Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







US NAVY SEAL





 

Украинская оккупационная администрация — простите, ошибся, здание командования миссии «Оливковая ветвь» — располагалась в здании бывшего штаба КОВО, Киевского особого военного округа, ликвидированного за ненадобностью, потому что территория Украины, де-юре ставшая, наконец, единой, де-факто стала ограничиваться территорией самого Киева, где властвовали американцы, дальновидно сохраняющие Украину и не дающие ее разорвать между Польшей и Румынией. В этом здании, где когда-то работал маршал Жуков, теперь сидели сразу два штаба — польский и американский, румынское военное представительство и часть служб гражданской миссии, остальные были разбросаны по разным министерским зданиям, потому что у украинцев с желанием работать были большие проблемы, а страной надо как-то было руководить. Все это напоминало… Афганистан середины восьмидесятых, хотя из тех, кто здесь работал, никто не мог провести такую параллель. Здесь работали даже в основном не американцы: литовцы, эстонцы, грузины, мексиканцы, даже иракцы. Это была кадровая политика США — на местах, в небольших странах, проявлявших особую сервильность,[92]подбирался контингент из молодых людей, знающих английский язык и желающих получить гражданство США, чтобы покинуть свою страну и жить там, где истинная свобода и демократия. Их и направляют в столь опасные страны, как Украина, Ирак, Сомали, Йемен или Афганистан, Эй-стан. Отработал на «дядю Сэма» пять лет — получай свой паспорт и иди гамбургеры жарить. Погиб? Ну, что тут сказать. Всякое в жизни бывает. Take it easy.

Но среди тех, кто собрался сегодня в особом секторе американской военной миссии, в комнате, оборудованной в подвале и защищенной от всех видов прослушивания, — неамериканцев не было. Вообще.

«Героем дня» на совещании был контр-адмирал флота США Стивен Бьюсак, командующий Task force 145 — особой группой, которая действовала вначале в Ираке, где ей удалось выловить большинство из тех, кто был пропечатан на карточной колоде,[93]а также дискредитировать и уничтожить Абу Мусаба Ас-Заркави, потом переключилась на Афганистан. Сейчас контр-адмирал Бьюсак временно находился в Коронадо, был отстранен от командования из-за тяжелых потерь, последовавших в результате вылазки в Пакистан. Хотя все понимали, что вины его в этом не было, никто и не думал, что пакистанские силы откроют по американцам огонь, — а они открыли, все равно кто-то должен был быть виновным, им и назначили контр-адмирала, впрочем, без взысканий. Это был старый и опытный морской волк, начинавший с самых низов в SEAL, прошедший все ступени карьеры от простого моряка до командующего седьмым спецотрядом. В Украину он прилетел секретным рейсом военно-транспортного самолета «С5М», посаженного в Борисполе, и не только он. С ним летело восемь штабных офицеров — планировщиков специальных операций и куча специального снаряжения. Если проект будет утвержден, оперативная группа будет переброшена в Украину в самый последний момент во избежание расшифровки.



Причина его прибытия понятна была даже дураку — недавно, в засаде на дороге, погиб заместитель госсекретаря США, польский генерал, командующий польскими силами, был тяжело ранен и впоследствии скончался руководитель гражданской администрации, тоже американец. Их убили русские террористы, возможно, им помогли и украинцы. Прибытие контр-адмирала Бьюсака означало вотум недоверия местному командованию, тем более что контр-адмирал был известен как сторонник жестких решений.

Вторым по старшинству был бригадный генерал Майкл Клибанофф, довольно молодой офицер, потомок русских эмигрантов, не забывший язык, начинал он в «Большой красной первой», дающей хороший старт для любого желающего служить офицера. Язык он не забыл, он говорил на прекрасном «старом» русском языке, чем заслужил ненависть нынешнего правительства Украины — обращение на русском языке к ним вызывало приступ лютой злобы к «клятым москаликам». Генерал Клибанофф, отслуживший здесь почти год, перспективы дальнейшего развития ситуации в стране оценивал весьма скептически и предлагал начать переговоры с повстанцами, предлагая отвести войска на линию Донца, освободив Луганскую, Харьковскую и Донецкую область. За это он пользовался ненавистью со стороны поляков, непониманием в Пентагоне — там его называли русским и немецким подпевалой, и значительной популярностью среди тех, кто призывал прекратить боевые действия и вступить в переговоры. Генерал Клибанофф отслужил здесь почти год и на второй оставаться не собирался.

Третьим был представитель ЦРУ Нат Пинкстон, специалист по борьбе с терроризмом, начинавший в Ираке. Здесь он, помимо прочего, командовал боевыми подразделениями ЦРУ — Special Activity Division, дивизион специальной активности. В них вербовали демобилизовавшихся офицеров и унтер-офицеров самых разных стран, в основном британцев и граждан стран Британского содружества, потому что в самих США нормальных, толковых офицеров перекупали частные охранные компании за двойное, а то и тройное, по сравнению с государственным, жалованье. Они проходили подготовку в специальных лагерях в странах Восточной Европы — ЦРУ арендовало и восстановило всю инфраструктуру бывшей Советской Армии из той, которая не была ранее арендована частниками, — сами закупали оружие и технику и начинали действовать. В отличие от армейских подразделений они действовали почти без какого-то контроля, им ставилось задание и называлась цена его решения. Это было то же самое, что и ЧВК, платили намного меньше, зато была положена бесплатная военная медицина и прикрытие на случай совершения действий, явно расходящихся с положениями ЕКВЮ,[94]гаагской конвенции и других документов, регламентирующих современную войну. Нат Пинкстон, реально сильный специалист по антитеррору, постоянно собачился с поляками, с румынами — зато дело делал.



Четвертым был полковник Крис Пинни из РУМО, разведки министерства обороны США. Довольно неприметный даже на вид, низенький и очкастый, он координировал действия секторов HUMINT и ELINT[95]в приграничной полосе и на территории России, граничащей с зоной проведения миротворческой операции. Ростовскую область он знал назубок, поэтому его участие в совещании было положительно необходимо.

Больше никого не пригласили — информация утекала, как в дырявое ведро, не приходилось сомневаться, что если позвать, к примеру, хоть одного поляка, — завтра же информация будет у русских. Поляки сдадут ее хотя бы за то, чтобы навредить американцам, возможно и за то, чтобы освободить собственных пленных, а то и просто за деньги. Сейчас, к пятнадцатому году, американцы уже начинали понимать, что созданная ими искусственно Ржечь Посполитая слишком велика, чтобы ее контролировать, или чтобы она следовала в фарватере американской политики. Когда началось на Украине — они безо всяких согласований, только уведомив командование НАТО, вывели контингенты из всех зон миротворческих операций, резко обострив там обстановку. Теперь они вели собственную игру, им мешал Киев, и они даже были рады, что у русских империалистов находятся американские заложники. Да, если поляки узнают о планируемом — предательство неминуемо.

— Господа, — начал генерал Клибанофф, — прежде чем начать обсуждение, предлагаю посмотреть на терминале переданный нам русскими материал.

Офицеры столпились у гражданского, неподключенного к сети ноутбука, бригадный генерал скормил ему обычный DVD-диск.

— Как это передали? — спросил Бьюсак.

— Обычным образом. К посту на границе подбежал подросток, передал это одному из солдат и убежал.

— Его не пытались задержать?

— А смысл, сэр? Ему дали несколько долларов и попросили передать. Эти подростки там все время крутятся, торгуют самодельным спиртным, так называемым «самогоном», свежей едой и девочками. Пытались гонять — бесполезно.

На экране, на стуле, на фоне обычной кирпичной стены, неоштукатуренной и даже без обычного для русских экстремистов черно-желто-белого флага, сидел человек в форме армии США. Человек этот был по виду не ранен, под глазом был фингал.

— Я капитан американской армии Майкл Натаниэль Бейкер, личный номер один-пять-семь-один-девять-зеро-три-три-восемь,[96]проходил службу в должности военного советника на территории Украины. Являюсь офицером первого батальона особого назначения Дельта, расквартированного в Форт Брэгге, США. Захвачен в плен двадцать второго мая пятнадцатого года в Донецке. Желаю быть обмененным на русских комбатантов, захваченных на территории Украины.

Запись прервалась.

Контр-адмирал покачал головой. Он видел подобные записи в Ираке — их прокручивали войскам, чтобы все знали, что их ждет в плену. Видел, как одному американскому солдату исламские экстремисты на камеру отрезали голову.

— Непохоже, чтобы к нему применялось серьезное насилие.

— Да, сэр. Мы считаем, что русские довольно лояльно относятся к нашим пленным и не применяют к ним насилие без необходимости. Это не Афганистан.

— Но гробов отсюда идет намного больше.

— Мы работали с экспертами из PSYOPS, сэр. По их заключению, русские чувствуют себя побеждающей стороной, поэтому они могут позволить себе великодушие по отношению к пленным. Кроме того, русские по складу характера не склонны к жестокости, они росли в цивилизованной стране…

— Что они хотят?

— Как обычно, сэр. Они назвали пятерых человек, которые сидят у войсковой безпеки во Львове. Их было восемь, но удалось живыми взять только пятерых. Их выдал внедренный в местное сопротивление агент. Пятеро — бывшие военнослужащие русской армии, еще один раньше служил в русской милиции, в ОМОНе, это что-то наподобие групп специального оружия и тактики в наших полицейских управлениях, сэр. Заброшены с территории России, задание — взорвать здание бургомистрата, убить бургомистра, убивать военнослужащих миротворческих сил, нападать на колонны и чекпойнты, организовывать вооруженное сопротивление, акты саботажа. Операция по их поимке, тщательно подготовленная, тем не менее прошла с жертвами, русские оказали отчаянное вооруженное сопротивление, взяли живыми только шестерых, одного поляки успели добить, прежде чем подоспели мы. Знаете, сэр, с поляками становится все сложнее и сложнее, они одержимы идеей тотальной войны, предлагают совершать в отместку за теракты акты геноцида, уничтожая целые населенные пункты. Мы пока держим их в узде, но в тех частях, где нет американских военных наблюдателей, творятся неслыханные вещи.

Контр-адмирал отмахнулся от сказанного — ему это было неинтересно, он приехал сюда не за этим.

— Мы можем получить пленных для обмена?

— Полагаю, что да, сэр, — осторожно ответил Клибанофф, — но поляки опять потребуют поставок. И значительных.

— Допустим. Это все, что требуют русские?

— Нет, сэр.

— А что же еще?

— Одну тысячу приборов типа Scorpion-75, новых. Пятьсот снайперских винтовок «Барретт-82», тоже новых, и по тысяче патронов к каждой.

— Термооптические прицелы… — усмехнулся контр-адмирал. — Губа не дура. И аппетиты… И как они это планируют все получить?

— Как обычно. Термооптические прицелы в самом Израиле, там у них очень сильные позиции. Есть данные, что даже несколько израильтян стали террористами и воюют на стороне русских. Что касается снайперских винтовок — они выставили это требование, заранее зная, что оно не будет выполнено. Мы не передаем им оружие, и они это знают. Взамен, наверное, попросят еще термооптику или обычные прицелы, или что-то из обмундирования. Раньше они просили намного меньше, сейчас, видимо, решили, что пленный для нас особо ценен.

— А если вывести из строя? С умом.

— Не думаю, что стоит это делать, сэр. Они проверяют — это раз, а термооптические приборы они заказывают в Израиле не первый раз, как-то раз мы им попытались предложить американские — отказались. Вероятно — агентура у них есть на самом производстве. Кроме того — у них есть и другие заложники, и стоит ли подвергать их жизнь опасности?

— А стоит ли подвергать опасности жизнь американских военнослужащих, передавая противнику столь совершенное вооружение?

— Сэр, не думаю, что это серьезная угроза. Все это применяется в основном против поляков и румын. Схема отработана. У нас рискуют только советники, но у них приказ — не участвовать лично в боевых действиях.

— И мои люди, — недовольно заметил Пинкстон.

— А сколько среди них американцев? — иронически спросил Клибанофф.

— Сколько заложников находится в руках русских?

— По нашим данным, около двадцати, — ответил Пинни, — все поляки, американец только один. Американцев они быстро меняют, а поляков не на что выменять.

— В таком случае, джентльмены, мы должны их освободить.

— То есть? — не понял Клибанофф.

— Это распоряжение адмирала Маллена. Никаких переговоров с русскими, если только для отвода глаз. Мы получили «добро» на нанесение ограниченного удара по позициям русских экстремистов на их территории и на освобождение заложников. Нечто в стиле операции «Пустыня-1»,[97]только на сей раз все должно пройти гладко. Мы учимся на своих ошибках.

— Позвольте, сэр… — возмущенно заговорил Клибанофф.

— Не позволю! — резко перебил его Бьюсак. — Достаточно! Мы достаточно поиграли в игры с русскими, теперь благодаря нам они вооружены и готовы к новым терактам. Погибли американские граждане, в том числе заместитель госсекретаря США, это не может оставаться без ответа! Объединенному комитету начальников штабов да и самому президенту надоели прятки с бандитами. Если они до сих пор не поняли, что такое Соединенные Штаты Америки, они умрут! И мы должны разработать план, как они это сделают!

 

Подобный резкий поворот в политике США на территории Украины стал следствием не только теракта в Киеве, совершенного неделю назад, — но и ультиматума, переданного таки в Вашингтон поляками. В Вашингтоне побывал со спешным неофициальным визитом польский кардинал, он-то и передал информацию тому, кому следует. Но американцы не знали одного — информация о готовящемся плане одновременно была передана двойному агенту, относительно которого поляки заведомо знали, что это — двойной агент. Так информация о предстоящей операции оказалась у русских.

Зачем поляки это сделали? Просто они были умнее американцев. Польша расцветала в дни войны, большой европейской войны. В Первую мировую войну Польша приобрела Западную Украину и Западную Белоруссию, часть Литвы. Во Вторую — сам Сталин передал Польше значительную часть Германии, закрепил за ней выход на Балтику. Теперь полякам нужна была третья мировая война. Если американцы просто прилетят и освободят своих заложников — ничего не будет, только русские разозлятся, и станет намного хуже на Украине. А вот если заранее предупрежденные русские перебьют спасательную экспедицию американцев, все это покажут телеканалы, погибнут десятки, а то и сотни американских военнослужащих — тогда Америка будет загнана в угол. Она будет вынуждена или утереть плевок и смириться, автоматически лишившись статуса сверхдержавы, — или напасть на Россию. В Америке приближались выборы, недовольство республиканской дамочкой у руля страны было явственным и ощутимым, в этом случае проигрыш в этой партии делал президентские выборы практически безальтернативными, в Белый дом вселялся демократ, а демократы всегда выступали за разумную и взвешенную политику в отношении России. У руля сверхдержавы в данный момент была самая настоящая психопатка, она знала о России не больше того, что ей показывали по CNN, зато в администрации было сильно польское лобби, которое могло много чего интересного рассказать про вековую вину России перед цивилизованным миром. Таким образом, президент США не имел почти никакого выбора, кроме как отдать приказ об ударе возмездия по России.

Что же касается войны США и России — Польша не сомневалась в ее итоге. В России была слабая, не контролирующая страну власть, корыстная и алчная, готовая в любой момент сбежать за границу. Такая власть ни за что не отдаст приказ об ответном ударе — да и чем его наносить, у России, по данным разведки, не более трех сотен боевых ракет с ядерными боевыми частями, все они будут уничтожены массированным неядерным первым ударом США. Был опустившийся, спившийся, вымирающий народ. Были мощные структуры исламского подполья, в том числе в Татарстане и в Башкортостане, — увидев, что государство рушится, они не преминут нанести удар, мстя за вековое угнетение. Остаются только русские экстремисты, да, их много в приграничье, но они ничто, за ними нет государства, и любая армия их быстро раздавит, как клопов.

После этого встанет вопрос о дальнейшем будущем русских земель. Оставлять Россию единой нельзя, это понимали уже все в цивилизованном мире — нужно пресечь даже малейшую возможность возрождения единого государства-монстра. Сибирь могут взять американцы, она слабо заселена, там много полезных ископаемых и не будет партизанского сопротивления, скажем, до Уральских гор территория России будет занята американцами. Получится нечто вроде Великой Аляски. Кавказ можно будет отдать Турции, Польше он не нужен, там одни исламисты, вот пусть турки с ними и разбираются. Оставшиеся земли — а это вся европейская Россия до Урала, за исключением Кавказа, — может отойти только Польше, вернейшей союзнице США последнего времени. И тогда на месте Польши, Украины и европейской России возникнет Великая Речь Посполитая, одно из сильнейших государств мира, с собственным ядерным оружием и огромной армией. Ни Германия, ни Турция, ни кто другой уже не посмеют угрожать ТАКОЙ Польше. То, что не доделали их прадеды в XVII веке, посадив на русский трон польского короля, доделают они, в веке XXI, достойные наследники империи Ягеллонов, польских воевод Жолкевского и Сапеги, водивших гусарию на Русь под знаменем, освященным самим папой. Вековая угроза, вековечный враг и угнетатель Польши будет разрушен, и их потомки помянут их в песнях.

Вот только и поляки, имеющие многовековой иезуитский опыт интриг, кое-что не предусмотрели в этой величайшей из них. Они рассчитывали на Америку как на сверхдержаву, как на мирового арбитра — а Америка уже не была таковой. Она не смогла бы оккупировать Сибирь, даже если бы захотела, — просто не хватило бы сил. Америка истратилась в безумных восточных походах, ослабла, изворовалась, ее армия разложилась, но, что самое страшное, разложилось и ее общество. Это было закономерно — нельзя пускать в мир заразу и не заразиться при этом самому. Мене, Текел, Фарес — уже прозвучало в Техасе, Америка доживала последние дни — вот только поляки этого не видели и не замечали. Это шло вразрез с их мечтой.

 








Date: 2015-05-19; view: 309; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию