Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






В честь всех наших первых раз в твой первый День рождения, в качестве моей любимой жены. 6 page





Это не правда.

- Все было не так.

- Меня это не интересует.

Она направилась к кровати. Кто эта женщина, что была моей женой? Я уставился на нее полностью потерянный. Она села, собрала чулки и медленно начала натягивать их вверх по своим длинным ногам. Мой и без того засушливый рот превратился в пустыню.

- Где ты была? – спросил я, потому что это было единственное связное предложение, которое я мог сформулировать.

Она натянула второй чулок и встала ко мне спиной. Она нагнулась, чтобы подсушить волосы, и её спина идеально изогнулась. Блядь. Понадобились все крупицы моего самоконтроля, чтобы не схватить её и не бросить на кровать. Она выпрямилась, встряхнув своей густой мокрой гривой каштановых волос. Я был утопленником.

- Отвечай мне, – пробормотал я, когда она вновь направилась к комоду. Она взяла фен и включила его, размахивая словно оружием. Шум действовал мне на нервы. Я был в растерянности. Что вы делаете, когда ваша жена игнорирует вас?

Её пальцы расчесывали волосы, пока она сушила их, и я сжал кулаки, чтобы остановить мои пальцы от желания присоединиться к её. Я хотел прикоснуться к ней. Я желал положить конец этому нонсенсу, но её образ… шипящей на меня, после того инцидента в игровой, когда она ушла – мешал мне. Я не хотел бы увидеть это выражение снова… никогда. Но у меня было ощущение, что я, должно быть, столкнусь с ним прямо сейчас. Она закончила сушку, и её волосы буйным каскадом каштана и золота спадали на плечи. Она делала это нарочно. Эта мысль сделала меня еще более злым.

- Где ты была? – прошептал я.

- Что тебя волнует?

- Белла, прекрати это. Сейчас же.

Она пожала плечами, словно не была особо озабочена происходящим. Нахер… все. Я быстро двинулся к ней… Я не был уверен, что собираюсь сделать, но она резко обернулась и сделала шаг назад.

- Не прикасайся ко мне, – зарычала она сквозь зубы, и я вдруг оказался в том дне, в моей игровой, когда она ушла. Это парализовало меня.

- Где ты была? – я сжал кулаки, чтобы остановить дрожь.

- Я не развлекалась со своим экс, – бросила мне она. – Ты спал с ней?



И это было, словно она ударила меня. От шока я втянул воздух резко и со свистом.

- Что? Нет! – как она может так думать? Спать с Ириной? Нет! Узел стянулся в моем животе. – Ты думаешь, я изменил тебе? – Господи, она такого невысокого мнения обо мне.

- Ты сделал это, взяв нашу очень личную жизнь и выворачивая свои бесхребетные кишки перед этой женщиной.

Черт. Меня называли многими словами… но бесхребетным? Моя собственная жена?

- Бесхребетный. Так вот как ты думаешь? – я тону. Все гораздо хуже, чем я думал.

- Эдвард, я видела SMS. Вот, что я знаю.

- Этот текст предназначался не тебе!

- Что ж, факт в том, что я увидела его, когда твой блэкберри выпал из твоего пиджака. Пока я раздевала тебя, потому что ты был слишком пьян, чтобы раздеться сам. Ты хоть представляешь, какую боль причинил мне, отправившись на встречу с этой женщиной?

Ей больно? Дерьмо. Нет. Нет. Я был так зол на тебя, Белла. Шокирован твоим откровением.

- Ты помнишь прошлый вечер, когда пришел домой? Помнишь, что ты сказал мне?

Она даже не сделала паузу, чтобы перевести дыхание. Она была на коне. Что я сказал прошлой ночью?

- Что ж, ты был прав. Я предпочту беззащитного ребенка тебе.

Мой мир остановился.

- Это то, как поступают любящие родители.

Я нахмурился, пристально уставившись на нее. Она была обнаженной, за исключением своего роскошного нижнего белья; её каштановые волосы окружали её, словно облако, рассыпавшись по плечам и груди, а карие глаза были широко распахнуты и полны боли. Хотя она и очень злилась на меня, она была потрясающая, и я окончательно растерялся.

- Это то, как должна была поступать твоя мать с тобой. И мне жаль, что она не делала это… Потому что у нас не было бы этого разговора, если бы она делала так. Но сейчас ты уже взрослый – тебе нужно повзрослеть и прекратить вести себя как обиженный подросток.
Ты возможно не доволен этим ребенком. Я тоже не в восторге, учитывая момент и твой не-слишком-то-теплый-прием этой новой жизни, этой плоти от твоей плоти. Но ты тем более не можешь делать это со мной, или я сделаю это сама. Решение за тобой.
И пока ты увяз в своей яме жалости и отвращении к самому себе, я отправляюсь на работу. Когда я вернусь, я перенесу свои вещи в комнату наверху.

Она переезжает. Она уходит. Она выбрала ребенка, а не меня. Я знал это. Паника охватила меня.

- Теперь, если ты позволишь, я хотела бы закончить одеваться.

Мои волосы встали дыбом, и дрожь пронеслась по моей спине. Она уходит. Я сделал шаг назад.

- Это то, что ты хочешь? – мой голос опустился до шокированного шепота.

Она посмотрела на меня: её потемневшие глаза стали невероятно огромными. Дерьмо.

- Я больше не знаю, чего хочу, – тихо ответила она, продолжая наносить крем на лицо.

Черт. А меня?

- Ты не хочешь меня?

- Я все еще здесь, не так ли? – сказала она и начала наносить косметику.

- Ты думала о том, чтобы уйти? – я едва смог произнести эти слова. Бездна разверзнулась передо мной.



- Это приходило мне в голову. Когда муж предпочитает компанию его экс-любовницы – это не очень хороший знак.

Она, что, шутит? Или она серьезна? Она потянулась за своими сапогами, приблизилась к кровати и села. Я беспомощно наблюдал за ней. Не сталкивай меня в пропасть, Белла. Пожалуйста.

Она обулась и встала лицом ко мне, бесстрастно и пристально заглянув мне в глаза. Женщина для укрощения. Сбывшаяся мечта для Дома. Моя сбывшаяся мечта. Моя единственная мечта. Черт, я хочу её! Я хочу, чтобы она спасла меня от пропасти. Я хочу, чтобы она сказала мне, что любит меня. Как я люблю её!.. Соблазнить её. Это мое единственное оружие.

- Я знаю, что ты делаешь сейчас, – пробормотал я, стараясь понизить голос.

- Правда? – её голос надломился. Да! Надежда на мгновенье вспыхнула в моей груди. Она чувствовала. Я смог это сделать. Я сделал шаг вперед.

Она отступила, вытягивая руку перед собой, ладонями вверх.

- Даже не думай об этом, Каллен, – тихо сказала она.

Дерьмо.

- Ты моя жена, – пробормотал я.

- Я беременная женщина, которую ты оставил вчера, и если ты дотронешься до меня, я закричу.

Что за черт? Нет!

- Ты закричишь?

- Как резанная.

Это было слишком. Может быть, она хочет поиграть. Может быть, вот чего она хочет.

- Никто не услышит тебя, – ответил я.

- Ты пытаешься напугать меня? – затаив дыхание, прошептала она.

Блядь. Нет. Нет. Никогда.

- Этого не было в моих намерениях.

Просто расскажи ей. Я не мог вспомнить. Мы выпили. О… дерьмо.

 

«Ты скучаешь по этому, Эдвард? – Ирина наклонилась над столом и пробежала ногтем вдоль моего предплечья к руке; её холодные голубые глаза умоляли меня. Я застыл на месте. Её глаза распахнулись».


- Я выпил со своим старым другом. Мы все прояснили. Я не собираюсь видеться с ней снова,– поверь мне.

- Ты искал её?

- В начале нет. Я пытался увидеться с Баннером. Но обнаружил себя возле салона.

Белла прищурила глаза, гнев вспыхнул в них. Черт.

- И ты ждешь, что я поверю, что ты не собираешься увидеться с ней снова? – повышая голос, начала она. – А как насчет следующего раза, когда я перешагну за воображаемую линию? Эта ссора будет повторяться снова и снова. Словно мы на каком-то Иксионовом колесе. Если я облажаюсь снова, ты собираешься обратно бежать к ней?

Все не так!

- Я не собираюсь видеться с ней вновь. Она, наконец, поняла, что я чувствую, – она увидела, что я отшатнулся от нее. Я не хочу её.

- И что это значит?

Если я скажу ей, что Ирина пыталась приставать ко мне, Белла потеряет самообладание. Твою мать. Я смотрел на мою разъяренную, красивую жену. Что я должен сказать?

- Почему ты можешь говорить с ней, но не со мной?

Блядь. Блядь. Блядь. Все было совсем не так. Как ты не понимаешь? Она была моим единственным другом. Зачем, черт меня подери, я увиделся с ней? Я чувствовал себя загнанным в угол.

- Я был зол на тебя. Как и сейчас.

- Не смей это говорить. Что ж, я тоже зла на тебя прямо сейчас. Я злюсь на тебя за то, что ты был таким холодным и мерзким вчера, когда я нуждалась в тебе. Злюсь на то, что ты обвинил меня в преднамеренности этого. Сержусь на тебя за то, что ты предал меня!

Белла! Я был так зол на тебя. Ребенок. Как я могу присматривать за ребенком?

- Я была глупа. Я должна была отслеживать лучше свои уколы. Но я сделала это не нарочно. Эта беременность стала шоком и для меня.

Это ничто, по сравнению с тем, что я чувствовал сейчас. Я имею в виду… Черт. Ребенок. Чертов ребенок. Как я могу полюбить ребенка? Как я могу ухаживать за ребенком? Как я могу быть хорошим отцом? Как? Паника захлестнула меня с головой.

- Ты действительно облажался вчера, – прошептала она. – Мне через многое пришлось пройти за эти последние несколько недель.

Я? Я облажался? Что насчет тебя? Я чувствовал, как паника начала душить меня. Я выплеснул это наружу.

- Ты действительно облажалась три недели назад. Или когда ты там забыла свой укол.

- Не дай Бог мне быть такой совершенной, как ты.

Черт! Туше, Изабелла. Это ни к чему не приведет.

- Это было то еще представление, миссис Каллен.

- Ну, что ж, я рада, что даже такой гребанной я настолько занимательна.

Нахер... это.

- Мне нужно в душ, – пробормотал я.

- И с меня хватит этого представления.

- Это было отличное шоу, – прошептал я, делая шаг вперед. Еще одна попытка. Она отступила. Ничего не вышло.

- Не смей.

- Ненавижу, что ты не позволяешь мне касаться себя.

- Иронично, не правда ли?

Черт. Её слова пронзили меня. Кто мог знать, что она может быть такой сукой? Моя милая Белла, раненная и уязвленная, выпустила свои когти. Это я её так довел?

- Мы еще не закончили, не так ли? – мой голос прозвучал мрачно и хмуро. Я не знал, что еще сказать. Мне не удалось вернуть её.

- Я бы сказала «нет». За исключением того, что я переезжаю из этой спальни.

По крайней мере, она не уходит. Я ухватился за эту надежду, зависнув над пропастью. Я решил попробовать объяснить еще раз.

- Она ничего не значит для меня.

- За исключением случаев, когда ты нуждаешься в ней.

- Я не нуждаюсь в ней. Я нуждаюсь в тебе.

- Я была не нужна тебе вчера. Эта женщина – hard limit для меня, Эдвард.

- Она ушла из моей жизни.

- Хотела бы я в это поверить.

- Ради всего святого, Белла!

- Пожалуйста, дай мне одеться.

Что я мог сделать? Она не даст прикоснуться к себе. Она была слишком зла. Мне нужно подумать. Подойти к ней с другой стратегией. Мне нужно установить какую-то дистанцию между нами, прежде чем я сделаю что-то, о чем пожалею.

- Я увижу тебя сегодня вечером, – развернувшись, я метнулся в ванную и закрыл за собой дверь. Я запер её. Защищая самого себя. У этой женщины была сила, чтобы причинить мне боль, как никто другой. Встав у двери, я запрокинул голову и закрыл глаза. Я действительно облажался. В прошлый раз, когда я реально облажался, она ушла от меня.

«- Ты не хочешь меня?

- Я все еще здесь, не так ли?»

Господи. Что мне делать? Принять душ, чтобы смыть вонь прошлой ночи с себя и подумать.

Вода была обжигающе горячей. Как я люблю. Я подставил лицо под каскад воды, и он обрушился на меня. Боже, я был в замешательстве. Ничто не было простым, когда в деле замешана Белла. Я должен был это знать.Она разозлилась на меня потому, что я накричал на нее и ушел, и она была в ярости потому, что я увиделся с Ириной.

«Эта женщина – hard limit для меня, Эдвард».

Ирина была словно кость в горле Беллы с самого начала. А сейчас… а сейчас из-за небрежного текста сообщения, она стала занозой в моей заднице.

 

«Ты не кажешься очень счастливым. Может быть, я могла бы улучшить твое настроение? Ты скучаешь по этому, Эдвард? – Ирина наклонилась над столом и пробежала ногтем вдоль моего предплечья к руке; её холодные голубые глаза умоляли меня. Я застыл на месте. Её глаза распахнулись».


Я содрогнулся от этого воспоминания. Дерьмо, что за беспорядок.

-

Я смотрел в окно машины, в то время как Тайлер вальяжно объезжал утренний час-пик на дорогах. Белла даже не попрощалась. Она просто уехала со Стюартом.

- Тайлер, скажи Стюарту, я хочу, чтобы он приклеился к миссис Каллен, как банный лист. Мне нужно знать, ела ли она.

- Я передам ему, сэр.

Она двигалась вверх по лестнице наказаний для меня. Это был новый опыт. Она наплевала на контрацепцию, и теперь мы обременены ребенком прежде, чем оказались готовы к этому, прежде, чем мы сделали хоть что-то… и вот я в гребанной конуре. Я даже не знал, как она забеременела. Я решил позвонить доктору Грин, как только приеду в офис. Может быть, она расскажет мне, почему моя жена оказалась беременной? Мой блэкберри завибрировал, и мое сердце забилось в груди. Белла? Дерьмо, это была Кейт.

- Каллен! – рявкнул я.

- Ты весел и свеж этим утром, Эдвард.

- Что такое, Кейт?

- Ханселл с верфи желает встречи. И сенатор Бландино тоже.

Блядь. Профсоюзы и политики. Может этот день стать еще лучше?

- Конечно, после обеда. Согласуй все с ними. Я хочу, чтобы ты тоже там была.

- Будет сделано, Эдвард.

- Это все?

- Да.

- Хорошо, – я повесил трубку.

Что я собираюсь делать со своей женой? Правда была в том, что я все еще не отошел от вида рассерженной Изабеллы. Кто бы мог знать, что в ней столько здравого смысла? Я не думал, что кто-нибудь когда-нибудь может орать на меня так, с тех пор как… никогда. За исключением моей мамы в мой день рождения, никто другой. Это, опять же, было из-за траха с Ириной. Я иронично фыркнул. Ага, трах с Ириной.

Я с отвращением покачал головой. Зачем я увиделся с ней? Зачем?

Я пробежался обеими руками по волосам. Адвил начал действовать, и плотный завтрак миссис Коуп тоже помог. Я чувствовал себя почти человеком.

Что Белла делает прямо сейчас? Я представил её в крошечном офисе, одетую в её сливовое платье. Возможно, она отправила мне письмо… Я проверил блэкберри. Ничего. Думает ли она обо мне так, как я думаю о ней? Надеюсь, что так. Я хотел быть в её мыслях… всегда.

Тайлер подъехал к КЭХ, и я приготовился провести долгий рабочий день.

-

- Доброе утро, мистер Каллен, – улыбнулась Анджела, как только я вышел из лифта. Её лицо тут же поникло, когда она заметила выражение моего лица.

- Соедините меня с доктором Грин и скажи Дебре принести кофе.

- Да, сэр.

Её улыбка исчезла, и я не собирался винить себя еще и в этом дерьме.

- После того, как я закончу с доктором Грин, я хочу поговорить с Баннером. Затем вы можете принести мое расписание на день. Кейт сообщила вам о Ханселле и Бландино?

- Да.

- Хорошо.

- Доктор Баннер уехал на конференцию в Нью-Йорк этим утром.

- Ох. Точно, – блядь.

- Я принесу кофе.

- Где Дебра?

Анджела смутилась.

- Она в дамской комнате.

- Снова? Господи, что не так с этой женщиной? Она проводит там всю жизнь!

Я не стал дожидаться ответа, зайдя в свой офис, и сел напротив бдительного взгляда своей красивой улыбающийся жены. Я хмыкнул, задавшись вопросом, видел ли друг-фотограф её такой, какой она была сегодня утром? Сирена. Бранящаяся, разгневанная, соблазнительная сирена.

Мой телефон зазвонил.

- Доктор Грин на линии, и я договорилась насчет личного физиотерапевта для мистера Свон, как вы и просили вчера.

- Спасибо, Анджела. Доктор Грин?

- Мистер Каллен. Думаю, поздравления кстати…

- Я думал, что уколы были надежным способом контрацепции.

Последовало долгое молчание на другом конце линии.

- Доктор Грин?

- Мистер Каллен, ни одна из форм контрацепции не дает сто процентной эффективности. Это может быть лишь воздержание или стерилизация вас, либо вашей жены, – её тон был ледяным. – Я так понимаю, вы не особенно рады вашим предстоящим отцовством. Вы звоните, чтобы договорится о прерывании?

Блядь! Нет… блядь…

- Нет, доктор Грин, я звоню не поэтому. Я бы хотел, чтобы вы рассказали мне, как забеременела моя жена.

- А вы сами, мистер Каллен, не можете ответить на этот вопрос?

Что это было? Просто ответь на чертов вопрос!

- Я спрашиваю вас, доктор Грин. Вот за что я плачу.

- Моя пациентка – миссис Каллен. Я предлагаю вам поговорить со своей женой, и она сможет дать вам подробную информацию. Есть что-то еще, что вам нужно?

Твою мать.

- Дату зачатия, пожалуйста, – спросил я, пытаясь скрыть свое раздражение.

Она вздохнула.

- Еще слишком рано говорить. Но на основании ультразвука, срок – четыре-пять недель.

- Спасибо, доктор, – мой тон прозвучал арктически ледяным. Видишь? Это было совсем не трудно.

- Это все?

- Да.

- Тогда хорошего дня.

Она повесила трубку, а я уставился на телефон. Что за ужасные у нее манеры?

Раздался стук в дверь; Дебра появилась с моим кофе. Она вышла из сортира… слава Богу.

- Анджела просила передать, что она может попытаться дозвониться до Баннера.

- Нет, все в порядке, – я махнул ей рукой, и она поспешила к двери.

-

Я не мог избавиться от чувства беспокойства, даже после моей тренировки с Лораном. Я позволил себе короткую победоносную улыбку, когда напинал его зад пару раз. Радость была недолгой. Часы показывали уже половину пятого вечера, а я ничего не слышал от моей жены. Стюарт проверял её, поэтому я знал, что она поела бублик. Я имею в виду… это было не много, но уже хоть что-то. У меня оставалось пятнадцать минут до встречи с Китом Ханселлом, руководителем профсоюзов судостроителей с верфи. Он будет с Бландино. Это будет трудная встреча. Я был проинформирован и готов… Но глядя на свой компьютер, все чего я желал – это чтобы пришло письмо от моей жены. Я не мог поверить в то, что ничего не слышал от Беллы за целый день. Ничего. Мне не нравилось это. Мне не нравилось быть объектом её гнева. Я опустил голову на свои руки. Может быть, мне стоит извиниться… Это была идея. Я быстро набрал текст письма.

-

От: Эдвард Каллен
Тема: Прости
Дата: 16 сентября 2009 16.45
Кому: Изабелла Каллен


Прости. Прости. Прости. Прости. Прости.

Прости. Прости. Прости. Прости. Прости.

Прости. Прости. Прости. Прости. Прости.

Прости. Прости. Прости. Прости. Прости.

Прости. Прости. Прости. Прости. Прости.

Прости. Прости. Прости. Прости. Прости.


Эдвард Каллен
CEO, Каллен Энтерпрайз Холдингс Инк

-

Я не хотел идти домой, чтобы встретиться лицом к лицу с её яростью снова. Я хотел видеть её улыбающуюся, смеющуюся, любящую. Я взглянул на улыбающееся лицо с фотографии. Я хотел, чтобы она смотрела на меня так. Я перевел взгляд на письмо, задумавшись, нажал ли я кнопку «отправить»? Эта встреча может занять много времени. Я позвонил миссис Коуп.

- Мистер Каллен.

- Меня не будет к ужину дома. Пожалуйста, убедитесь, что миссис Каллен поест.

- Да, сэр.

- Приготовьте ей что-нибудь ее любимое.

- Приготовлю.

- Спасибо вам, Гейл, – я повесил трубку.

Я удалил это письмо… этого будет недостаточно. Ювелирные украшения? Цветы?

Мой телефон зазвонил.

- Да, Анджела.

- Мистер Ханселл, сенатор Бландино и их команды уже здесь.

- Спасибо. Позвони Кейт.

- Да, сэр.

О’кей, это будет сражение за увольнения. Я стиснул зубы. Дерьмо. Иногда, я ненавидел свою работу.

-

Бландино призывал к спокойствию.

- Таковы реалии экономики США в две тысячи девятом году, – сказал Ханселл, сидящий напротив меня на противоположной стороне стола с каменным лицом.

Мой блэкберри зазвонил, и мое сердце тут же сжалось. Блядь. Моя блудная жена.

- Извините, – я поднялся из-за стола, и семь пар глаз последовали за мной до двери.

- Белла, – она позвонила! Все мое тело почувствовало облегчение.

- Хай, – сказала она.

Было так хорошо услышать её голос.

- Хай, – я больше не смог придумать, что сказать. Пожалуйста, не сердись на меня больше. Мне очень жаль.

- Ты собираешься домой? – спросила она.

- Позже.

- Ты в офисе?

Я нахмурился.

- Да. А где ты ожидала, я могу быть?

- Я позволю тебе догадаться самому.

Было так много, что я хотел сказать, но никто из нас не заговорил; тишина огромной пропастью пролегла между нами… и у меня был полный кабинет людей, запертых в кризисных переговорах и ожидавших меня.

- Спокойной ночи, Белла, – я люблю тебя.

- Спокойной ночи, Эдвард.

Я уныло уставился на телефон. Что ж, по-крайней мере, она спрашивает, вернусь ли я домой. Возможно, она скучала по мне. Небольшой уголек надежды засветился в глубине моего сердца. Мне необходимо поскорее закончить эту встречу и вернуться домой к своей жене.

-

Было поздно. Мы договорились, что я оставлю Кейт разобраться во всех деталях. Тайлер ждал меня возле здания.

слушать

В апартаментах было темно, когда я вернулся домой. Белла, должно быть, была уже в кровати. Я направился в нашу спальню, и мое сердце разбилось об пол, когда я не нашел её там. Задыхаясь от паники, я отправился наверх.

В тусклом свете, идущем из коридора, я увидел, как она свернулась калачиком под одеялом в своей прежней спальне. Я фыркнул от этого названия… она спала в ней сколько… раза два? Она выглядела такой маленькой. Я включил свет, чтобы лучше разглядеть её, но приглушил его и перенес кресло так, чтобы я мог сидеть и наблюдать за ней. Её кожа была бледной, почти полупрозрачной. Она плакала. Её веки и губы припухли. Мое сердце начало свободное падение прочь от моего тела. Ох, малышка… мне так жаль! Я знал, какими мягкими были её губы для поцелуев, когда она плакала… когда она плакала из-за меня. Я хотел взобраться к ней, притянуть в свои объятья, крепко держать её… но она спала. Ей нужно было спать.

Я подстроил свое дыхание под её. Вдох, выдох, вдох, выдох, тихо, сквозь приоткрытые губы. Это успокаивало меня – этот ритм, моя близость к ней – и впервые с тех пор, как я проснулся этим утром, я чувствовал себя спокойнее.

Последний раз, когда я делал так, было после её вылазки с Роуз, и когда этот ублюдок проник в апартаменты. Тогда я тоже был зол. Почему я провожу свою жизнь, злясь на свою жену? Я любил её. Хотя она никогда не делала так, как ей велят. Вот почему…

Боже, дай мне разум и душевный покой,
принять то, что я не в силах изменить,
мужество изменить то, что могу,
и мудрость отличить одно от другого!


Я закатил глаза при мысли о докторе Баннере, и как он часто цитировал успокаивающую молитву, что всплыла сейчас в моей голове. Молитва для алкоголиков и поганых бизнесменов. Я взглянул на часы, понимая, что было уже слишком поздно звонить ему в Нью-Йорк. Может быть, завтра. Я мог обсудить предстоящее отцовство с ним.

Я покачал головой. Я. Папа. Что я могу предложить ребенку? Я стянул с себя галстук и расстегнул верхнюю пуговицу своей рубашки. Полагаю ничего, кроме материального достатка. По крайней мере, он не будет голодать… Черт. От этой мысли мне стало плохо. Нет… я прослежу за этим. Только не мой ребенок. Она сказала, что справится с этим сама. Как она может? Посмотри на нее. Она тоже… я хочу сказать, хрупкая, но потому, что иногда она выглядит такой хрупкой, она не такая. Она самая сильная женщина из всех, кого я знал. Намного сильнее, чем даже Эсми.

Черт. Я перешел черту. Просто глядя на нее, лежащую здесь, спящую невинным сном, я осознал, каким мудаком я вчера был. Она никогда не отступала от проблем, никогда. Ей было больно от того, что я наговорил и что наделал. Я видел это. Она знала, что я слишком остро отреагирую, когда рассказала мне о ребенке. Как долго ей было известно? Она не могла знать, когда мы были в Портленде… она бы сказала мне. Или я бы догадался. Должно быть, она узнала вчера. И потом сказала мне… И все превратилось в дерьмо. Блядь. Как я смогу все исправить?

- Мне очень жаль, Белла. Прости меня, – прошептал я. – Ты напугала меня до смерти вчера, – наклонившись вперед, я поцеловал её в лоб. Она зашевелилась и нахмурилась.

- Эдвард, – прошептала она, и её голос был задумчивым и полным тоски, и это укрепило надежду, загоревшуюся в моем сердце после её звонка.

- Я здесь, – прошептал я.

Но она отвернулась и погрузилась обратно в свой глубокий сон.

- Я люблю тебя, Изабелла Каллен. Я увижу тебя завтра утром.

Черт. Нет, не увижу. Херня… Я должен лететь на встречу с финансовым комитетом WSU в Ванкувер. Это означает, что я уеду очень рано. Я оставил свой галстук рядом с ней на подушке: так она будет знать, что я был здесь. Это был мой любимый галстук по столь многим причинам. Я вспомнил, как впервые связал ей руки именно им… и эта мысль направилась прямо в мой член. Блядь. Я надевал его, чтобы подразнить её в день вручения дипломов. Черт, я превратился в сентиментального дурака.

- Завтра, детка, – прошептал я. – Спи спокойно.

-

Сидя за роялем, я играл Шопена снова и снова. Она обычно просыпалась, когда я играл поздно ночью… к сожалению, не в этот раз. Отчасти я надеялся, что она проснется, но она, должно быть, была полностью истощена. Я должен подумать о жесте, которым смогу попросить прощение. Ответ, что же это может быть, ускользал от меня. Я должен поспать. Но когда я вошел один в свою спальню, я чувствовал себя более обнадеживающе. Она шептала мое имя. Да. Значит, надежда для нас еще есть.

***


Как только Тайлер и я вошли в лифт, направляясь на вертолетную площадку следующим утром, я набрал быстрое письмо Белле.

-

От: Эдвард Каллен
Тема: Портленд
Дата: 17 сентября 2009 06.45
Кому: Изабелла Каллен


Белла,

Я улетаю в Портленд сегодня.

У меня бизнес-сделка с WSU.

Я подумал, что ты захочешь знать.


Эдвард Каллен
CEO, Каллен Энтерпрайз Холдингс Инк

-

- Ты проинструктировал Итана, чтобы он находился рядом? – спросил я Тайлера.

- Да, сэр, – он напоминал стоика. (ПП: тот, кто стойко и мужественно переносит жизненные испытания, невзгоды, не поддаётся соблазнам)

- Хорошо.

Лифт достиг крыши, и мы зашагали туда, где Стефан ожидал нас возле Эхо Чарли. Я поднялся на борт и пристегнул ремень, садясь рядом с ним.

- Утро доброе, Стефан. Показатели выглядят хорошо.

- Доброе утро, мистер Каллен. Да, должен быть плавный полет до Портленда сегодня.

- Отлично. Я попытаюсь поспать немного.

- Очень хорошо, сэр. Я постараюсь быть как можно более аккуратным.

Он начал взлет и я, закрыв глаза, откинулся на спинку кресла. Я ворочался всю ночь, видя сны о том, о чем не хотел, скучая по Белле. Что я могу сделать, чтобы исправить все? Я ненавижу оставлять её, когда между нами все так неспокойно. Я задремал.

 

Белла бежит через поляну возле нового дома. Она смеется, когда я пытаюсь угнаться за ней. Я смеюсь. Я ловлю её и опускаю на высоко стриженый газон. Она хихикает, и я целую её. Её губы такие мягкие потому, что она плакала. Нет. Не плачь. Малышка, не плачь. Пожалуйста, не плачь. Она закрывает глаза. Закрывает глаза и не открывает их. Черт! Она такая холодная подо мной. Холодная, и её глаза все еще закрыты. Белла, проснись. Белла, проснись…


Блядь. Я вздрогнул и проснулся, на мгновенье дезориентированный. Где я?

- Мистер Каллен, мы уже приземлились.

- Спасибо. Спасибо, Стефан, – пробормотал я.

Черт. Я содрогнулся от дурного предчувствия, вызванного моим сном, убившим надежду, которую я чувствовал до этого. Расстегнув ремни, я вылез из кресла и последовал за Тайлером на вертолетную площадку. В Портленде стояло прохладное утро, более солнечное, чем в Сиэтле, но холод грядущей осени уже ощущался. Я не знал, было ли холодно на самом деле, или мне только приснилось, но меня пробрала дрожь. Я позвонил Стюарту.

- Мистер Каллен.

- С Беллой все о’кей?

- Уверен, она позавтракала, сэр.

- Хорошо. Держись поблизости.

- Да, сэр. Будет сделано.

Я повесил трубку.

- Машина, должно быть, уже снаружи, – отвлек меня Тайлер.

- Хорошо. Давай покончим с этим. Стефан, мы вернемся после полудня.

- Мы будем готовы и будем ждать вас, мистер Каллен, – он нахмурился, и волнение на мгновенье промелькнуло на его лице.

Твою мать. Надеюсь, это не из-за меня.

- Хорошо, – пробормотал я и последовал за Тайлером в лифт. Не было никаких признаков Джо.

Может быть, было еще слишком рано, или это был знак, или еще какое дерьмо… Черт подери, соберись, Каллен. У тебя есть все шансы выбить дополнительное финансирование – научно-экологический отдел нуждается в этом. Я попытался избавиться от страха, что грыз меня изнутри, и направился прочь из здания к ожидающему автомобилю.

-

Тайлер и я сидели на заднем сиденье BMW. Встреча прошла успешно – мы обеспечили дополнительный миллион долларов для Министерства сельского хозяйства. Кажется, накормить мир обходилось дядюшке Сэму довольно дорого. Теперь я хотел поскорее добраться домой. Я посмотрел на часы: было около половины второго дня. Надеюсь, Белла поела. Тайлер ответил на звонок своего телефон, пока мы ехали в сторону здания с вертолетной площадкой.






Date: 2015-05-18; view: 157; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.031 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию