Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Приведем алгоритм





Для того, что бы признать деяние общественно опасным следует выяснить: деяние наносит значительный вред личности, обществу, государству, органам государственной власти и местного самоуправления или нет?

Если нет, то такое деяние можем быть отнесено к административным правонарушениями или аморальным проступкам.

Если да, то выясним, существует политическая воля элиты, государства на признание деяния преступлением (т.е. проводимая уголовная политика, направленная на криминализацию деяний).

При этом следует учесть, что отсутствие политической воли может привести к тому, что деяния не будут отнесены к преступлениям. Чаще всего такое наблюдается в переходные периоды (от одной социально-экономической формации к другой), периоды экономических кризисов и т.д. Именно поэтому в это время наблюдается всплеск декриминализации деяний.

Если да, то необходимо выяснить существуют ли международные обязательства (ратифицированные конвенции, международные договоры в области уголовного права), в соответствии с которыми Россия должна проводить уголовную политику, направленную на криминализацию деяний, осуждаемых широким сообществом.

Необходимо помнить о том, что иногда международные документы могут быть не ратифицированы из-за отсутствия политической воли и неразвитости экономики

Если да, то следует выявить позволяют ли религиозные верования (православие, христианство – религия, исповедуемая большинством, проживающего населения на территории России) признать деяния преступлением.

Напомним, что отдельные деяния, отнесенные другими религиями (ислам, буддизм и т.д.) к преступлениям не считаются таковыми с точки зрения православного христианства.

Если да, то выясним, позволяют ли сложившийся менталитет, нормы морали, нравственности, традиции, обычаи признать деяния преступными.

Именно потому, что не наблюдается такового, бесполезным оказывается заимствование отдельных положений зарубежного уголовного законодательства. Такие нормы не принесут ни какой пользы, поскольку не учитывают менталитет нации.



Если да, то определим, позволяет ли социально – экономическая доктрина и историческая концепция развития России признать деяния преступными.

Следует учесть, что в отдельных странах история развития общества привела к законодательному закреплению отдельных видов преступлений. Например, в США изначально складывалось особое отношение к собственности. Многие европейцы стремились и по сей день стремятся туда в целях получения собственности. Собственность провозглашается как одно из трех естественных прав в Декларации независимости США. Особое отношение к собственности там вызвало особую уголовно-правовую защиту собственности. В России же присутствовала и являлась основой община, круговая порука, колхозы т.д. Такой коллективный дух сформировал отличное (по сравнению с США) отношение к собственности.

Если да, то выясним, существуют ли статистические данные, свидетельствующие о том, что появились деяния, приносящие вред человеку, обществу, государству, органам государственной власти местного самоуправления, не закрепленные в УК РФ как преступления

Отсутствие статистических данных или незначительные показатели не могут свидетельствовать об отсутствии вреда, причиняемого деянием. Ведь это деяние надо сформулировать, обозначить признаки, что крайне сложно на первоначальном этапе перехода аморального поступка, а затем уже заниматься сбором статистических данных.

Если да, то определим, проводились ли социологические опросы о необходимости криминализации отдельных деяний как среди специалистов в области уголовного права, так и среди граждан России.

Если таких исследований не проводилось, то необходимо провести социологические опросы, которые позволили бы выявить отношение в различной среде общества к деяниям.

Если да, то выясним, проводились ли научные дискуссии, имеются ли научные исследования деяний.

Необходимо исследовать деяние, чтобы предложить научно-обоснованную, подкреплённую исследования им практики, статистики, социалистических опросов и т.д. доктрину; которая может быть осмыслена законодателем.

Если да, то следует признать деяние общественно опасным и внести изменения в УК РФ, криминализовав или декриминализовав его.

Полагаем, что все поставленные вопросы должны решаться мобильно, что бы законодательство не отставало от жизни, а позволяло регулировать сложившиеся в конкретный исторический период отношения. Именно поэтому необходимо заниматься на научной основе прогнозированием, долгосрочным и краткосрочным планированием уголовной (в частности уголовно-правовой) политики.

В качестве примера обратимся к сфере медицины и здравоохранения. Попробуем в соответствии с разработанным алгоритмом выяснить общественную опасность деяний в сфере здравоохранения.

Медицинская деятельность в России осуществляется на основе Конституции РФ, в статье 41 которой закрепляется, что каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь[185]. Это положение Конституции разработано в соответствии с требованиями целого ряда международных Конвенций в области охраны здоровья граждан. К их числу относятся Всеобщая декларация прав человека, Конвенция о защите основных прав и свобод человека[186], Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с использованием достижений биологии и медицины и др. Как отмечал Д.С.Блинов, в России охрана здоровья граждан осуществляется на двух уровнях: национально-правовом и международно-правовом[187].



Учитывая важность данной сферы, как совершенно правильно отметил А.П. Соловьев, преступления, совершаемые в данной сфере, по степени общественной опасности и тяжести причиняемых последствий, превосходят другие общественно опасные деяния, так как они не только дискредитируют всю сферу здравоохранения, способствуя снижению авторитета ее сотрудников и формированию негативного общественного мнения относительно медицинского обслуживания населения, но и посягают на важнейшие ценности – жизнь и здоровье человека, защита которых является одной из главных обязанностей любого государства[188].

Начнем с того, что общественно опасное деяние – это деяние наносящее значительный вред личности, обществу, государству.

Чем же опасны преступления в сфере здравоохранения для государства? Это, прежде всего, высокий уровень коррупции, связанный с перераспределением средств, за счет которых осуществляется финансирование системы здравоохранения. Как известно, в сфере здравоохранения произошли существенные изменения, приведшие к замене полного бюджетного финансирования на самофинансирование. В итоге затраты на здравоохранение сократились в десять раз.

Как отмечает А.П. Соловьев, государство оказалось зависимым от частных производителей и поставщиков медицинского оборудования и медикаментов, осуществляющих поставку данной продукции только после получения необходимых денежных средств, с перечислением которых, постоянно возникали сбои из-за недостаточного государственного финансирования здравоохранения[189].

Непродуманной и преждевременной является приватизация медицинских учреждений; введение страховой медицины. Подделка лекарственных средств стала нормой жизни. Правоохранительные органы не отслеживают уровень цен на одни и те же лекарства, поэтому их изготовление и сбыт являются прибыльным делом. Все участники неконтролируемого фармацевтического рынка стремятся к получению сверхприбыли и государство не вмешивается в данный процесс.

Реформа здравоохранения поглощает огромные бюджетные средства, однако, проследить на что они потрачены государство не торопится. Куплено огромное количество дорогостоящего оборудования. Казалось бы, можно только позавидовать какой-нибудь районной поликлинике. Однако непродуманность трат приводит к тому, что оборудование стоит в зачехленном виде, так как нет возможности приобретать расходные материалы, не обучены специалисты, нет средств для приглашения на работу специалистов и т.д. Отсутствие контроля бюджетных средств создают почву, прежде всего, для верхушечной коррупции, которой пытается противодействовать государство, принимая различные нормативные акты и присоединяясь к международным Конвенциям.

Но, несмотря на предпринимаемые усилия в 2010 году Россия по уровню восприятия коррупции оказалась на 154 месте из 178 возможных с индексом 2,1 балла (Индекс восприятия коррупции оценивался по десятибалльной шкале, где 0 - это максимальный "уровень" коррупции в стране, а 10 - обозначает, что коррупции в государстве нет). В прошлом году Россия в этом рейтинге занимала 146 место. Вывод - за год у нас ничего не поменялось за исключением соседей по рейтингу - Папуа-Новой Гвинеи, Кении, Лаоса и Таджикистана.

Все источники информации свидетельствуют о том, что в Российской Федерации коррупция является широко распространенным явлением. Количество правонарушений, связанных с коррупцией, со времен Советского Союза резко возросло – она стала широко распространенным социальным явлением. Коррупция, судя по всему, приобрела системный характер и затрагивает все общество в целом, включая его основы.

Таким образом, общественная опасность преступлений в сфере здравоохранения налицо. Государство осуществляет финансирование из государственного бюджета, расползаются по карманам чиновников различных уровней деньги налогоплательщиков, которые могли бы пойти на повышение жизненного уровня малообеспеченных граждан, зарплат тех же медицинских работников и т.д.

Чем же опасны преступления в сфере медицины для граждан?

Прежде всего, эти преступления посягают на общечеловеческие ценности – жизнь, здоровье. Они нарушают основные конституционные принципы, о которых упоминалось выше.

Недостаток финансирования на низовом уровне приводит к невозможности получения пациентом медицинской помощи в полном объеме. Как-то из-за отсутствия специалистов на местах, так и из-за отсутствия медикаментов, должного оборудования. В итоге, качество жизни, как и ее продолжительность снижается.

Неконтролируемое качество лекарств, продаваемых в аптеках, и набор цен на медикаменты приводит к ненадлежащему лечению пациентов, что существенно сказывается на самочувствии больного, качестве жизни и, в конечном итоге, на продолжительности жизни.

Низкий уровень заработной платы медицинского персонала приводит к низовой (бытовой) коррупции. Именно коррупция делает недоступной медицинскую помощь для рядового пациента, что в свою очередь сказывается на здоровье пациента.

К сожалению, пациенты плохо освещены о наборе медицинских благ, которые можно получить за счет страховой медицины. Выяснить набор платных и бесплатных услуг для рядового пациента рядовой клиники представляется сложным. А это, безусловно, приводит к коррупции. И, в конечном итоге, к снижению уровня, качества, продолжительности жизни населения. Современное государство является социальным, политика которого направлена на поддержку все слоев населения. Поэтому о наборе социальных благ должны знать и пользоваться все, независимо от материального положения. Иначе говоря, принцип доступности должен быть реализован.

Признание преступлений общественно опасными связано с соотношением политических сил в обществе, иначе говоря, зависит от политической воли, от желания политических сил противодействовать преступлениям в сфере здравоохранения. Такая политическая воля в нашей стране присутствует. Тому подтверждением являются принимаемые в России нормативные акты, например: Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (1993), «О лекарственных средствах», «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» и т.д.Законодательство о здравоохранении включает в себя более двух десятков федеральных законов и множество подзаконных нормативных актов федерального уровня, а так же законы и подзаконные акты субъектов РФ. В стране действует национальный проект «Здоровье», принята Концепция развития здравоохранения и медицинской науки в РФ. Тем самым Правительство РФ обеспечивает проведение в жизнь единой государственной политики в области здравоохранения. В тоже время следует отметить, что такая законодательная регламентация не способствует снижению уровня преступности в сфере здравоохранения. Как совершенно справедливо говорит Н.В. Бутусова, Охрана здоровья человека и гражданина – одна из основных обязанностей государства, однако действующая нормативно-правовая база здравоохранения едва ли способствует ее выполнению, обилие нормативных актов без должной систематизирующей основы неизменно порождает разнобой, и как следствие – неэффективность правового регулирования отношений в этой сфере. Законы, регулирующие отношения в сфере здравоохранения, практически не ссылаются и не опираются друг на друга[190].

Таким образом, назрела потребность в создании специализированного Кодекса об охране здоровья граждан, который бы объединил столь разобщенное законодательство в сфере здравоохранения, ликвидировал бы коллизию норм. Процесс формирования основ отрасли, накопления основных законодательных положений, судебной практики, связанной с их применением должен быть завершен проведением кодификации и унификации законодательства.

На признание деяния общественно опасным влияют взятые международные обязательства России. Действительно, российское законодательство базируется на основе ратифицированных Россией ряда международных правовых актов таких как, например, Всеобщая Декларация прав человека (1948), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966), Конвенция о защите основных прав и свобод человека, Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с использованием достижений биологии и медицины. Россия является членом ООН, Всемирной организации здравоохранения деятельность которых направлена признание основных прав человека на наивысший достижимый уровень здоровья», на «ответственность правительства за здоровье своих народов» и т.д. В настоящее время проблемы охраны здоровья приобретают глобальный характер. Полагаем, что развитие партнерских отношений между государствами необходимо «в целях достижения высокого уровня грамотности в вопросах здравоохранения и экологии, формирования потребностей здорового образа жизни и бережного отношения к окружающей природной среде[191].

В соответствии с предложенным нами алгоритмом признание деяний общественно опасными зависит и от религиозных канонов, которых придерживается большинство проживающего на территории России населения. Охрана жизни и здоровья личности не вступает в противоречие с основными религиозными канонами.

Нормы обычаев, морали, нравственности, традиций так же стоят на защите человека и признают его жизнь и здоровье как высшую ценность.

Признание общественно опасными деяний в сфере здравоохранения полностью совпадает с социально-экономической доктриной и исторической концепцией развития России.

К сожалению, статистические данные, свидетельствуют о том, что в сфере здравоохранения участились случаи проявления некомпетентности врачами, халатного отношения к пациентам, неоказания помощи больным, в том числе неоказание бесплатных услуг, которые должны быть таковыми за счет обязательного медицинского страхования, вымогательства, взяточничества и т.д. Все эти деяния, приносят вред человеку, обществу, государству, органам власти и местного самоуправления. Вряд ли можно сказать, что все они не закреплены в УК РФ как преступления, однако, действующие нормы УК РФ оказываются не эффективными в сфере здравоохранения. Исходя из повышенной общественной опасности для личности и государства, возможно, было бы выделить в отдельную главу преступления в сфере здравоохранения (подобно воинским преступлениям). Такая конструкция позволила бы учесть специфику преступлений в этой области и носила бы превентивный характер, показывала бы решимость государства противодействовать преступности в сфере здравоохранения.

Данные социологических опросов свидетельствуют о необходимости криминализации отдельных деяний. Достаточно вспомнить различные рейтинги по уровню коррупции. Медицинская сфера занимает здесь лидирующие позиции.

Представляется, что научные исследования по вопросам здравоохранения создадут реальную базу для позитивных преобразований в этой сфере. Только во взаимодействии ученых и практиков можно создать реально действующее законодательство. Причем здесь необходимо объединить усилия ученых и практиков в сфере медицины, ученых и практиков в сфере юриспруденции, экономистов и других специалистов.

Таким образом, преступления в сфере здравоохранения наносят вред личности и государству. В силу большой общественной опасности с преступлениями в сфере здравоохранения нельзя не бороться. Для этого необходимо разработать Кодекс об охране здоровья, ввести в УК РФ специальную главу, устанавливающую уголовную ответственность в сфере здравоохранения. Сократить количество преступных проявлений можно, однако для этого необходимо сделать прозрачными и открытыми сведения о затратах государства в сфере здравоохранения; взять под контроль расходование бюджетных средств, ввести за норму проведение регулярных прокурорских проверок всех без исключения медицинских учреждений (государство и граждане должны знать, на что тратятся средства налогоплательщиков); привлекать к уголовной ответственности за преступления всех чиновников независимо от их уровня; внедрить в сознание чиновников, что на государственной службе находятся те, кто желает служить своему народу и государству, а заработать капитал можно лишь в частном бизнесе; усовершенствовать законодательство в сфере здравоохранения, устранив коллизионные нормы; активно разъяснять с использованием средств массовой информации права пациентов и врачей; повышать профессиональный уровень врачей; увеличить заработную плату медицинскому персоналу; обеспечить приток в профессию кадров с новыми жизненными установками и новой системой ценностей, в которой человек – его жизнь и здоровье являются высшей ценностью. Все указанное выше позволяет сделать вывод о том, что в УК РФ должна появиться статья об уголовной ответственности конкретных субъектов - медицинских работников.

Покажем общественную опасность как основание для наступления уголовной ответственности за целительство, обратившись, в том числе, и к истории уголовного права, то есть как основание для криминализации данного деяния.

Вопрос об уголовной ответственности за целительство является актуальным в России. Основным спорным вопросом является вопрос о том, охватывает ли незаконное врачевание и целительство, деятельность представителей нетрадиционной медицины? Содержание современного УК РФ, как нам представляется, не дает четко не ответа на поставленный вопрос. В науке существуют различные подходы. Так, например, А.В. Бриллиантов и Е.Н. Федик считают, что от частной медицинской практики нужно отличать применение народной медицины. Правом на занятие народной медициной обладают граждане, получившие диплом целителя. Статья 235, по их мнению, не охватывает незаконное занятие целительством. Если действия народного целителя последствия для жизни или здоровья человека, то вопрос об ответственности решается по нормам гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья»[192].

В юридической литературе высказывается позиция, согласно которой «занятие частной медицинской практикой образует и целительство[193]. Эта позиция не согласуется с действующим законодательством[194].

Возможно, опыт истории позволит нам познать, одинаковы ли по своей общественной опасности «незаконное занятие частной медицинской практикой» и «применение нетрадиционной медицины - целительство». И как следствие в этой связи возникает еще один вопрос, требующий ответа: достаточно ли для занятия целительством только лицензии на занятие целительством или все же необходимо еще и наличие документа о медицинском образовании?

Первые элементы систематизированной регламентации врачебной деятельности появляются в России только при Петре 1 в статьях направленных на охрану здоровья граждан. В Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года содержалась норма, запрещающая осуществление медицинской деятельности лицом, не имеющим права[195]. Конкретных статей, направленных против занятия врачеванием целителями не было. Это объяснялось тем, что государственная система здравоохранения не была развита; высоко было влияние религии на сознание людей; существование крепостного права и несоблюдение прав человека, личности; отсутствие международных стандартов по оказанию медицинской помощи; низкий жизненный уровень значительного числа населения не давал возможности прибегать к квалифицированной платной медицинской помощи.

Только в советский период начали формироваться нормы о незаконном врачевании целителями.

Уголовный Кодекс 1922 года проводил в жизнь политику государства направленную на отделении церкви от государства. В пределах РСФСР запрещалось издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан. Государством велась активная борьба, связанная с пресечением совершения обманных действий с целью возбуждения суеверия в массах населения. Д.И. Курский отмечал, что ст. 120 УК РСФСР «Совершение обманных действий с целью возбуждения суеверия в массах населения, а также с целью извлечь таким путем какие-либо выгоды» даст возможность судебным органам вмешиваться тогда, когда будут случаи явного суеверия, например, шаманства, мощей и т.д.[196]. Данная статья карала за совершение обманных действий с целью возбуждения суеверия в массах[197].

В соответствии со ст.146 УК РСФСР в целях охраны здоровья женщин и интересов расы абсолютно запрещалось производство абортов кому бы то ни было, кроме врача. Виновная в производстве этой операции бабка передается народному суду[198]. Такая позиция была аргументирована следующим образом: риску подвергаются, главным образом, женщины, принадлежащие к трудящемуся классу населения, не имеющие средств обращаться для производства аборта к опытным врачам и в хорошо поставленные хирургические и гинекологические лечебницы и не вполне ясно сознающие тот риск, которому они подвергаются при производстве аборта неподготовленными к тому лицами[199].

Таким образом, к уголовной ответственности могли быть привлечены целители, если их действия подпадали под составы вышеуказанных статей. Если же был причинен вред здоровью, то ответственность устанавливалась в зависимости от тяжести причиненного вреда в соответствии со ст. ст. 142, 143, 146, 149, 150, 151,152, 153, 154 УК РСФСР[200].

Ст. 180 УК РСФСР редакции 1926 года устанавливала ответственность за занятие врачеванием, как профессией, лицами, не имеющими надлежаще удостоверенного медицинского образования. Порядок удостоверения медицинского образования определялся Постановлением ВЦИК и СНК от 1 декабря 1924 года[201]. По этому Постановлению требовалось, чтобы всякий медицинский или фармацевтический работник, зарегистрировался в соответствующем отделе здравоохранения, при этом регистрация производилась по документам, удостоверяющим право на медицинское звание (диплом медицинского учебного заведения), послужным спискам (Российский послужной список 1916 года). При отсутствии документов, а также, если медицинский работник не работал по своей специальности в течение 5 лет, либо при работе обнаружили явно недостаточные знания, соответствующие лица могли подвергаться проверочному испытанию или прохождению практического стажа. В случае, если по получении регистрационного свидетельства медработник в своей практической деятельности обнаруживал явно недостаточные знания, выданное ему регистрационное свидетельство могло быть у него отобрано, и тем самым он лишался права заниматься врачеванием[202]. Применение врачами нетрадиционных методов лечения – гипноза – осуществлялось в соответствующих государственных и научных учреждениях, а в исключительных случаях по специальному письменному разрешению Наркомздрава на дому.

Таким образом, врачебной, лечебной деятельностью могли заниматься только лица имевшие диплом и зарегистрировавшиеся в государственном органе. В противном случае отсутствие документов и регистрации влекло уголовную ответственность. Все нетрадиционные методы лечения применялись только квалифицированными специалистами - врачами. Если же действия целителя повлекли утрату здоровья либо смерть, то к нему применялись соответствующие статьи Уголовного Кодекса. Все сказанное предполагает оказание медицинской помощи только квалифицированными специалистами – врачами.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года содержал ст. 221 «Незаконное врачевание», в которой говорилось о том, что занятие врачеванием как профессией лицом, не имеющим надлежащего медицинского образования наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до трехсот рублей, либо влечет применение мер общественного воздействия[203].

С объективной стороны преступление представляло собой занятие врачеванием как профессией без надлежащего медицинского образования. Не имеющими медицинского образования признавались те лица, которые не получили специальной медицинской подготовки и знаний в высших медицинских учебных заведениях. Незаконным врачеванием признавалось оказание медицинской помощи, медицинский осмотр пациентов и дача рекомендаций по поводу лечения, назначение методов лечения, в том числе с помощью лекарственных препаратов, лекарственных трав и настоек из них, назначение лечения с помощью диеты или специальных физкультурных упражнений и т.п. При этом не рассматривалось как врачевание в смысле ст. 219 УК РСФСР чтение публичных лекций, выступление перед слушателями с пропагандой тех или иных методов лечения, профилактики заболеваний или способов укрепления здоровья людей. Такого рода попытка, если она не сопровождалась попытками непосредственного медицинского воздействия на здоровье конкретных лиц, даже если она осуществлялась лицами, не имевшими специального медицинского образования, не могла быть признана незаконным врачеванием. Под занятие врачеванием как профессией понималась систематическая деятельность за материальное вознаграждение. Причем эта деятельность могла быть как основным, так и дополнительным источником наживы[204].

Таким образом, законодатель в этот период твердо стоял на позиции пресечения врачевания осуществляемого лицами, не имеющими специального медицинского образования и привлечения их к уголовной ответственности независимо от последствий незаконного врачевания.

Подход государства к решению данного вопроса, на наш взгляд, был обоснован и правилен. Государство создало систему здравоохранения, включавшую в себя различные лечебные учреждения. При этом оказание медицинской помощи на научной основе осуществлялось бесплатно для всех граждан.

Подводя итог историческим исследованиям, следует отметить, что законодатель в советский период истории существования российского уголовного законодательства боролся с незаконным врачеванием, целительством, осуществляемым лицами без наличия специального медицинского образования, стремясь защитить здоровье человека.

Общественная опасность как критерий криминализации деяний представителей альтернативной (неконвенциальной) медицины (целителей)

Современная реальность такова, что чаще всего рядовые обыватели обращаются в случае необходимости не к медицинским работникам, а к знахарям и целителям. Объясняется это целым рядом факторов. Во-первых, низким уровнем профессиональной грамотности медицинского персонала (тому причин много, в том числе технологии, которыми пользуются врачи в тех больницах, куда студенты медицинских вузов приходят для получения навыков на практику; низкий уровень заработной платы, низкие морально-этические качества и т.д.). Во-вторых, слишком узкими возможностями страховой медицины (ведь в конечном итоге, как это чаще всего оказывается, все услуги предоставляются на платной основе). В-третьих, неудобной системой организации обслуживания пациентов. В-четвертых, практически отсутствием возможности привлечь к ответственности медицинский персонал за ущерб причиненный здоровью пациента. В-пятых, низкий образовательный уровень самих пациентов. В-шестых, расширение влияния религии на умы и сознание людей. В-седьмых, низкий уровень контроля со стороны государственных структур за применяемыми целителями методиками, так сказать, врачевания. Перечень этих причин можно было бы продолжить, однако понятно, что в последние годы наметился отток пациентов из официальной медицины в среду целителей.

На законодательном уровне государство позволяет себе вяло бороться с народными врачевателями. Официальных данных о причиняемом целителями ущербе здоровью граждан не обнародовано (да и вряд ли такая статистика присутствует, ведь многие из них работают нелегально, не заводя истории болезни обращающихся к ним пациентам). Неофициальная статистика неутешительна, практически каждый второй гражданин обращался за помощью к ним, потеряв надежду на излечение официальными медицинскими методами.

Возникает совершенно логичный вопрос: нужна ли обществу нетрадиционная система исцеления? Очевидно, именно сейчас нужна. Однако, понимая какой неизгладимый вред может быть причинен здоровью, насколько велики моральные и нравственные страдания пациента и его родных и близких, исходя их повышенной опасности их несанкционированной деятельности, полагаем, что следует более детально остановиться на вопросах уголовно-правовой ответственности целителей.

Обратимся к законодательству России по вопросу целительства.

Что же такое целительство?

Ныне действующие Основы законодательства «Об охране здоровья граждан» 1993 года под целительством понимают (Статья 57. Право на занятие народной медициной (целительством)) методы оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, основанные на опыте многих поколений людей, утвердившиеся в народных традициях и не зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Проведение сеансов массового целительства, в том числе с использованием средств массовой информации, запрещается.

Правом на занятие народной медициной обладают граждане Российской Федерации, получившие диплом целителя, выдаваемый органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ).

Решение о выдаче диплома целителя принимается на основании заявления гражданина и представления профессиональной медицинской ассоциации либо заявления гражданина и совместного представления профессиональной медицинской ассоциации и учреждения, имеющего лицензию на медицинскую деятельность. Диплом целителя дает право на занятие народной медициной на территории, подведомственной органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области здравоохранения, выдавшему диплом (в ред. Федеральных законов от 10.01.2003 N 15-ФЗ, от 29.12.2006 N 258-ФЗ).

Лица, получившие диплом целителя, занимаются народной медициной в порядке, устанавливаемом органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения в соответствии со статьей 56 Основ (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ).

Лишение диплома целителя производится по решению органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области здравоохранения, выдавшего диплом целителя, и может быть обжаловано в суд (в ред. Федерального закона от 29.12.2006 N 258-ФЗ).

Незаконное занятие народной медициной (целительством) влечет за собой административную ответственность, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, - уголовную ответственность[205].

Таким образом, мы констатируем факт о том, что законодатель прировнял целительство к народной медицине. В предлагаемом Проекте Основ законодательства «Об охране здоровья граждан в Российской Федерации» целительство не рассматривается как народная медицина.

В соответствии с Проектом Основ законодательства «Об охране здоровья граждан в Российской Федерации» (2010 год) целительство – это методы диагностики, предупреждения и лечения болезней человека, которые вследствие отсутствия чётких правил, большой доли субъективности в их выборе и применении, плохой воспроизводимости результатов и сложности в проведении объективных испытаний их эффективности не могут быть внедрены в клиническую практику. Проведение массовых сеансов целительства, в том числе с использованием средств массовой информации, запрещается.

Правом на занятие целительством обладают граждане, получившие диплом целителя, выдаваемый органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в порядке, определяемом уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Решение о выдаче диплома целителя принимается на основании заявления гражданина и представления профессионального медицинского общественного объединения, либо заявления гражданина и совместного представления профессионального медицинского общественного объединения и медицинской организации. Диплом целителя дает право на занятие целительством на территории субъекта Российской Федерации, органом исполнительной власти которого выдан диплом. Лица, получившие диплом целителя, занимаются целительством в порядке, устанавливаемом органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Лишение диплома целителя производится по решению органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, выдавшего диплом целителя, и может быть обжаловано в суд[206].

Таким образом, в действующих Основах целительство трактуется как совокупность методов оздоровления, профилактики, диагностики и лечения народной медицины, которые, в принципе можно было бы использовать наряду с методами традиционной медицины. В них об этом четко говорится: допускается использование методов народной медицины в лечебно-профилактических учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения по решению руководителей этих учреждений в соответствии со статьей 43 Основ.

Проект Основ рассматривает целительство как методы диагностики, предупреждения и лечения болезней человека, которые вследствие отсутствия чётких правил, большой доли субъективности в их выборе и применении, плохой воспроизводимости результатов и сложности в проведении объективных испытаний их эффективности не могут быть внедрены в клиническую практику. То есть, традиционная медицина не имеет права на использование методов народной медицины в лечебно-профилактических учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения.

От чего же наметился такой совершенно противоположенный курс? Возможно, государство желает освободить медицинские учреждения от ответственности за последствия применения в лечении, профилактики, диагностики болезней нетрадиционными методами народной медицины. Об этом прямо сказано в проекте: целительство не входит в Программу государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи.

Можно ли рассматривать целительство как основание для привлечения к уголовной ответственности?

Обратимся к предложенному ранее нами алгоритму признания деяния общественно опасным.

Полагаем, что общественная опасность выступает критерием криминализации и декриминализации деяний. Критерии общественной опасности могут изменяться со временем. Государство, исходя их своих интересов и законных интересов граждан, юридических лиц, чьи права оно защищает, выявляет, насколько то или иное деяние является общественно опасным. Следствием такого анализа служит криминализация или декриминализация деяний.

Общественная опасность объективно-субъективная категория, зависящая от требований времени. Ее содержание не может не сказываться на понятии преступления и не придавать ему те же самые «требования времени», вырабатываемые государство. Уголовно-правовая политика позволяет связать воедино понятия преступления, общественной опасности, криминализации и декриминализации деяний и другие, придав им современное содержание.

Нами выработан алгоритм, позволяющий признавать деяние общественно опасным, кримиализовать его и причислять к разряду преступлений. В алгоритме мы указали, от каких факторов зависит признание явления преступным: а) от понимания того, что деяние наносит значительный вред личности, обществу, государству; б) от соотношения политических сил в обществе; в) от международных обязательств России; г) от религиозных канонов, которых придерживается большинство проживающего на территории России населения; д) от сложившихся норм обычаев, морали, нравственности, традиций и обычаев; е) от социально-экономической доктрины и исторической концепции развития России; ж) от статистических данных, свидетельствующих о том, что появилось деяние, приносящее вред человеку, обществу, государству, органам власти и местного самоуправления, не закрепленных в УК РФ как преступления; з) от данных социологических опросов о необходимости криминализации отдельных деяний; к) от наличия научных исследований о деянии.








Date: 2015-05-22; view: 393; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.037 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию