Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






В честь всех наших первых раз в твой первый День рождения, в качестве моей любимой жены. 11 page





- Не надо, – слова слетели с моего языка прежде, чем я успела их остановить. Он нахмурился еще сильнее.

- Не надо «что»? – он замер и посмотрел на меня со… страхом?

- Не думай, что ты такой же, как он.

Глаза Эдварда широко распахнулись, но он ничего не ответил… подтверждая то, что именно об этом он и подумал.

- Ты не такой, – мой голос был непреклонным.

- Мы сделаны из одного теста, – пробормотал он.

- Нет, это не так! – закричала я, хотя и понимала, почему он мог так думать.

Я вспомнила ту информацию, что Эдвард рассказывал в самолете на пути в Аспен: «Его отец погиб в драке в баре. Его мать упивалась до беспамятства. Он скитался по детским домам, когда был ребенком, постоянно попадая в неприятности – в основном, угоняя машины. Несовершеннолетний преступник».

- У вас обоих было проблемное детство, и вы оба родились в Детройте. Вот и все, Эдвард. – уперлась я руками в бока.

- Белла, твоя вера в меня, даже несмотря на последние события, трогает. Мы оба будем знать больше, когда Дженск приедет сюда, – таким образом, он не хотел продолжать развивать эту тему.

- Эдвард… – он остановил меня поцелуем, и я вспомнила обещание, данное самой себе, не вытягивать из него информацию.

- Хватит, – прошептал он. – И не дуйся, – добавил он. – Идем. Позволь мне высушить твои волосы.

Теперь разговор был точно окончен.

-


Я сидела между ног Эдварда в спортивных штанах и футболке, пока он сушил мои волосы.

- Итак, Кларк что-нибудь рассказал тебе еще, пока я была без сознания?

- Ничего, что бы я мог припомнить.

- Я слышала несколько твоих разговоров.

Расческа замерла в моих волосах.

- Правда? – спросил он невозмутимо.

- Да. Мой папа, твой отец, детектив Кларк… твоя мама.

- А Роуз?

- Роуз была там?

- Недолго, да. Она тоже зла на тебя.

Я развернулась .

- Прекрати этот бред «каждый зол на Беллу», о’кей?

- Просто говорю тебе правду, – заморгав ресницами, пробормотал Эдвард, смущенный моей вспышкой.

- Да, это было безрассудно, но ты же знаешь – твоя сестра была в опасности.

Его лицо поникло.

- Да. Была, – выключив фен, он опустил его рядом на кровать. Эдвард приподнял мой подбородок. – Спасибо, – сказал он, удивляя меня. – Но больше никакого безрассудства. Потому что в следующий раз я выбью это дерьмо из тебя.



Я ахнула.

- Ты не посмеешь.

- Еще как посмею, – он был серьезен. Твою мать. В высшей степени серьезен. – У меня есть разрешение твоего отца, – ухмыльнулся он. ОН МЕНЯ ДРАЗНИЛ!

 

Когда я бросилась на него, он увернулся так, что я упала на кровать, в его объятия. Я сморщилась, приземлившись на свои ноющие от боли ребра. Эдвард побледнел.

- Будь осторожнее! – напомнил мне он и на долю секунды явно разозлился.

- Прости, – пробормотала я и тут же коснулась рукой его щеки. Он уткнулся носом в мою ладонь и нежно поцеловал.

- Честно, Белла, ты действительно не заботишься о собственной безопасности, – его рука пробралась под мою футболку и накрыла живот. Я затаила дыхание. – Дело больше не только в тебе, – прошептал он.

Его пальцы ласково потерлись вдоль резинки моих штанов. Желание неожиданно разлилось теплом по моей крови. Я резко вдохнула, и Эдвард напрягся, убирая свои пальцы, пристально посмотрев на меня. Он поднял руку к моему лицу и поправил прядь моих выбившихся волос за ухо.

- Нет, – прошептал он.

Что?

- Не смотри на меня так. Я видел, в каком направлении развиваются твои мысли, и мой ответ «нет», – его голос прозвучал твердо. Он поцеловал меня в лоб, и я выгнулась под ним.

- Эдвард, – захныкала я.

- Нет. Ложись в кровать, – он поднялся на ноги.

- Кровать?

- Тебе нужен отдых.

- Мне нужен ты, – прошептала я.

Он закрыл глаза и покачал головой, словно это давалось ему большим усилием воли. Когда он открыл их вновь, его глаза были полны решимости.

- Просто делай, как тебе говорят, Белла.

Я могла бы снять всю одежду, но потом вспомнила о синяках и поняла, что таким способом ничего не выиграю. Я неохотно кивнула.

- О’кей, – намеренно посильнее выпятив губу, пробормотала я.

Он рассмеялся.

- Я принесу тебе обед.

- Ты собираешься готовить? – я чуть не умерла от удивления. Он громко рассмеялся.

- Я собираюсь что-нибудь разогреть. Миссис Коуп поработала сверхурочно.

- Эдвард, я сделаю сама. Я в порядке. Господи, я хочу секса! И уж точно я могу приготовить, – я неуклюже начала садиться, стараясь скрыть то, как вздрогнула от боли в ребрах.

- В КРОВАТЬ! – опалил меня взглядом Эдварда и пальцем указал на подушки.

- Составь мне компанию, – пробормотала я, желая в этот момент быть одетой во что-то более привлекательное, чем спортивные штаны и футболка.

- Белла, ложись в кровать. Сейчас же.

Я нахмурилась, встала и стянула свои штаны. Он откинул одеяло, и я нырнула в постель, оставляя штаны на полу.

- Ты слышала доктора Сай. Она сказала отдыхать, – его голос стал немного мягче. Я в отчаянии вскинула руки, и он ухмыльнулся. – Оставайся здесь, – предупредил он.

-

Тушеная курица, приготовленная миссис Коуп, была, без сомнения, одним из моих любимых блюд. Эдвард пообедал со мной, сидя, скрестив ноги, на середине кровати.



- Она была очень хорошо подогрета, – подмигнула я ему, и он улыбнулся. Я была сытой и сонной. В этом был его план?

- Ты выглядишь уставшей, – сказал он, поднимая поднос.

- Так и есть.

- Хорошо. Поспи, – он наклонился и поцеловал меня. – У меня есть кое-какая работа, которую нужно сделать. Я поработаю тут, если ты не против.

Я кивнула… пытаясь побороть свои закрывающиеся веки. Я и понятия не имела, что тушеная курица может быть такой утомительной.

-

Уже смеркалось, когда я проснулась. Бледно-розовый свет заливал комнату. Эдвард сидел в кресле, наблюдая за мной; его изумрудные глаза поблескивали от окружающего света. Он держал какие-то бумаги. Его лицо было мрачным.

Твою мать!

- Что случилось? – тут же спросила я, немедленно садясь в кровати.

- Дженкс только что ушел, – ответил он.

Ох, черт.

- И?

- Я жил с этим ублюдком, – прошептал он.

- Жил? С Джеймсом?

Он кивнул, и его глаза расширились. Я подвинулась и откинула одеяло, приглашая его в постель к себе, и, к моему удивлению, он, не колеблясь, направился ко мне. Он скинул ботинки и улегся рядом. Обняв меня одной рукой, он опустил голову на мои колени. Я была поражена. Что же случилось?

- Я не понимаю, – пробормотала я, перебирая его волосы и глядя на него сверху вниз. Эдвард закрыл глаза, сильно сжимая веки, словно пытался вспомнить что-то.

- После того, как меня нашли с этой шлюхой, и прежде, чем я уехал жить к Эсми и Карлайлу, я оказался под опекой штата Мичиган. Я жил в приемной семье. Но я не могу вспомнить ничего о том времени.

Моя голова шла кругом. Приемная семья? Это было новостью для нас обоих.

- Как долго? – прошептала я.

- Два месяца или около того. Я не помню.

- Ты уже говорил со своими мамой и папой?

- Нет.

- Возможно, тебе следует. Может быть, они смогут заполнить пробелы.

Он еще крепче обнял меня.

- Вот, – он протянул мне бумаги, которые оказались фотографиями.

Потянувшись, я включила ночник, чтобы подробно рассмотреть их. Первое фото – запущенный дом с желтой передней дверью и большими узкими окнами под крышей. У дома имелась веранда, но самое лучшее, что можно было сказать о нем, что он был ничем не примечателен. На второй фотографии – семья. На первый взгляд, обычная семья: муж, жена и, полагаю, их дети. Пара была одета неряшливо, в застиранные синие футболки. Они, должно быть, были уже в возрасте. У женщины были стянутые на затылке светлые волосы, а серьезный мужчина носил короткую стрижку; они оба тепло улыбались в камеру. Мужчина стоял, опустив руки на плечи угрюмой девушке-подростку. Я посмотрела на каждого из их детей: двое мальчиков-близнецов, лет двенадцати – думаю, с песочного цвета волосами – широко улыбающихся в объектив; другой мальчик, поменьше, с более светлыми волосами и хмурым взглядом; и, наконец, прятавшийся за ним рыженький малыш с зелеными глазами. Его глаза были широко распахнуты и выражали страх; одетый в одежду не по размеру, он сжимал грязное детское одеялко. БЛЯДЬ! Это был Эдвард.

- Это ты, – прошептала я, пытаясь побороть комок в горле. Я знала, что Эдварду было четыре, когда умерла его мать. Но этот ребенок выглядел намного младше. Он, должно быть, серьезно не доедал. Меня начали душить рыдания, слезы подступили к глазам. Ох, мой сладкий Фифти!

Эдвард кивнул.

- Это я.

- Дженкс принес эти фото?

- Да. Я ничего не помню из этого, – его голос был безжизненным.

- Не помнишь, что был у приемных родителей? А почему должен? Эдвард, это было давно. Это то, что тебя тревожит?

- Я помню разные моменты. До или после. Как познакомился с мамой и папой. Но это… словно огромная пропасть.

Мое сердце облилось кровью, и я поняла причину. Мой дорогой контрол-фрик любил все расставлять по своим местам, и теперь он узнал недостающую часть головоломки.

- Джеймс есть на этом фото?

- Да, он один из старших детей, – глаза Эдварда все еще были закрыты, и он держался за меня так крепко, как за спасательный плот.

Я пробежалась рукой по его волосам, пока разглядывала одного из сыновей, дерзко и самонадеянно смотрящего в камеру. Я могла понять, что это был Джеймс. Но он был всего лишь мальчишкой, скажем, восьми-девяти лет, скрывавшим свой страх за враждебностью. И одна мысль пришла мне в голову.

- Когда Джеймс позвонил мне и сказал, что Элис у него, он что-то говорил о том, что все было бы иначе, и это было бы его.

Эдвард закрыл глаза и вздрогнул.

- Ублюдок! – зарычал он.

- Думаешь, он сделал это потому, что Каллены усыновили тебя, а не его?

- Кто знает? – горько ответил Эдвард. – Мне похрен на него.

- Возможно, он знал, что мы встречаемся, когда я пришла на собеседование. Возможно, он планировал соблазнить меня все это время, – желчь поднялась к моему горлу.

- Я так не думаю, – пробормотал Эдвард и открыл глаза. – Его происки о моей семье начались не раньше недели или около того, когда ты уже приступила к работе в НИС. Барни знает точные даты. И, Белла, он трахал всех своих помощниц и записывал это на пленку.

Эдвард снова закрыл глаза и крепко сжал меня. Подавляя дрожь, которая пронзила меня, я попыталась вспомнить свои разговоры с Джеймсом, когда только начала работу в НИС. В глубине души я знала, что от него не стоит ждать ничего хорошего, но игнорировала свои инстинкты. Эдвард был прав – я совсем не думаю о своей безопасности. Я вспомнила ссору, которая была из-за полета с Джеймсом в Нью-Йорк. Господи, это могло бы закончиться для меня гнусной секс-записью! Мысль была ужасающей. И в этот момент я вспомнила фотографии Сабов, что хранил Эдвард. Ох, черт.

«Мы сделаны из одного теста».

Нет, Эдвард, ты не такой, не такой как он. Он все еще прижимался ко мне, как маленький мальчик.

- Эдвард, думаю, тебе следует поговорить с мамой и отцом, – я не собиралась беспокоить его, так что просто подвинулась и легла так, чтобы мы оказались лицом друг к другу.

Потерянный зеленый взгляд встретился с моим, напоминая мне ребенка с фотографии.

- Позволь, я позвоню им, – прошептала я. Он покачал головой. – Пожалуйста, – попросила я.

Эдвард посмотрел на меня: боль и неуверенность в себе отражались в его глазах, пока он обдумывал мои слова. Ох, Эдвард, пожалуйста!

- Я позвоню им, – прошептал он.

- Хорошо. Мы можем вместе поехать и увидеть их, или ты можешь поехать один. Как ты хочешь.

- Нет. Они могут приехать сюда.

- Почему?

- Я не хочу, чтобы ты ездила куда-либо.

- Эдвард, я могу выдержать поездку на машине.

- Нет, – твердо ответил он мне, но тут же иронично улыбнулся. – В любом случае, сейчас вечер субботы, и они вероятно где-то заняты.

- Позвони им. Эта новость, несомненно, огорчила тебя. Они, возможно, смогут пролить на это какой-то свет, – я покосилась на будильник. Было начало седьмого.

Эдвард смотрел какое-то время на меня без каких-либо эмоций.

- О’кей, – сказал он, словно я бросила ему какой-то вызов. Сев, он потянулся к тумбочке за телефоном. Я сжала его руку, опустив голову ему на грудь, пока он звонил.

- Пап? – я услышала его удивление, когда Карлайл ответил на звонок. – С Беллой все хорошо. Мы дома. Дженкс только что ушел. Он нашел связь… приемная семья в Детройте… Я не помню ничего из этого, – голос Эдварда стал почти беззвучным, когда он пробормотал последнее предложение. Мое сердце снова сжалось, и я обняла его, а он сжал мое плечо.

- Да… Вы сможете?.. Отлично, – он повесил трубку.

- Они уже в пути, – сказал он и, кажется, был удивлен. И я вдруг поняла в этот момент, что он, вероятно, никогда не просил их о помощи.

- Хорошо. Мне следует одеться.

Рука Эдварда сильнее сжалась вокруг меня.

- Не уходи, – пробормотал он.

- О’кей, – прошептала я.

Повернувшись лицом к нему снова, я все еще была ошеломлена тем фактом, что он только что так много рассказал мне о себе… совершенно добровольно.

-

Как только мы встали на пороге гостиной, Эсме заключила меня в объятья.

- Белла, Белла, дорогая Белла, – начала шептать она. – Ты спасла двух моих детей! Как я вообще смогу тебя отблагодарить?

Я покраснела, тронутая и смущенная её словами одновременно. Карлайл обнял меня и поцеловал в лоб. А затем Элис схватила меня, крепко сжимая мои ребра. Я поморщилась и резко вдохнула, но она не заметила этого.

- Спасибо тебе, что спасла меня от этих ублюдков.

Эдвард сердито рявкнул на нее.

- Элис! Отпусти её – ей больно!

- Ох! Прости, – пробормотала она.

- Все хорошо, – ответила я с облегчением, когда она освободила меня.

Она выглядела прекрасно. Как обычно, безукоризненно одетая: в обтягивающие черные джинсы и бледно-розовую блузку с оборками. Я была рада, что была одета в комфортное платье и балетки – по крайней мере, я выглядела достаточно презентабельно.

Протанцевав до Эдварда, Элис обняла его за талию. Молча, он протянул фотографию Эсми. Она ахнула, и её рука взметнулась к лицу, накрывая рот, чтобы сдержать эмоции, как только она узнала Эдварда. Карлайл обнял её за плечи, в то время как он тоже изучал фотографию.

- Ох, дорогой, – прошептала Эсми и погладила щеку Эдварда.

В гостиную вошел Тайлер.

- Мистер Каллен? Мисс Хейл, её брат и ваш брат поднимаются наверх, сэр.

Эдвард нахмурился.

- Спасибо, Тайлер, – пораженно пробормотал он.

- Я позвонила Джасперу и сказала ему, что мы едем сюда, – усмехнулась Элис. – Это вечеринка! – я бросила сочувствующий взгляд на своего бедного мужа, в то время как Эсми и Карлайл почти раздраженно смотрели на Элис.

- Тогда лучше нам отправиться на поиски еды, – заявила я. – Элис, поможешь мне?

Я повела её в сторону кухни, а Эдвард – своих родителей в кабинет.

-

Роуз пребывала в состоянии крайнего раздражения и праведного негодования, направленных на меня, Эдварда, но, прежде всего, Джеймса и Викторию.

- О чем ты только думала, Белла? – закричала она, зайдя на кухню и встав передо мной, заставляя всех присутствующих перевести взгляды на нас и замереть в ожидании.

- Роуз, пожалуйста… Я наслушалась достаточно лекций от каждого! – огрызнулась я.

Она сердито посмотрела на меня, и на мгновенье я подумала, что обречена выслушать лекцию Розали Хейл «как-не-поддаваться-похитителям», но вместо этого она обняла меня.

- Господи... Иногда у тебя просто исчезают мозги, с которыми ты родилась, Свон, – прошептала она. Она поцеловала меня в щеку, и слезы полились из её глаз. Роуз! – Я так волновалась о тебе.

- Не плачь. А то я тоже разревусь.

Она отвернулась и вытерла слезы, явно смутившись. Затем вздохнула и взяла себя в руки.

- Продолжим на более позитивной ноте, – сказала она, меняя тему разговора. – Мы определились с датой нашей свадьбы. Думаю, следующий май. И, конечно, ты будешь моей свидетельницей.

- Ох… Роуз… Вау! Мои поздравления!

Дерьмо, маленький Бли… Джуниор!

- Что такое? – спросила она, неправильно истолковав мое выражение лица.

- О… Эм… Я просто так рада за тебя. Такие хорошие новости, – я обняла её и сжала в объятьях.

Черт. Черт. Черт. Когда появится Блип? Мысленно я начала считать. Доктор Грин сказала мне, что было четыре-пять недель… Получается… где-то в мае. Дерьмо.

Эммет протянул мне бокал шампанского.

Ох. Черт.

Эдвард вышел из своего кабинета, мертвенно бледный, и последовал за своими родителями в гостиную. Его глаза округлились, когда он увидел бокал в моей руке.

- Роуз, – холодно поприветствовал он её.

- Эдвард, – в тон ему ответила она.

Я вздохнула.

- Ваши лекарства, миссис Каллен, – предупредил меня Эдвард, пристально глядя на бокал в моей руке.

Я прищурилась. Черт подери! Я хотела выпить. Карлайл нежно улыбнулся мне, присоединяясь к нам на кухне и взяв по пути бокал у Эммета.

- Несколько глотков не повредят, – прошептал он заговорщически и подмигнул мне, а затем поднял свой бокал и чокнулся со мной. Я улыбнулась ему: приобрела союзника! Эдвард сердито смотрел на нас обоих, пока Эммет не отвлек его новостью о том, что Mariners выиграли у Yankees 3:2.

- Как он? – спросила я шепотом Карлайла, когда он встал на пороге кухни, наблюдая за тем, как Каллены располагаются на диване: Элис с Джаспером, Роуз с Эмметом. Эдвард сел рядом с Эмметом, а Эсми села рядом с Элис и взяла её за руку.

- Потрясен, – пробормотал Карлайл, нахмурив лоб; его лицо стало серьезным. – Он помнит так много о жизни с его родной матерью, многое из чего я хотел бы, чтобы он позабыл. Я рад, что он позвонил нам. Он сказал, что ты велела ему, – взгляд Карлайла смягчился.

Я пожала плечами и поспешно сделала глоток шампанского.

- Ты очень хорошо действуешь на него. Он никого больше не слушает.

Я моргнула, посмотрев вверх на Карлайла, и нахмурилась. Я не думаю, что это было правдой. Непрошеный призрак Суки Тролль нарисовался в моем сознании. Я знала, Эдвард разговаривал с Эсме тоже – я слышала его. Я снова ощутила знакомое разочарование, пытаясь вспомнить их разговор в больнице, но он по-прежнему ускользал от меня.

- Иди и присядь, Белла. Ты выглядишь уставшей. Уверен, ты не рассчитывала, что мы все окажемся здесь сегодня вечером.

- Это здорово увидеть всех, – улыбнулась я. Потому что это было правдой… это было так здорово. Я была единственным ребенком своих родителей, которая вошла в огромную и общительную семью. Я расположилась рядом с Эдвардом.

- Один бокал, – прошипел он на меня.

- Да, сэр, – захлопав ресницами, посмотрела я на него, чем полностью обезоружила.

Он обвил рукой мои плечи и вернулся к своему разговору о бейсболе с Эмметом и Джаспером.

-

- Мои родители думают, что ты ходишь по воде, – пробормотал Эдвард, стягивая свою футболку.

Я свернулась калачиком на кровати, наблюдая за представлением.

- Приятно знать, что ты знаешь правду, – хмыкнула я.

- Ох, я не знаю, – пробормотал он, выскальзывая из своих джинсов.

- Они помогли заполнить пробелы?

- Некоторые. Я жил с Сангстерсами три месяца, пока мама и папа ждали решения об усыновлении. Они уже были одобрены как усыновители, из-за Эммета, но по закону было нужно ждать. Чтобы увидеть, есть ли кто-то из моих родственников, желающих заявить права на меня.

Ох.

- И что ты чувствуешь из-за этого? – прошептала я.

Он нахмурился.

- О том, что у гребанной шлюхи не было родственников? Нахер это. Если они были похожи на эту ш… – он с отвращение покачал головой.

Ох, Эдвард! Ты был ребенком… Ты любил свою маму.

Он надел свои пижамные штаны, залез в постель и нежно притянул меня в свои объятья.

- Что-то стало возвращаться. Я помню еду. Думаю, миссис Сангстер умела готовить. И в конечном счете теперь мы знаем, почему этот ублюдок преследовал мою семью, – он пробежался свободной рукой по волосам.

- Что ж, ты сообщишь в полицию?

- Уже. Только господь Бог знает, что Кларк сделает с этой информацией. В любом случае, спасибо тебе за этот вечер.

- Спасибо? За что?

- Ты готова накормить мою семью в любой момент.

- Не благодари меня, благодари миссис Коуп. У нее отличные запасы в кладовой.

Он недовольно покачал головой. Из-за меня? Почему?

- Как вы себя чувствуете, миссис Каллен?

Ох!

- Хорошо, – я пробежалась пальцами по его животу к его ох-какой-счастливой дорожке.

Он рассмеялся и убрал мою руку.

- О, нет. Даже не думай.

Я надула губы, и он вздохнул.

- Белла, Белла, Белла, что мне с тобой делать? – он поцеловал мои волосы.

- У меня есть парочка идей, – поерзала я рядом с ним и тут же поморщилась, когда боль пронзила верхнюю часть моего тела из-за ушибов.

- Малыш, ты уже достаточно через многое прошла на сегодня. Кроме того, у меня есть страшилка на ночь для тебя.

О?

- Ты хотела знать… – он поежился, закрыл глаза и громко сглотнул.

Все волосы на моем теле встали дыбом.

- Представь, – начал он тихим голосом, – подросток, ищущий способ заработать немного дополнительных карманных денег, чтобы он мог продолжать предаваться своей тайной алкогольной зависимости, – он повернулся набок, чтобы мы оказались лицом друг к другу, и посмотрел мне в глаза. – Поэтому, я был на заднем дворе Линкольнов, расчищая строительный мусор, щебень, потому что мистер Линкольн решил сделать пристройку к их дому…

ТВОЮ МАТЬ… ОН ЗАГОВОРИЛ.

Глава 29. (116)

Я едва могла дышать. Хотела ли я услышать это? Эдвард закрыл глаза и сглотнул. Когда он открыл их вновь, они пылали… неуверенностью и были переполнены тревожных воспоминаний.

- Это был жаркий летний день. Я тяжело работал, – он фыркнул и потряс головой, а затем внезапно развеселился. – Это была изнурительная работа – грузить щебень. Я был один, а Ири… Миссис Линкольн вдруг появилась и принесла мне лимонад. Мы завязали небольшой разговор; я сделал несколько дерзких замечаний… и она ударила меня. Она ударила меня так сильно, – неосознанно его рука приблизилась к моему лицу, и он погладил мою щеку; его глаза были затуманены воспоминаниями. Твою мать! – Но потом она поцеловала меня. А когда закончила, снова ударила, – он моргнул, казалось, все еще застыв в том времени. – Я никогда не целовался до этого, и меня никогда так не ударяли.

Ох... Она напала... НА РЕБЕНКА!

- Ты хочешь слушать это? – спросил Эдвард.

Да… Нет…

- Только, если ты хочешь рассказывать мне, – мой голос стал почти писклявым, в то время как я лежала лицом к нему, дрожа.

- Я пытаюсь объяснить тебе предшествующую обстановку.

Я кивнула и, надеюсь, это был обнадеживающий для него жест. Но, подозреваю, я выглядела как статуя – замороженная, с широко раскрытыми от шока глазами и неподвижная.

Он нахмурился и пристально, изучающее посмотрел на меня, пытаясь оценить мою реакцию. Затем он лег на спину и уставился в потолок.

- Что ж, естественно, я был смущен, зол и адски возбужден. Я имею в виду, сексуальная взрослая женщина приходит к тебе вот так… – он покачал головой, как будто сам еще не мог в это поверить.

Сексуальная?
Я почувствовала тошноту.

- Она вернулась в дом, оставив меня на заднем дворе. Она вела себя так, словно ничего не случилось. Я был полностью растерян. Поэтому я вернулся к работе, занимаясь погрузкой щебня в тележку. Когда я вернулся поздним вечером, она попросила меня прийти на следующий день. Она не упоминала о случившемся. На следующий день... я вернулся. Я не мог дождаться, – он шептал, словно это была темная исповедь… но это так и было на самом деле. – Она не дотронулась до меня, когда поцеловала, – пробормотал он. Он повернулся и посмотрел на меня. – Ты должна понять: моя жизнь была адом на земле. Я был жестоким, необузданным, пятнадцатилетним, рослым для своих лет; гормоны бушевали во мне. Девочки в школе… – он остановился, но у меня уже была картинка: напуганный, одинокий, но привлекательный подросток.

Мое сердце защемило.

- Я был зол, так чертовски зол на всех: на себя, на одноклассников. У меня не было друзей. Мой терапевт в то время был полным ублюдком; мои родители держали меня на коротком поводке, они не понимали… – он отвернулся и посмотрел в потолок, запуская руки в свои волосы. Мои руки зачесались сделать то же самое, но я не пошевелилась. – Я просто не мог переносить чьих-то касаний. Я не мог. Не мог вынести кого-то рядом. Я использовал драки... черт, я дрался. Я влезал в ужасные драки. Я был исключен из нескольких школ. Но это был способ выпустить пар. Терпеть хоть какой-то физический контакт, – он опять остановился. – Ну, ты понимаешь эту мысль. И когда она поцеловала меня, она взяла меня только за лицо. Она не трогала меня, – его голос был едва различим.

Она должна была знала. Возможно, Эсми рассказывала ей. Ох, мой бедный Фифти! Мне пришлось спрятать руки под подушку и уткнуться в нее головой, чтобы удержаться от желания крепко обнять его. Он нуждался в этой страшилке на ночь, в этом признании… И мне это тоже было нужно. Это была неоценимая возможность понять человека, которого я люблю.

- На следующий день я вернулся в дом, не зная чего ожидать. И я избавлю тебя от кровавых подробностей, но там было больше, чем днем раньше. И так начались наши отношения.

Ох, блядь, это было больно слушать!

Он снова повернулся на бок так, чтобы оказаться лицом ко мне.

- И знаешь что, Белла? Мой мир обрел ясность. Резкость и четкость. Все. Это было именно то, что мне было нужно. Она была как глоток свежего воздуха. Принимая решения, ограждая меня от всего этого дерьма, давая мне дышать.

Твою мать!

- И даже когда это все закончилось, мой мир оставался четким, из-за нее. И так было, пока я не встретил тебя.

О, нет! Что, черт возьми, я должна сказать на это?
Настороженно он потянулся рукой ко мне и заправил прядь моих волос за ухо.

- Ты перевернула мой мир с ног на голову, – он закрыл глаза, а когда открыл их, они были полны боли. – Мой мир был запрограммированным, спокойным, контролируемым; затем пришла ты со своим дерзким ротиком, твоей невинностью, твоей красотой и твоим совершенным безрассудством… и все, что было до тебя, стало скучным, пустым, ненужным… Это стало ничем.

О, Боже...

- Я влюбился, – прошептал он.

Я перестала дышать.

- Я тоже, – пробормотала я на одном крохотном вздохе.

Его глаза смягчились.

- Я знаю, – простонал он.

- Знаешь?

- Да.

Аллилуйя! Я смущенно улыбнулась ему. Он знает!

- Наконец-то, – прошептала я.

Он кивнул.

- И все приобрело для меня перспективу.

Я моргнула.

- Когда я был моложе, Ирина была центром моего мира. Не было ничего, чего бы я не мог сделать ради нее. И она делала очень многое для меня. Она остановила меня от пьянства. Заставила учиться… ну ты знаешь. Она дала мне механизм решения проблем, позволила мне испытать то, что я думал, никогда не смогу.

Ох!

- Прикосновения, – прошептала я.

Он кивнул, его глаза были широко распахнуты....

- Если ты растешь с негативной самооценкой, думаешь, что ты отвергнутый, непривлекательный… думаешь, что заслуживаешь быть побитым, – он остановился.

Вот дерьмо… ты не один из таких!

- Она направляла мой гнев, – его губы выпрямились в жесткую линию. – В основном, это шло изнутри, из-за меня самого – я понимаю это теперь. Доктор Баннер возвращается к этому, время от времени. И только в последнее время я увидел наши отношения такими, какими они были. Ты знаешь... В мой день рождения...

Я содрогнулась, когда нежелательное воспоминание об Ирине и Эдварде, устно распотрошивших друг друга на дне рождения Эдварда, всплыли в моей голове.

- Для нее это был секс, контроль. Одинокая женщина нашла что-то вроде удобной игрушки-мальчика.

Ох.

- Но тебе нравится контроль, – прошептала я.

- Да. Нравится. И всегда будет, Белла. Это то, кто я есть. Я отдавал его на время. Позволял кое-кому принимать решения за себя. Я не мог сделать это сам…

- Поэтому ты бросил Гарвард?

- Это было мое решение. Мы не были больше вместе. Это было лучшее решение, которое я принял, пока не встретил тебя.

- Меня?

- Да.

Его губы изогнулись в нежной улыбке.

- Наилучшим решением из всех, что я когда-либо принимал, было жениться на тебе.

Я моргнула.

- Не начать свой бизнес?

Он покачал головой.

- Не научиться летать?

Он покачал головой.

- Ты, – пробормотал он и заправил мою прядь за ухо. – И она это знала, – прошептал он.

Я нахмурилась, не понимая.

- Она знала что?

- То, что я был по уши влюблен в тебя.

Ох....

- Она подтолкнула меня к поездке во Флориду, чтобы увидеть тебя, и я рад, что она это сделала. Она думала, ты испугаешься и убежишь. Как ты и сделала.

Я покраснела. Я не хотела об этом думать.

- Она думала, что мне необходимы для наслаждения все атрибуты того образа жизни.

- Как Дома? – прошептала я.

Он кивнул.

- Это давало мне возможность держать всех на расстоянии вытянутой руки. Ты знаешь почему, – тихо добавил он.






Date: 2015-05-18; view: 121; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.028 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию