Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 1. «Далекое завтра»: Центрполиграф; 2012





Далекое завтра

Мир Хетара — 2

«Далекое завтра»: Центрполиграф; 2012

ISBN 978-5-227-03975-0, 978-5-227-04114-2

Оригинал: Bertrice Small, “A Distant Tomorrow"; 2006

Перевод: В. Аршанская

Аннотация

 

Пять лет прошло после зимней войны между Дальноземьем и Хетаром. Но Гай Просперо не отказался от своего замысла стать императором, а неожиданная трагедия в семье Лары вновь заставляет ее прислушаться к зову своего предназначения. Дальнейшие приключения полуфеи, стремление предотвратить очередную войну и спасти ставшие родными кланы Дальноземья приводят ее в неизведанную заморскую страну Теру, свободную и плодородную. Любовь и измена, страсть, предательство и разврат сопровождают Лару, обнаружившую, что ее магические способности растут с каждым днем.

Бертрис Смолл

Далекое завтра

Пролог

Вартан, лорд Фиакра и глава Высшего совета Дальноземья, был мертв. Предательски убит в главном зале собственного дома. Сражен рукой младшего брата, ревнивца Адона, жаждущего занять его место.

— Теперь я законный правитель Фиакра! — дерзко объявил Адон, обводя взглядом огромный зал. — Мой брат был слабосильным глупцом, в отличие от меня.

Стоявшая рядом Элин — его жена — улыбалась. Она гордилась, что сумела воодушевить своего супруга на убийство.

Леди Бера, мать братьев, пала на колени, обнимая своего первенца. Безумными глазами уставилась на пятна крови, выступившие на тунике сына, и завыла от горя. Но жена Вартана Лара — будучи наполовину феей — молча воззвала к своему мечу. Андрасте — так звалось волшебное оружие. Оно сорвалось со своего места над очагом и легло и подставленную Ларой руку. Ее пальцы сжали эфес, и меч запел своим глубоким голосом песню смерти:

— Я — Андрасте, и да испью я кровь предателя и его сородичницы!

Душа Адона тут же попрощалась со своим телом. Затем и голова Элин слетела с плеч. На лицах Адона и его жены застыло изумленное выражение. Глупые и жадные люди: они думали, что быстрота и неожиданность подавит любое сопротивление. Жители Фиакра еще много лет удивлялись, почему ни Адону, ни Элин даже в голову не пришло, что Лара захочет отомстить за своего супруга и защитить детей.



Однако в тот ужасный день Лара направилась к выходу под горькие причитания Беры, наполнявшие дом скорбью. С меча в ее руке капала кровь. Пение Андрасте стало тише — убийц настигло отмщение. Лару внезапно окружила тьма. Она остановилась, ничего не видя вокруг. И услышала из мрака голос Адона:

— Ты действительно думала, что, убив меня, сможешь что-то остановить? Хетар все равно придет, что бы там ни было. Твои дети станут рабами, а о вас с Вартаном все забудут. Вы навечно останетесь во тьме забвения.

— Мне предначертана судьба, — ответила Лара невидимому голосу.

Адон засмеялся:

— Чтобы следовать ей, тебе придется бросить своих детей. Отдать их чужим людям и отправиться в путь. Вряд ли тебе хватит для этого храбрости, Лара, дочь Джона Быстрый Меч, вдова Вартана, — продолжал голос. — Ты выберешь тихую жизнь в Фиакре. Теперь ты всего лишь смертная, и ничего больше.

В жилах Лары снова закипел гнев.

— Я сделаю все, чтобы защитить сына и дочь Вартана! — закричала она.

Адон усмехнулся.

— Посмотрим, — насмешливо заявил он.

— Ты прячешься от меня в темноте. Впрочем, для тебя это как раз типично, — презрительно бросила Лара. Но ответом ей была лишь тишина, а тьма вокруг стала таять. Когда она совсем рассеялась, Лару накрыла глубокая печаль. Она поняла, что отмеренное ей здесь время почти истекло.

 

 

Глава 1

 

На улицу выбежал человек, выкрикивающий ужасные новости.

Лара вернулась в дом.

«Дети! Надо немедленно их найти, — подумала она.— Диллону уже четыре, он достаточно большой, чтобы узнать, что именно случилось с его отцом. Фиакр не даст ему забыть о великом Вартане. Но Ануш всего год, она даже не сохранит его в памяти. Силы небесные, что же такое случилось с Адоном, что он решился на такой ужасный поступок?»

Лара изо всех сил старалась припомнить недавние события.

К ней подбежал Лиам, двоюродный брат Вартана и ее близкий друг.

— Что случилось? — спросил он, глянув на окровавленное лезвие Андрасте.

— Адон убил Вартана, — с трудом ответила Лара. — Адон просто подошел к нему вместе со своей презренной женой и всадил в сердце кинжал. Вартан умер на месте, наверное, кончик кинжала был смазан ядом. А когда Адон объявил себя лордом Фиакра, я сразила их обоих, они и пошевельнуться не успели. Лиам, мне нужно увидеть детей, и как можно скорее! Диллон не должен узнать об убийстве отца от чужого человека. А ты — ты теперь станешь лордом Фиакра.

— Это должны решить старейшины, — возразил Лиам.

Когда-то, много лет назад, после смерти отца Вартана, его отцу доверили лордство. Когда же его отец тоже отправился в Небесную канцелярию рассчитываться по долгам, старейшины предложили руководство Лиаму, но тот отказался в пользу своего двоюродного брата Вартана. Лиам не стремился нести такую ответственность, но понимал, что теперь у него нет выбора.



— Это было бы логично, — сказала Лара и ускорила шаг. Дети, должно быть, сейчас у Носс, жены Лиама, решила она. — Диллон обожает их сына Чарлаха.

Лара быстро зашла в дом подруги, выкрикивая ее имя:

— Носс! Носс! Где ты?

Беременная вторым малышом, Носс, улыбаясь, вперевалочку вышла к ней.

— Ты за Диллоном? Посиди со мной, выпьем фрина. Мальчики так замечательно проводят время вместе. — Потом она увидела Андрасте, и ее глаза широко раскрылись. — Что случилось? — Она не видела этот меч окровавленным со времен великой зимней войны, когда они с Ларой сражались вместе со своими мужьями, чтобы вернуть земли кланов Пиарас и Тормод, незаконно присвоенные хетарианцами. Носс, увидев, как бледна Лара, подвела ее к дивану. — Расскажи мне, что произошло.

— Адон убил Вартана, — ответила Лара и все ей рассказала.

Носс в ужасе зажала себе рот рукой, чтобы не закричать. Как это могло случиться? Да еще с Ларой? Ей же всегда так везет, к тому же она владеет магией. В жизни таких, как она, убийства не происходят.

— Не плачешь, — наконец произнесла она.

— Этне делает это за меня, — ответила Лара и показала волшебный кулон, с которого капали слезы. — У меня нет времени плакать. Я задержалась только затем, чтобы убить Адона и его глупую жену, прежде чем они нападут на меня и моих детей. Совсем скоро мне придется уехать из Фиакра, — тихо добавила она.

— Пришло время? — прошептала Носс.

Лара кивнула.

— Я рада, что последовала совету мамы и подарила Вартану детей. Но сейчас мне придется сказать Диллону, что его отец мертв, а мать уезжает. Вы с Лиамом вырастите их, хорошо? Это путешествие уже не для тебя. Ты нашла в Фиакре дом, мужа и спокойную жизнь. Это твоя судьба. Моя же все еще меня ожидает, и я не знаю, какой она будет.

— Конечно, мы возьмем Диллона и Ануш, но разве ты не хочешь, чтобы их воспитала Бера? — неуверенно спросила Носс. — Она ведь их бабушка.

— И они не должны этого забывать, — подтвердила Лара. — Но Бере придется взять себе другого внука. У Элин не осталось родных, а я не хочу, чтобы дети Вартана росли с сыном его убийцы. Кэму только два с половиной, но он уже хитрый и испорченный мальчишка. Бере придется с ним нелегко. Диллон еще осенью на Собирании видел, как он щипал Ануш. У моей дочери все ручки были в синяках из-за этого маленького монстра.

— Ануш осенью была совсем крошкой, — с негодованием сказала Носс.

— Да, и когда Диллон увидел, что сделал Кэм, он побежал к Вартану. Но Элин не позволила наказать своего сына. Она сказала, что Кэм ни в чем не виноват, а Ануш щипал из ревности сам Диллон. А ее сыночек только смотрел на малышку и ничего не делал.

— Диллон обожает Ануш с первого дня ее жизни! — воскликнула Носс.

Лара кивнула:

— Да, я знаю. Но у Кэма никого нет, кроме Беры, а у нее слишком доброе сердце. Она считает, что Адон вел себя как глупец и переборщил. Она ошибается. — Лара ваяла у Носс чашку и отпила фрина — вкусного напитка, смеси вина и фруктовых соков. — Приведи моего сына. Я должна рассказать ему о случившемся.

Носс согласно кивнула, но потом все же спросила:

— Старейшины ведь выберут Лиама, верно?

— Да, — сказала Лара. — И правильно сделают.

Носс вздохнула:

— Но он не хочет быть лордом, ты же знаешь.

— Я знаю, — согласилась Лара, — но он примет эту ответственность, как принял ее его отец после смерти отца Вартана. Лиам — сильный человек, а брак с тобой дал ему жизненную опору. Он уже готов к этому. И ты тоже, моя дорогая подруга.

Носс встала.

— Я схожу за Диллоном, — произнесла она и быстро вышла.

Лара осталась сидеть на месте. Она инстинктивно потянулась к кулону, висящему на шее. Прошло уже много времени с тех пор, как она обращалась к Этне за советом.

«Что мне делать?» — мысленно спросила она.

Кулон все еще был влажным от слез.

«Ты знаешь, — мягко ответила Этне. — Ты ведь уже начала готовить к своему отъезду и себя, и Фиакр».

«Я могла бы прожить здесь всю оставшуюся жизнь в полном довольстве», — возразила Лара своей волшебной хранительнице.

«Но твоя судьба — не в этом. Королева ведь говорила, что у тебя есть в запасе только несколько лет. Уже прошло целых пять. Ты сильная. И ты готова двигаться дальше. Пришло твое время». — Огонек в кулоне замерцал. — «Я пролила за тебя слезы, чтобы ты не развалилась на части. Но ты тоже должна оплакать Вартана. Он раскрыл твои лучшие человеческие качества, дитя мое».

— Мама. — Рядом с Ларой стоял Диллон, копия своего отца. — Носс сказала, ты хочешь со мной поговорить.

Лара почувствовала, что по щекам ее текут слезы.

— Мама! Что случилось?

Лара, прижимая его к себе и изливая горе в слезах, рассказала ему о смерти отца, Диллон бледнел, осознавая ее слова. Лара рассеянно погладила его темную головку. Они плакали вдвоем, мать и сын.

Наконец Диллон немного успокоился и, глядя в прекрасное лицо своей матери, заявил:

— Я убью Адона! Я отомщу за своего отца, мамочка!

— Адон уже мертв, и его злая жена тоже, — сообщила Лара. — Смотри! — Она вынула меч и показала ему. — Андрасте носит на себе их кровь.

— И что же будет теперь? — спросил Диллон.

— Старейшины выберут нового лорда. Так положено. Я думаю, им станет Лиам, кузен твоего отца, — ответила Лара.

— А ты уедешь, — тихо произнес Диллон.

В первый момент ее поразило, как по-взрослому он это сказал, но Диллон с самого рождения обладал очень сильной интуицией.

— Да, я скоро уеду, — подтвердила Лара. Она не стала бы ему лгать.

— Этот дом слишком мал для лорда Фиакра, — заметил мальчик. — Пусть Лиам и Носс возьмут главный дом. А мы с бабушкой согласимся на этот. Ануш слишком маленькая, чтобы ее спрашивать. — Он так походил на отца, что Лара чуть снова не заплакала.

— Да, для твоей бабушки этот дом вполне подойдет, — согласилась Лара. — Но вы с Ануш будете жить не с ней. Вы останетесь в главном доме с Лиамом, Носс и Чарлахом. Ваш двоюродный брат Кэм после этой трагедии остался без родителей. У его матери нет родственников. Бера возьмет его к себе, но я не хочу, чтобы вы с Ануш жили в том же доме, что и сын Адона и Элин. Лиам займет место твоего отца. А Носс будет заботиться о тебе не хуже, чем я. Она передо мной в большом долгу, хоть я и не напоминаю ей об этом. В этом просто нет необходимости, она никогда не забудет того, что носит в своем сердце. И ты, мой сын, вместе с сестрой должен будешь относиться к ней с тем же уважением, которое питал бы ко мне. Вы будете почитать ее и слушаться ее указаний.

— Я буду слушаться ее, мамочка. И прослежу, чтобы Ануш тоже слушалась, — пообещал Диллон. И снова в нем заговорил маленький мальчик: — Ты ведь не уезжаешь прямо сейчас, мамочка? — Он тревожно заглянул ей в лицо.

Не отрывая руки от его головки, Лара погладила сына

— Нет, еще не сейчас, — заверила она. — А теперь ступай, сын, и найди Чарлаха. И передай Носс, чтобы она вернулась ко мне.

Маленький Диллон убежал выполнять просьбу матери. Лара потянулась было к кубку с фрином, но в этот момент вернулась Носс и остановила ее руку.

— Нам лучше выпить вина, — произнесла она и, откупорив графин, наполнила чистый кубок темно-красным напитком. — Возьми, я себе тоже налью. — Она наполнила второй кубок. — С Диллоном, кажется, все в порядке.

— Мы вдвоем выплакались, — сказала Лара. — Он знает, что я уезжаю.

— Ты ему уже сказала? — удивилась Носс.

— Нет. — Лара слабо улыбнулась. — Он и так знал. Пока он будет с тобой, пожалуйста, не препятствуй его внутренним инстинктам. Я знаю, подобные вещи действуют тебе на нервы, но ты должна позволить Диллону развить его способности.

— Я обещаю. — В голосе Носс звучали тревога и беспокойство.

В дом вошел Лиам и присоединился к женщинам.

— Я не могу больше оставаться в главном доме, — объяснил он. — Стенания Беры и мертвого разбудят. Печальные новости уже в пути. Я разослал гонцов по всем деревням Фиакра. В ближайшие три дня старейшины выберут нового лорда.

— И лучше поскорее, — сказала Лара. — Главы кланов скоро все узнают. И народ тоже. А еще нужно будет избрать нового главу Высшего совета Дальноземья.

— Я приму лордство клана, хотя и без особого на то желания, — ответил Лиам, — но я не могу возглавить Дальноземье. Ты не можешь просить меня об этом.

— Люди доверяли Вартану, они восхищались им, — задумчиво произнесла Лара. — Он был сильным человеком и советовался со мной. Роан Ахи наверняка захочет получить этот пост. Он честолюбив, но у него слишком горячий характер. Думаю, наилучшей кандидатурой был бы Рендор Филан. У него холодная голова, и я могу предложить его кандидатуру, не опасаясь, что его жена Рахиль начнет ревновать.

— Значит, ты поедешь в Филан? — поинтересовался Лиам.

— Заеду по дороге. Мой путь лежит в Прибрежную провинцию, — пояснила Лара. — Я чувствую, что должна быть там.

Лиам кивнул и потом спросил:

— Ты знала, что должно случиться с Вартаном?

— Нет! — Лара побледнела от такого вопроса. — Почему ты меня об этом спрашиваешь? Я бы отдала жизнь за Вартана, как он отдал бы свою за меня.

— Ты любила его? — не отставал Лиам.

— Да, иначе я не смогла бы родить ему детей. Феи — и полуфеи тоже — могут дать потомство только тем мужчинам, которых любят, — тихо ответила Лара. — Когда война закончилась, моя мать посоветовала мне быть не только феей, но и смертной и прислушиваться к своему сердцу. Она сказала, что у меня еще есть время. Да, я любила Вартана. Знаю, не так сильно, как он любил меня. Но я действительно его любила.

— Прости, Лара. — Лиам виновато склонил голову.

— Я уже забыла, что такое недоверие смертных, — продолжала Лара. — Я была так счастлива с народом Фиакра. Я даже чувствовала себя как настоящая смертная, как одна из вас. До сего момента. А сейчас мне пришлось вспомнить, кто я и что у меня есть своя судьба, которой я должна следовать. Носс согласилась взять к себе моих детей, и я надеюсь, что ты тоже не будешь против.

— Я с удовольствием возьму Диллона и Ануш, — согласился Лиам. Он стыдился своего вопроса. — Они будут мне как родные. Я клянусь.

— Но они не должны забывать Вартана, — предупредила Лара. — Я знаю, Ануш не запомнит ни его, ни меня. Единственными родителями для нее будете вы с Носс: и если она будет счастлива и в безопасности, меня это устроит. Но Диллон нас с Вартаном не забудет. И еще, Лиам, мой сын обладает магией. Не мешай развиваться его способностям.

— Я понимаю, — ответил он.

— Мы еще поговорим об этом до моего отъезда, — сказала Лара. — А сейчас мне лучше вернуться в дом и попытаться успокоить Беру, насколько это получится. Ничего, если дети останутся у вас подольше?

Лиам кивнул и задумчиво посмотрел ей вслед. Его жена подошла к нему и вложила свою маленькую ладош­ку в его большую руку.

— Ну что, девочка, разве могла ты подумать, что од­нажды станешь главной леди Фиакра? — попытался по­шутить Лиам и обнял ее свободной рукой.

Носс вздохнула:

— Семь лет назад родители продали меня в рабство. Нет, я никогда не думала о том, чтобы занять такое вы­сокое положение. Но я не представляла себе и приклю­чений, которые я потом пережила с Ларой. И любви, которую я обрела с тобой, муж мой. — Она накрыла ру­кой живот, где очень живо брыкался ребенок. — Ты уве­рен, что старейшины выберут тебя?

— Уверен, — подтвердил Лиам и добавил. — А вдруг, прими я в первый раз лордство, Вартан был бы сейчас жив. — Лиам вздохнул.

— У него была своя судьба, — напомнила Носс. — А у тебя своя.

— С возрастом ты становишься все мудрее, жена моя, — поддразнил он.

— Ну так мне ведь уже почти двадцать, — с усмешкой заявила в ответ Носс. И потом снова посерьезнела. — Бедная Лара, сначала она потеряла мужа, а теперь ей придется оставить своих детей. Я ей не завидую, несмо­тря на всю ее красоту и магию.

— Я ей тоже не завидую: на ее долю выпало утешать Беру. — Лиам скорчил гримасу. — Когда я уходил, она была в ужасном состоянии. Мне показалось, она сходит с ума.

— Лара ее успокоит, — уверенно сказала Носс.

Однако, войдя в главный дом и увидев, в каком состоянии находится свекровь, Лара засомневалась, может ли она хоть как-то облегчить ее страдания. Старая женщина бродила по дому взад-вперед и что-то бормотала, ее длинные седые волосы раскачивались при каждом шаге. Глаза ее были как стеклянные и не выражали никаких эмоций. Трое убитых все еще лежали там, где их застигла смерть. Лара жестом подозвала слугу.

— Возьми кого-нибудь себе в помощь и убери мертвых, — приказала она. — И верни на почетное место Андрасте, только почисти ее сперва. — Она отдала слуге свое оружие.

— Нет! — завизжала Бера и ринулась к Ларе. — Ты не можешь отнять их у меня. Ту сучку — пожалуйста! Но только не моих мальчиков. Не моих мальчиков!

— Пойдемте, — строго сказала Лара. Она взяла женщину за руку и посадила у очага. — Бера, послушайте меня. Вы же не можете допустить такого позора для Вартана — нельзя оставить его тело на полу. Нужно провести церемонию прощания. Он был лордом Фиакра, как и его отец. Поэтому старейшины потребуют, чтобы Вартан получил должные почести. Что до Адона и Элин, то их похоронят где-нибудь на заброшенных землях.

— Едва вырвавшись из моей матки, Адон уже соперничал с Вартаном, — произнесла Бера. Ее глаза были полны боли. — Но Вартан никогда не жаловался. Он с теплотой относился к младшему брату. Как Адон мог так поступить, Лара? Как? Это все его жена — гадкая, ужасная женщина! Я никогда не одобряла их брак. Она всегда была жадной и злой. Из-за ее гнусностей ее собственный сын теперь остался сиротой. Что теперь будете маленьким Кэмом, Лара? Что будет с ребенком?

— Вы возьмете его на воспитание, — утешила ее Лара.

Вера посмотрела ей в глаза скорбным взглядом.

— Да, — сказала она. — Я возьму его к себе.

Лара хотела рассказать ей, что открылось в последние часы, но решила, что Бера еще к этому не готова.

— Вам нужно отдохнуть, — сказала она свекрови и по­могла ей подняться. — Я сама сделаю все, что нужно. — Она жестом подозвала служанку: — Отведите леди Беру в ее покои и принесите ей немного вина. — Лара сунула руку в карман и вытащила маленькую золотистую пилю­лю. — Опустите ее в вино. Это поможет ей заснуть.

— Да, леди, — ответила служанка и увела горюющую Беру.

Лара повернулась к слугам, что вошли в дом, и стала давать указания:

— Шестеро из вас отнесут тела Адона и его гадкой жены на равнину. Похороните их в одной могиле, да по­глубже. Место не помечайте. Вы должны успеть до за­ката. Остальные займутся сооружением погребального костра для лорда. Церемония состоится через два дня, за час до заката. Перенесите его тело в банный дом, чтобы я могла начать приготовления.

Она стала смотреть, как слуги поднимают тело своего лорда. Вартан построил банный дом для нее, когда они вернулись домой после зимней войны. Жители Фиакра обычно мылись в маленьких круглых бадьях. Но Ларе хо­телось ванну; такую, какой она наслаждалась, когда жила у принцев-теней. Большую ванну, чтобы в нее можно было погрузиться целиком. И искупаться вместе с мужем. И Вартан устроил ей сюрприз: построил небольшой бан­ный дом, хотя говорил, что строит новый хлев для скота. Он привез из Прибрежной провинции мраморную ванну, а с ней еще несколько резных каменных скамей. Вспо­миная об этом, Лара тихо всхлипнула. Любила ли она Вартана? О да! Всей своей человеческой частью души. А теперь она чувствовала, что снова каменеет: в свои пра­ва вступала та часть ее души, что была унаследована от феи. Чтобы быть сильной и следовать своему предназна­чению, она должна была снова стать феей.

Лара услышала знакомый, хотя и заметно приглушен­ный удар грома и увидела свою мать Илону, королеву лесных фей. Илона протянула к ней руки. Лара вскочила со своего места у очага и бросилась к ней в объятия.

— Что произошло? — спросила Илона, и Лара все ей рассказала.

— Значит, пришло время, — сказала королева.

— Я знаю, — ответила Лара. — Я уже начала устраивать Диллона и Ануш.

— Я заберу их! — властно произнесла Илона.

— Нет, я хочу, чтобы их воспитали Носс с Лиамом. Они принадлежат Фиакру. Наступит день, и Диллона изберут лордом, как раньше избирали его отца и деда.

 

— Избрать могут и парнишку Лиама и Носс, — мягко возразила Илона.

— Пусть — если таково будет желание Фиакра, — согласилась Лара. — Но ты должна навещать их. Обещай мне, мама! У Диллона есть определенные инстинкты, которые нельзя подавлять. Насчет Ануш я не знаю, она слишком мала. А сейчас расскажи мне, как Танос и Сирило? — справилась она об отчиме и единоутробном брате.

— Танос — это Танос, — сухо сказала Илона. — Что до Сирило, должна признать, что в нем есть все, что я только мечтала увидеть в сыне. Однажды он станет прекрасным королем. А пока что он типичный мальчишка из рода феи, со всеми обычными проказами. Особенно ему доставляет удовольствие дразнить лесных лордов. Они потеряли и часть своей территории на границе с Центроземьем. Гай Просперо скупает маленькие фермы и объединяет их в большие. Это позволяет ему диктовать цены на зерно. Ходит все больше слухов, что он может стать императором Хетара.

— Я еду на побережье, — сообщила Лара. — Я чувствую, что мое место сейчас там. Но внутренний голос так давно не говорил со мной, что я не уверена, правильно ли я его расслышала. Может, я не права, мама? Может, я должна остаться с детьми в Фиакре? Что-то меня стали одолевать сомнения.

— Меня это не удивляет, — заметила Илона. — Всего несколько часов назад у тебя на глазах был убит муж, а ты сама покарала его убийц. У тебя шок, но твои первые мысли всегда самые верные. Пришло время тебе покинуть Фиакр, дочь моя. И если внутренний голос говорит, что тебе надо направиться на побережье, значит, так ты и должна поступить. Тебе нечего бояться.

— Когда ты сказала, что у меня есть время, мне и в голову не приходило, что все так закончится, — заговорила Лара. — Я думала: почувствую, что пришло время уезжать, а Вартан будет спорить и препятствовать моему отъезду, хоть он и обещал, что не будет. Но я не ожидала, что он погибнет. Это произошло из-за меня, да, мама? Я в ответе за его смерть?

— Нет, — возразила Илона. — Это его судьба. Его рев­нивому брату было предначертано его убить, потому что такова была судьба Адона. Да, на какое-то время ты от­дала Вартану свое сердце и подарила ему детей, но это не имело никакого отношения к его смерти. Поверь, я го­ворю правду. А теперь мне пора. Все твои родные-феи прибудут на прощальную церемонию. А как ты решила поступить с телами Адона и его жены?

— Они — страшный позор для Дальноземья. Их похоронят в тайном месте без единого могильного знака, — объяснила Лара. — Они будут лишены похоронного костра, и никто из родных и близких не проводит их души в Небесную канцелярию. Они будут лежать в земле, пока не сгниют, их остатки доедят жуки и черви, а кости превратятся в прах. Их души навечно останутся в Чистилище. Даже Бера не осмелится их оплакивать прилюдно. Я жалею только о том, что у них остался ребенок.

Илона накрыла ладонью руку дочери.

— Такова воля Небесного распорядителя. До свидания, дочь моя. — Она встала и исчезла в фиолетовой дымке, оставляя за собой шлейф цветочного аромата.

Лара обернулась, чтобы посмотреть на тело мужа, и увидела, что его уже унесли. Она медленно встала и направилась в банный дом. Слуги уже положили Вартана на длинную каменную скамью. Несмотря на запятнанную кровью тунику, казалось, что он просто спит. Лара наклонилась и поцеловала его холодные губы.

— О, любовь моя, — прошептала она. — Мне так жаль. Очень жаль. — По ее щекам снова покатились слезы. Когда они иссякли, Лара села рядом с погибшим мужем и стала собираться с мыслями.

Лиам разослал гонцов по всем деревням Фиакра. А к главам других кланов? Надо послать к ним волшебных почтовиков и потом, с помощью магии, доставить на прощальную церемонию, размышляла она. Они, без сомнения, захотят отдать Вартану последние почести.

В банный дом осторожно заглянули служанки и вопросительно посмотрели на Лару, ожидая дальнейших указаний. Она поднялась на ноги. Все вместе они сняли с покойного окровавленную одежду и омыли его. Затем Лара принесла одежду, в которую надлежало облачить ее мужа для похоронного прощания. Когда оно окончится, дроги с телом поставят в центре похоронного костра, и они с Диллоном его подожгут. Бренное тело Вартана превратится в пепел под песнопения, которыми они проводят его душу в Небесную канцелярию. Для дальноземца быть похороненным в земле — сродни анафеме.

Тело покойного облачили в коричневые кожаные штаны, которые он хранил для особых случаев, и надели им него обувь: начищенные до блеска высокие сапоги. Затем натянули мягкую льняную рубашку и тунику главы Высшего совета. Лара когда-то собственноручно её вышивала, а тонкую материю и шелковые нитки они привезли из своей первой поездки в Прибрежную провинцию. Туника была насыщенного зеленого цвета, с длинными рукавами, манжеты вывернуты синей подкладкой наружу. Лара вышила на них серебряные и золотые звезды. А на груди — большой золотой круг, разделённый на восемь частей, в которых красовались эмблемы всех восьми кланов Дальноземья. Рогатый бык означал Фиакр. Конь — Ахи. Зерно и цветы — Блатму. Зерно и овощи — Гитту. Пиарас обозначался золотыми и серебряными слитками, а Тормод — разноцветными драгоценными камнями. Знаком Филана была овца, а поэтического клана Девин — арфа. В центре круга сияла голубая звезда. Вартан очень любил эту тунику, сшитую для него женой.

— А что нам делать с его волосами, леди? — осторож­но спросила одна из служанок.

— Свяжем сзади, как он всегда делал, — ответила Лара.

— А руки сложим на груди? — уточнила другая.

— Нет, оставим лежать вдоль тела, — сказала Лара. — Ему бы, наверное, хотелось, чтобы туника была хорошо видна, и мне тоже этого хочется. Я хочу, чтобы все помнили, чего мы добились за все эти годы.

Закончив облачение мужа, Лара позвала мужчин, чтобы перенести тело обратно в дом. Вартана положили на носилки, покрытые белым шелком и усыпанные луговыми цветами. За них взялись мужчины Камдина, родовой деревни Вартана. В доме их уже ждали похоронные дроги, в изножье и изголовье которых стояли канделябры с зажженными свечами. Когда носилки опустили на дроги, Лара приказала оставить ее одну. Она убрала с лица мужа выбившийся локон, потом критически оглядела тунику и разгладила на груди еле заметную складку.

Все казалось ей таким нереальным. Только недавно Вартан был полон жизни, а теперь лежит холодный и неподвижный, и его большое тело на глазах костенеет. Душа уже его покинула.

Как такое могло случиться? Почему она не заметила вероломства Адона до того, как он нанес удар? Лара молча прокляла младшего брата мужа и его жену. Неужели они действительно думали, что Фиакр примет своим лордом убийцу родного брата? И им не приходило в голову, что Лара захочет отомстить за своего мужа и защитить детей? Они даже не подумали о своем собственном сыне Кэме? Она вздохнула. Похоже, что нет.

У нее оставалось еще много дел. За окнами медленно сгущались сумерки. Вернулись слуги, которых она послала хоронить Адона с Элин, они сообщили, что выполнили ее указания. Лара поблагодарила их и вернулась в покои, где до сегодняшнего дня жила с Вартаном. Она открыла переносное бюро и написала письма остальным шести лордам. Потом позвала волшебных почтовиков, объяснила им, куда надо отнести послания, и наказала подождать ответа. Во всех письмах говорилось одно и то же. Лара сообщала о смерти Вартана, просила приготовиться к магическому перемещению в день прощальной церемонии и указывала, что нового главу Высшего совета должны избрать до того, как погаснет погребальный костер. Почтовики улетели, а Лара убрала бюро и направилась к кухне.

Повар и его помощницы плакали, кто тише, кто громче, но все роняли слезы. Сделав глубокий вдох, Лара твердо произнесла:

— Начинайте приготовления к прощальной церемонии. На ней захотят присутствовать многие жители нашего клана. Также прибудут лорды других кланов. — Лара развернулась на каблуках и вышла.

— У нее холодное сердце, как у всякой феи, — произнесла одна из кухонных работниц.

— Может, и так, — согласился повар, — но, боюсь, теперь оно разбито. Никто не усомнится, что леди Лара любила лорда Вартана всем своим существом.

Лара вернулась к похоронным дрогам и увидела, что все вокруг усыпано цветами. Она улыбнулась и чуть-чуть поколдовала, чтобы цветы не завяли, пока Вартан будет здесь оставаться. Она посмотрела на тело мужа и снова поразилась, какой холодной и безжизненной выглядит его оболочка, которую когда-то населяла его душа.

— Его здесь нет, — услышала Лара рядом голос Беры.

— Да, — согласилась она. — Здесь его нет. А вы должны спать.

— Я не стала принимать пилюлю, — пояснила Бера.

— Ее должны были подмешать вам в вино, — слабо улыбнулась Лара.

— А где Адон?

— На равнине вместе с женой.

Глаза Беры наполнились слезами, она с трудом сглотнула.

— Это было необходимо, — сказала Лара.

— Я знаю, — ответила Бера, — но он тоже был моим сыном.

— Он убил Вартана.

— А ты убила его, — тихо заметила Бера.

— Да, и ни на секунду об этом не пожалела, — отве­тила свекрови Лара. — И жалею только об одном — что не разглядела его черное сердце до того, как он убил Вар­тана. Тогда ничего этого бы не произошло.

— И что теперь будет?

— Старейшины изберут Лиама новым лордом. И он переедет сюда — только этот дом у нас в Камдине достоин лорда Фиакра. А вы переедете в его дом, где и будете растить Кэма.

— А кто будет растить Диллона и Ануш? — спросила Бера.

— Я не желаю, чтобы они воспитывались в одном доме с отродьем Адона. Лиам и Носс согласны взять их к себе. Я не могу с ними остаться. Меня снова призывает моя судьба.

— Интересно, что было бы, если бы Вартан не женился на тебе? — вслух подумала Бера и торопливо извинилась: — Прости.

— Моя мать говорит, что такова была его судьба, — сказала Лара. — Я думаю, она права.

Бера кивнула.

— Твои дети знают, что произошло?

— Я рассказала Диллону. Ануш еще слишком мала, чтобы понять.

— Думаю, мне лучше вернуться к себе и принять ту пилюлю, — решила Бера. — Я так устала. И ты тоже должна немного поспать. В ближайшие дни у нас будет много дел, дочь моя.

— Я знаю, — согласилась Лара. — Я скоро пойду отдыхать. — Она проводила пожилую женщину к лестнице, которая вела к ее покоям, и снова вернулась к дрогам Вартана. — Я не знала, что все так кончится, — тихо произнесла она. — Клянусь, Вартан, я не знала.

* * *

 

В тот же вечер прибыли старейшины Фиакра, чтобы выбрать нового главу клана. Они хотели видеть на этом посту Лару, но она отказалась, предложив вместо себя кандидатуру Лиама. Они согласились, и Лара ушла, оста­вив их обсуждать его кандидатуру. Добравшись до посте­ли, Лара даже не стала раздеваться, просто упала на нее и проспала до утра.

Когда она проснулась, уже ярко светило солнце. Лара встала и умылась. Разгладив помятое платье, она вышла в главный зал, уже заполненный людьми клана. Среди них была кузина Вартана Шоле, предводительница деревни Ривален. Она была выше многих мужчин, и Лара сразу ее заметила. Женщины без слов обнялись.

— Где Бера? — спросила затем Шоле.

— Ноша слишком тяжела для нее, — ответила Лара.

— Ты сама всем занималась?

— Вартан — мой муж.

— Ты отлично справилась, Вартан бы тобой гордился, — произнесла Шоле. — А где этот змей Адон?

— Тело Вартана еще не остыло, когда я расправилась с ним и его женой.

Шоле кивнула:

— Хорошая работа. И где они похоронены?

— Где-то на равнине, — сказала Лара.

— Дьявол возьми их обоих! — яростно заявила Шоле. — Теперь тебе одной придется править Фиакром. Это твое право, и я знаю, что ты была второй половиной мудрости моего кузена.

— Спасибо, — ответила Лара, — но я не могу. Новым лордом Фиакра должен стать Лиам. Он тебя не разочарует. Старейшинам обычно нужно три дня, чтобы собраться и все обсудить, но они прибыли еще вчера вечером. Лиам — их первый кандидат. А я скоро покину Фиакр. Судьба призывает меня за пределы Дальноземья.

— Жаль, что ты уезжаешь, — огорчилась Шоле. — Но, боюсь, Лиаму не под силу возглавить еще и Высший совет. Кого бы ты предложила на этот пост? Может, Роана Ахи? Ты ведь знаешь, если ему предложить, он сразу согласится.

Лара покачала головой:

— У Роана слишком горячий нрав. Я бы выбрала Рендора Филана. Он мудрый и вдумчивый человек. Ответственность заставит его принять этот пост. Он не подведет Дальноземье.

— Роан не обрадуется этому назначению, — заметила Шоле.

— Нам еще нужен предводитель армии, — с улыбкой добавила Лара.

— Черт возьми! — воскликнула Шоле. — Мы теряем в твоем лице отличную советчицу.

— Я уезжаю из Фиакра не навсегда. Но здесь останутся мои дети, они будут жить с Носс и Лиамом. А Бере придется вырастить Кэма. Я не хочу, чтобы мои дети жили в одном доме с сыном убийцы их отца.

— Ты права, — поддержала ее Шоле. — И если я могу чем-то тебе помочь...

— Ты — моя семья. Я принимаю твою помощь, — ответила Лара.

Люди все приходили и приходили, отдавая дань уважения своему павшему лорду. Все деревенские дома были заполнены скорбящими, и вокруг Камдина тоже было полно людей. Одного за другим Лара провожала в дом лордов, чтобы они почтили память Вартана.

Роан Ахи сразу заявил, что необходимо устроить все клановое собрание лордов. К его удивлению и радости, Лара поддержала это предложение.

— Мы не можем этого откладывать, — начала она. — Сегодня вечером, когда все уйдут спать, мы устроим встречу. Лиам займет место моего мужа, но я встану рядом с ним, как раньше с Вартаном.

Лорды согласно кивнули.

— Новости о смерти Вартана совсем скоро дойдут до Хетара. И необходимо будет сообщить Высшему совету Хетара, что у вас новый предводитель, еще до того, как бренное тело Вартана превратится в пепел, — добавила она.

Лорды выразили свое согласие молчаливыми кивками. Так прошел день. Дом погибшего лорда кормил горюющих камдинцев. Так полагалось, хотя повар и беспокоился, что может не хватить продуктов. Лара заверила, что, если понадобится, она воспользуется магией и проследит, чтобы кладовые не пустели. Наконец спустились сумерки. На окружающих Камдин равнинах тут и там горели костры, указывая, где расположились скорбящие. Наступил час икс.

— Мои лорды, полагаю, пришло время нам все обсудить, — обратилась Лара к предводителям кланов, которые все сидели у очага в главном доме Фиакра. — Моего мужа заменить никто не сможет, однако вы должны избрать нового главу Высшего совета Дальноземья и сообщить о своем выборе в город. Нельзя, чтобы правительство Хетара сочло, что из-за убийства Вартана Дальноземье стало слабее или погрузилось в хаос.

— Я бы предложил Роана Ахи, — сказал Флорен Блатма.

— Мне кажется, сначала нам стоит узнать у леди Лары, нет ли у нее каких-то предпочтений, — произнес Аккиус, глава клана Девин. Он не сомневался, что у нее есть кандидатура, и желал узнать, какая именно.

— Великий бард, спасибо, что предоставили мне возможность высказаться, — заговорила Лара, и кое-кто из мужчин улыбнулся: они слишком хорошо ее знали, чтобы понять — сейчас она удивит их своими предложениями. — Зная, как мы жили последние пять лет, я отчетливо осознаю, что нам необходим не только глава совета, но и предводитель армии. Недавно до меня дошли тревожные слухи, что Гай Просперо собирается в скором времени стать императором Хетара. Этот человек отнюдь не друг Дальноземью. Роан Ахи — великий воин, не уступающий моему мужу, — польстила она лорду лошадиного края. — Вам стоит выбрать его главнокомандующим армией. А что касается поста главы Высшего совета Дальноземья, то я хочу выразить доверие Рендору Филану. Его трудно разгневать. Он вдумчив и высказывает мудрые советы. Поэтому я думаю, что он отлично справится с Хетаром, — закончила она и оглядела по очереди всех собравшихся.

— Но он не воин, в отличие от Роана, — возразил Флорен.

— Верно, — спокойно согласилась Лара. — И если опять начнется война, именно Роан, с вашего одобрения, поведет за собой Дальноземье. Но нам также нужен и человек, искушенный в дипломатии, — чтобы вести переговоры с Хетаром. Рендор водит давнюю дружбу с королями Прибрежной провинции. И эта дружба не только не поколебалась, но и окрепла за прошедшие годы. — Лара поднялась на ноги. — Я схожу, принесу нам что-нибудь подкрепить силы, а вы пока обсудите мое предложение. — И она выскользнула из комнаты, чтобы принести всем вина.

— Почему ты молчишь, Рендор? — заговорил Имре Тормод.

— Я слишком ошарашен, чтобы говорить, — ответил тот.

— Она ничего тебе раньше не говорила? — поинтересовался Торин Гитта.

Рендор покачал головой:

— Абсолютно. Для меня это стало такой же неожиданностью, что и для вас.

— А что ты думаешь, Роан? — спросил у Роана Ахи Аккиус Девин.

— Я думаю, что меня ловко и необидно перехитрили, — засмеялся тот. — Не хочется этого признавать, но Лара права. Я — тот, кто может вести народ на войну, но не к мирной жизни. Для этого нужен другой. Такой, как Рендор.

— Чтобы заменить одного Вартана, вас требуется двое. Вот бы мой кузен посмеялся, — беззлобно усмехнулся Лиам.

Его соратники закивали и засмеялись.

— Значит ли это, что мы согласны с таким решением, — спросил Аккиус, — Рендор для мира и Роан для войны?

— Я проведу голосование, — вызвалась Лара. Она как раз вернулась, неся поднос с девятью кубками, доверху наполненными вином. Раздав их, она взяла себе последний и начала: — Рендор для мира. Роан для войны. Петруччо Пиарас — за или против?

Будучи немым, Петруччо подтвердил свой ответ энергичным кивком — за.

Лара стала по очереди опрашивать остальных:

— Имре Тормод?

— За!

— Флорен Блатма?

— За!

— Торин Гитта?

— За!

— Лиам Фиакр?

— За!

— Аккиус Девин?

— За!

— Роан Ахи?

— За!

— Рендор Филан?

— За!

— Значит, все решено, — подвела итог Лара.

— Не совсем, — возразил Рендор. — Ты не отдала нам свой голос, Лара.

— Я не член совета, — ответила та.

— Не член, — подтвердил Рендор. — Но ты его основательница, и я считаю, что в таком важном вопросе ты должна принять участие в нашем голосовании.

Остальные лорды одобрительно забормотали.

Чувствуя, как веки жгут нежданные слезы, Лара кивнула, принимая оказанную ей честь.

— Я голосую за кандидатуру Роана и Рендора, — произнесла она и подняла кубок. — За Дальноземье!

Остальные к ней присоединились, поднимая кубки и эхом повторяя ее тост:

— За Дальноземье!

На этом собрание закончилось, и лорды разошлись спать. Все — кроме Рендора, желавшего поговорить с Ларой.

— Ты должна была предупредить меня заранее, — сухо произнес он.

— И ты бы ответил «нет», — сказала Лара. — Твое ис­креннее удивление, когда я предложила твою кандидатуру, послужило доказательством, что между нами нет никакого сговора. Рендор, мой дорогой друг, учитывая обстоятельства, у нас нет времени на споры. Нам нужно побыстрее все уладить. Поэтому я пощадила самолюбие Роана, а больше ни у кого не было желания получить этот пост.

— Порой ты меня просто пугаешь. Ты видишь всех нас насквозь.

— Я скоро уеду из Дальноземья, — спокойно сообщи­ла Лара. — Меня вновь призывает моя судьба.

— Но ты нужна нам! — воскликнул Рендор.

Лара покачала головой:

— Ты мне льстишь. Но я не оставлю вас без защиты, я обещаю. Какие бы гадости ни готовил Гай Просперо, я сумею ему ответить.

— Каким образом? Если тебя здесь не будет, как ты сможешь помочь?

— Я поеду к королю Ашерону. Просперо не так силен, как думает. В городе и Центроземье — да! Но принцы-тени его презирают, а короли Прибрежной провинции не станут с ним сотрудничать, поскольку это не в их инте­ресах. Что касается лесных лордов, то у них свои проб­лемы. Возможно, они и согласятся поддержать главного торговца, но толку от этого будет мало. Мы вместе за­щитим Дальноземье от любых врагов.

— Ты останешься у Ашерона?

— Я точно не знаю, но вряд ли.

— Куда же ты поедешь?

— Не могу сказать. Сейчас я знаю только, что должна ехать на побережье, — сказала Лара. — Но я не уеду рань­ше осени. Мне еще многое нужно сделать, чтобы облег­чить передачу власти Лиаму.

— А твои дети? — спросил Рендор.

— Они принадлежат Фиакру и останутся здесь, — от­ветила она.

Рендор кивнул и потом заметил:

— Рахиль очень расстроится.

— Я поговорю с ней, когда заеду к вам, — утешила его Лара.

— Лара, мне очень жаль, — снова сказал Рендор.

— Мне тоже. — Она положила свою руку поверх его. — Я не представляла, что все может так кончиться. О, я знала, что однажды меня снова позовет судьба, но я думала, что, когда придет время мне отправляться, Вартан будет ворчать и жаловаться, но сдержит свое обещание. Моя мать сказала, что это его судьба. Что ему было предначертано умереть от руки Адона. Но я не понимаю такой судьбы, Рендор.

— Я тоже не понимаю, — согласился тот.

— Этого не понимает моя человеческая половина, — слабо улыбнулась Лара. — Но моя душа сейчас вновь становится холодной душой феи. В противном случае я не смогу сделать то, что должна.

— Я сделаю все, чтобы как следует править Дальноземьем, — пообещал Рендор.

— Я в тебя верю, — ответила Лара. — Так же, как верил Вартан.

По щекам лорда Филана потекли слезы.

— Не могу смириться с тем, что моего друга больше нет, — произнес он. — Всего несколько недель назад мы встречались на равнинах и говорили о Собирании. Он просил, чтобы я привез с собой самую лучшую шерстяную ткань — хотел обновить твою зимнюю одежду.

— Он всегда был предупредительным, — заметила Лара и подумала, что нужно поскорее уходить. Иначе она тоже расплачется. — Уже поздно, — сказала она. — Я иду спать, Рендор. Завтра мне нужно многое сделать, а от Беры сейчас мало толку. — Она ласково пожала его руку и отпустила. — Доброй ночи, мой дорогой друг, — сказала она и торопливо ушла в свои покои.

Запершись в спальне, которую она совсем недавно делила с Вартаном, Лара дала выход эмоциям и заплакала. Прошло два дня после смерти Вартана. Как быстро они пролетели! Лара умылась, сполоснула руки, сбросила туфли и легла на постель. Она сделала для Дальноземья все, что могла. Рендор слабее Вартана, но со временем Хетар тоже проникнется к нему уважением, размышляла Лара. К своему удивлению, она нашла союзника в Аккиусе Девине. Без него ей было бы значительно труднее уговорить лордов отказаться от кандидатуры Роана. Надо не забыть поблагодарить его за поддержку.

Теперь Ларе оставалось только получше продумать, как устроить детей. Она уедет в самом конце лета, перед Собиранием. У нее будет время подготовить Диллона к своему отъезду. И она успеет на первых порах помочь Лиаму, который займет место Вартана. И еще надо сказать Носс, что Илона иногда будет навещать внуков. Носс не стоит бояться королевы лесных фей. Лара улыбнулась при мысли, что Носс и ее мать могли бы подружиться. Веки у нее тяжелели. Завтра будет долгий и судьбоносный день, в конце которого они с Диллоном зажгут похоронный костер Вартана, чтобы его душа перешла в другой мир. Это произойдет в первое мгновение заката. Лара почувствовала, что на глаза снова наворачиваются слезы.

— Вартан, любимый, — прошептала она. — Почему все должно было так закончиться? — Но ответа не было. «Будет ли он вообще», — подумала Лара и смиренно вздохнула. Кому, как не ей, знать, что границы миров становятся нерушимы, как только душа пересекает их, рождаясь в новой жизни. Может, Вартан и смотрит на нее с высоты Небесной канцелярии, но ей больше никогда не услышать его голоса.

 






Date: 2015-06-05; view: 172; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.042 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию