Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Камбрия, Уиндермир. Зед Бенджамин почти не спал





 

Зед Бенджамин почти не спал. Его статья разваливалась. То, что сначала казалось таким горячим, что без перчаток и не ухватишься, быстро превращалось в кусок остывшей рыбы на холодной тарелке. Зед представления не имел, что ему делать с полученной информацией, потому что в ней не было ничего такого, что тянуло бы на сенсацию. В мечтах он видел материал для первой полосы, статью, в которой он рассказал бы о тайном расследовании Скотленд‑Ярда, копавшего под Николаса Файрклога, и о том, чем на самом деле обернулось его исцеление от наркотической зависимости, то есть убийством двоюродного брата, стоявшего на пути Николаса к успеху. Он видел историю о человеке, который умудрился отвести глаза родителям, родственникам, знакомым, изображая из себя благотворителя и труженика, в то время как он готовился устранить того, кто мешал ему добраться до семейного состояния. И к статье прилагались бы фотографии: детектив Коттер, Файрклог, его жена, проект восстановления защитной башни, а заодно и «Файрклог индастриз», – и всё это расползлось бы до третьей полосы, а то и до четвёртой, до пятой… И надо всем этим красовалось бы имя: «Зедекия Бенджамин». Имя в лучах журналистской славы.

Но для того чтобы это случилось, в статье должна была идти речь о Николасе Файрклоге. Однако день, проведённый с детективом Коттер, дал Зеду понять, что Скотленд‑Ярд совершенно не интересуется Николасом. И ещё стало ясно, что жена Файрклога‑младшего – абсолютно тупиковое направление.

– Боюсь, тут ничего нет, – вот что сказала ему рыжая, когда рассказала о своём разговоре с той женщиной, за которой они следовали от Ланкастерского университета, той, что была вместе с Алатеей Файрклог.

– Что значит – «ничего нет»? – резко спросил Зед.

Рыжая пояснила, что та женщина – которую звали Люси Кеверни – и Алатея ездили в университетские лаборатории на приём к специалисту по «женским проблемам». Причём это, судя по всему, были проблемы Люси, а Алатея просто сопровождала её как подруга.



– Вот дерьмо, – пробормотал Зед. – Это же никуда не ведёт, так?

– Мы возвращаемся к тому, с чего начали, – согласилась рыжая.

Нет, подумал Зед Бенджамин, это она возвращается туда, откуда начала. А его это приводит на грань увольнения.

Зед вдруг понял, что ему очень хочется поговорить с Яффой. Она была такой мудрой, и если уж кто‑нибудь и мог подсказать, как ему выбраться из этой путаницы и соорудить статью, благодаря которой Родни Аронсон вернул бы потраченные «Сорс» денежки, то это была именно Яффа.

Поэтому Зед позвонил ей. Услышав её голос, он испытал истинное облегчение. И сказал:

– С добрым утром, дорогая.

– Зед, привет! – ответила она и тут же добавила куда‑то в сторону: – Мама Бенджамин, это наш милый мальчик звонит, – что дало Зеду понять: его матушка находится рядом. – Я так скучала по тебе, драгоценный мой! – Потом она смеялась в ответ на какие‑то слова Сюзанны. И продолжила: – Мама Бенджамин говорит, чтобы я перестала соблазнять её сына. Он неисправимый холостяк, так она сказала. Это правда?

– Нет, если ты действительно хочешь меня поймать, – ответил Зед. – Я никогда в жизни так не хотел проглотить наживку.

– Ах ты, коварный мальчик! – И снова в сторону: – Нет‑нет, мама Бенджамин! Я вам ни за что не повторю того, что он сказал. Хотя от его слов у меня немножко голова кружится. – И снова Зеду: – И правда, знаешь ли. Кружится.

– Ну, хорошо, что меня интересует не твоя голова.

Яффа засмеялась. Потом заговорила совсем другим голосом:

– Ну вот, она ушла в ванную комнату. Можно говорить свободно. Как ты там, Зед?

Зед обнаружил, что не готов вот так сразу перейти от разговора с Яффой‑соблазнительницей к разговору с Яффой‑компаньоном. И сказал:

– Я по тебе скучаю, Яф. Мне бы хотелось, чтобы ты была здесь.

– Позволь помочь тебе на расстоянии. Буду только рада.

На одно безумное мгновение Зеду показалось, что она предлагает заняться сексом по телефону, и в его нынешнем положении это здорово отвлекло бы его от множества проблем. Но Яффа тут же продолжила:

– Так ты добрался до нужной тебе информации? Тебя ведь наверняка очень тревожит статья.

Это вернуло Зеда с небес на землю, его как будто окатили холодной водой. И он со стоном произнёс:

– Ох, эта чёртова история!

Бенджамин быстро рассказал Яффе всё, что успел узнать. Рассказал обо всём, чем занимался в последнее время. Девушка внимательно слушала. Закончил Зед так:

– В общем, ничего толкового. Я бы мог зацепиться за тот факт, что сюда приехал инспектор Скотленд‑Ярда, проверить причастность Ника Файрклога к подозрительной гибели его двоюродного брата, который, так уж получилось, занимался всеми финансами «Файрклог индастриз», а мы всё прекрасно понимаем, что это значит, ведь так, дорогие читатели? Но оказалось, что эта особа из Скотленд‑Ярда гораздо больше, интересуется Алатеей Файрклог и гоняется в основном за ней, а не за её мужем. И ни там, ни здесь ничего не найдено. В результате я и детектив оказываемся в одинаковом положении – при нуле интересных сведений. Разница между нами только в том, что эта детектив спокойно вернётся в Лондон и отчитается перед начальством, а я остаюсь без статьи. Это катастрофа. – Зед сам уловил, как изменился его тон, и поспешил добавить: – Прости, я, кажется, начал ныть.



– Зед, можешь ныть сколько хочешь.

– Ох, Яффа… Ты… ну, ты – это ты.

Зед понял по её голосу, что она улыбается, когда Яффа сказала:

– Наверное, мне следует тебя поблагодарить. А теперь давай хорошенько подумаем. Когда захлопывается одна дверь, открывается другая.

– В смысле?

– В том смысле, что, возможно, тебе пора заняться тем, для чего ты предназначен. Ты поэт, Зедекия, а не репортёр бульварного издания. И если будешь и дальше заниматься не своим делом, ты можешь утратить творческий дар. Пора тебе вернуться к стихам.

– На стихи не проживёшь, – саркастически засмеялся Зед. – Ты только посмотри на меня. Мне двадцать пять, а я до сих пор живу с мамой. Я даже репортёрской работой прокормиться не могу, видит бог.

– Ах, Зед… Не надо так говорить. Тебе только и нужно, чтобы в тебя кто‑то поверил. А я в тебя верю.

– Да мне‑то что с того? Ты же скоро должна вернуться в Тель‑Авив!

В трубке стало тихо. Телефон Зеда дал понять, что ему звонит кто‑то ещё. Он спросил:

– Яффа? Ты там?

– О, да. Я здесь, – ответила девушка.

Второй вызов продолжался. Это мог быть Родни. Он ждал отчёта. Зед сказал:

– Яффа, мне тут звонят. Мне, наверное, следовало бы…

– Я не должна, – вдруг быстро произнесла Яффа. – мне это даже и не нужно. Ты об этом подумай, Зед.

И она повесила трубку.

Мгновение‑другое Зед смотрел в пространство перед собой. Потом ответил на вызов.

Это оказалась рыжая из Скотленд‑Ярда. Она сказала:

– Я собираюсь ещё раз поговорить с той женщиной. Мне кажется, она не всё договаривает. Пора нам с тобой взяться за неё вместе и просто выкрутить ей руки.

 






Date: 2015-10-18; view: 97; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию