Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Камбрия, Милнторп. Когда Линли рано утром стал звонить Деборе, он весьма разумно набрал её гостиничный телефонный номер





 

Когда Линли рано утром стал звонить Деборе, он весьма разумно набрал её гостиничный телефонный номер, а не мобильный. Потому она и ответила. Дебора решила бы, что Саймон или Томми будут звонить ей на сотовый, и, посмотрев на дисплей, ещё подумала бы, отвечать или нет. Даже репортёр из «Сорс» звонил на мобильный. А звонок стационарного телефона в номере, да ещё ранним утром, мог означать, что у администрации возникли к ней какие‑то вопросы.

И потому Дебора поморщилась, услышав в трубке приятный баритон Линли. Когда он сказал: «Саймон нами обоими здорово недоволен», она вряд ли могла ответить, что он ошибся номером.

Было действительно рано, Дебора ещё лежала в постели. Она подумала, что было весьма умно со стороны Томми позвонить ей в такой час, когда она ещё не ушла из отеля, и шансов скрыться от него у неё практически не было.

Дебора села, поплотнее закуталась в одеяло, защищаясь от холода, и сказала, поправляя подушки:

– Ну, я тоже не слишком довольна Саймоном.

– Конечно. Я знаю. Но так уж вышло, что он оказался прав. Был прав с самого начала.

– Да ведь он всегда прав, разве нет? – язвительным тоном произнесла Дебора. – И вообще, о чём мы говорим?

– О смерти Яна Крессуэлла. Он мог бы остаться в живых, если бы был в тот вечер повнимательнее, когда выходил из лодки.

– И мы пришли к этому выводу в результате?..

Дебора ожидала, что Томас ответит, что это результат безупречной логической оценки фактов, произведённой Саймоном, но Линли заговорил совсем о другом. Он рассказал ей о семейной сцене, свидетелем которой стал, и о последующем разговоре с Валери Файрклог. Закончил он так:

– Так что, похоже, я очутился здесь в качестве средства, которое Валери использовала, чтобы порыться в делах мужа. Но она здорово ошиблась, решив превратить меня в инструмент. И Хильера тоже. Думаю, он не порадуется, когда я расскажу ему, как использовали нас обоих.

Дебора отшвырнула одеяло, вскочила с кровати и посмотрела на часы. Одновременно она бросила в трубку:



– И ты ей поверил?

Его звонок в половине седьмого мог означать только одно, и Дебора была уверена, что знает, в чём дело.

– При других обстоятельствах мог и не поверить, – ответил Линли. – Но учитывая заключение коронёра и выводы Саймона, то вместе с тем, что рассказала мне Валери…

– Она могла и солгать. Есть ведь куча мотивов, Томми!

– Да, вот только, кроме мотивов, у нас ничегошеньки нет Деб. Так уж получилось. Если честно, то у людей нередко бывают мотивы отделаться от кого‑нибудь. И им даже хочется избавиться от того или иного человека. И всё равно они даже пальцем к нему не прикасаются. И здесь явно тот самый случай. Так что пора возвращаться в Лондон.

– И ты даже не включаешь в общую картину Алатею Файрклог?

– Дебора…

– Просто послушай минутку. Всё, что касается Алатеи, окружено тайной. А люди с секретами имеют все причины к тому, чтобы эти секреты защищать.

– Может быть, да, но что бы она ни сделала в прошлом и что бы она ни делала сейчас ради защиты своих тайн – если они действительно есть, – не привело бы её к убийству Яна Крессуэлла. С ним уже всё ясно. Мы знаем правду. И, как я уже сказал, пора возвращаться домой.

В номере было очень холодно. Дебора вздрогнула и направилась к электрическому камину. На ночь он был выключен, и теперь она его включила. Окно в комнате запотело, и Дебора провела ладонью по стеклу, чтобы посмотреть, что происходит снаружи. Было ещё довольно темно, дорога и тротуар были мокрыми. Свет уличных фонарей отражался в лужах, и огни светофора на углу тоже.

– Томми, те вырванные страницы из журнала «Зачатие» сразу давали понять, что с Алатеей происходит нечто странное.

– Не стану спорить, – рассудительно ответил Линли. – И мы уже как будто разобрались, что это такое. Зачатие. Но ты ведь давно это поняла. Николас Файрклог рассказывал тебе об этом, когда вы с ним в первый раз повстречались, так?

– Да. Но…

– И вполне понятно, что ей самой совсем не хочется обсуждать это с посторонним человеком, Дебора! Ты бы сама стала говорить с чужими на такую тему?

Это был удар ниже пояса, и Томас должен был это понимать. Но Дебора не позволила личным чувствам помешать рассудку. Она сказала:

– Всё это не имеет особого смысла, относится то к зачатию или нет. Та женщина, Люси Кеверни, сказала мне, что она – донор яйцеклеток. Отлично. Возможно, так оно и есть. Но тогда зачем ей ездить в Ланкастерский университет вместе с Алатеей Файрклог? В лаборатории, где занимаются проблемами продолжения рода?

– Может быть, для передачи своей яйцеклетки Алатее Файрклоге, – предположил Линли.

– Яйцеклетка должна быть оплодотворена. Разве для этого Николас не должен был отправиться вместе с ними?

– Может быть, Алатея прихватила с собой сперму.

– В чём, в контейнере для бутербродов? Но вроде бы сперма тем лучше, чем она свежее, а?

Линли вздохнул. Дебора попыталась угадать, где он мог находиться. Связь по стационарной линии была отличной. Это заставило её предположить, что инспектор всё ещё в Айрелет‑холле.



– Дебора, но я ведь не знаю… Я не знаю, как всё это делается. Как должно быть.

– Я знаю, что ты не знаешь. Зато я знаю, уж поверь мне. И мне точно известно, что даже если Люси готова была произвести для Алатеи хоть одну яйцеклетку, хоть пару дюжин, и даже если у Алатеи была с собой пробирка со спермой Николаса, всё равно это не делается вот так сразу. Так что если Люси действительно донор, как она утверждает, и даже если она по какой‑то причине передаёт Алатее яйцеклетку, и даже если у них есть сперма Николаса…

– Да неважно всё это! – решительно перебил её Линли. – Потому что всё это не имеет никакого отношения к смерти Яна Крессуэлла, и нам пора возвращаться в Лондон.

– Это тебе пора. А мне – нет.

– Дебора!..

Линли явно начал терять терпение. Дебора услышала в его тоне сходство с тоном Саймона. Как они всё‑таки похожи между собой… Вся разница – только внешняя.

– Что? – резко произнесла она.

– Я сегодня утром уезжаю в Лондон. Потому и звоню. Но мне хотелось бы задержаться в Милнторпе, поехать за тобой когда ты будешь возвращать машину в прокатный пункт, а потом забрать тебя с собой в Лондон.

– Потому что ты мне не доверяешь и не хочешь, чтобы я осталась здесь?

– Скорее мне хотелось бы иметь компанию, – возразил Линли. – Дорога‑то долгая.

– Она сказала, что никогда не была суррогатной матерью, Томми. И если она только то и собирается сделать, что передать Алатее яйцеклетку, почему прямо так и не сказать? Почему не сказать, что ей не хочется говорить об этом?

– Понятия не имею. Да это и неважно. Никакого значения не имеет. Ян Крессуэлл погиб по собственной вине, вот и всё. Он знал о расшатавшихся камнях на причале в лодочном доме. Но проявил неосторожность. Вот и всё, Деб, и никакие женщины из Ланкастера ничего тут не изменят. Так что вопрос вот какой: почему ты не хочешь всё это бросить? Но думаю, мы оба знаем ответ.

Томми говорил вполне спокойно, но всё это было вообще на него непохоже. Они говорили о том, о чём его просил поговорить Саймон. Ну, а почему бы и нет? Они так много лет знакомы, Томми и Саймон. У них десятилетия дружбы за спиной. Они вместе попали в ужасную автомобильную катастрофу, они любили одну женщину… Всё это так их связало, что Деборе и думать нечего было как‑то это разрушить. Да она и не собиралась. Так уж всё сложилось, и Дебора видела только один выход.

– Ладно. Ты выиграл, Томми, – сказала она.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Хочу сказать, что вернусь в Лондон с тобой.

– Дебора…

– Нет. – Дебора глубоко вздохнула, так, чтобы Линли наверняка услышал её вздох. – Я серьёзно, Томми. Сдаюсь. Когда едем?

– Ты это серьёзно?

– Само собой. Я упряма, но я не дура. Если нет смысла продолжать это дело, значит, нет смысла его продолжать.

– Ты действительно…

– Да. С доказательствами не поспоришь. Вот так. – Дебора выждала мгновение, давая Линли возможность усвоить сказанное ею. Потом повторила: – Когда едем? Кстати, ты меня разбудил, так что мне нужно время на сборы. Принять душ. Причесаться. И так далее. Ещё не мешало бы позавтракать.

– В десять подойдёт? – спросил Линли. – Спасибо, Деб.

– Просто я решила, что так будет лучше, – солгала Дебора.

 






Date: 2015-10-18; view: 90; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию