Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Тема 5. Психологическая характеристика следователя и следственной деятельности 3 page





Область научного знания, претендующая на самостоятельность, должна, прежде всего, обладать особым предметом и использовать специфические методы исследования. Знание природы предмета исследования, структуры научного знания, наиболее эффективных методов исследования и разработанных на их основе практико-прикладных методик позволяет вывести исследовательскую работу на уровень истинного научного знания. Соответствует ли виктимология указанным требованиям?

Говоря об объекте виктимологического исследования, Л.В. Франк писал, что им могут быть любые потерпевшие от преступления, в том числе и при покушении, близкие родственники погибших потерпевших, «виновные» потерпевшие, независимо от признания их таковым в уголовно-процессуальном порядке».

Предметом виктимной психологии являются:

1) социально-демографическая и социально-психологичес­кая характеристики жертв преступлений;

2) уяснение индивидуально-групповых особенностей потерпевших от преступлений;

3) типовые модели взаимосвязи между жертвой и преступником;

4) определение сущности виктимности и уяснение форм ситуативного и личностного фактора в событии преступления (виды виктимности).

Конечной целью изучения жертв преступлений должна быть разработка мер по предупреждение виктимизации населения.

Составной частью любого исследования является решение проблемы использования тех или иных методов научного познания. С помощью анализа используемых методов мы можем подвергнуть оценке результаты состоявшегося исследования. Таким образом, анализ методов — это анализ объективности исследования. Каждый метод имеет свои достоинства и недостатки, а также свою исследовательскую нишу.

Виктимная психология, как и любое иное научное знание, использует приемы логического мышления: анализ, синтез, индукцию, дедукцию, аналогию, системный подход. Это — общенаучные методы. К методам конкретных наук, применяемым при изучении жертв преступлений, относятся: статистический метод, наблюдение, эксперимент, моделирование, типология, метод анализа независимых характеристик. Из области социологического знания виктимология использует метод опроса в форме интервью и анкетирования. Но большая часть методологического арсенала заимствована виктимной психологией из психологической науки.



Поскольку одной из целей виктимологии является классификация и типология личности жертв преступлений на основе изучения их биофизической, психологической и социальной характеристики, не должно принижаться значение биологического в человеке, объясняя все происходящее с индивидуумом на уровне социального. Необходимо исследовать с позиций системного подхода в совокупности все данные о человеке.

В целом можно сделать вывод, что виктимная психология обладает самостоятельным предметом и методами исследования. Характерным отличием отечественной виктимной психологии от зарубежных исследований личности потерпевшего является то, что с момента своего возникновения в конце 60-х годов ХХ века она развивалась преимущественно в теоретическом аспекте в рамках криминологического знания. Эта тенденция с незначительными изменениями продолжается и в настоящее время. Рассматриваемая наука находится на этапе перехода от стадии формирования к стадии активного развития.

Тенденции развития зарубежной виктимной психологии. Развитие криминологических и психологических знаний о потерпевшем привело к появлению в 40 годах ХХ века виктимологии. Поэтому не случайно первые работы, сделанные в этом направлении, немецкого ученого Ганса фон Гентига «Замечания по интеракции между преступником и жертвой» (1941) и Бенджамина Мендельсона «Новые психосоциальные горизонты — виктимология» (Бухарест, 1947) показали, что поведение жертвы нередко играет большую роль и оказывает существенное влияние на мотивацию поведения со стороны субъекта преступления.

Г. Гентиг называл преступление процессом, «в котором антиобщественные элементы пожирают друг друга», где «взаимоотношения между преступником и потерпевшим, вероятно, соответствуют взаимоотношениям между хищными и травоядными животными. Разница в отношениях между хищными и травоядными животными в мире животных и в отношениях между преступником и потерпевшим заключается в том, что хищным зверям приходится самим охотиться за добычей, в то время как жертва преступника во многих случаях, по-видимому, сама активно вводит в искушение преступника». Далее, в своей монографии «Преступник и его жертва. Исследование по социобиологии преступности», выпущенной в 1948 г., Г. Гентиг отмечал, что между преступником и жертвой преступления существует негласное взаимопонимание и имеет место интеракция, взаимодействие и обмен элементами причинности. В этой работе Г. Гентиг развил основные положения нового направления в криминологической науке: определил предмет виктимологии, типичные виктимологические ситуации и типы жертв преступлений.

Наряду с трудами Г. Гентига первостепенное значение для развития нового научного направления имели также исследования Б. Мендельсона (1956). В них автор дает определение термина «виктимология», определяя предметом исследования жертву преступления; рассматривает понятие «жертва», приводя классификацию жертв, и указывает, что центральной проблемой виктимологии является оценка «вклада» жертвы в юридически значимую ситуацию. Обратим внимание, что основатель виктимологической науки Г. Гентиг заявлял виктимологию как комплексное био-психо-социальное знание, расставляя исследовательские приоритеты именно в указанном порядке.



Вышеуказанные условия привели к тому, что с середины 40-х годов ХХ столетия стали появляться первые труды по виктимологии таких авторов, как Г. Элленбергер, П. Фейербах, А. Фаттах, Ф.Р. Пааш, Р. Гассер, С. Шафер, Б. Холыст и многие другие, в которых рассматривались вопросы о предмете и месте виктимологии в системе наук, понятие жертвы, классификация потерпевших, роль жертвы в создании криминогенной обстановки и др. При этом предмет виктимологических исследований определялся учеными по-разному. Одна группа ученых (Г. Гентиг, Г. Элленбергер) включала в него жертв только преступлений, поскольку жертвы преступлений представляют собой разновидность жертв социальных явлений. Учение о жертвах преступлений — криминологическая виктимология — не выходит за рамки криминологии и представляет собой виктимологию в узком смысле слова. Другая группа ученых (Б. Мендельсон, М. Вольфганг) трактовала предмет виктимологии более широко. Поскольку с точки зрения этимологии термин «виктимология» означает «учение о жертве», в предмет изучения виктимологии ими включались не только жертвы преступлений, но и жертвы других правонарушений и различных социальных явлений, а также природных катастроф (виктимология в широком смысле слова). Таким образом, виктимологии превращалась, по сути, в междисциплинарную отрасль науки. На сегодняшний день этот вопрос продолжает оставаться дискуссионным.

Как видно из сказанного, виктимология, находясь в рассматриваемый период в стадии возникновения, «вписывалась» в рамки основных криминологических теорий середины ХХ века. Объективно в этот хронологический период наиболее актуальными стали вопросы методологического характера, прежде всего вопросы сущности и предмета виктимологии. В период с конца 40-х и до начала 70-х годов ХХ века одним из ведущих виктимологических направлений стало исследование предположения о том, что жертва своими действиями или словами способствует совершению в отношении нее преступления и установлению «вины» потерпевшего.

В этот период под пристальным вниманием оказывается так называемая «виновная» жертва, своим поведением провоцирующая преступление. Следует отметить, что на начальном этапе формирования виктимологии у исследователей в этой области наблюдается склонность к некоторой категоричности формулировок.

Тенденции развития отечественной виктимологии. Предметом пристального внимания криминологов в нашей стране в 20-е годы ХХ века явилась личность преступника. Разработка данной проблемы неизбежно привела к выводу о том, что изучение личности преступника невозможно без изучения жертвы совершенного им преступления и связи, существующей между двумя этими субъектами.

Становлению отечественной виктимологии содействовало еще одно обстоятельство — развитие психологических знаний. До 30-х годов ХХ века в СССР психология развивалась в различных направлениях: в направлении психоанализа (И. Ермаков), в направлении психотехники (И. Шпильрейн), педологии (М.Я. Басов, Л.С. Выготский).

Новый подъем психологической науки начинается в 50-х годах ХХ века. Главенствующей в отечественной психологии на данном этапе стала теория деятельности, начало которой было положено С.Л. Рубинштейном и продолжено в дальнейшем А.Н. Леонтьевым.

При изучении личности преступника в России в 70—80-х годах ХХ века использовались и используются в настоящее время, как и за рубежом, методики, базирующиеся на принципах, лежащих в основе психоаналитического и бихевиористского подходов: проективные методы; анкетные методы, обязательным элементом которых, как правило, является изучение некоторых элементов бессознательного характера; экспериментальные методы психодиагностического исследования личности. Начало виктимологических исследований в нашей стране было заложено Л.В. Франком (1966).

Работа В.Е. Христенко «Психология поведения жертвы» (Ростов-на-Дону, 2004) выступает наглядной демонстрацией современного уровня развития виктимной психологии. Она посвящена в основном практическим вопросам виктимологии. Автор предлагает при изучении социально-психологических основ виктимологии использовать также аналитические методы, например математические. Так, при помощи математических методов демонстрируется возможность описания уровня защищенности конкретного лица, что, несомненно, будет содействовать более эффективной профилактике преступлений. В работе описаны особенности восприятия жертв сексуальных преступлений; закономерности поведения заложников, приведены рекомендации работникам правоохранительных органов по общению с жертвами преступлений, в том числе с малолетними жертвами и свидетелями преступлений. Соблюдение этих рекомендаций, несомненно, понизит распространенность такого явления, как вторичная виктимизация жертв, неблагоприятные последствия которой подрывают доверие потерпевших от преступлений к правоохранительной системе в целом.

Практическая сторона виктимной психологии в виде создания эффективных программ защиты и помощи потерпевшим от преступлений, как реальным, так и потенциальным, представляла собой до недавнего времени весьма неразработанную сферу охраны прав граждан в нашей стране. Такое развитие науке о жертве преступления, безусловно, имеет свои причины. Корни этого явления скрываются в политике отрицания ценности отдельной личности, ее прав и законных интересов, господствовавшей еще в 30—50 годы ХХ века.

Исходя из вышеизложенного можно выявить две тенденции развития отечественной виктимной психологии, которые, по нашему мнению, заключаются в следующем:

1) наблюдается активизация исследований, имеющих непосредственную практическую значимость, направленных на выявление уровня виктимизации; изучение проблемы «цены» преступности, а также зарубежного и международного опыта виктимологической профилактики;

2) сохраняется преимущественная направленность виктимологических исследований на изучение проблем отдельных видов преступлений, что имеет определенную практическую значимость, однако не приводит в силу разобщенности таких исследований и отсутствия генерализированных обобщений к инновационному прорыву в развитии теоретической виктимологии, что не отвечает проблемам виктимологической профилактики. Сохраняется разрыв между теоретическими положениями и практической их реализацией в целях предупреждения виктимизации населения;

3) начинает происходить размежевание виктимной психологии и криминологической виктимологии.

Понятие жертвы преступления. Типология жертв. Виктимность

Понятие жертвы преступления. Понятие выступает не только результатом научного поиска, но и направляет ученых на перспективные научные исследования. На данный момент дискуссионным является разграничение понятий «потерпевший» и «жертва преступления».

Если провести этимологический анализ этих двух терминов, то можно выявить следующее:

Жертва — в древних религиях: приносимый в дар божеству предмет или живое существо (убиваемое), а также приношение этого дара (жертвоприношение); добровольный отказ от кого-, чего-нибудь, в чью-нибудь пользу, самопожертвование. Иначе говоря, основным смыслом этого слова будет безвозвратное лишение чего-либо (например, принести жертву богам (безвозвратно отдать что-либо, в том числе жизнь человека или животного); пасть жертвой в борьбе (умереть)).

Слово «потерпевший»производное от слова «терпеть», что, в свою очередь, означает — проявить терпение в течение некоторого времени; «терпеть» — безропотно и стойко переносить что-нибудь (страдание, боль, неудобства). Другими словами, потерпевший — это лицо, испытывающее что-либо неприятное (различной степени тяжести) в течение определенного времени.

Термин «потерпевший» принадлежит понятийному пространству уголовного права и процесса. Дело в том, что основная идея, в частности, уголовно-процессуальной науки демонстрирует «конечность» отношений между преступником и потерпевшим. Данное отношение начинается с момента возбуждения уголовного дела и заканчивается вынесением окончательного приговора, который должен, по идее, прервать процесс страдания потерпевшего (претерпевшего страдание ограниченное время) от преступления. По смыслу уголовного закона назначенное наказание должно таким образом восстановить нарушенную преступлением социальную справедливость.

Однако разве покалеченное, ограбленное или изнасилованное лицо перестанет страдать от перенесенного преступления, даже если преступнику вынесена высшая мера наказания — смертная казнь? Нет. Именно поэтому термин «жертва» более соответствует исследуемой материи, в меньшей степени скованной рамками правовых норм.

Учение о жертве преступления, в прикладном аспекте имеет основной своей целью профилактическую деятельность, направленную на предупреждение первичной виктимизации потенциальных жертв, и на предотвращение рецидива виктимизации со стороны жертв уже состоявшихся преступлений. Для более эффективного достижения поставленной цели неизбежно возникает проблема выбора оптимальной типологии жертв преступлений и выработки определений отдельных их групп.

Типология жертв преступлений. Это очень важный вопрос, так как каждому типу жертв преступлений соответствуют определенные, присущие только им характеристики, которые исследуются соответствующими им методами. Разработанные на такой основе профилактические действия, направленные на потенциальных жертв, по своему содержанию из рекомендаций общего характера становятся конкретными мерами воздействия, учитывающими личностную специфику жертв преступлений.

Сегодня существуют типологии жертв преступлений по различным основаниям: например, по ролевому статусу (куда могут быть включены профессиональные признаки, физический и имущественный уровень потенциальных потерпевших и т.п.); по степени виновности потерпевшего (например, у Б. Мендельсона это невиновная жертва, жертва, способствующая совершению преступления, и жертва, вызывающая преступление); по характеру отношений между потерпевшим и преступником (так, Л.В. Франк выделяет: приятельские, любовные, враждебные отношения между ними; В.С. Минская — хорошие, безразличные, неприязненные); по роли потерпевшего в создании криминогенной ситуации (провоцирующая, неосторожная, правомерная).

В основу предлагаемой Н.В. Ахмедшиной типологии был положен поведенческий аспект, поскольку самым надежным способом анализа жертвы преступления является анализ её деятельности. Рассматривая элементы конкретного поведения, мы можем судить о психических процессах, его вызвавших. Анализ, в частности, аспектов социального характера не дает высокой гарантии точности вследствие значимости ситуационных факторов. Спор в науках, изучающих личность преступника, о доминанте внутреннего состояния личности или внешних обстоятельств длится уже достаточно долгое время. Исследователь, выбравший иной, нежели поведенческий, аспект в изучении человека, на наш взгляд, будет обречен постоянно возвращаться к данному проблемному вопросу.

Всех жертв преступлений в зависимости от их поведения, необходимо разделить на случайных и закономерных. Здесь речь идет не о фатальности, а о наличии вероятности, имеющей достаточно высокую степень. Она может детерминироваться осознанными и неосознанными, личностными и ситуационными предпосылками, существующими в ситуациях личностного выбора.

К случайным жертвам преступлений относятся лица, поведение которых не было негативным и никоим образом не вызывало преступные действия. Виктимология стала развиваться потому, что жертву признали активным элементом системы преступления, выделяя центральной проблемой оценку «вклада» жертвы в юридически значимую ситуацию, хотя этот «вклад», на первый взгляд, не всегда очевиден. Случайные жертвы преступления выделены в самостоятельную группу в силу отсутствия фактора активного поведенческого начала и, напротив, наличия фактора случайности выбора модели поведения. Случайная жертва на сегодняшний день — это система «черного ящика», в которой мы фактически не способны на уровне научного подхода отслеживать внутренние причинно-следственные связи. Они, безусловно, есть, но нам неизвестны. Если жертва преступления не является носителем какого-либо активного поведенческого начала, то изучение ее на современном уровне развития знаний представляется достаточно проблематичным.

Система «феномен случайности» в целом пока не познаваема, но можно исследовать отдельные ее подсистемы, такие, как, например, биофизические, социологические и психологические характеристики таких жертв в целях поиска выраженной корреляционной связи.

Закономерными жертвами преступлений Н.В. Ахмедшина называет лиц, своим поведением создающих или облегчающих условия совершения преступления. Закономерные жертвы преступлений не представляют собой однородную группу лиц. Среди них можно выделить отдельные подгруппы: активные жертвы и пассивные жертвы. Сами эти термины далеко не новы, но в них вкладывается несколько иной смысл, прежде всего потому, что в данной классификации нет места случайным жертвам, которых ряд авторов относят к пассивным потерпевшим. К активным закономерным будут относиться так называемые «виновные» жертвы, своим негативным поведением создающие ситуацию преступления или адаптирующие обыденную ситуацию в ситуацию криминальную.

По справедливому замечанию Л.В. Франка, проблема вины потерпевшего «дает возможность определить во многих случаях «предкриминальную» дефектность бытовых связей и отношений и позволяет конкретизировать специфическое содержание виктимологического направления в профилактике бытовой преступности».

Случайные жертвы преступлений — лица, ставшие жертвами преступлений вследствие случайного стечения обстоятельств, не связанных с поведением жертвы или ее личными качествами. Поведение таких жертв, как правило, нейтрально и не создает условий для совершения преступления.

Закономерные пассивные жертвы преступлений — это лица, которые своим неосмотрительным либо неосторожным поведением способствуют созданию криминальной ситуации. Некоторые исследователи прямо говорят о том, что «для многих потерпевших … то, что они стали жертвами, не является случайным, а, образно говоря, подготовлено их поведением и личностными особенностями, условиями воспитания и прожитой жизнью».

Закономерные активные жертвы преступлений — в основном это лица, которые своим аморальным либо противоправным поведением создают криминальную ситуацию и провоцируют совершение в отношении них преступления. В большинстве случаев при расследовании преступлений в отношении этого типа жертв выявляется ряд смягчающих обстоятельств, учитываемых при назначении наказания виновному.

Негативное поведение активных закономерных жертв и неосмотрительное поведение пассивных закономерных жертв преступлений являются разновидностями так называемого виктимного поведения. Виктимное поведение — поведение жертвы, которое прямо или косвенно приводит к причинению ей того или иного вреда.

Виктимность как основная психологическая характеристика жертвы преступления. Уникальность исследования жертвы преступления — определяется той совокупностью характеристик субъективного и объективного плана, которая послужила причиной наступления для нее неблагоприятных последствий преступного события. Данная совокупность характеристик является содержанием понятия «виктимность».

Одной из базовых дискуссий в рассматриваемом направлении можно считать дискуссию об объеме реализации волевого потенциала жертвы в событии преступления и о преобладании социального/биологического факторов в рассматриваемом генезисе.

Дискуссия о «прирожденной» жертве является актуальной в виктимологии. Так, Г. Элленбергер писал, что «врожденные» жертвы якобы имеют для преступника притягательную силу, вытекающую не только из виновного их поведения, а из постоянного неосознанного приближения к роли жертвы». По видимому, вопрос о существовании как прирожденных преступников, так и прирожденных жертв, а следовательно, и о врожденной виктимности еще долгое время будет оставаться открытым, притягивая к себе новых сторонников и противников. Генотип задаёт начальное направление развития, обеспечивая основные элементы поведения, которые включаются в более крупные поведенческие модели посредством механизма научения.

Основное содержательное начало виктимности должно опираться на толкование используемых в определении терминов, которое изначально задаётся правилами словообразования.

Способность. В психологии термин «способность» понимается как качество личности, определяющее успешность овладения определенной деятельностью и совершенствование в ней. В содержание способности гармонично включается волевой элемент и элемент осознанности. Способность предполагает некоторую желаемость. Вполне возможно, виктимность и может включать элементы осознанного желания, однако видится рациональным мнение о том, что это частный случай, никак не способный претендовать на глубинную природу виктимности.

Состояние. Если рассматривать значение самого термина, то его смысл сводится к положению, совокупности внешних или внутренних обстоятельств, в которых находится кто-нибудь или что-нибудь. Термин «состояние» выводит на значимость в исследуемом объекте временных характеристик. Целесообразность использования термина «состояние» вызывает сомнения, во-первых, ввиду его априорной многогранности, во-вторых, из-за ограниченности существования любого состояния во времени.

Свойство. Содержательная нагрузка данного термина включает нечто характерное для его носителя, стабильное, подлежащее как описанию, так и измерению. Как правило, свойство никогда полностью не зависит от внешних обстоятельств, но одинаково по степени своей проявляемости, и оно подлежит измерению методами отдельных наук.

Таким образом, определение индивидуальной виктимности через свойство человека будет наиболее полно способствовать выявлению ее сущности.

Исходя из вышеприведенного анализа индивидуальная виктимность определяется как свойство лица, формируемое в процессе социализации и детерминирующее повышенную степень вероятности претерпеть вред от преступных действий.

Виктимность закономерных жертв преступлений представлена в двух формах: виктимность закономерных пассивных жертв и виктимность закономерных активных жертв.

Виктимность закономерных пассивных жертв, т.е. лиц, своими действиями не противодействующих или недостаточно противодействующих условиям предкриминальной ситуации, по своей природе отличается от виктимности активных жертв. Пассивные жертвы — это жертвы длящихся развратных действий, жертвы «домашних тиранов», некоторые жертвы изнасилований и серийных убийств, о чем подробнее сказано ниже. От случайных жертв и закономерных активных жертв пассивные жертвы отличаются не ситуационной, а постоянной формой выражения вовне повышенной уязвимости волевых составляющих личности.

Для понимания виктимности пассивной жертвы преступления особенно актуально изучение её биографических особенностей. По мнению Л.В. Франка, — чем больше несчастных случаев выпало на долю человека или было спровоцировано им за исходный период времени, тем больше будет их в последующем периоде его жизни, поскольку те же психологические предрасположенности продолжают вызывать те же условия.

Пассивность жертвы объясняется неспособностью/неуме­нием найти тот ролевой сценарий, реализуя который, человек может нейтрализовать конфликт (который, как правило, носит затяжной характер) с преступником. В силу этого виктимность рассматриваемых лиц определяется фактором дезадаптационности / анадаптационности. Еще раз сделаем оговорку, что мы анализируем виктимность по характеру поведения, а не групповую виктимность (детей, женщин, пожилых людей и т.п.).

Причиной формирования дезадаптации как модели поведения могут выступать особенности воспитания (т.к. из всех обстоятельств жизни «решающее влияние оказывают взаимоотношения людей, в сфере действия которых находится личность») либо переживаемое психотравмирующее событие.

В психологических исследованиях понятие пассивности может рассматриваться как синоним понятия виктимности. Так, И.Г. Малкина-Пых основополагающими свойствами виктимной личности считает уход от принятия решений и возложения на себя ответственности за них, зависимость от окружающих людей, несамостоятельность, низкий уровень знаний о себе и низкий уровень самопринятия, т.е. пассивность адаптационного процесса. Пассивной личности В.М. Бехтерев отводит роль повторения и подражания.

Например, авторитарное воспитание, в рамках которого происходило становление жертвы преступления как личности, характеризуется, помимо прочего, также навязыванием ей нетипичных форм поведенческого реагирования на обстоятельства среды. В авторитарном воспитании ребенку предоставляется жесткий набор реакций на раздражители, который не может быть дополнен неодобряемыми родителями либо лицами, их заменяющими, реакциями. Соответственно, руководствуясь чуждым жизненным сценарием, человек даже во взрослой жизни не способен в стрессовой ситуации адаптировать свое поведение к условиям этой ситуации. Подобная неспособность приводит к дезориентации в условиях конфликта, неспособности к волевой мобилизации в целях предотвращения внешней угрозы.

Наиболее ярко виктимность в форме дезадаптации как результат авторитарного воспитания проявляется в поведении жертвы, подвергающейся побоям (истязаниям) так называемых «семейных деспотов». Причина здесь в установке на некритичность со стороны жертвы к действиям лица, обладающего более высоким статусом (вследствие физической силы, социального положения, материальных возможностей), как результат привычного некритического восприятия поведения авторитарных родителей.

Пережитое ранее психотравмирующее событие также может выступать в качестве системообразующего в формировании виктимности в виде дезадаптации. Степень психотравмирующего события, его разрушительность может варьироваться от малозначительной до глобальной, однако нас интересует не столько само событие, сколько степень его переживания лицом. Психотравмирующее событие может быть пережито лицом и забыто, а может быть в полной степени не пережито. В последнем случае срабатывают механизмы психической защиты, в частности такой механизм защиты, как забывание. Чем сильнее человек склонен отторгать психотравмирующее событие, тем сильнее оно будет проявляться в его жизнедеятельности.

Чем больше у лица критичность по отношению к себе как личности, тем сильнее проявляется виктимность в форме дезадаптации. Дело в том, что в результате усиливающегося негативного восприятия себя как ценности во время совершения преступления у жертвы формируется убежденность в закономерности совершения над ней преступного акта как результата ее общей ущербности. Именно в силу последнего основное направление психологической реабилитации жертвы в подобных случаях ориентируется на формирование у пострадавшего лица установки на случайность насилия над ней, на отсутствие причинно-след­ственной связи между личностью пострадавшего лица и событием преступления.

Таким образом, виктимность из защитного механизма в форме кратковременного состояния перерастает в относительно стойкое свойство личности. Стойкость означает не непрерывность, а одинаковость при повторных проявлениях.

В отличие от вышерассмотренной виктимности в форме дезадаптации, виктимность в форме анадаптации у закономерных пассивных жертв наблюдается в случае отсутствия у них каких бы то ни было сценариев реагирования на криминальную ситуацию. Причина этой формы виктимности в том, что у данного типа жертв практически нет информации о должном поведении в конкретной криминальной ситуации. Истоки виктимности в форме анадаптации могут также скрываться в особенностях (например, индифферентного) стиля воспитания в семье.

Подобная форма виктимности может наблюдаться также в случае, когда ребенка воспитывают в «розовом» мире, в отрыве от реальной жизни (гиперопека).

Лица, склонные к проявлению виктимности в форме анадаптации, чаще всего становятся жертвами насильственных преступлений.

В качестве примера виктимности в форме анадаптации можно привести также потерпевших с нарушениями психической деятельности. Согласно специализированным исследованиям психопатии и другие виды нервно-психических расстройств могут нарушить социальную адаптацию индивида. При психопатиях у индивида, страдающего, главным образом, нарушениями в эмоционально-волевой сфере, возникают трудности в усвоении и применении норм, регулирующих отношения в социуме. По оценке специалистов, потерпевшие с тяжелыми психическими расстройствами имеют выраженную социальную дезадаптацию и обладают самой высокой индивидуальной виктимностью.








Date: 2015-05-04; view: 895; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.018 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию