Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Ближнее Подмосковье





 

Через несколько часов «Волга» и два черных внедорожника съехали с обочины подмосковной дороги, на удивление ухоженной, снег здесь аккуратно вывезли, в отличие от Москвы. Там их ждала черная «девяносто девятая» и три человека в ней. Люди эти – были в гражданском, у них были одинаковые смугловатые лица и черные, как маслины, глаза.

– Сиди... – севший к доктору в «Волгу» боевик придержал его. – Армен разберется.

Армен вышел из головного внедорожника, навстречу ему вышел один из тех, кто сидел в «девяносто девятой».

– Ну что?

– Они там, все. Азеры, б...

– Сколько?

– Четыре хозяйские тачки.

– Аслан точно там?

– Точняк. Его тачка там, черный «Майбах». Здесь ни у кого такой нет.

– Ты его видел? – мрачно спросил Армен, глядя наблюдателю в глаза.

– Каро видел. Он на стреме, по деревьям лазать умеет.

– Дай мне его.

Старший в «девяносто девятой» достал из машины рацию, протянул Армену.

– Второй канал. Позывной – Ереван‑один.

Армен настроил канал.

– Ереван‑один, я Ереван‑главный, выйди на связь, прием!

– Ереван‑главный, слушаю тебя, дорогой, прием!

– Ереван‑один, доложи по ситуации, прием!

– Птицы в гнезде, подтверждаю. Седьмой участок, рядом с забором. Патрулей охраны нет, все собаки собрались на первом этаже и жрут. Четыре хозяйские машины и еще шесть. Территория убрана от стены, но можно укрыться в саду, прием!

Десять машин, настоящая сходка получается.

– Ереван‑один, подтверди, что видел Первого, прием!

– Ереван‑главный, Первого видел, подтверждаю. Он вышел из своей машины, приехал два часа назад. После этого – ни одна машина не отъезжала, прием!

Все – один к одному.

– Ереван‑один, сможешь ли ты нас прикрыть при выдвижении, прием!

– Ереван‑главный, у меня сектор обстрела примерно сто градусов. Есть помехи, но прикрыть смогу, прием!

– Ереван‑один, тебя понял, поддерживай готовность один. Десять минут до выдвижения, начинай отсчет, прием!



– Ереван‑главный, тебя понял. Конец связи!

Архитекторы, которые проектировали эту «маленькую Швейцарию» – не позаботились как следует о безопасности – почти вплотную к кондоминиуму подступал лес, не было ни нормальной зоны отчуждения, ни нормального наблюдения, кроме камер, причем без режима ночного видения. В конце концов – это был конец седьмого года, и люди праздновали наступление нового года, восьмого, который обещал быть лучше, чем седьмой, и те, кто купил здесь поместья, самое дешевое из которых стоило полмиллиона американских долларов, вполне могли надеяться на лучшее. Они жили в кусочке Швейцарии, перенесенном на русскую землю, и думали, что здесь безопасно. И те, кто сейчас готовился выйти на улицу с детьми, водить хоровод вокруг елки – представить себе не могли, что на одной из сосен, подступающих к кондоминиуму, сидит человек в теплом «арктическом» камуфляже и белом маскировочном халате и в руках у него винтовка «Застава М91» с инфракрасным прицелом и глушителем. И только он сейчас решает – кто будет жить в новом, две тысячи восьмом году, а кто – нет.

 

* * *

 

Армен отдал обратно рацию.

– Держи на прицеле охрану на воротах. Без необходимости не стреляй, нам лишние трупы не нужны. Тем более – русских.

Как бы то ни было – русские не были врагами армян и просто так их убивать – не годилось.

– Есть.

Армен вернулся к машинам, сделал знак. Боевики начали выходить из машин, кто‑то открыл багажники и начал выдавать оружие. Все боевики были вооружены одинаковыми пистолетами‑пулеметами «узи» с глушителями и лазерными прицелами, которые недавно опробовали и сделали вывод, что они при правильной смазке работают на морозе, и автоматами «АКМС» – они были только у двоих, на всякий случай. Поверх своей обычной одежды боевики начали надевать маскировочные комплекты Бундесвера, а поверх этого – разгрузочные жилеты американского производства. Это никак не напоминало подготовку банды к нападению – это была подготовка армейской части к штурму укрепленного, занятого противником объекта. Впрочем – бандой они не были, кем бы их ни считали.

Доктор математических наук Абрамян подавленно смотрел на все это. Он только сейчас начал понимать – во что именно он вляпался.

Надев маску, Армен подошел к их «Волге», которая осела в снег и почти застряла, о чем‑то переговорил с боевиком, который был в машине – по‑армянски, и доктор не понял из сказанного больше половины. Потом обратился к доктору.

– Ты идешь последним, брат. Мамикон поможет тебе, слушай его. И не стреляй, пока тебе не скажут, понял?

Доктор математических наук кивнул, он был так испуган, что потерял дар речи.

– Тогда ждите пять минут и идите за нами. Все...

 

* * *

 

В то время пока ударная группа армянского спецназа госбезопасности занимала позиции вокруг дачи – человек по имени Асим Реза‑оглы Пашаев, мюдюрь Подмосковья, считающийся вором в законе – принимал гостей.



Для начала стоит рассказать о самом Пашаеве, потом уже переходить к гостям. Несмотря на то что он считал себя вором в законе – в тюрьме он не сидел (стоило ему сесть, и его бы, вероятно, изнасиловали и убили), отец у него был главой обкома партии одного из сельских районов Азербайджана, а сам он в молодости был комсомольцем. В советские времена таким, как он, запретили поступать в Бакинский университет, потому что процветала кумовщина – но у отца были связи, и он отправил его в Москву, потому что в Москве с кумовщиной не боролись. Пашаев окончил русский университет (при том, что на лекциях он появлялся раз в полгода) с красным дипломом, устроился в аппарат ЦК ВЛКСМ за огромную взятку, стал инструктором. Устроился туда он весьма своевременно – это был конец восьмидесятых, и комсомольцы отрабатывали схемы незаконного обналичивания денежных средств и экспорта природных ресурсов. Пашаев, с его природной коммерческой хваткой, с советами отца – пришелся как раз впору, и еще до развала СССР он стал довольно богатым человеком.

Потом, когда СССР развалился – он нашел себе новое дело. У отца было несколько подпольных заводов по производству одежды, сейчас это никому не было нужно, потому что на рынок хлынуло дешевое китайское шмотье – но вот каналы контрабандной доставки из Турции сырья и контрабандной же переправки наворованного за кордон оказались весьма кстати. Один из знакомых «комсомольцев» после распада СССР стал владельцем банка, и там Пашаев получил кредит на расширение и развитие своего дела. В девяносто третьем он связался с чеченцами – и через турецкий канал на русский Кавказ хлынул поток оружия и боеприпасов. У режима Дудаева не было денег – но расплачивался он фальшивыми долларами и наркотиками, поэтому Пашаев вынужден был стать наркоторговцем и сбытчиком фальшивой валюты. Потом – это было уже после того, как чеченцы победили русских, чеченцы совсем оборзели, и их доллары стали все хуже и хуже. Пашаев послал их с их фальшивками куда подальше и наладил прямой контакт с Ираном через Нахичевань. Иранцы производили фальшивые доллары на государственном монетном дворе и сбывали их, качество было такое, что девять проверок из десяти они проходили. Фальшивые доллары сбывать было безопасно – поэтому Пашаев переключился на них, бросил торговать наркотиками. Тогда же он купил криминальный титул «вор в законе» – теперь он продавался за взнос в общак, отчего многие воры старой формации вскрыли бы себе вены, если бы дожили до этого. Наступали новые времена – времена управляемой демократии.

В Азербайджане к власти пришел Алиев, и первое, что он сделал, – вышиб с государственной службы некоторых местечковых мюдюрей, относительно которых он знал все – в том числе и Пашаева‑старшего, отчего тот слег с инфарктом и скоропостижно скончался. Но помощь отца Пашаеву была уже не нужна.

Потом пришли новые времена – нулевые, время безвременья. Денег у Пашаева было уже достаточно, российское гражданство тоже было. Он бросил дело с фальшивыми долларами, вступил в «Единую Россию», часть денег вложил в акции, часть – в московскую недвижимость, часть – в скупку чиновников. Скупив чиновников, он начал скупать заброшенные колхозные поля и дышащие на ладан подмосковные хозяйства – верно сообразил, что земля будет в цене, все‑таки Пашаев был умным человеком, с коммерческой хваткой. В итоге – к сегодняшнему дню Пашаев был миллиардером, и не рублевым, а долларовым, хотя это мало кто знал. Он не давал интервью, не пытался пиариться – он просто жил. Теперь уже – жизнью честного бизнесмена, не торгующего ни наркотиками, ни фальшивыми долларами, ни оружием – если бы не одно «но».

Годам к сорока Пашаев понял, что его неудержимо влечет к маленьким детям. И мальчикам и девочкам, но больше к мальчикам. Жена у него была – он ее отправил в Баку, потому что она рано постарела, и он не мог больше выносить ее вида. Были у него и дети, взрослые, сын в Женеве, дочь в Лондоне, они не считали себя ни азербайджанцами, ни русскими и плохо говорили на родном языке. В Москве он остался один... конечно, тут было много «русский билять», выбирай на вкус – но это ему тоже надоело. И сейчас – Пашаев полностью перешел на детей.

Среди тех азербайджанцев, которые сидели с ним за одним столом сейчас – один был главой местного землячества и тоже был неравнодушен к маленьким детям. Еще один – бывший бакинский еврей, в котором уже поколении, тоже, считай, азербайджанец – это был нужный человек, потому что у него были выходы на Амстердам и Хайфу, на бриллиантовые биржи, легальные и подпольные, – а Пашаев сейчас помогал своим коллегам из «Единой России» превращать нажитое непосильным трудом в золото и бриллианты и отправлять это за рубеж. Еще был один человек, у которого были большие связи в Баку, и в Москве, и в Грозном, отряды боевиков под рукой, который был причастен ко всем громким терактам последнего времени. Этот предпочитал не детей, а молодых людей, когда он воевал в Чечне, в его отряде у него всегда была походно‑полевая жена... одного с ним пола, в общем. Именно его люди похитили щенка той самой глупой русской свиньи (жирная, как свинья), которая вообразила, что азербайджанцы, мюдюри, будут с ней чем‑то делиться. Мужчина не должен делиться с женщиной, мюдюрь не должен делиться с русской билять – отнимут, как и отнимали всегда. И будут жить дальше...

Ни главы администрации района, ни начальника милиции, ни тех, кого Пашаев нанял, чтобы руководить своими бизнесами – за столом не было, потому что это был стол для хозяев, а не для русских рабов, которым бросают со стола кость.

Сейчас Пашаев, держа в руке бокал с французским коньяком столетней выдержки, произносил тост.

– Братья мои... – сказал он. – Вот мы раньше сидели в Баку, в ресторанчике, и скидывались на бутылку портвейна. Сейчас мы сидим в столице Русни и празднуем новый год рюмкой дорогого коньяка. Так выпьем же за то, чтобы Кремль стоял и деньги были...

Пашаев подмигнул собравшимся за столом сородичам.

– У нас в карманах.

Сородичи одобрительно заржали.

 

* * *

 

В то время пока мюдюри наверху услаждали свою утробу коньяками столетней выдержки – на первом этаже собрались их нукеры, охрана, восемнадцать человек. Русских было двое, потому что мюдюри доверяли только своим сородичам. Денег на коньяк они тратить не хотели – поэтому привезли с собой пива и хлестали пиво, самую обычную «Балтику‑семерку», которой у них было несколько ящиков. Водку и коньяк было нельзя, потому что, если кто‑то из мюдюрей захочет куда‑то поехать и увидит, что его нукеры вдрызг пьяные, он будет недоволен.

Главным тут был некий Алмас, приближенный Пашаева, который занимался темными делами – единственный, которого Пашаев оставил при себе. Верный как собака. Именно Алмас сегодня съездил в Балашиху и украл от школы мальчика для хозяина, такими и подобными этому делами он и занимался, и для этого хозяин его держал. Самому Алмасу в жизни особо ничего не требовалось, хотя хозяин платил ему достаточно, он не купил квартиру в Москве, как это сделали другие, а жил тут же, на хозяйской даче, деньги отсылал в Азербайджан, себе оставлял немного. Только чтобы хватило на «русский билять», а когда нет денег или когда хочется чего‑то особенного – он ловил припозднившихся женщин и насиловал.

Пиво Алмас пить уже научился, как это делают русские – но вот беда. Последняя из «русский билять» наградила его нехорошей болезнью, он собирался идти к врачу, да все было лень. Болезнь эта выражалась в том, что ему постоянно хотелось отлить. Вот как сейчас.

Положив недоеденный кусок мяса на салфетку – тут было не до этикета, жрали, как скоты, руками, кости бросали тут же, пиво пили из бутылок – Алмас, пошатываясь, вышел из‑за стола, двинулся к двери. Одет он был легко, хозяин требовал, чтобы во всем доме топили, как в бане – и одеваться не собирался, потому что он вышел только отлить, отольет – и вернется за стол, это быстро. Хозяин запрещал испражняться на участке, мог наказать – но до туалета идти лень, хозяин пьяный и ничего не увидит, а нападавший за ночь снег скроет следы...

Он открыл дверь, свежий морозный воздух пахнул на него, чуть отрезвив, но тут со спины закричали, чтобы он закрыл дверь – и он шагнул вперед. Дверь закрылась сама – на пружине, он прошел несколько метров, хрустя морозным снегом, и начал расстегивать штаны, не замечая, что у него на боку пляшет маленькая красная точка. Он расстегнул штаны, с довольным бурчанием облегчил свой мочевой пузырь, собрался было застегнуть штаны и идти обратно – но тут ему по голове как молотком хватили, и он упал вперед, уже мертвый. Прямо в обоссанный им снег.

 

* * *

 

Армянская спецгруппа, входящая в состав АСАЛА[86], уже преодолела периметр – видеокамеры были хорошо видны, пройти их – не проблема. Дом был совсем рядом, громадная, трехэтажная махина, сделана в довольно легкомысленном стиле «под Швейцарию», кирпич, а снаружи обшивка тесом – как вдруг лидер группы подал сигнал опасности, и все замерли там, где застал их этот сигнал.

Открылась дверь – желтый, сочащийся светом прямоугольник на черной стене, в нем, пошатываясь, стоял человек.

Пьяный?! Заметили?!

Идущий первым боец осторожно, по сантиметрам, стараясь не выдать себя резким движением, начал поднимать автомат.

Внутри помещения, куда вела эта дверь, что‑то крикнули по‑азерски, и человек шагнул вперед, дверь закрылась под воздействием пружины. Что‑то бурча себе под нос, нетвердо ступая, человек отошел от двери и начал мочиться.

Лидер уже поднял автомат, красная точка лазерного прицела дрожала на боку азербайджанца, нажми на спуск – и все будет кончено меньше чем за секунду. Даже если на нем бронежилет – не поможет, потому что подмышечную впадину не защитит никакой бронежилет. Человек облегчился и начал застегивать штаны – как вдруг едва заметно дернулся, словно пораженный током, из головы его плеснуло что‑то черное, и он упал лицом вперед там же, где и стоял.

Готово.

Идущий первым показал – чисто. Этнический армянин, он был родом из Сирии, хорошо знал русский язык и хорошо умел убивать. Отметился у себя на родине, а вот снайпер, который сейчас выполнил работу на пять с плюсом, был известен с куда более давних времен. Родом из Бейрута, он действовал при осаде Сараево в составе спецподразделения снайперов «Белые стрелы» боснийских сербов, на счету у него было семьдесят два мусульманина и два натовских снайпера, которые решили, что смогут уничтожить его. Он был одним из лучших профессионалов в АСАЛА и не мог понять, почему именно его, а также и других боевиков привлекли к заурядной по виду акции в России – но ему заплатили, он был за Армению и не привык задавать вопросов.

Армянские бойцы продвинулись еще дальше, двое взяли убитого снайпером азербайджанца за руки – за ноги и перекинули за беседку, туда, где труп не будет видно. Когда его все же обнаружат – это не будет иметь никакого значения. Остальные бойцы подобрались уже к двери, из которой вышел страдавший недержанием мочи человек. Штурмовать надо было быстро, потому что вышедшего хватятся в самое ближайшее время.

 

* * *

 

Один из русских, который, видимо, пропустил чего‑то покрепче пива – громко рыгнул, а потом вдруг с клокочущим звуком изрыгнул все съеденное на стол. Этот был пьян и пьян мертвецки.

– Тьфу, свинья пьяный! – вскочил сосед обрыгавшегося. – Анову сиким![87]

– Руси – гот оглы[88].

– Русскому Ивану только что нажраться...

Один из боевиков посмотрел на дверь.

– Вах, а где Алмас? Он же давно вышел...

 

* * *

 

Дверь открывалась наружу – и армяне это запомнили. Сначала все было тихо, и армяне это использовали, чтобы все бойцы заняли позиции. Потом внутри раздался какой‑то шум, ругань – и армяне подумали, что их обнаружили.

Один из бойцов открыл дверь – и наткнулся на охранника, с виду цивильного (то есть, по крайней мере, побрившегося и с нормальной прической), но пьяного. Он был без оружия и буквально натолкнулся на глушитель автомата.

– А‑а‑а...

– Зурна![89]

Несколько пуль вошло охраннику в живот, армянин толкнул его, чтобы он падал назад, а не на него, и прыгнул вперед, освобождая проход для остальных. В автомате был магазин на сорок патронов – и все эти сорок патронов он всадил в охранников. Второй боец открыл огонь сразу из дверного проема, а третий – упал на колени, просунул ствол глушителя внутрь и тоже стал стрелять. В помещении была хорошая изоляция, вместо грохота выстрелов был слышен только жуткий лязг бешено бегающих затворов. Охранники, пьяные, неспособные оказать хоть какое‑то осмысленное сопротивление, падали под бешеным автоматным огнем, и выжить у них не было ни малейшего шанса[90].

Наконец – магазины опустели, и стрельба прекратилась.

Зрелище было поистине страшным – кровь на столе, на полу, на стенах, даже на стеклах, разбросанные тела, кто навалился на стол, кто валяется на полу, кто пытался убежать и не смог. Кровь, кровь, кажется, что даже в воздухе повисла какая‑то алая дымка.

Почти синхронно щелкнули вставленные магазины, лязгнули затворы – дом остался без охраны, но дело пока еще не было сделано.

Армянские боевики двинулись дальше.

 

* * *

 

– Готов?

Один из боевиков сильно ударил по роскошной, отделанной ливанским кедром двери – и Армен рванулся в комнату, вскидывая «узи».

Сначала Армен не понял, что происходит, у него просто не укладывалось в голове то, что он увидел. Потом понял – жирный, как баран, покрытый густым черным волосом, пожилой мужчина пристроился к привязанному к креслу маленькому мальчику и утробно ухая, насиловал его.

На треск двери жирдяй недовольно обернулся.

– Й‑ы?![91]

Армен шагнул вперед и хлестко, с проносом ударил его ногой в лицо. Что‑то испуганно вскрикнув, азербайджанец повалился на пол, Армен сделал еще один шаг и ударил азербайджанца в живот, потом в пах, потом снова в лицо. Перед глазами была какая‑то тьма, он знал только то, что тут рядом лежит кусок омерзительно воняющего мяса, и он должен пинать этот кусок, пинать, пока он издает хоть какие‑то звуки, пинать, пока есть силы. Он бы так и запинал его, если бы прорвавшийся в комнату командир группы армянских боевиков не оттащил его от азера.

– Херик! Херик![92]Херик, ара, херик!

Армен чуть пришел в себя, провел сложенными руками по лицу, как при намазе. На полу лежал и стонал хозяин этого дома, всемогущий Пашаев, он лежал в луже омерзительно пахнущей мочи, потому что во время избиения обоссался.

– Что с тобой?!

– Ничего, ахпе[93], ничего. Ты только глянь.

Командир боевиков посмотрел на привязанного к креслу мальчика, нахмурился. Поддел лежащего на полу Пашаева сапогом.

– А ну, вставай, гёт верен[94]!

– Ти кто, мальчик... – на дурном русском сказал Пашаев. – Я Асим Пашаев, слышал, да! Ты из милиции, да? Из ФСБ, да? Твое начальство тебя самого за это петухом сделает...

Командир группы ударил Пашаева в пах – и тот взвыл.

– А ну, пошел вниз, кутарингесси джаляб, сев камак арвамол, туз дырявый! Спустите‑ка его вниз, можно и на пинках! Пошли, ахпе, отсюда, внизу разбираться будем.

 

* * *

 

Трое боевиков, прикрывая друг друга, спускались вниз по лестнице, ведущей в роскошный, красного кирпича подвал – совершенно не похожий на подвалы в России, тут было сухо, чисто и можно было стоять в полный рост.

Половина подвала была перегорожена большой решеткой из толстых прутьев, внутри этого пространства имелись через решетки, которые образовывали соответственно четыре камеры. Три камеры были пусты, в одной, на брошенном в углу тряпье спал юноша, голый. Перед камерами сидел надзиратель – жирный, усатый, в камуфляже. Рядом с креслом, в которое он поместил свою обширную задницу, стояла большая деревянная палка, сам охранник спал, издавая простуженным носом затейливые рулады.

Он проснулся только тогда, когда спецназовцы окружили кресло и один из них сильно пнул по его спинке.

– Пора вставать!

– Сикдир[95]... – пораженно выдохнул азербайджанец, надеясь, что это слово сыграет роль волшебного «сим‑сим».

Но окружившие его боевики в масках и с оружием никуда не исчезли, они стояли вокруг него, направляли на него оружие – как всадники Апокалипсиса, явившиеся неизвестно откуда и разрушившие до основания примитивный уютный мирок охранника, тупого сторожевого пса, который и знал‑то в жизни одного хозяина и несколько команд.

– Вставай, петушина! – сказал по‑русски один из боевиков и опрокинул кресло. Попытавшийся встать азербайджанец получил удар ногой такой силы, что изо всех сил врезался головой в решетку.

Один из боевиков бросил автомат, выхватил нож, схватил охранника за волосы, задрал ему голову, повернул ее в сторону сжавшегося в углу юноши.

– Говори, кто? Кто это сделал?! Говори, а то зарежу, как свинью!

– Это не я! Не я, рафик! Не я!

– А кто?! Кто?!

– Это мюдюрь! Мюдюрь! Он мюдюря оскорбил, мюдюрь сказал его опустить!

Боевик дернул ножом – и охранник захрипел, забулькал горлом...

– Убрать. Сейчас этот... птсмер[96]придет.

 

* * *

 

Внизу уже собрали всех мюдюрей, кто был в доме, из троих двое были голыми, их оторвали от удовлетворения их сексуальных потребностей. Один из них, с аккуратной с проседью бородкой и двумя шрамами от пуль на груди (подарок от русского спецназа, Грозный две тысячи первого года, еле живым вынесли), увидев спускающихся сверху штурмовиков, крикнул:

– Ты знаешь, на кого ты руку поднял, шакал?! Я твою мать е... буду, и твою дочь е... буду, и твоего сына тоже е... буду, гандын[97]?!

Армен вскинул автомат, нажал на спуск – и бородатый рухнул на пол, завывая и прижимая руки к животу, откуда меж пальцев засочилась темная, почти черная кровь.

– Ы‑ы‑ы...

Руководитель азербайджанского землячества рухнул на колени, пополз к стоящему ближе всего штурмовику.

– Не убивай, ага[98], не убивай! Все сделаю, только не убивай! Квартиру перепишу, дом перепишу, фирму отдам, все для тебя сделаю, Аллаху буду молить! Только не убивай, ага, у меня дети малые, Аллахом прошу, не убивай!

– Какой ты нам брат? – сказал командир боевиков. – Падаль, азерская тварь... Сев камак арвамол[99].

– Ты армян, да? Армян? Не убивай, я в Карабахе не был! Я не воевал! Я из Баку давно уехал, много тут живу, да! Не убивай!

Армен отступил в сторону – и мимо него на пинках спустили с лестницы хозяина дома.

– Ну, что делать с этими... – спросил по‑русски командир.

– Ты от ... да? – Пашаев назвал имя известного и очень влиятельного человека в российских силовых структурах. – Он ошибся! Я ничего не брал у него! Я ничего не брал! Давай, брат, позвони своему старшему, решим дело миром. Позвони или скажи, я сам позвоню, скажи номер, да. Все можно...

– Заткнись, гнида!

В сопровождении Мамикона в просторном вестибюле появился доктор математических наук Давид Славикович Абрамян – белый как мел, безумные глаза, пистолет Стечкина в подрагивающей руке.

– Это он твоего сына опустил, – сказал Армен, показывая на голого Асима Пашаева.

Абрамян вскинул пистолет.

– Умри!!!

Первая пуля попала Пашаеву в живот, тот согнулся и завизжал, как свинья, которую режут, вторая и третья пуля прошли мимо. Армянские боевики бросились в стороны, потому что Абрамян стрелял куда попало, и пули могли попасть в кого угодно. Руководитель землячества, голый как есть, бросился к двери на четвереньках – довольно резво, но очередь из «узи» догнала его, и он свалился на пол, оплывая кровью. Семнадцатая из пуль, выпущенных Абрамяном, попала в ногу бывшему бакинскому еврею – и тот упал на пол, что‑то причитая на идиш.

Абрамян жал на спуск до тех пор, пока в магазине были патроны – и когда затвор отошел назад и пистолет уже не стрелял – он все равно нажимал на спуск и кричал что‑то на не знакомом никому языке.

Командир боевиков достал пистолет и выстрелил в голову ювелиру, а потом слабо трепыхающемуся на полу бородатому. Они получили свое сполна.

Еще двое вывели из подвала Вадима, он был в шоке и ничего не соображал, смотрел на все происходящее выпученными глазами, и в них плескалось ядовитое, мутное, как нефть, безумие. Ему дали какую‑то одежду, какую нашли.

Армен подошел к доктору наук Абрамяну, осторожно отобрал у него пистолет – руки у него были в перчатках.

– Уведи своего сына отсюда, брат... – сказал он Абрамяну. – Нечего ему тут делать.

Абрамян заплакал. Навзрыд, как баба.

– Все, все... Мамикон, уведи их. Помогите ему.

Когда их увели, Армен недовольно покачал головой. Все, что он делал, ему не нравилось, с азерами он разобрался, это да, но... все равно это было грязно и подло. И необходимо. Нужно было помнить то, что все это – он делает ради Армении.

– Что?

– Сфотографируйте здесь все, – Армен передал пистолет Абрамяна назад и, его тотчас же аккуратно положили в пакет для улик, – и поджигайте. Уходим.

– А эти... Еврей... там две б... наверху. И пацан этот, которого...

Все это – он делает ради Армении.

– Свидетелей не оставлять.

 

* * *

 

Когда примерно через час прибыли пожарные – сделать было ничего нельзя, дом горел как свеча, подожженный во многих местах с помощью спирта. Потом прибыла милиция – и опухшим с новогоднего похмелья ментам открылась поистине страшная картина – в доме было два с лишним десятка обгорелых трупов.

Вызвали прокуратуру, та прибыла на место, составила первичный материал настолько хорошо, насколько позволяло похмельное состояние следователей. Но дело так и не возбудили, несмотря на то что пожарные нашли как минимум два тела с явными признаками смерти от огнестрельных ранений. По столь же странному стечению обстоятельств о произошедшем не сообщил ни один телевизионный канал, ни одна газета.

Пашаева похоронить до захода солнца не удалось, сначала ждали детей, потом тело почему‑то не выдавали из морга. Выдали только на тринадцатый день, что весьма символично. Наконец его увезли хоронить к себе на родину, в закрытом гробу, Пашаев был миллиардером – но детям достались крохи, едва ли не десятая часть того, что у него было.

 


[1]Пэрис‑Айленд – там находится основной учебный центр американской морской пехоты.

 

[2]СЛОН, Солдат Любящий Огромные Нагрузки, – солдат отслуживший полгода.

 

[3]Эксперименталка – полевая форма очень светлого цвета, нигде, кроме Афганистана, не выдавалась.

 

[4]Малозаметное проволочное заграждение.

 

[5]Колонну пошмонать намылились – то есть решили на ходу забраться в грузовик и попытаться умыкнуть что‑то съестное. Такое было не редкостью.

 

[6]Это самодельное оружие, которое начало применяться в Афганистане. Водопроводная труба с простейшим приваренным упором, простейший спусковой механизм с небольшим аккумулятором. Стреляет НУРСами, такими же, как стреляют вертолеты. А появилось это оружие потому, что мы афганцам передавали эти НУРСы – а афганцы пускали их на базаре налево и потом ими стреляли в нас.

 

[7]Landing Zone 1 – зона высадки один.

 

[8]Отряд полиции особого назначения.

 

[9]Реальные данные на 2010 год. Об этом не говорят из‑за политкорректности – но это так. Большинство преступлений в Европе совершают именно мигранты, законные и не очень, и гас‑тарбайтеры.

 

[10]Лозунг польских националистов. Имеется в виду – от Балтийского моря до Черного.

 

[11]Гонки по пустыням на длительные расстояния, что‑то типа ралли‑рейдов, очень массовые.

 

[12]Стандартное построение ударной группы ВВС США для выполнения бомбардировочной миссии в опасном районе. Включает в себя двенадцать самолетов.

 

[13]С23А, британский самолет, принятый на вооружение ВВС США и предназначенный для перевозок между базами груза максимальным весом и размером с реактивный самолетный двигатель.

 

[14]Тропа Хо Ши Мина – чрезвычайно опасный район, пограничная зона вьетнамско‑лаосской границы. Вьетнам – это прибрежная страна, она вытянута вдоль берега, напоминая этим Чили. А тропа Хо Ши Мина идет параллельно границе, получается, что вьетконговцы могли получать пополнение в любой точке Вьетнама, а американцы официально действовать на территории Лаоса не могли – но действовали. Точно так же, как наш спецназ вырос на Афганистане и операции «Завеса», так американский – на Демилитаризованной зоне и тропе Хо Ши Мина. Американская армия, такая, какая она есть, – суть армия, родившаяся во Вьетнаме. Точно так же должно было произойти и с нашей армией после Афганистана – но государство не усвоило уроки, а развалилось, и бесценный опыт пропал зря.

 

[15]Те, кто за мир. От peace – мир.

 

[16]Руки вверх! (албанск.)

 

[17]День наступления.

 

[18]Сержант спецназа Натаниэль Чапман погиб в Афганистане, его убил подросток четырнадцати лет, американец просто не смог убить подростка, а подросток – смог. Случай хорошо известный, морализировали на эту тему многие.

 

[19]Официальное название несовершеннолетних и малолетних участников боевых действий. Американцы до сих пор не решили, что с ними делать, – а между тем в Афганистане были случаи подрыва семилетних шахидов!

 

[20]Для тех, кто не знает, поясню: после нескольких лет выращивания табака земле надо отдыхать лет десять, прежде чем на ней уродится что‑то другое.

 

[21]Убийствами.

 

[22]Педераты, педералисты – от «конфедератов». Восточники организовали конфедерацию, сейчас уже не существующую. Позаимствовано у Г. Боброва.

 

[23]Орел‑один.

 

[24]Скорее собранный.

 

[25]По нынешним меркам – около пятидесяти.

 

[26]Это и в самом деле было сделано. И со страшным скандалом.

 

[27]Период между Первой и Второй мировыми войнами. Если внимательно изучать историю того времени – видно, что Польша несет едва ли не равную с Гитлером ответственность за развязывание Второй мировой войны.

 

[28]Набожность польского населения можно сравнить лишь с т.н. «библейским поясом» США.

 

[29]Спецназ внутренних войск Украины.

 

[30]08.08.08 – дата нападения Грузии на Южную Осетию.

 

[31]Один из видов уважительного титулования мужчины в румынском, по‑видимому, это означает «воевода», военный руководитель.

 

[32]Частная охранная и частная военная компания – не одно и то же, у них разные лицензии, разные возможности и разные расценки.

 

[33]К тому времени этот филиал был именно там, как и филиалы многих других компаний – на Балканах было много достаточно дешевой и имеющей боевой опыт рабочей силы, а миниатюрные государства, признанные одними и не признанные другими, давали очень большие возможности и очень благоприятный налоговый режим.

 

[34]На первом варианте вооруженного Predator была только одна ракета, на современном – две.

 

[35]Он существует именно в таком виде.

 

[36]Специалисты по борьбе с терроризмом, они же Tier 1, они же SEAL‑6, они же «отряд изоляции». Бывший командир – Дик Марсинко, основная задача – борьба с терроризмом.

 

[37]Почему не «M249»? Соображайте, сколько стоят патроны здесь и какие легче достать. Для тех, кто за патроны платит сам – это немаловажно.

 

[38]Quick reaction forces – группа немедленного реагирования.

 

[39]У нас они называются «Леший», но «Гилли» мне как‑то привычнее.

 

[40]Автор помнит, что до этого он называл другой тейп. Дадаев относился к Белгатой, хотя жил не в месте их компактного проживания. Потом, когда он сменил документы – получилось, что он сменил и тейп. К Белгатою относился и Басаев.

 

[41]Это правда, Басаев защищал Белый дом 19 августа 1991 года.

 

[42]Это тоже соответствует действительности.

 

[43]Прибыль (чеченск.).

 

[44]Имеется в виду оранжевый уровень террористической угрозы, предпоследний. Последний – красный.

 

[45]Соответствует действительности.

 

[46]Тепловизоры, существуют на самом деле.

 

[47]Гранатометов.

 

[48]И британцы были, а как без них, когда против России дело мутится. В ЦРУ не хватало специалистов‑боевиков, вот, по соглашению с британским правительством в ЦРУ вербовали бойцов САС для выполнения подобных операций.

 

[49]Тут он ошибается. Американская авиация, не имея реальных боев с воздушным противником, не имея реального опыта преодоления систем ПВО – все больше деквалифицируется. Пилоты превращаются в простых извозчиков, которые тупо летают по одним и тем же маршрутам и бросают бомбы.

 

[50]Не самая лучшая фамилия. Обатур на старорусском – злостный лентяй.

 

[51]Почему не условным сигналом на спутник? Да просто – радиовсплеск, даже длящийся тысячную долю секунды, все равно может быть засечен серьезной аппаратурой. И без расшифровки будет понятно, что происходит что‑то не то. А тут эсэмэску послали – ну и что, мало ли посылают? Если все проверять...

 

[52]Вожак стаи, доминантный самец.

 

[53]Страшная вещь. Бесшумная винтовка калибра 12,7*108, конструкции И.Я. Стечкина. Однозарядная.

 

[54]Второй, третий, четвертый, пятый – это волк. Как обстановка?

 

[55]Вперед! Аллах Акбар!

 

[56]Автор, сам живущий в городе, но до шестнадцати лет каждое лето проводивший в деревне, и сам не знает, как к этому относиться. Но это – правда.

 

[57]Фейсы– сотрудники ФСБ РФ. Ашники – управление А ФСБ РФ, антитерроризм. Это и есть легендарная группа «Альфа», только разваленная и заботой начальства сильно деградировавшая. Есть еще и управление В – бывший «Вымпел», хотя от того «Вымпела», бойцы которого для практики в Иностранный легион и Бундесвер вербовались – ничего не осталось.

 

[58]«УАЗ‑452».

 

[59]Применяются для пыток электротоком.

 

[60]Бронебойно‑зажигательно‑трассирующие.

 

[61]Автор не считает паразитами все руководство или всех богатых людей. Но те, кто работают на госпредприятиях и разваливают их, отпиливают, откатывают – именно что паразиты и никто больше.

 

[62]Российская армия не закупает вооружение, на котором есть иностранные компоненты. А в России не производят современной электроники. Для иностранных же контрактов идет чаще всего «полный фарш», подобный описываемому здесь.

 

[63]Данные сравнения есть – польская и чешская армия используют «Ми‑24» в Афганистане.

 

[64]«Ноль полсотни первый» – это позывной. А «борт двести девяносто» – это заводской номер вертолета, который забивается в систему речевого информатора.

 

[65]Имя Баса – от Басаев.

 

[66]«Визгуны» – одно из названий самолетов для подавления позиций ПВО.

 

[67]«Битва за Англию» – так называют попытку люфтваффе достигнуть господства в воздухе над Британией. Попытка оказалась неудачной.

 

[68]Великий Аятолла.

 

[69]Многим кажется это наигранным. Но в том‑то и беда, что это не наиграно, это реальность того мира.

 

[70]Не убивайте самих себя (совершая то, что приводит вас к этому). Воистину Аллах милостив к вам (запрещая вам это) (сура «Ан‑Ниса», аят 29).

 

[71]«О Аллах! Благослови Мухаммада. И род его. Так же как Ты благословил Ибрагима. И род его. И ниспошли благословение Мухаммаду. И роду его. Так же как Ты ниспослал благословение Ибрагиму. И роду его. Поистине вся хвала и слава принадлежит Тебе!» Это Салават, которым положено завершать намаз аль‑магриб. Дальше Великий Аятолла вознес ду’а, подходящее этому случаю: «Довольно с нас Аллаха, Он – прекрасный Покровитель». Эта мольба возносится Аллаху при встрече с врагом.

 

[72]Ибадат – поклонение Аллаху. Одной из форм ибадата является совершение намаза в положенное время и в положенном количестве. Ибадат, убудият и убудат (поклонение, рабство и безоговорочная преданность Всевышнему) – базовые понятия ислама.

 

[73]Ахмад. «Сахих аль‑Джами» № 1991.

 

[74]«Пчелы». 110–111.

 

[75]Global war of terrorism – глобальная война против терроризма.

 

[76]Отдел кадров.

 

[77]Группа исследований и наблюдений, спецназ ЦРУ во Вьетнаме, состоявший не только из американцев, но и из представителей племен, враждебных Вьетконгу.

 

[78]Церэушники между собой обычно так представляются – торговец хот‑догами.

 

[79]Единая легкая тактическая машина – размером с короткобазный «Зил‑130», это теперь там вместо «Хаммера».

 

[80]Это понятно только американцам. Во время американо‑испанской войны за Кубу американцам потребовалось срочно доставить письмо мятежному генералу Гарсии, скрывающемуся где‑то в джунглях, – понятно, что спутников тогда не было, и установить его точное местонахождение было невозможно. Тогда президенту Тафту сказали – есть парень, который доставит письмо. Его призвали в Белый Дом, он взял письмо, не спросив, где искать Гарсию, и вообще, кто он такой, поскакал на юг, потом переправился через Мексиканский залив, вошел в джунгли и... через две недели вышел оттуда едва живой – но письмо Гарсии он все‑таки доставил. История эта есть во многих учебниках по менеджменту.

 

[81]Факт этот установлен с достаточной долей вероятности. Человек по имени Абу Тураб Наджди, воевавший в Афганистане, Боснии, Чечне и Сомали, сбил в Сомали один из «Ястребов». Погиб в конце 2001 года под бомбежкой здания, занятого талибами в Ходжа Гаре.

 

[82]Китай – более сухопутная держава, чем любые другие. Во время правления одного из мандаринов был издан указ о смертной казни за мореплавание.

 

[83]Мало кто осознает, что население Пакистана уже сейчас составляет сто семьдесят миллионов человек и продолжает расти. Эти сто семьдесят миллионов – нищие, неграмотные, фанатичные, агрессивные, ютящиеся на нищей земле, где ничего не растет, в основном молодые – и за ними стоят опасные, имеющие налаженные связи с террористическими организациями спецслужбы и армия с ядерным оружием, и Китай за спиной. Вот где основная угроза России – а не НАТО. НАТО в Ливии уже проявило себя, свою опасную слабость.

 

[84]Московский физико‑технический институт, одна из сильнейших научных школ мира в свое время. Разгромлена.

 

[85]Это позволяет создать так называемые «ядерные чемоданчики» – мобильные ранцевые ядерные фугасы.

 

[86]Армянская секретная армия освобождения. Была создана в Бейруте в семидесятые, в этом городе было много армян, и они нуждались в защите. Организация террористическая, существует до настоящего время как боевой отряд армянской диаспоры, сотрудничает с разведкой Армении. Вообще, единственный аналог армянской диаспоры по сплоченности и влиянию – еврейские диаспоры.

 

[87]Е. твою мать (азерб.).

 

[88]Очень грубое выражение, означает, что русские – рожденные через ж...

 

[89]Типичный азербайджанский ответ (Зурна) на типичное для всего Кавказа эмоциональное «а‑а‑а‑а!».

 

[90]У них и так нет ни малейшего шанса выжить. Автор удивляется, смотря, каких «охранников» сейчас нанимают, все, на что их хватает – так это умереть вместе с хозяином под градом пуль. Видимо, охранники нужны для того, чтобы VIP чувствовал себя этаким атаманом банды, которая может все – например, набить морду хозяину машины, не уступившей дорогу, или выставить из ресторана пьяного, который пристает к даме хозяина.

 

[91]В азербайджанском это означает примерно «ну, что такое?» или «ну, в чем дело?».

 

[92]Хватит (армянск.).

 

[93]Брат (армянск.).

 

[94]Педераст (азерб.).

 

[95]С...ись, от...сь (азерб.).

 

[96]Армянский аналог нашему «лох», только жестче. Означает человека, которому женщины не дают.

 

[97]Гандын? – понял? (азерб., произносится обычно с вызовом).

 

[98]Брат (азерб.).

 

[99]Чернож...ый п...рас (арм.).

 








Date: 2015-05-19; view: 361; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2022 year. (0.126 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию