Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Упражнение. (а) Представьте себе, что вы участвуете в одном из ранних экспериментов по перцептивной защите





(а) Представьте себе, что вы участвуете в одном из ранних экспериментов по перцептивной защите. Ваш руководитель просит вас прочитать слова, которые на короткое время появляются на экране, и, если вы не успели этого сделать, вы можете попытаться угадать это слово. Что бы вы стали делать, если бы подумали, что увидели слово «пенис»?

(б) Какие особенности слов (кроме их эмоционального содер­жания) могут облегчить или затруднить их опознание? По­пытайтесь угадать, какие две характеристики могут сделать слово «аспарагус» более трудным для опознания по срав­нению со словом «человек»?

Старые эксперименты по перцептивной защите были несо­вершенны, потому что в них не удавалось контролировать длину слова и частоту его встречаемости. Обе эти характеристики могут влиять на легкость опознания слова. Короткие, обычные слова опознаются гораздо быстрее, чем длинные, необычные. Кажется вероятным и то, что участникам эксперимента была необходима полная уверенность в том, что они правильно опознали слово, поскольку они боялись показаться глупыми или порочными, на­звав грубое слово. Испытуемый должен был быть абсолютно уве­рен, что слово «пенис» действительно было предъявлено, прежде чем назвать его, в то время как догадки по поводу нейтральных слов высказывались совершенно свободно. Если какие-нибудь из этих предположений верны, это означает наличие «слов-табу», которые имеют более высокий порог опознания, чем нейтраль­ное слово. Это объяснение эффекта перцептивной зашиты иногда называют «подавлением ответа». Существуют и другие проблемы с организацией экспериментов по перцептивной защите; некото­рые из них обсуждались Брауном (Brown, 1961) и Диксоном (Dixon, 1981).

Результаты этих экспериментов, как правило, анализировались не самым интересным образом. Поскольку парадигма была разра­ботана психологами, занимающимися экспериментальной психо­логией, акцент делался скорее на доказательстве того, что эффект перцептивной защиты существует, чем на исследовании его кор­релятов. Поэтому, хотя многие исследования стремились доказать (или опровергнуть!), что эмоциональное значение стимулов в том или ином виде связано с их различимостью, лишь некоторые из них исследовали индивидуальные различия. Было бы достаточно просто подсчитать баллы, указывающие, насколько явно выражен эффект перцептивной зашиты у каждого индивидуума, например, путем вычитания значения среднего индивидуального порога опоз­нания для нейтральных слов из значения этого порога для угрожа­ющих слов. Затем можно было бы установить, насколько тревож­ны индивидуумы, имеющие наибольшие различия, оцениваются ли они своими терапевтами как «репрессоры», или же исследовать корреляты перцептивной защиты другими способами. Однако та­кие исследования встречаются крайне редко.



Поэтому эксперименты, исследующие пороги опознания, по­рождают ряд проблем. Вместе с тем существует несколько изощ­ренных приемов, не требующих изучения того, как участники про­читывают слова. Вместо этого эффект воздействия слова на пер­цептивную систему измеряется непосредственно. Диксон (Dixon, 198!) описывает некоторые собственные эксперименты в этой области. Еще один довольно простой эксперимент был осуществлен Уэллесом и Уортингтоном (Wallace, Worthington, 1970). Их добровольные испытуемые верили, что участвуют в простом пси­хологическом эксперименте, цель которого — изучить скорость адаптации глаза к темноте. Эти авторы тестировали испытуемых индивидуально и вначале проводили «световую адаптацию» глаз испытуемого, прося его (или ее) внимательно смотреть в течение фиксированного периода времени на ярко освещенную, лишен­ную особенностей сферу, известную как «сплошное поле». Затем свет в комнате выключался, и испытуемого просили смотреть на экран, находящийся на стене. Каждые несколько секунд включал­ся зуммер. Независимо от того, работал зуммер или нет, испытуе­мого просили ответить, видит ли он (или она) очень тускло осве­щенный крест, который проецировался на экран. Цель экспери­мента заключалась в том, чтобы определить, насколько быстро глаза испытуемого привыкнут к темноте; число проб до момента правильного опознания креста регистрировалось как зависимая переменная. Этот эксперимент повторялся несколько раз для каж­дого испытуемого.

Испытуемые не знали, что экран в перерыве между пробами не был пуст. На него проецировалось слово, освещенное еще сла­бее, чем крест. Это слово могло быть угрожающим (например, «смерть») или нейтральным (например, «вереск» или «милый»). Поскольку глаза испытуемого недостаточно адаптировались к тем­ноте, чтобы увидеть крест, он полностью не осознавал само нали­чие этих слов, еще слабее освещенных, чем крест. Могло ли содер­жание таких слов влиять на пороги опознания креста?

Ответ оказался положительным: могло. Оба исследования — и оригинальное и его повторение (Cooper, Kline, 1986) — проде­монстрировали, что угрожающие слова и аббревиатуры (такие, как «смерть» или «VD»[2]), имеющие такую же длину и частоту встреча­емости, что и нейтральные слова, замедляют восприятие основ­ного стимула — креста.



Поскольку участники этих экспериментов никогда не осозна­вали присутствия угрожающих слов, трудно понять, каким обра­зом любая форма подавления ответа могла бы объяснить эти ре­зультаты. Описанный эксперимент дает основание предполагать, что слова воспринимаются на каком-то неосознаваемом уровне, степень их угрозы оценивается и перцептивная система меняет свою сенситивность, пытаясь «блокировать» осознание угрожающих слов. Трудно представить себе более чистый экспериментальный аналог перцептивной защиты, правда, при допущении, что используе­мые слова каким-то образом угрожали Эго.

Шведский психолог Ульф Крэг (Kragh, 1955) исследовал про­цессы, которые определяют восприятие и интерпретацию образов (а не слов). Он обнаружил, что если в обычных условиях содержа­ние картины является главной детерминантой, то в случаях, когда его воздействие на зрителя ослабевает (если картина непонятна, неотчетлива или предъявляется на очень короткое время), более значимую роль начинают играть ожидания, предшествующий опыт наблюдателя и т.д. — в значительной степени так же как при тра­диционном обосновании проективных тестов. Крэг использовал тахистоскоп, чтобы предъявлять серию из 20 или более экспози­ций одного-единственного рисунка, и просил испытуемых опи­сать и сделать набросок того, что они видели при каждой экспози­ции. На рисунке была изображена центральная фигура, известная как Герой, которая была одного пола и приблизительно одного возраста с испытуемым, рассматривавшим рисунок. Рядом нахо­дился объект (например, игрушка) (Атрибут) и на заднем плане маячила уродливая угрожающая фигура (Второстепенный), как будто представляющая опасность для Героя.

Крэг утверждал, что любой рассматривающий серию этих ри­сунков человек (наблюдатель) будет быстро «идентифицировать­ся» с центральной фигурой на рисунке, поэтому любая угроза, направленная против Героя со стороны Второстепенного, будет восприниматься как угроза Эго наблюдателя и механизмы защиты будут активироваться в попытке устранить эту угрозу. Таким обра­зом, Крэг утверждал, что перцептивные искажения, появляющи­еся в рисунках наблюдателя, и описания, которые он делает после каждой экспозиции рисунка, могут дать представление о типе и силе его механизмов защиты. Крэг разработал детальную схему для количественной оценки ответов на эти рисунки, которая базиру­ется частично на теории Фрейда и частично на клинических опи­саниях симптомов, предположительно связанных с некоторыми механизмами защиты, описанными Феничелом (Fenichel, 1946). Например, искажения, которые напоминают симптом истерии, предположительно указывают на репрессию, а искажения, кото­рые похожи на невроз навязчивых состояний, будут рассматри­ваться как индикаторы изоляции. В отличие от большинства проек­тивных тестов, эти ответы могут быть надежно оценены.

Интересной особенностью теста механизмов защиты (Defence Mechanism Test (DMT)) является то, что он действительно имеет внешнюю валидность: он может предсказать поведение в довольно широком диапазоне ситуаций. Я суммировал эти доказательства (Cooper, 1988) и полностью убедился в том, что индивидуумы, ис­пользующие механизмы защиты, для того чтобы изменить свой об­разы восприятия и оценки реальных жизненных угроз, могут быть более медлительны в случае, когда нужно опознать внезапную силь­ную опасность и отреагировать на нее: например, предупредить о пожаре, или о слишком близком расстоянии до поверхности земли, или о нарушениях в системах истребителя. В работах Крэга (Kragh, 1962) и Ньюмана (Neuman, 1978, 1971) показано, что этот тест способен предсказать, кто из пилотов Королевских шведских воен­но-воздушных сил будет попадать в аварии, а кто будет испытывать трудности при обучении летному делу. Поскольку прогностическая валидность этого теста оказалась существенной, он стал частью ба­тареи тестов, используемых при отборе летного состава в середине 1970-х гг. Вместе с соавторами (Cooper et. a]., 1986) я описал неко­торые дальнейшие попытки валидизировать этот тест, хотя успеш­ными они были лишь отчасти. Имеется также обширная литература по клиническим коррелятам теста (например, Kragh, 1983). Пытаясь преодолеть некоторые проблемы, связанные с его использованием (и стремясь уйти от психоаналитической теории, лежащей в основе системы подсчета баллов), совместно с Клайном (Cooper, Kline, 1989) мы разработали «объективно шкалируемую» версию этого теста, в котором использовали нестандартные рисунки. Мы при­менили статистический метод, называемый Q-факторный анализ, чтобы идентифицировать группы людей, чье восприятие было ис­кажено сходным образом, и обнаружили, что эта форма теста имеет существенные корреляции с показателями перцептивной защиты и может точно предсказать, кто из индивидуумов не сможет прой­ти обучение летному делу в системе RAF[3].

Фигура, склонившаяся над столом? Я не могу понять, мужчина это или женщина (экспозиция 1).

Молодой человек (мальчик), одетый в темную одежду, справа от экрана. Может быть, позади него находится картина (экспозиция 2).

Мальчик, одетый в темную одежду, может быть, у него на голове кепка, позади него в центре — дерево с толстыми ветвями. На дереве нет листьев (экспозиция 3).

Мальчик, одетый в темную одежду. За ним мужчина средних лет, наклонившийся над столом и смотрящий на что-то, лежащее на столе. Он, кажется, сконцентрировался на этом. На время я подумал, что это, может быть, хирург (экспозиция 4).

Мальчик в темной одежде. Мужчина средних лет, заглядывающий в мотор машины, с левой стороны от машины. Он держит в своей правой руке отвертку (экспозиция 5).

Мальчик, одетый в темный джемпер, рубашку с галстуком, с темными волосами, слева перед экраном. Мужчина средних лет, изучающий мотор машины, с отверткой в правой руке (экспозиция 6).

Мальчик, одетый в темный джемпер, рубашку с галстуком, с темными волосами, слева перед экраном. Мужчина средних лет, лысеющий, смотрит на что-то, погруженное во что-то, отвертка в его правой руке, указывающая в направлении контейнера (экспозиция 7).

Рис. 4.1. Ответы одного испытуемого на семь последовательно возрас­тающих по времени предъявлений карточки ТАТа; форма те­ста механизма защиты.

Предлагаемые индивидом интерпретации одной и той же кар­тины, продолжительность предъявления которой постоянно уве­личивалась, безусловно, поразительны. На рис. 4.1 изображены семь отчетов, последовательно представленных одним человеком в от­вет на предъявление одной из карточек теста тематической апперцепции (ТАТ) (Thematic Apperception Test) — широко используе­мого проективного теста. На карточке изображена непонятная муж­ская фигура андрогинного типа, смотрящая в противоположную сторону от старинного устройства, на котором совершается дей­ствие, напоминающее хирургическую операцию, причем один человек склоняется над другим, замахнувшись ножом. С одной сто­роны изображено ружье, а на заднем плане видна бутылка кьянти (или это отрезанная рука?). Напомним, что каждая последующая экспозиция была продолжительнее, чем предыдущая, поэтому сле­довало ожидать от индивидуума прогрессирующей точности вос­произведения рисунка при его последовательных предъявлениях. В действительности рисунок более или менее точно идентифици­руется при четвертой экспозиции, но при последующих предъяв­лениях его содержание искажается в направлении, минимизирую­щем воспринимаемую угрозу, что и ожидается в соответствии с теорией Фрейда. Безусловно, нечто весьма интересное может на­блюдаться, когда люди рассматривают рисунки, вызывающие лег­кое чувство тревоги, в таких условиях. Но требуется или нет в этом случае психоаналитическое объяснение — все еще остается пред­метом споров. Несмотря на некоторые доказательства, позволяю­щие утверждать, что этот тест может предсказать успешность дей­ствий в опасных ситуациях, как ожидается согласно теории Фрей­да (а также несмотря на открытие того, что баллы по этому тесту большей частью не зависят от основных личностных факторов, извлекаемых с помощью самооценочных опросников), вряд ли кто-нибудь вне Скандинавии знает о тесте механизмов защиты. Это досадно, поскольку как инструмент исследования этот тест, види­мо, имеет определенный потенциал.






Date: 2015-10-19; view: 82; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.006 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию