это очень узкое представление. По другую сторону моря находится земля, которую ее жители называют Тера. Тера — доминион, которым правит доминус. Все наши изысканные товары — ткани, драгоценности, фарфор, глиняная посуда, золотые и серебряные изделия — все они родом оттуда. Мы торгуем солью и жемчугом, которые сами добываем, и зарабатываем деньги на продаже товаров Теры, чтобы приобрести их еще больше. Просперо равнодушен к нашему источнику торговли. Он просто хочет иметь наши товары, чтобы получать прибыль. Он думает, что мы сами их производим. К нам не часто приезжают из города или других провинций. Мы варимся в собственном соку, и город — по сути, единственное место, где мы с кем-то встречаемся. Те земли за морем — наша тайна. Теперь она вам известна. Но если о ней узнают, мы потеряем наше преимущество. Поэтому прошу, не разглашайте ее.

— Я сохраню вашу тайну, — пообещала Лара. — А вы сами когда-нибудь бывали в Тере?

— Нет, — ответил Ашерон. — Теране не допускают к себе чужестранцев. Мы встречаемся с ними посреди моря и обмениваемся товарами.

— А как короли Прибрежной провинции о них узнали? — поинтересовалась Лара.

— Это довольно странно, но никто не знает, как все началось, — стал рассказывать Ашерон. — Наша история об этом умалчивает, мы просто торгуем с ними уже много столетий, а они торгуют с нами. Я помню, как еще мальчиком спрашивал об этом у своего деда, но он только покачал головой и ответил, что так было всегда и всегда будет. И сами теране знают об этом не больше нашего.

— Как странно, — заметила Лара. — И вам никогда не хотелось узнать больше? Никогда не хотелось посмотреть на их землю, увидеть, так ли она красива, как ваша? Никогда не хотелось встретиться с ними лицом к лицу?

— О, я встречался с ними, — пояснил Ашерон. — Когда я был моложе, я часто водил наши корабли на торговые встречи и общался с их капитанами. Я даже пару раз встречался с человеком, который теперь стал доминусом. Я видел его еще ребенком. Его зовут Магнус Хаук. Серьезный парень, по моим воспоминаниям. Мне говорили, что он очень радеет за сильный доминион.

— Удивительно, что эти теране никогда не пытались вторгнуться ни в Хетар, ни на плодородные равнины Дальноземья, — задумчиво произнесла Лара.

— Говорят, у них великолепные земли, но, естественно, мы знаем об этом только с их слов. Так же как они знают от нас о наших. — Ашерон улыбнулся. — Собственно говоря, мы очень мало о них знаем. Они такие же скрытные, как и мы. Мне кажется, что они довольно миролюбивы. И никогда не проявляли к Хетару особого интереса.

— Любопытно, — заметила Лара. — Они, кажется, очень похожи на нас.

— Не могу сказать, поскольку мы с ними только торгуем. Цены всегда устанавливаются заранее. Мы лишь обмениваемся грузами и расходимся. Изредка, правда, можем вместе поужинать или выпить, — сказал Ашерон. — Не часто, время от времени. Это зависит от их капитана.

— Значит, теране ведут себя довольно дружелюбно, — сделала вывод Лара. — Интересно, почему вы за это время так и не установили с ним дружеские отношения?

Ашерон покачал головой:

— Наша единственная точка соприкосновения — это торговля.

 

* * *

 

Уже ночью, лежа в постели, Лара обратилась к своему кулону-оберегу:

«Этне, меня заинтересовала та земля, что по другую сторону моря».

«Так отправляйся туда», — ответила Этне.

«Думаешь, я должна? — засомневалась Лара. — И с каких это пор ты стала указывать мне направление? Ты же всегда настаиваешь, чтобы я сама принимала решения».

«Но это именно то направление, куда ты должна отправиться».

«А я останусь под твоей защитой? Магия будет там действовать?»

«Магия действует везде, — сухо ответила Этне. — Сколько раз тебе это повторять, Лара, дочь Илоны и Джона Быстрый Меч? Ты всегда находишься под ее защитой. Куда бы ты ни отправилась, дитя мое».

«Потому что у меня есть судьба», — улыбнулась Лара.

Этне тихо засмеялась, но согласилась:

«Да, потому что у тебя есть судьба».

«Но в чем она состоит?» — снова попыталась узнать Лара.

«Следуй своей интуиции, и узнаешь». Огонек в кулоне замигал и погас. Этне больше ничего не захотела ответить.

Следуй своей интуиции. Ее интуиция уже давно молчала. Лара уже начала скучать в королевском дворце, где для нее не было никакого дела. Но зато она замечательно здесь отдохнула. Со времени убийства Вартана минуло четыре месяца. Собирание уже завершилось, и кланы теперь готовились к зиме. Вспоминают ли о ней в Фиакре? Скучают ли по ней дети?

Диллон наверняка скучает, а дочь? Ануш, скорее всего, уже забыла ее и считает Носс своей матерью. «Носс — очень хорошая мать. Но я скучаю по детям, — подумала Лара. — И порой я ненавижу эту таинственную судьбу, которая забрала их у меня». По ее лицу потекли слезы, и в конце концов она забылась беспокойным сном.

Последующие дни Лара проводила почти все время на улице, ей вдруг стало невыносимо душно в стенах дворца. Она гуляла по берегу, уходя на много миль вдаль, и возвращалась обратно. Не считая плеска волн и криков морских чаек, вокруг царила тишина. Над берегом высились травянистые дюны, золотые от наступившей осени. Но здесь, у моря, никогда не бывало настоящих холодов.

Однажды Лара отъехала на несколько миль от дворцов и городов, чтобы посмотреть, что находится в дюнах. Она скакала вперед, пока дюны не сменились широкой грядой зеленого луга, за которой виднелись плавно раскинувшиеся холмы. Вокруг не было ни людей, ни пасущегося скота. Куда ни падал ее взгляд, нигде не было видно ни домов, ни полей. Здесь было достаточно земли даже для растущего населения Хетара. Интересно, почему же ее не используют? «Еще один вопрос к Ашерону», — подумала она, отрывая взгляд от окрестностей. Лара вернулась к морю и поскакала обратно во дворец. Свет поблек от надвигающегося шторма.

«И почему с каждым днем все больше вопросов остаются без ответов», — подумала Лара. Приехав во дворец, она спросила Ашерона о плодородных землях за песчаным берегом.

— Мы не хотим, чтобы нашу землю заселили чужестранцы, — пояснил тот.

— Но ведь они тоже жители Хетара, — возразила Лара.

— Они — жители города и Центроземья, — сказал Ашерон. — Провинции сейчас почти одинаковы. Если мы допустим перекос в населении, то потеряем свои земли. Чужестранцы нас вытеснят. Они захотят селиться в наших городах, у нас возникнут трудности в понимании. И кто-нибудь из них в конце концов вызнает тайну о нашей торговле. Они даже смогут построить свои корабли и отправиться в море вместо нас. Нет, мы не откроем свои земли для горожан.

— Эти земли не приносят пользы. Почему вы сами не хотите их обрабатывать и продавать в городе излишки? — высказала предложение Лара.

Ашерон покачал головой.

— Земля — это земля, — ответил он. — Мы на ней не работаем. Мы — торговцы.

Лару изумило подобное высказывание Ашерона. Короли Прибрежной провинции обладали величайшим богатством, но никогда ни с кем его не делили и не хотели делить. Если верить слухам, город сильно изменился с тех пор, как она его покинула. Правительство вторглось в леса и пустыни, а здесь пропадала нетронутая земля. Ларе стало интересно, все ли короли Прибрежной провинции согласны с Ашероном, однако он был среди них главным и, скорее всего, был прав в своей оценке. Впрочем, она все равно задаст этот вопрос Аркасу, когда тот прибудет домой, решила Лара.

 






Date: 2015-06-05; view: 144; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.044 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию