Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







КОЕ-ЧТО О ТАКТИКЕ





Тактика — греческое слово, включающее в себя понятия тео­рии и практики ведения боевых действий — боя — воинскими под­разделениями. Теория — наука, требующая от военачальника и воина знания законов, которым подчиняются правила ведения боевых действий, умение анализировать их, обобщать, делать вы­воды и находить наиболее рациональные способы выполнения по­ставленной задачи.

Практика требует, прежде всего, от воина, отличного умения выполнять боевые приемы, умело пользуясь ими, успешно решать задачи, поставленные перед ним командиром.

Боем руководит военачальник, но конкретные задачи боя вы­полняет воин, боец. Он вступает в единоборство с противником.

Перед бойцом на поле боя возникает множество разных по трудности ситуаций, которых заранее не сможет предугадать ни­какой командир. И боец сам должен находить выход из этих си­туаций и действовать так, чтобы выйти из них победителем. От не­го, от бойца зависит судьба всего боя.

Поединок боксеров на ринге тоже носит это короткое и емкое слово — бой! В котором боксер — боец, а секундант — его командир. И от боксера на ринге, как и от бойца на поле боя, требу­ются: сообразительность, находчивость, умение отлично владеть боевыми приемами и победа.

Только на поле боя рядом с бойцом ведут бой его товарищи, которые в любой миг могут прийти ему на помощь, на выручку. А боксер на ринге один, глаза в глаза со своим противником. Надеяться ему не на кого, помочь ему некому и спрятаться тоже некуда. На ринге, как известно, пятого угла нет. У боксера одна надежда — на себя, на свое боевое мастерство и острое боевое мышление.

Поверьте, ринг самое уединенное место на свете после того, как прозвучит гонг, и ваши секунданты покинут ваш угол.

Первоклассный тренер, находясь в углу, может дать вам много полезных советов знатока и они, несомненно, могут и направлены на то, чтобы сыграть важную роль в предстоящем бою, но ни один мудрец не сможет вам помочь, если вы сами не способны само­стоятельно решать возникающие перед вами в ходе боя задачи.



Тактически бой может быть выигран еще до первого удара гонга, но без ваших активных, хорошо продуманных и находчивых действий никакие тактические выкладки и планы не принесут желанной победы.

Мне нередко приходилось слышать насмешливые рассужде­ния, что, мол, у боксеров весьма ограниченные умственные спо­собности — сила есть, ума не надо. Я думаю, что люди ведут подобные разговоры тоже не от великого ума. Грубая сила никог­да не будет править бал, если ей будет противостоять умный бок­сер, пусть даже физически более слабый. Мне нет необходимости ссылаться на библейскую легенду о том, как юноша-пастух Да­вид, благодаря своему уму и находчивости победил великана-фи­листимлянина Голиафа. Я могу привести немало примеров из ис­тории бокса и личной практики, когда более низкорослые и даже более легкие, но хорошо думающие тактики побеждали более сильных в физическом отношении противников.

Если два одинаково физически сильных боксера встретятся в матче между собой, то более смышленый из них выиграет бой в девяти случаях из десяти.

Мне приходилось наблюдать парадоксальные случаи, когда боксер отлично проводил бой на самом высшем уровне — чемпио­ната страны или мира и добивался в нем победы, после этого в пух и прах проигрывал бой малоизвестному боксеру в обычном рейтинговом поединке. В чем тут дело? — задумывался я. Мне кажется, что все дело в том, что план первого боя, его тактика были хорошо продуманы и оттренированы, и бой сложился именно так, как предполагали его тренеры и советчики. И боксер, слепо следуя этому плану, одержал победу. В другом бою он встретил­ся с более слабым, но остро думающим противником, который, оценив обстановку, начал импровизировать и спутал ранее про­думанный сценарий боя. И «мастер» растерялся. Лишенный сме­калки, он ничего не мог противопоставить находчивому импрови­затору и проиграл встречу, хотя его секунданты, наверное, давали ему умные советы. Но с ударом гонга они вылетали у него из головы, а сам он ничего придумать не мог.

Бесспорной истиной является то, что чемпионами становятся боксеры, которые смело встречают любую случайность, могут са­мостоятельно оценить боевую обстановку и изменить намеченный план боя, повернув ход событий в свою пользу.

 

* * *

 

Одним из секретов бокса, так же как и в любом другом виде спорта, является способность спортсмена расслабляться. Боль­шинство малоопытных боксеров напрягают мышцы еще до боя. В результате их энергия сгорает в течение первых же двух-трех раундов. Одним из моих соперников был Эдди Филиппе, полутя­желовес, а позднее тяжеловес из клуба Бау в Ист-Энде в Лондоне. Когда я встречался с ним, он был классным боксером с силь­ным ударом, но он был начисто лишен способности расслабляться. Я думаю, в этом повинна его психика. Напряженное состояние охватывало Эдди еще на весах, еще больше он взвинчивал себя в раздевалке и выходил на ринг уже растратив большую долю своих сил и волевых качеств. Поэтому я всегда был уверен, что побью его. Если бы Филиппе мог избавиться от своей психической и физической закрепощенности, я убежден, он мог бы смело пре­тендовать на любой чемпионский титул.



В этом плане я счастливый человек. Расслабленное состояние и способность управлять напряжением своего мышечного аппа­рата у меня от рождения. Это здорово меня выручало. Ведь в то время, когда я боксировал, встречи профессионалов нередко со­стояли из двадцати раундов. Я думаю, что в нынешнее время ни один боксер не согласился бы выступать в поединке, в котором время чистого боя составляет ровно час — 60 минут. И вот что удивительно, у большинства из нас темп боя последнего, двадца­того раунда нередко бывал выше темпа первых раундов.

Кроме моих природных данных, меня выручало то, что я всег­да придерживался четкого режима, особенно в день боя. После взвешивания я хорошо завтракал и совершал хорошую прогулку размеренным шагом. Затем я спал до 18—18.30, после чего выпи­вал чашку чая с ломтиком сухого тоста и мылся холодной водой. Я всегда приходил в раздевалку в радостном настроении, уверен­ный в, себе и испытывая удовольствие от предстоящего боя.

 

* * *

 

Я не ошибусь, если скажу, что большинство боксеров и мно­гие малоискушенные специалисты, а тем более подавляющее чис­ло зрителей-завсегдатаев боксерских соревнований, заранее от­дадут преимущество тому боксеру, который тяжелее своего про­тивника хотя бы на несколько килограммов. Может быть, это справедливо для рядовых спортсменов, не доросших еще до пре­стижных турниров, на которых разыгрываются почетные призы и титулы. Я берусь утверждать, что опытный и искушенный в боях мастер сумеет умелыми действиями обернуть такое «преимущест­во» в свою пользу. Мне самому это обстоятельство помогло вы­играть немало боев. Секрет основан на принципе рычага, когда обычным прикосновением к локтю противника вы можете вывести его из равновесия и развернуть в направлении вашего удара. Ко­нечно, такой трюк требует основательной и долгой тренировки. У меня на нее ушло несколько лет. Но игра, как говорится, стоит свеч. Я начал думать над этим вопросом, когда выступал еще в легком весе. «Должен же быть способ, — размышлял я, — позволя­ющий более легкому боксеру побеждать противника тяжелее себя». Я часто ездил в Плимут, где проходили боксерские соревно­вания и, присматриваясь к наиболее опытным мастерам, наблю­дал каждое их движение, которое отличалось от тех стандартных приемов, которые мы все отрабатываем на клубных тренировках.

Я вспоминаю одного боксера, пытавшегося использовать свое преимущество в весе против более легкого и низкорослого про­тивника. Казалось, что «гигант» должен просто раздавить «малы­ша». Но к удивлению и удовольствию публики он ни разу не смог нанести точного удара, потому что все время терял равновесие и от этого казался неуклюжим и медлительным. «Малыш» бук­вально играл с ним все пятнадцать раундов.

Я обратил внимание, что как только он касался концом пер­чатки верхней части плеча «гиганта», так его свинги шли мимо цели, а сам боксер проваливался и натыкался на встречный удар «малыша». Я попробовал этот трюк на своих спарринг-партнерах и удивился, как точно и безошибочно он действует. Спустя не­сколько лет, когда я уже выступал в тяжелом весе, я применил этот прием против сильного и опытного германца Вальтера Нейселя, он значительно превосходил меня в весе и трижды с успехом выступал против Джека Петерсена. Применив этот прием, я побе­дил его досрочно. Нейсель был тяжелее меня почти на 18 кило­граммов, он был сильным и агрессивным боксером, отлично вла­девшим ударами с обеих рук. Он построил свой бой на атаку­ющих ударах по корпусу в инфайтинге. Но как только он шел на сближение со мной, я наносил легкий, но сильный удар в плечо и Нейсель терял равновесие, а я, не мешкая, наносил акцентиро­ванный встречный.

 

* * *

 

О клинче. Это запрещенный правилами соревнований прием. Он заключается в том, что один боксер захватывает руки или ту­ловище другого боксера, чтобы лишить его возможности наносить удары, а самому выгадать несколько мгновений для отдыха.

Среди вполне законных приемов сковывания действий против­ника, таких как оттеснение его к канатам или в угол, применяется и накладка перчаток на локтевые сгибы противника. Особенно часто этот прием применяется в инфайтинге. Вот это-то, разре­шенное правилами соревнований действие, нередко принимает форму захвата, более грубую форму ограничения действий про­тивника. В таких случаях рефери подает команду «Брек!» и бок­серы обязаны отпустить друг друга и сделать по шагу назад. За невыполнение этой команды рефери может строго наказать боксе­ра вплоть до его дисквалификации.

Во встречах боксеров-любителей, в которых продолжитель­ность боя ограничена тремя раундами, судьи более строго отно­сятся к этому нарушению и более решительно пресекают его. Но я, например, не припомню случая, чтобы боксер, применивший клинч, чтобы спасти себя от нокаута, был бы дисквалифицирован. Но, если боксер постоянно и упорно применяет клинч, без особых на то оснований, а лишь с единственной целью — подорвать бое­способность своего противника, утомить его этим недозволенным приемом, такой боец несомненно будет дисквалифицирован. И это, будет вполне справедливо.

В учебниках по боксу вы мало что прочтете о клинчах, но бу­дем откровенны и поговорим о клинче как о неизбежном явлении в любом боксерском поединке, особенно среди профессионалов. До сих пор еще не было ни одного высококлассного боксера, даже среди чемпионов, которые бы не были знакомы с искусством клинчевания и не пользовались бы им в бою. Это так же естественно, как то, когда тонущий человек цепляется за любую подвернувшую­ся под руку доску или человек, падающий с высоты, цепляется за любой выступ, чтобы спасти себя. Так же обстоит дело и в боксе. Разве не естественно после получения мощного удара, потрясшего человека с головы до ног, пытаться захватить противника, чтобы выиграть мгновение отдыха и прийти в себя? Я могу с полной до­стоверностью сказать вам, что многие из великих чемпионов спа­сались от явного поражения и нокаута благодаря искусству клинчевания. В таких случаях рефери никогда не решится дисквали­фицировать боксера, даже если налицо имеется нарушение пра­вил.

Несколько коротких секунд отдыха в клинче, когда у вас кру­жится голова и подкашиваются ноги, могут спасти вас от верного поражения, если вы сможете при этом надежно застраховать се­бя от последующих ударов противника, которыми он постарается добить вас во что бы то ни стало. Но, если ваш клинч будет пассивным, без последующих защитных действий, вам не избежать повторного разящего удара.

Вполне понятно, что, освоив искусство клинчевания, вам сле­дует научиться приемам противодействия, если приемы клинчева­ния применит против вас ваш противник.

Представьте ситуацию: вы нанесли противнику настолько силь­ный удар, что его глаза закатились, а его колени трясутся как желе, но противник успел войти в клинч до вашего повторного решающего удара и вы чувствуете, что близкая победа уходит от вас. Противник вас надежно сковал и вы не можете нанести ва­шего последнего удара. В таких случаях я не сильно, но резко бью по бицепсам противника, мышцы его быстро расслабляются и тогда я, не теряя ни мгновения, отталкиваю его от себя и нано­шу свой нокаутирующий удар. Потренируйтесь в выполнении это­го несложного трюка и вы убедитесь, что он вам весьма приго­дится в решающий момент боя.

 

* * *

 

Самообладание — важный фактор, обеспечивающий выигрыш боя. Строжайшее хладнокровие, учет всего происходящего в про­цессе боя, планомерное распределение и расходование сил, свое­временное использование их резерва в благоприятный момент, бдительный контроль над своими действиями и действиями про­тивника—вот факторы, характеризующие хладнокровного, вла­деющего собой боксера.

Одним из важных тактических приемов является маскировка своих действий. Опытный и расчетливый боксер никогда не обна­ружит своих намерений в бою. Например, если вашим излюблен­ным ударом является левый хук или кросс справа, постарайтесь скрыть это от противника до поры до времени. Вполне естествен­но, что вы попытаетесь провести свой коронный удар в самом на­чале боя, но если вам это не удалось, постарайтесь на время за­быть о нем и не повторяйте его упрямо раз за разом. Потому что, если противник поймет, на какой удар вы делаете вашу основ­ную ставку, он приложит все силы, чтобы нейтрализовать его и лишить вас главного оружия и шансов добиться победы при по­мощи этого оружия. Поэтому постарайтесь «дурачить» вашего противника, пока он не разуверится в ваших намерениях. Допу­стим, вашей «коронкой» является кросс справа, постарайтесь на­вязать противнику инфайтинг и убедить его в намерении нанести ему хук слева. Если вы сделаете это достаточно убедительно, противник раскроется и создаст удобные условия для нанесения ему правого кросса. Ваша обязанность не упустить этого мгнове­ния и тогда ваш акцентированный кросс наверняка застигнет противника врасплох.

Подобную тактику я применил в бою против французского средневеса Марселя Канделя. В течение пяти раундов я действо­вал только левой рукой. Я даже не угрожал правой рукой и к шестому раунду, француз был совершенно убежден, что моя пра­вая рука травмирована и он перестал обращать на нее внимания. Я правильно разыграл свои карты и, выждав удобный момент, пустил в ход свой правый кросс, вложив в него всю силу. Кандель упал и я знал, что поднимется он только после счета 10. Таким образом, я выиграл бой, применив свой коронный удар — хук справа, всего лишь один раз. Я вспоминаю, как после этого боя ко мне в раздевалку ворвался господин Декамп — бывший менеджер Жоржа Карпантье и долго заверял меня, что это был лучший кросс, который он когда-либо видел, с тех пор, как Жорж сошел с ринга.

Моя правая рука действительно часто беспокоила меня. Я по­вредил ее, когда мне было четырнадцать лет, и когда я начал за­ниматься боксом, я долго не мог научиться наносить удар этой рукой правильно. У меня не было постоянного квалифицирован­ного тренера, который бы мог поставить правильный удар еще в пору моей юности, и мне пришлось пройти долгий и мучительный путь, пока моя правая рука перестала причинять мне боль. Но нет худа без добра. Частая болезненность правой руки научила меня маскировать это от моих противников. И потом, когда рука уже не причиняла мне беспокойств, мне в наследство от ее про­шлой боли осталась привычка маскировать ее болезненность так убедительно, что противники в это верили, а я пользовался их доверчивостью и в нужный момент пускал ее в ход для решитель­ного удара.

Но однажды, когда рука еще побаливала, мне ее болезнь обо­шлась дорого. Я уже был чемпионом Великобритании в полутя­желом весе, когда мне пришлось скрестить перчатки с опытным и сильным боксером Джоком Мак-Авоем из Уайт-Сити. Рука разболелась еще до выхода на ринг, но отложить бой было нель­зя. Первые раунды Мак не догадывался ни о чем, и я сумел на­брать приличное преимущество в очках. Но где-то в середине боя или чуть позже Мак понял все и начал активно нажимать на меня. Войдя в инфайтинг, он нанес мне один за другим два хука слева и справа, которые сильно потрясли меня. Ноги подкашивались и Джока я видел словно в тумане. Но я сумел совладать со своей слабостью и сумел убедить Джока, что ничего серьезного не произошло. Я даже подмигнул ему и, ухмыляясь через силу, но весело сказал: «Хороший удар Мак, а ну попробуй еще!». Моя шутка подбодрила и меня самого, Джок был изрядно обескура­жен. После перерыва я окончательно пришел в себя и сумел до­вести бой до победы, сохранив за собой титул чемпиона.

Некоторые бойцы применяют противоположную хитрость, они наоборот, получив пустяковый удар, симулируют, что почти нахо­дятся в состоянии грогги, создавая у противника впечатление, что тому осталось до победы сделать один удар. Обманутый против­ник бросается в яростную атаку на добивание, забыв всякую ос­торожность и, неожиданно для себя, оказывается на полу, повер­женный мощным встречным ударом «пришедшего в себя» против­ника.

Я думаю, что с опытным противником такая уловка не прой­дет. Новичок или малоопытный боксер может попасть на такой трюк, но меня, например, таким наивным образом одурачить бы не удалось. При нанесении удара я безошибочно чувствую его результат. Поэтому я не стал бы думать о своем противнике, что он глупее и наивнее меня. Кем бы ни был твой противник, его следует уважать и относиться к нему, щадя его достоинство.

Я хорошо знал Неля Тарльтона, который часто применял эту хитрость. Но, кроме того, что Нель был высококлассным боксером, дважды выигравшим престижный Лонсдейльский пояс в легчай­шем веселен был не менее классный актер на ринге. Для боль­шинства же боксеров такой обман редко приносит удачу. Кроме того, в один прекрасный момент эта уловка может обернуться против самого обманщика.

Как бы ни был для вас тяжел раунд, постарайтесь после удара гонга возвратиться в свой угол уверенным, упругим шагом. Соберите все силы, но скройте, что раунд вымотал вас до преде­ла. Многие ветераны возвращаются в угол даже рысцой.

Когда я боксировал против Джека Казея, известного под име­нем «Железного человека из Сандерленда», я был поражен. Я ви­дел, что мои удары точно доходят до цели, что они потрясают и оглушают Джека, а он даже ни разу не качнулся и возвращался в свой угол словно только что поднялся на ринг. И хотя я бой выиграл, но такая выносливость Казея удивляет меня до сих пор. Скрывайте от противника вашу усталость, иначе после переры­ва он бросится на вас с обновленной силой.

Но не заходите в вашей браваде слишком далеко. Меня всег­да удивляла глупость, граничащая с дешевым мальчишеством, когда боксер, демонстрируя свою бодрость и силу, не садился в перерыве на табурет, а продолжал стоять в своем углу, иногда при этом приплясывая. Еще удивительнее глупость тех, кто, очу­тившись в нокдауне, стремится вскочить на ноги задолго до сче­та 8. Подобные психологические трюки являются нелепостью. У вас впереди еще долгий и напряженный бой, который потребу­ет от вас огромного физического и морального напряжения, за­чем же попусту растрачивать свои усилия ради дешевого эффек­та? Опытный боксер все равно вам не поверит. Уж он-то знает, «почем фунт лиха», а восторг публики может обернуться для вас поражением.

Одним из наиболее распространенных обманных движений, применяемых в бою, является финт. С целью умело проведенного финта можно скрыть от противника свои истинные намерения, от­влечь его внимание, усыпить бдительность. Например, умышлен­но раскройте левую часть головы, вызовите противника на прямой или боковой удар правой, а сами, опередите его ударом правой «вразрез». Введите противника в заблуждение переменой пози­ции, ложными шагами, имитируйте отход, а сами перейдите в ре­шительную контратаку.

 

* * *

 

Главным и единственным средством достижения победы явля­ется удар. Эффект удара зависит от многих факторов. Можно на­нести правильно, сильно и точно удар, но эффекта от него будет мало, а иной удар приведет противника к нокауту. Одним из важ­ных обстоятельств, повышающих эффективность удара, является выбор дистанции, с которой он нанесен. Удар должен пробивать вашего противника «насквозь». Конечно, это образное выражение. Суть его заключается в том, что удар следует наносить с дистан­ции чуть короче той, которой достаточно, чтобы достичь цели. Это значит, что нанося удар, вы должны предполагать, то голова или корпус противника находятся от вас на фут дальше действи­тельной дистанции. И когда ваш кулак касается цели, вами дол­жно владеть желание пронизать ее насквозь, хотя на самом деле этого, конечно, никогда не случится.

Еще важнее не ошибиться в выборе решающего или наиболее эффективного удара. Если ваш противник выше вас, постарайтесь войти внутрь его боевой стойки. Основными целями ваших уда­ров в этом случае будут являться уязвимые места на его тулови­ще: сердце, печень, солнечное сплетение. Если же ваш рост выше роста соперника, вам следует выбрать бой на дистанции и дей­ствовать в основном прямыми ударами, вложив в них резкость и силу. В этом случае прямой левой будет являться для вас не оборонительным оружием, а вашей главной ударной силой. Ваш левый джеб должен идти от плеча и не просто беспокоить про­тивника, но быть достаточно сильным, чтобы оглушить его. Обя­зательно найдите удар, который бы стал для вас основным.

Многие боксеры удовлетворяются нанесением ортодоксальных прямых слева и кроссов справа. Попробуйте найти что-либо еще более интересное для вас. Я, например, избрал хук слева в пе­чень. Этот удар заставляет ноги противника подкашиваться, и с тех пор, как я сделал этот удар своим коронным ударом, я вы­играл при его помощи пять боев. Но однажды я и сам пострадал от него. Лен Джонсон, весьма талантливый цветной боксер сред­него веса из Манчестера, с успехом применил этот удар против меня и выиграл бой по очкам на знаменитом Блэкфрайарском ринге.

По окончании боя у меня состоялся разговор с отцом Лена. Я сказал, что Лен честно и справедливо побил меня, но что я в самом скором времени рассчитываю взять у него реванш. Мистер Джонсон-старший ухмыльнулся и мягко мне ответил: «Вам ни­когда не удастся побить моего мальчика». Несколько лет спустя мы вновь встретились с Леном в Альберт-Холле и я выиграл бой тоже по очкам, и тоже хуком в печень.

Когда вы смотрите фильмы с матчами боксеров или со схват­ками ковбоев и гангстеров, то у вас остается впечатление, что все голливудские нокауты являются следствием ударов в челюсть. Меж­ду прочим, и все начинающие боксеры считают, что главным но­каутирующим ударом является кросс справа. Но я утверждаю, что большинство побед нокаутами может и достигнуты ударами в голову, но подготовлены и обеспечены ударами в корпус и, в частности, хуком слева по печени.

Мой способ нанесения этого удара заключается в первоначаль­ной демонстрации попытки "нанесения хука в челюсть. Этот обман заставляет противника поднять руки в стойке, что дает мне воз­можность хлестнуть его хуком в печень. Я довольно часто нано­сил сильные удары- в челюсть и всегда был удивлен, видя, что поверженный мной противник поднимается до счета 10 и продол­жает бой. Но после чистого и сильного хука по печени редко кто мог продолжать бой дальше.

 

* * *

 

Накал самого длительного боя и ажиотаж зрителей всегда возрастают к последним раундам. И пусть судьи уверяют меня сколько угодно, что результаты последних раундов влияют на их решения не больше чем любые другие раунды поединка, я им не поверю. Я могу опровергнуть их утверждение собственным опы­том. В Уэмбли я встречался с Джоном Генри Льюисом в бою за звание чемпиона мира в полутяжелом весе. Я проиграл этот бой по очкам и причиной тому был мой поздний финиш. Дело в том, что я просчитался всего на один раунд и начал спуртовать не в двенадцатом раунде, как предполагал, а в тринадцатом. Я отлич­но провел три последних раунда под сплошной рев зала, но побе­ду присудили американцу. У меня не хватило самую малость оч­ков, чтобы судьи отдали победу мне и начни я финишировать тремя минутами раньше, я бы точно добрал необходимое мне ко­личество очков и завоевал бы для Великобритании титул чемпио­на мира.

Нет у меня никаких претензий к судьям, решившим бой в пользу негритянского боксера, у меня досада на самого себя.

Никогда не забывайте в перерыве между раундами взглянуть на табло с номерами очередных раундов. Я этого не сделал и проиграл. У меня сохранился большой запас нерастраченной энер­гии, в то время как Джон Генри, вероятно, считал, что я выдохся и меня не хватило на весь матч. Видимо радость вскружила ему голову, и он забыл, как бегал по рингу от меня все три раунда, ед­ва успевая защищаться от моих ударов, как публика приветство­вала меня бурей одобрительных воплей, и как она взорвалась шквалом негодования, когда рефери поднял его, Джона, а не мою руку. Но я повторяю: решение судей было объективным и правиль­ным и я с ним полностью согласен.

 

* * *

 

Боксеру приходится встречаться с различными противниками. Это различие заключается в росте, силе, манере боя, мастерстве выполнения боевых приемов и действий, моральных качествах, его способности держать удар, выносливости и еще многом другом. В этом отношении боксеру-профессионалу легче. Он заранее знает, с кем конкретно ему предстоит матчевая встреча, имеет достаточ­ное время на подготовку к этому бою. Поэтому он заранее может узнать и изучить своего противника и учесть все это, планируя свою тренировку и бой, подобрать соответствующих спарринг-парт­неров и получить сведения о том, как готовится к встрече про­тивник.

Но наиболее важные сведения можно получить непосредствен­но в бою: что изменилось в тактико-технической манере противни­ка, остался ли он верен своему стилю или изменил его, каковы его конкретные намерения и что он собирается предпринять про­тив вас в конкретный момент и что следует этому противопоста­вить. Например, следует определить, выдерживает ли противник предложенный вами темп боя. Если вы убедились, что он доста­точно вынослив, постройте бой так, чтобы в первых раундах он ата­ковал вас и предоставьте ему возможность испытать все его ко­ронные приемы, чтобы разгадать, какой сюрприз подготовил он для вас, чтобы вымотать его силы и сбавить темп.

Когда вы заметите, что противник утомился и начал сбавлять темп — знайте: для вас наступило время войти в инфайтинг, уве­личивая силу ударов. И даже если вам не удается отразить все его удары, не сбавляйте темпа и натиска и энергичнее готовьте ситуацию для нанесения решающего удара.

При тренировках всегда помните, что ваше мастерство будет оцениваться не по ловкости ваших движений, не по силе ударов по снарядам, не по красоте ударных комбинаций, которые вы де­монстрировали в зале, а по вашим действиям на ринге.

Некоторые боксеры по своим ухваткам и манерам в зале на­поминают стиль чемпионов, но выйдя на ринг, как бы «окочене­вают», в то время как боксеры, которые не так эффектно выгля­дели в зале, действуют на ринге уверенно, смело и результативно.

Вы значительно увеличите свои шансы на победу, если хоро­шо освоите многоударные серии комбинаций, из двух, трех, четы­рех последовательных ударов. Их бесчисленное множество. Путем тренировки со спарринг-партнерами отработайте несколько серий, которые окажутся более других вам по душе и которые естествен­нее вписываются в ваш стиль боксирования. Но применяйте их только тогда, когда в бою создалась удобная ситуация для применения именно этой серии. Например, ваш противник открылся слева, нанесите ему джеб левой, быстро сопроводите его хуком слева в подбородок и мгновенно хлестните по его челюсти силь­ным ударом справа. Иногда следует применить серию легких уда­ров слева, чтобы «закрыть» противнику глаза и чтобы нанести сильный кросс справа. Я уже говорил, что левый джеб должен быть полнокровным ударом, наносящимся от плеча точно ударной частью кулака, но если вы готовите обстановку для нанесения другого акцентированного удара, тогда ваш левый джеб должен носить отвлекающий характер в вашей серии.

 

* * *

 

Важным обстоятельством для действий как в атаке, так и в защите, является работа ног. От их выносливости, крепости и по­движности зависит быстрота и точность передвижения по рингу, выполнение сайд-степов, отходов, уходов, равновесие и устойчи­вость боксера при выполнении тех или иных приемов и действий. В тренировочном зале работа ног совершенствуется при помо­щи упражнений со скакалкой, в спарринг-боях, в бою с тенью. Тренировку выносливости лучше всего проводить на утренних прогулках и пробежках. Нет необходимости делать стайерские забеги на пять и более миль или делать спринтерские броски на полмили. Начните с легкого бега трусцой, затем выполните бросок на трид­цать—сорок метров, после этого перейдите на быструю ходьбу короткими шагами на 30—40 метров и так повторяйте эту схему полтора-два часа. Важно приучать сердце к смене режимов рабо­ты. Сердце работает в соответствии с темпом движений и нужно его приучить к этому, чтобы оно не подвело вас в течение 15— 20 раундов интенсивного боя. От этого будет зависеть ваша спо­собность противостоять сильному, агрессивному и выносливому противнику.

Я знаю очень немногих тренеров, которые объясняют значение всех упражнений, которые они задают своим ученикам и объясня­ют им, как взаимодействуют органы их тела при выполнении этих

упражнений.

Я предпочитаю тренировку на подвесном мяче тренировке на пневматической груше. Груша полезна в начальный период тренировки. Потом, как только вы освоили работу на ней, вы можете одновременно наносить самые быстрые удары по груше и разго­варивать с приятелем, подобно тому как женщина болтает со сво­ей подружкой и автоматически вяжет чулок. Такая тренировка пользы не принесет. Мяч, быстро меняющий направление своего движения самым невероятным образом, всегда держит вас в на­пряжении и требует максимального внимания. Жаль, что этот вид тренировки, панчинг-болл, все реже используется тренерами и боксерами.

Одним из самых необходимых снарядов является подвесной тяжелый мешок. Он помогает отработать силу удара, его точ­ность и правильность. Особенно он необходим при отработке уда­ров в инфайтинге. Но молодым боксерам к тренировкам на мешке следует относиться внимательно, серьезно и не злоупотреблять ими, чтобы не получить травм кистей рук. Лучше всего трениро­ваться под руководством тренера или под присмотром более опытного товарища.

 

* * *

 

В мое время тренеры неохотно работали с боксерами-левшами. Они либо вовсе отказывались от работы с ними, либо стремились их «привести в нормальный вид», проще говоря, повернуть к про­тивнику левым боком, а не правым, который им более удобен. Я считаю, что это неправильно. Боксер должен действовать в той боевой стойке, которая ему удобна.

Многие боксеры не любят боксеров, действующих в правосто­ронней стойке, теряются, когда их противником становится бок­сер-левша. Лично меня это никогда не смущало. Я довольно час­то встречался с такими парнями. Они были неплохими боксерами, но ни одному из них не удалось меня победить. Мой метод боя с левшами заключался в том, что я начисто забывал о левых пря­мых и старался атаковать их хуками справа в ближнем бою. В инфайтинге вы работаете во фронтальной стойке, ее же дол­жен принять и левша. Таким образом, ваши шансы уравнивают­ся. И хотя среди боксеров-левшей было немало выдающихся чем­пионов самых высоких рангов, я бы рекомендовал начинающим боксерам, являющимися леворукими от рождения, попробовать работать в левосторонней стойке. И если он безболезненно, без трудностей освоит ее, то тренироваться как боксеру-правше. Но если правосторонняя стойка ему более по душе, пусть так в ней и остается.

 

* * *

 

Расскажу вам о забавном и в тоже время грустном случае. Я тренировался к бою за звание чемпиона страны у Стара и Гартера в Виндзоре, но у меня не было партнеров для тренировочных боев. Я дал объявление в местную газету с предложением хоро­шего вознаграждения крупному и выносливому парню, который бы мог прийти и поработать со мной в спарринге. На объявление никто не откликался, а драгоценное время уходило и я начал приходить в полное отчаяние.

В Виндзоре в это время квартировал полк Шотландской гвар­дии и вот в одно прекрасное утро в мою тренировочную квартиру явился фельдфебель в сопровождении трех дюжих гвардейцев. «Мистер Харвей, сэр! Я слышал, вы нуждаетесь в партнерах для тренировки. У меня для вас имеются три подходящих человека». И не теряя времени, он гаркнул: «Капрал, вы будете первым!» Это был действительно подходящий здоровяк. Жаль, что во время последней войны он потерял руку. А тогда он без лишних слов разделся и пролез под канаты. Я как раз намеревался потрени­ровать свой левый хук в печень. После минуты спарринга я по­пробовал вполсилы свой удар. Бедный парень с грохотом свалил­ся на пол и, казалось, совсем испустил дух. Два его товарища бросились на помощь, перекидываясь между собой шутками и смешками. Фельдфебеля, наоборот, это совсем, не позабавило. Возможно, ему показалось, что капрал уронил честь Шотландских гвардейцев. Во всяком случае он свирепо прорычал: «Уберите его. Гвардеец, вы следующий!» Рослый, крупный парень направился ко мне. Через пару минут тренировки я снова попробовал свой удар и картина повторилась. Теперь его уже вытаскивал с ринга сам фельдфебель. Третьего парня он выставлять не стал.

У вас может создаться неприятное впечатление, что, мол, опыт­ный боксер расправился с неумехами, да еще и похваляется этим. Нет, дело не в похвальбе. Эта история и для меня была уроком, только в другом плане и этим уроком я хочу поделиться с вами.

Если вы не можете найти подходящего спарринг-партнера, сильного и способного оказать вам достойное сопротивление, то лучше обойдитесь без спаррингов. От работы со слабым партне­ром ничего, кроме вреда для себя вы не получите. Постепенно вы отвыкнете от напряжения в бою, утратите чувство самосохранения от боевой опасности и сами станете слабым, небоеспособным бок­сером.

Вы можете мне возразить, что, мол, пусть те парни оказались слабаками, но я-то мог быть к ним снисходительнее и не нано­сить сильных ударов. И снова вы не правы. В ходе тренировок боксер должен научиться автоматически чувствовать точность и силу удара, а если вы в спарринге будете щадить своего партне­ра, то и в реальном бою будете наносить щадящие удары. А чем это может обернуться, вы можете представить сами. И это касается не только бокса. При игре, например, в теннис, если при подготовке к соревнованиям вы, щадя самолюбие и силы партне­ра, будете играть с ним вполсилы, сто шансов из ста, что вы проиграете турнир. Для тренировок нужен партнер если не лучше, то уж во всяком случае не слабее вас самого. Но где его взять? — спросите вы. Да, такого партнера найти практически невозможно, особенно если вы чемпион или готовитесь к бою за это звание. Не приглашать же в самом деле в партнеры самого чемпиона или кого-либо из экс-чемпионов! Выход есть. Подберите несколько спарринг-партнеров, с разными боевыми качествами и стилями боксирования и уж конечно не из числа новичков, а из числа опытных и крепких бойцов. Пусть один из них будет файтером, другой, наоборот, предпочитающим дистанционный бой на отхо­дах, третий — инфайтером. Тогда для каждой тренировки вы мо­жете брать партнера, отвечающего тем задачам, которые вы соби­раетесь решать на тренировке. И вот главная моя мысль, которой я хотел с вами поделиться, начав разговор с истории с шотланд­скими гвардейцами. Выбор спарринг-партнеров — дело сложное и весьма ответственное, от которого во многом будет зависеть ис­ход предстоящего боя.

 

* * *

 

Мудрецы говорят: неважно, что ты сказал, важно то, как те­бя поняли. Если вы, прочтя мое повествование, поняли, что в бок­се главную роль играют не физическая сила и даже не высокая техническая подготовка боксера, а его ум, моральные и волевые качества, они, и главным образом они, имеют решающее значение для успеха в бою — значит вы правильно поняли мою главную мысль нашего длинного разговора.

 








Date: 2015-05-04; view: 300; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию