Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Глава 28. Я ощутила их как дуновение ветра на моей коже — щекочущий бриз энергии, запустивший мурашки и заставивший меня задрожать в руках Эдуарда





Я ощутила их как дуновение ветра на моей коже — щекочущий бриз энергии, запустивший мурашки и заставивший меня задрожать в руках Эдуарда. Большая часть мужчин отнесли бы эту дрожь на свой счёт, но Эдуард поднял голову и осмотрелся. Он знал, что я что-то почувствовала.

Его реакция привела Олафа и Бернардо в состояние боевой готовности. Рука Олафа и вовсе застыла возле края куртки, едва прикрывавшей один из пистолетов, которые находились в наплечной кобуре. Мы вдруг вернулись к тому «коповскому» моменту.

Мы с Эдуардом отстранились друг от друга, давая каждому из нас достаточно пространства, чтобы выхватить оружие, если придётся. Достаточно пространства, чтобы не оказаться на пути друг у друга. Бернардо и Олаф сделали то же самое. Не говоря ни слова, даже не смотря друг на друга, мы четверо сгруппировались по углам невидимого квадрата, чтобы просматривалось всё помещение. Я убедилась, что с моей позиции видны идущие навстречу нам тигры, но каждый из нас знал своё дело. У меня могли быть стычки с Олафом, да даже с Бернардо, но как же приятно было работать с теми, кто знал, что делать в таких случаях. Мы охватили всё помещение не как копы, а скорее как солдаты. Нет, мы покрыли помещение, как люди, привыкшие первым делом выхватывать оружие и стрелять. Ни один из нас на самом деле не был копом. Копы жизни спасают, мы же их отнимаем. Четверо истребителей стояли в зале, держитесь от нас подальше.

Позади группы следовали двое вооружённых охранников в форме, но я удостоила их лишь коротким взглядом. Я не о пушках больше беспокоилась. Это я могла доверить Эдуарду. Женщина во главе группы имела рыжие волосы и ту бледную кожу, которая обычно идёт в нагрузку к рыжим волосам. Когда она подошла ближе, я заметила припудренные веснушки под основным тоном её макияжа. Её глаза были карими и были похожи на человеческие. Она практически излучала доброжелательность и дружеское расположение. Двое мужчин по обе стороны от неё не тратили энергию попусту на то, чтобы сойти за человека.

Оба они были высокие, за метр восемьдесят. Тот, что был слева от неё, был выше на пару дюймов, у него были белые волосы, постриженные очень коротко. Его глаза были льдисто-голубыми, нечеловеческими. У белых тигров голубые глаза, и у мужчины, стоящим передо мной, были те же глаза на человеческом лице, которые были у него и в животной форме. У любых других оборотней это было бы признаком наказания, заключающегося в принуждении оставаться в животной форме слишком часто или слишком долго, но у тигров глаза показывали чистоту крови. Они рождались с такими глазами.



Мужчина справа от неё был чуть ниже метра восьмидесяти, с кудрявыми волосами — местами эти кудряшки были чёрными, местами — белыми. Глаза у него были ярко-оранжевыми, будто смотришь на огонь.

Женщина протянула руку.

— Я Ава, а вы, должно быть, Анита.

Она улыбнулась, и со стороны нас можно было бы принять за группу бизнесменов, собравшихся на деловую встречу. Я автоматически пожала ей руку.

Энергия проскочила между нами, как маленький электрический разряд. Она распахнула глаза, удивлённо приоткрыв рот. Я убрала руку, подавив желание обтереть её о штаны. Чтобы избавиться от ощущения ползущих по коже мурашек. Не следует показывать им, что вы вздрагиваете. Мы, конечно, наносим неформальный визит, но и сила здесь тоже имеет место. Мы проделаем более опасную версию того, что случилось, когда я встретила спецназовских стажёров. В том случае самым худшим, что могло произойти, было то, что это могло быть пугающим, но никто при этом не причинил бы мне зла. Здесь же я не была в этом уверена. Ава вытерла руку о платье:

— Думаю, нам следует повременить с дальнейшим знакомством, пока мы не поднимемся наверх, — заметила она чуть хрипловатым голосом.

— Я не предполагала, что кто-нибудь попытается излить на меня свою силу просто для того, чтобы изучить пределы, — низким голосом отозвалась я.

— Я всего лишь следую приказам, Анита, — пояснила она.

— А в чём именно заключались ваши приказы? — поинтересовалась я.

Она проигнорировала вопрос, ответив на другой:

— Это Домино, а это Родерик.

Домино, должно быть, получил своё прозвище благодаря волосам. Он кивнул мне, и я кивнула в ответ. — Рик, называй меня Рик, — улыбнулся парень с белыми волосами.

Я кивнула и ответила слабой улыбкой на его улыбку. Я не винила его в том, что он выбрал себе другое имя.

— Рик, — произнесла я.

Вдруг я почувствовала что-то, помимо этого. Что-то ещё. Это был Криспин, и он был взволнован. Я заставила себя удержать взгляд на охранниках-тиграх, поскольку эти двое тигров наряду с Авой были куда как сильны в физическом плане. Может, не профессионально сильны, но они создавали ощущение людей, с которыми вам бы не хотелось драться, по крайней мере, если у вас есть выбор. На протяжении многих лет я была самым небольшим человеком в стычках с применением насилия. Я знала, как судить о потенциале противника. У них был потенциал, и не весь он говорил в мою пользу. Но мне пришлось принять усилие, чтобы не отвести взгляда от угрозы, настоящее усилие, чтобы не прочесать глазами толпу в поисках Криспина. Он был тигром моего зова, что означало, что иногда я могу ощущать его эмоции. Он был расстроен, напуган, нервничал и был просто сбит с толку.



И наряду с тем, что я чувствовала его волнение, я также могла ощущать его приближение. Я заставляла себя удерживать своё внимание на тиграх передо мной, но они раскусили мой… язык жестов, напряжение в теле, возможно, даже мой запах изменился. Я напряглась, поскольку даже прилагая максимум усилий, я всё равно улавливала волнение Криспина. Оборотни со стажем похожи на продвинутых копов. От них много не скроешь.

— В чём дело? — тихо спросил Эдуард.

— Их спроси, — огрызнулась я.

Рик перестал улыбаться, а Ава стала менее дружелюбной. Но именно Домино сказал:

— Ему было сказано подняться наверх и ждать нас там.

— Он немного непослушный, — ответила я.

— Ты не можешь служить двум мастерам, — заметила Ава, пытаясь придать своему голосу спокойствие, но её слова имели оттенок того напряжения, словно Криспин изливал на них свои эмоции так же, как на меня.

— Кто это непослушный? — спросил Бернардо.

— Криспин, — пояснила я, и он возник, как по волшебству, словно призванный произнесённым вслух именем. Он шёл сквозь толпу, перемещаясь между людьми чересчур стремительно, чересчур легко, словно он был сделан из воды, а толпа была камнями, сквозь которые можно перетекать и скользить. Но скольжение подразумевает плавность и непринуждённость, а в его движениях не было ничего непринуждённого. Стремительные движения, почти как в танце, но слишком резкие, чтобы быть грациозными. Да что с ним такое?!

Тигры тоже его почувствовали, поскольку Домино обернулся посмотреть на него. Уловили ли они его запах, или его эмоции? Рик удерживал на нас своё внимание, но было в его плечах некое напряжение, которое, казалось, кричало, как ему хотелось обернуться и посмотреть на Криспина. Рик полагал, что наибольшей опасностью являлся другой оборотень. При обычных обстоятельствах он был бы прав.

На Криспине была футболка, такая же бледно-голубая, как его глаза, джинсы, он был босиком. Он не потрудился обуться. Большая часть оборотней расхаживала бы голышом, если не заставлять их вести себя прилично.

Он протянул ко мне руки. Я бессознательно шагнула навстречу ему. Домино встал между нами. Из моего горла раздался звук, который я также не собиралась издавать. Я рычала на него. Рычание поднялось по моему горлу, вдоль языка, сквозь зубы и губы. Рычанье вибрировало по моему нёбу, как вкус. Я увидела белую тигрицу внутри меня, мы вместе посмотрели на Криспина, и он был наш. Не стойте между нами и тем, что принадлежит нам.

Я почувствовала, как сместились за мной Бернардо и Олаф, словно не зная, что делать. Эдуард был Эдуардом, он не двинулся с места. Я знала, что он поддержит мою игру, какой бы она не была.

— Ты не моя королева, ещё нет, — Домино смотрел на меня оранжевыми глазами, в которых был гнев.

— Прочь с дороги, — ответила я голосом, в котором была та рычащая нота, которую я ассоциировала с оборотнями. С виду я была человеком, но этот голос принадлежал отнюдь не человеку.

— Она пахнет тигром, — сказала Ава, кладя руку Домино на плечо.

— И ты тоже мне не королева, — он отдёрнулся от её руки.

— Не устраивай сцен, Вивиана на этот счёт высказалась однозначно, — предостерёг его Рик.

— У неё нет права раздавать мне приказы, — я не знала, относились ли эти слова ко мне, или к Аве.

Криспин вновь попытался обогнуть мужчин и подойти ко мне. Домино попытался схватить его, но Криспина там просто не оказалось. Он, возможно, и не обладал профессиональной физической силой, но ему были присущи рефлексы кота. И было совершенно очевидно, что он был более проворным котом, чем Домино.

Домино сделал попытку выдвинуться вперёд с этой «сейчас-мы-будем-драться» энергией. Рик обхватил его за плечи, а Ава встала перед ним, глядя на нас. Криспин оказался возле моей протянутой левой руки, и я потянула его за свою спину так, чтобы обе мои руки оказались свободны, и Криспин при этом был в безопасности. Он был проворен, и он мог драться, когда нужно было, но в этой драке ему ни за что не одержать верх. Чёрно-белый тигр создавал ауру смертельной угрозы, сдержанной и выжидающей. Я знала с определённой долей уверенности, что это ощущение вынуждает меня мечтать о том, чтобы выхватить пистолет.

— Тебе следовало подняться наверх, как приказала твоя королева, — одёрнула его Ава.

— Я нужен Аните, — ответил он, и его тело за метр восемьдесят с небольшим возвышалось надо мной ненавязчиво.

Казалось неправильным, что такое высокое, атлетически изящное тело скрывалось за моим невысоким, далеко не столь атлетичным, и определённо не столь изящным телом.

— Ты прячешься за ней, — прорычал Домино.

Бледные руки Рика сжались ощутимо сильнее на плечах другого мужчины. Они оба были вынуждены смотреть на Криспина снизу вверх, что должно было бы снизить эффект от их акта устрашения, но этого не произошло, поскольку это была не игра.

— Ей не нужна ничья помощь в применении насилия, — ответил Криспин.

— Мы собираем толпу зевак, — предостерёг Эдуард.

Он был прав. Туристы наслаждались шоу, или были в предвкушении его. Мы оторвали их от игровых автоматов, а это многое значит в Лас-Вегасе. Не думаю, что мы сделали что-нибудь интересное пока что. Конечно, дело могло быть в нас троих, облачённых в ветровки маршалов США со значками, с оружием, торчащим откуда не попадя; ага, этого должно быть достаточно, чтобы привлечь некоторое внимание. Олаф где угодно смотрелся бы угрожающе со всей своей чёрной одеждой и кожей.

— Давайте продолжим наверху, — предложила Ава, жестом приглашая нас следовать далее в направлении лифтов.

Я посмотрела на Домино, пышущего злобой, всё ещё пребывающего в захвате Рика. Было ли хорошей идеей войти в лифт? Возможно, нет, но ничего достаточно пугающего пока не произошло, чтобы вынудить меня отступить.

— Ладно, — ответила я, — ведите нас.

 








Date: 2015-05-22; view: 294; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.017 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию